Главная страница
qrcode

Монография Ru-Sciense ru-sciense com Москва 2019 удк 330 ббк 65. 01 К61


НазваниеМонография Ru-Sciense ru-sciense com Москва 2019 удк 330 ббк 65. 01 К61
Дата21.03.2020
Размер2.06 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файла19 08 30 krizis itog.doc
ТипМонография
#158754
страница6 из 20
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Глава 5. Тяжкие роды промышленного капитализма

(64-72 стр. в бумажной версии книги)

Эпоха торгового капитализма началась в результате изменений, произведенных кризисом XIV в. Промышленный капитализм также родился из экономического кризиса.

Время начала первого изученного Кондратьевым цикла (конец 1780-х — начало 1790-х гг.) совпадает именно с этим острым экономическим кризисом, носившим широкий международный характер. Кризис не одновременно проявлялся в различных странах, но, как видно, был вызван общими причинами: невозможностью дальнейшего экономического роста без качественных (включая, политические) перемен. Накануне наблюдался избыток свободных капиталов при явно усложнившемся вложении в производство. Не случайно в те годы плоды научно-технической революции, часто определяемой как результат всего XVIII в., оказались востребованы. Но также под влиянием кризиса имели место и радикальные социально-экономические перемены, убравшие феодальные преграды на пути капиталов и изобретений во многих странах Европы.

Вряд ли сейчас возможно полноценно воспроизвести картину кризиса. Данных недостает. Порой, как это было и с более ранними кризисами, этот кризис прослеживается по косвенным признакам. Вероятно, он имел две острых фазы: в первой половине 1770-х гг. и в 1780-х гг. На первом этапе кризиса наиболее развитые промышленно станы (Англия, Франция и Голландия) столкнулись с острым «мануфактурным перепроизводством». Произошло значительное падение экспорта товаров, прежде всего тканей. Сократились заработки рабочих. Упал импорт сырья и продовольствия в эти страны. Не случайно в 1774 г. в Лионе происходит большая стачка текстильных рабочих. В Англии еще в 1769 г. обстоятельства принудили парламент принять закон, предусматривающий смертную казнь для пролетариев за разрушение машин. В Москве в 1771 г. имел место «чумной бунт», разразившийся во время эпидемии и вызванный ухудшившимся материальным положением горожан.

Причина кризиса в наиболее передовых странах состояла в развитии мануфактурного производства в Европе и английских колониях Северной Америки. Видимо еще накануне кризиса на мировом рынке обозначился рост цен на сырье вследствие повышенного потребления его растущей промышленностью европейских стран (отчасти повлияла Семилетняя война). Вместе с тем годы производственного и торгового подъема привели к увеличению заработной платы в Англии и Франции. Все это сделало экспорт промышленных товаров из промышленно развитых стран более дорогим, чем производство аналогов на месте. В 1770-х и особенно в 1780-х гг. быстро растет мануфактурное производство в империи Габсбургов (особенно в Чехии), России, Германии, Испании (особенно в Каталонии) и даже Польше. При этом Пьемонт, Нидерланды, Франция и Англия сталкиваются с проблемами сбыта своей продукции.

Уже в 1780-х гг. начинает развиваться протекционизм. Государства Восточной, Южной и Северной Европы осуществляют крупные реформы. Устраняются многие внутренние пошлины (в Австрии — реформы 1775 г.), ремесленные цеха лишаются средневековых привилегий, но при этом усиливаются крепостнические порядки: происходит ужесточение эксплуатации сельского населения. Однако под давлением снизу в 1780-х гг. в ряде стран феодальный гнет смягчается. В 1780 году крепостное право отменено в Чехии, а в 1785 г. — в Венгрии.

Растущие в тот период в Европе мануфактуры используют дешевый, а зачастую подневольный труд. Пока государства Северо-Западной Европы борются с последствиями кризиса, в отсталых странах начинается подъем. Вероятно, уже в этом можно видеть начало первой повышательной волны, прослеженной Кондратьевым. Европейские страны, чья промышленность была менее связанной с внешними рынками, быстрее преодолевают кризис.

Хозяйственные проблемы обостряют противоречия между Францией, Голландией и Англией. Британия отчаянно защищает контролируемые рынки от конкурентов и душит американскую промышленность, увеличивая таможенные сборы. Это оборачивается недовольством в американских колониях. Голландия все меньше вывозит сукно. Во всех трех странах безработица становится хронической. На Лондонской бирже в один момент 1770-х гг. даже акции Ост-Индской компании опускаются почти на 100%.

Ранее открытые для иностранных товаров рынки в Европе устанавливают протекционистские барьеры для многих товаров, особенно тканей. Вместе с тем они требуют от Англии свободной торговли — образуется Лига вооруженного нейтралитета (1780—1783). В нее входят Австрия, Россия, Швеция, Королевство обеих Сицилий, Пруссия, Португалия, Голландия и Дания. Лига не допускает англичан досматривать и арестовывать суда, идущие в восставшие колонии. В 1780-е годы кажется, что отставшие в экономическом развитии страны стремительно нагоняют лидеров. Они поддерживают свою торговлю (создавая даже монополии) и промышленность, что оборачивается немалыми хозяйственными успехами.

На развитие кризиса в Англии указывает статистика импорта. Ценность ввозимых товаров достигла в 1760 г. 10 млн фунтов стерлингов, поднявшись до 12 млн фунтов стерлингов в 1770 г. В 1775 году импорт достигает 15 млн фунтов стерлингов. После этого следует значительное падение ввоза в 1776—1783 гг. Ввоз падает до 10—11 млн фунтов стерлингов в год. Затем разворачивается быстрый подъем. В 1785 году импорт равен уже 16 млн фунтов стерлингов. Британские таможенные записи показывают: тоннаж судов, вышедших из портов Англии в 1770 г., составил 761 тыс. т, 1774 г. — 864 тыс. т, в 1777 г. — 820 тыс. т, в 1779 г. — 730 тыс. т, а в 1781 г. — 711 тыс. т. Далее последовал стремительный подъем. В 1785 году из британских портов вышло судов общим тоннажем в 1055 тыс. т1.

Английский экспорт медленно прогрессировал в XVIII в. С 7,5 млн фунтов стерлингов его размер поднялся к 1771 г. почти до 17,2 млн фунтов стерлингов. Однако затем происходит падение до 11,5 млн фунтов стерлингов. И только в 1783 г. возобновляется рост. В 1785 году вывоз составляет 16 млн фунтов стерлингов, спустя десять лет — уже 27 млн фунтов стерлингов. Позицию лидера, принадлежавшую ранее шерстяным полотнам, занимают хлопчатобумажные ткани, продукт машинного переворота в производстве. Продукт этот сам по себе революционен для Европы. Веками ткани из хлопка доставлялись с Востока и стоили дорого. Англичане резко меняют ситуацию: они сами начинают поставлять на континентальный рынок ткань, для выпуска которой их конкуренты не имеют ни сырья, ни машин.

Французская торговля, увеличившаяся за первые три четверти XVIII в. в несколько раз (от пяти до десяти по разным оценкам), несет огромные потери. В 1777 году впервые отмечен дефицит торгового баланса. Оборот торговли сокращается. Буржуазия пытается добиться реформ: устранить внутренние таможни, усилить протекционизм и уменьшить налоговый пресс. Ничего не выходит, класс феодалов не желает уступок. В Англии разворачивается промышленный переворот. Это позволяет сократить потребность в некоторых видах сырья (в частности чугуна из Восточной Европы) и снизить себестоимость товаров. Чтобы совершить нечто подобное, Франции нужна социальная революция — нужна ломка и перестройка всего общества.

Неожиданно поверженный «лев Британии» вновь поднимается на лапы. Экономика острова преодолевает кризис, а английские товары вновь разворачивают наступление на рынки. Рост доходов феодальной знати европейской периферии оборачивается на пользу обновляемой английской промышленности. Это еще более осложняет экономическое положение Голландии и Франции. В 1780-е годы кризис продолжает подрывать торговлю и промышленность этих стран. В таких условиях местные банкиры не решаются инвестировать средства в рискованную индустрию. Более всего от кризиса страдали крупные предприятия, сосредоточенные в основном в текстильной промышленности.

К 1789 году экономические условия во Франции существенно изменились. Закончилось время усиления торгового капитала, связанного с колониальными рынками и контролировавшего огромный транспортный флот. В годы революции торговая буржуазия поддержит партию жирондистов и проиграет в борьбе с другими группами буржуазии. Состояния, созданные накануне кризиса, перейдут в новые руки, а торговый флот Франции значительно сократится. Аналогичной окажется к 1800 г. судьба Голландии, где (как и во Франции) начнется индустриальный подъем. Французская промышленность выйдет из продолжительной депрессии необычайно усиленной. Связанные с ней круги буржуазии сделаются опорой диктатуры Наполеона.

Известно, что в предшествовавшие революции два десятилетия Францию все чаще сотрясали народные выступления. В других странах также ощущалось нарушение стабильности.

В 1772 году было отмечено резкое ухудшение торгового баланса России, повторившееся в 1782 г. Поступления от таможенных сборов перестали расти в 1774 г. Они оставались меньшими, чем в 1773 г., до 1780 г., когда подскочили с 3,1 до 4,1 млн руб.1 После этого рост возобновился. Интересно и то, что с 1763 по 1771 г. доходы русской казны от подушной подати и оброчных сборов увеличились почти вдвое (с 5,67 млн до 12,24 млн рублей), а затем начали медленно снижаться. В 1772 году они достигли 12,22 млн руб., а в 1773 г. составили 12,18 млн руб. Данные за 1774—1776 гг. неизвестны, но в 1777 г. государство смогло получить 12,37 млн руб. Сокращение и застой поступлений от подушного обложения крестьян в тот период сочетались с расширением империи и ростом ее населения. В 1781 году подушные поступления равнялись 13,42 млн руб., в 1782 г. — 13,52 млн руб., а в 1783 г. — 13,31 млн руб. После многолетнего застоя этот показатель неожиданно взлетает в 1784 г. до 21,69 млн руб., начиная с колебаниями расти снова1. В 1784 году чистые доходы казны вообще поднимаются на 9 млн руб.: с 31, 58 млн с 1783 г. до 40,52 млн руб.2

Недоимки в 1760—1780-е гг. оставались серьезной проблемой для российской казны, что указывает на непростое положение крестьян, ремесленников и купцов. Издержки собирания налогов с 5 млн руб. в 1769 г. возрастают до 12,49 млн руб. в 1772 г. В 1773 году они равны 11,3 млн руб. и снижаются только в следующем десятилетии (примерно до 10,5 млн руб. ежегодно)3. Недовольство сельских жителей Российской империи было очень велико. В 1773—1775 годах произошло одно их крупнейших за всю историю крестьянских восстаний. Под предводительством Емельяна Пугачева поднялись крепостные крестьяне, казаки и уральские рабочие. В Австрийской державе происходят сходные события. Вспыхивает восстание чешских крестьян (1775), на подавление которого была брошена целая армия.

Накал социальной обстановки в те годы ощущался во многих странах и колониях. В будущих США тиски кризиса все сильнее сжимали экономику в 1772—1775 гг. Причем этому падению предшествовал спад с тяжелой депрессией 1764—1769 гг.

В первой половине 1770-х гг. в английских колониях отмечалось снижение цен на местную продукцию, что больно задевало фермеров и купцов. Так же как и в Англии, в Голландии и Франции росло число банкротств, хронической становилась безработица. Во Франции и Нидерландах отмечался упадок торговли, что способствовало в годы кризиса обострению межгосударственных противоречий. Французская промышленность, ежегодно прираставшая в 1715—1770 гг. примерно на 1%, несла потери. По сути, первые симптомы кризиса торгово-промышленные державы ощутили уже в 1760-е гг., сразу по завершении Семилетней войны (1756—1763).

Под влиянием перемен в международной торговле и разделении труда происходит обострение классовой борьбы. В Англии полоса проблем завершается промышленной революцией: новая техника оказывается необходимой, а ее внедрение — объективно возможным в самой развитой капиталистической стране. В Голландии разворачивается Батавская революция. Прусская военная интервенция душит эту предшественницу Великой французской революции в 1787 г. Британская буржуазия торжествует: кризис ослабляет конкурентов. Между тем он подготовляет невиданные еще в Европе социально-экономические потрясения. И не случайно они будут названы Великой революцией, хотя историки второй половины XX в. нередко говорили просто о французской революции. Она таковой не была, а носила более широкий характер, втягивая в процесс новые народы.

В центре мировой торговли — Англии — 1760—1780-е гг. были временем острого политического кризиса, отражавшего хозяйственный перелом. Промышленная буржуазия требует расширения избирательного права, происходят народные волнения, в том числе и в Ирландии. В 1775—1783 годах разворачивается революционная борьба за независимость североамериканских колоний. Возникает новая страна — Соединенные Штаты. Событиям этим предшествует нарастание экономических трудностей, делающих невозможным для колоний дальнейшее сохранение зависимости от Англии.

Британские экономические порядки вступают к 1775 г. в неразрешимое противоречие с развитием североамериканских колоний. Но даже, когда война начинается, Англия не может пойти на уступки — первоначальные требования колонистов умеренны. Вся британская политика тех лет складывается из стараний ослабить давление кризиса на экономику метрополии. В 1769—1770 годах англичане доводят население Индии до страшного голода, быть может, самого ужасного в ее истории. В Бенгалии убыль населения достигает одной трети.

В период 1770-1780-х гг. отмечалось снижение спроса на многие промышленные товары, ранее широко поставлявшиеся из стран с более развитой промышленностью. Французский экспорт шелка в Англию, Германию и «другие так называемые северные страны уменьшился с 22 млн ливров в 1769 году до 16 млн ливров в 1783 году»1. Сбыт падал и в южных государствах Европы, а также снижался на Востоке. В самой Франции продажа шелка уменьшилась в означенный период с 12 до 8 млн ливров. С теми же проблемами в экспорте шелка сталкивались Голландия и Северная Италия. В Венеции в 1780-м г. власти жестоко подавляют забастовку рабочих, вызванную ухудшением их материального положения. В 1781 году происходит восстание среди населения провинций этой торговой республики.

Застой или ослабления проявлялись и в других отраслях промышленности. Мануфактуры ранее богатевших за счет экспорта государств явно производили больше товаров, чем был в состоянии поглотить рынок. Спад отмечался в кораблестроении, металлургии и сукноделии. Проблемы в большой торговле оказывали негативное влияние на состояние крестьян и мелких торговцев. Между тем отставшие в развитии державы с еще сильными феодальными порядками развивали собственное, более дешевое производство.

Кризис имел несколько острых фаз, неодновременно затрагивавших различные государства. Он сравнительно легко прошел в странах европейской периферии, но тяжело преодолевался в экономически наиболее передовых регионах. Во Франции 1788 г. именно сочетание неурожая и свертывания производства подтолкнуло рост общественного возмущения. Кризис сильно дал вновь себя почувствовать в 1787—1788 гг. В США 1780-е гг. опять не стали временем процветания: добившись независимости, страна еще долго оставалась под давлением хозяйственного кризиса. Но все же оживление в американской экономике началось раньше, чем в Голландии и Франции.

Важной чертой кризиса в 1770-е гг. стало снижение ставки процента по кредитам. Буржуазия ранее господствовавших в международной торговле стран смогла скопить огромные состояния, но не имела возможности инвестировать их в торговлю и промышленность. Это особенно касалось Нидерландов и Франции, где переход к применению машин в индустрии оказался наиболее затруднителен. Одной из проблем была неясность перспектив сбыта: английская промышленность быстрее переходила на новые технологические рельсы, а торговое доминирование Британии подкреплялось военно-морской мощью. Голландия прекрасно смогла это почувствовать, проиграв в начале 1780-х гг. войну с ней.

«Излишние» капиталы требовали применения, несмотря на кризисные процессы в своих странах. Известно, что европейские правительства под влиянием «кризисного застоя» 1774 г. смогли получать голландские кредиты всего под 5% и даже под 2—3%. Примечательно, что наиболее отсталые государства в конце XVIII в. ощущали острое экономическое недомогание вместе с торгово-промышленными лидерами, поскольку были тесно связаны с ними в качестве поставщиков сырья и продовольствия1. При этом, что характерно, в отличие от более развитых европейских абсолютных монархий, они не имели условий для самостоятельного преодоления спада за счет развития собственного мануфактурного производства. В таком положении в 1770—1780-х гг. оказалась Османская империя.

В 1770—1780-х годах не наблюдалось спокойствия в колониях. В испанских владениях в Латинской Америке разворачиваются восстания индейцев, самое крупное из которых — восстание Тупака Амару II (1780—1782). Не единожды происходили восстания в Индии, имевшее место параллельно с попыткой Франции вновь закрепится на полуострове. Неудачи Франции в борьбе с Британией за новые земли, наряду с потерей североамериканских колоний, чрезвычайно серьезно отразилось на государственных финансах и национальном хозяйстве. Они немало способствовали развитию в стране политического и социального кризиса. В дальнейшем революция стала локомотивом преодоления кризиса, с которым феодальная монархия справиться была бессильна.

Кризис мирового хозяйства продолжался в различных странах неодинаковое время. Его длительность можно предположительно оценить примерно в 10—15 лет (до 1783 г.), а если учитывать кризисные ситуации 1788—1790 и 1793—1793 гг. как часть единого процесса трансформации, то общая продолжительность кризиса с учетом перерывов должна составить до 25 лет. При этом стоит учитывать, что Британия к 1785 г. находилась уже в новой экономической реальности и для нее экономическая перестройка подошла к концу — эра торгового капитализма осталась позади.


Кризис во второй половине XVIII в. оказался чрезвычайно важным для развития капитализма. Он закончил период, длившийся несколько веков, и если для некоторых стран его можно представить как структурный, то для всего мира и для центра капитализма он означал гораздо большее — революцию в системе, а вовсе не поправки к ней. Так был произведен на свет промышленный капитализм. Начался отсчет новой эпохи и новой цикличности — строгой большой и средней экономической.
Краткое обобщение. Не
плавное развитие науки и техники, а острый экономический кризис породил промышленную революцию в Англии; в результате капитализм перешел в промышленную фазу; обретение британцами новых экономических преимуществ сделало феодальные отношения в Европе препятствием для развития, их во многом снесла последовавшая за кризисом модернизационная в своей сути Великая французская революция.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом