Главная страница

Мозговой штурм. Мозговой штурм


НазваниеМозговой штурм
АнкорМозговой штурм.doc
Дата15.11.2016
Размер51 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаMozgovoy_shturm.doc
ТипДокументы
#1273
Каталогtopic29370288_27037995

С этим файлом связано 88 файл(ов). Среди них: Otryvki_iz_dnevnikov_slavnogo_rytsarya_Filigona.doc, Tsel_zhizni.doc, piraty.docx, Spiritualist_Glava_1.docx, Fyorrilend_-_konkurs.docx, Dead.doc, Glava_4_sakran.doc, Legenda_o_Nebesnom_Strannike.docx, 2_-_Troe_protiv_tysyach.docx и ещё 78 файл(а).
Показать все связанные файлы

Мозговой штурм.



Лагерь наемников охраняют со всех сторон поляны. Трое наших бойцов будут спускаться с небольшого холмика, с которого мы под маскировкой обозреваем лагерь. Если двигаться по прямой, им нужно будет пройти между двумя стражниками. Остальные, если не будут слишком вертеть головой, нас заметить не смогут.
К вопросу выведения стражников из строя мы подошли заранее, еще в пути. Самое главное – это не лишить их возможности заметить нас, а не дать им заметить, что они чего-то лишились. Всякий, кому выкололи глаза, знает, что он слепец, но я встречал и тех, кто искренне верил, что обладает превосходным зрением, несмотря на доказательства обратного. Про таких людей уже говорят, что у них проблемы не с глазами, а с головой. А проблемы с головой – моя специальность.
Приступим. Я сконцентрировался на левом от меня стражнике и вытянул вперед руки. Между руками появилась карта его души. Постороннему показалось бы, что это жуткая мешанина из светящихся точек и соединяющих их линий, но годы изучения подобных паутин не прошли для меня бесследно. Большая ее часть, впрочем, до сих пор оставалась для меня загадкой, но я научился вычленять кое-какие полезные шестеренки, составляющие машину нашего с вами сознания.
Мы живем, используя сигналы от органов чувств. В нашей голове они преобразуются в информацию о мире, ориентируясь на которую, мы и совершаем определенные поступки. Механизмы преобразования одного в другое иногда ломаются, в результате чего человек утрачивает связь с реальностью. Чаще всего такое бывает при травмах черепа, что некоторых исследователей заставило рассматривать мозг как «передатчик» между душой и телом. Другие маги, впрочем, считают, что душа напрямую обитает в мозге, и изменяя его, мы изменяем и душу, и наоборот. Дебаты между теми и другими в удачные дни не обходятся без десятка увечий.
Когда человек представляет себе окружающий его мир, все объекты имеют свое место в нем. Чтобы расставить объекты по своим местам, наше сознание имеет некоторые структуры: одна занимается тем, что находится справа, другая – тем, что слева. Строго говоря, таких структур несколько видов, и при повреждении одной из них человек перестает замечать правые стороны всех вещей, которые он видит или слышит, при этом не отдавая себе в этом отчет – понятие «правая сторона чего-то» просто не несет для него никакого смысла. В другом случае человек может перестать воспринимать что-либо с левой стороны поля зрения, слева от своей головы или туловища. Последним вариантом я и решил воспользоваться. Главное сейчас - не потревожить стражников случайным шумом, рассудок напряженного человека повредить гораздо труднее.
Сперва я нашел те области на карте узлов и линий, что отвечали, грубо говоря, за внимание к объектам по отношению к туловищу. Их две, мне нужна была только та, что занималась пространством слева от тела. Сразу обе я рвать не рискнул, человек наверняка заметил бы, что он совершенно игнорирует реальность. Второму стражнику я оборвал правую от туловища часть пространства. Теперь бойцы могут пройти между ними незамеченными, а в бою эти двое, скорее всего, угрозы представлять не будут. Конечно, можно было попробовать поступить так еще с тремя наемниками, которых я видел, но чем дольше мы возимся, тем больше шансов, что стражники заметят, что с ними что-то не так. Правда, побочным эффектом большинства душевных нарушений является полная уверенность в отсутствии всяких нарушений (что очень веселит в случае с, например, паралитиками), но полагаться на это в долговременной перспективе было бы не слишком надежно.
Перед отправлением Баннимар попросил меня в первую очередь обезвредить главаря наемников, чтобы мы после боя смогли допросить его, после чего выслеживать самых опасных противников и устранять поодиночке. Согласно плану, я должен был занять позицию на холме за поваленным деревом и не высовываться без необходимости – в меня непременно будут целить, а защитные амулеты не гарантируют неуязвимости. Я немного поработал с товарищами перед боем, улучшив их реакцию, болевой порог и координацию движений. Справа от меня будет находиться Сленн, наша следопытка, совмещая обязанности лучника и моего телохранителя. Когда трое наших приблизились к обработанным стражникам, она ухмыльнулась:
– А все-таки здорово ты их ослепил, маг. Смотри, они даже не шелохнулись. Попробуй уж и главного ослепить.
Я рассудил, что не время сейчас ей объяснять, чем слепота отличается от игнорирования стимулов. Ощущение – не такой простой процесс, как многим кажется. Как генерал распределяет приказы между подчиненными, так и разные регионы мозга извлекают различную информацию из того сигнала, что посылают им органы чувств. Скажем, для анализа движения необходима обработка сигнала от глаз, кардинально отличная от анализа цвета. Разделение труда. Для организации всех этих процессов необходима иерархия, где каждый член более высокого уровня выполняет более мудрёные задачи, но, как и в армии, структуры разных уровней переплетаются в своих задачах и влияют друг на друга. Например, распознавание фигур лежит ниже, чем распознавание животных, то есть связывание запечатленных глазом фигур с хранящейся в памяти информацией об облике зверя. Из-за своей специализированности процессы более высоких уровней разрушить легче. Чем я и займусь.
Боец-заклинатель Ройс лизнул языком пламени из своей ладони самую большую палатку, огонь заплясал на сухой материи. Из палатки, ругаясь, выбежали люди, один из них показывал рукой на атакующих. По позолоченному сверху шлему я узнал в нем командира. Осталось придумать, как его обезвредить.
Повторив заученные пассы, я вызвал перед собой модель души предводителя. На первый взгляд ее нельзя было отличить от души любого другого здорового человека, наша внутренняя архитектура не слишком изменчива. Ради любопытства я попробовал потянуть за огромный узел, от которого отходили мириады ниточек. Он не сдвинулся с места. «Ну, еще бы» - сказал я себе. Даже у деревенского дурачка хватило бы силы воли, чтобы не позволить оборвать себе первичные зрительные центры. Надо действовать тоньше.
Я отследил поток информации, текущий, подобно реке, через различные каналы, до тех пор, пока не наткнулся на узел распознавания лиц. Можно, конечно, просто обрезать потоки, чтобы люди ему казались не более отличными друг от друга, чем золотые рыбки, но он будет способен опознать своих по одежде и по поведению. Нет, надо смутить его еще больше. Я глянул, куда ведут оттоки, и среди всех знакомых главарю личностей нашел точку, от которой шла очень мощная связь куда-то в эмоциональные зоны. И связал ее со всеми выходами от узла распознавания лиц. Теперь он будет думать, что все вокруг – это какой-то очень важный для него человек. Но кто?
Предводитель наемников, с воплем бежавший на Баннимара, осекся на полпути и уронил булаву. Его глаза округлились, руки распахнулись в объятиях, а ветер донес до меня крик: «Ты жива?!»
В ответ наш командир отрубил ему правую руку. Джевил тем временем защитил Баннимара от атак защитников лагеря.
Из другого конца лагеря со свистом вылетела острая сосулька. Ройс успел от нее уклониться и даже послал вспышку в ответ, но волшебник уже начинал читать следующее заклинание. Огненный язык обошел старика-колдуна справа и слева, не причинив вреда. Если не помешать ему, он может перебить всех наших, или, еще страшнее, ранить меня.
Можно, конечно, отрубить ему возможность формулировать предложения. Но колдовство, как и стихи, требует воспроизведения определенной последовательности звуков, а не осмысленной речи, поэтому здесь стоит попробовать оборвать связи между звуками, как они звучат «в голове», и движениями рта для их произнесения.
Это далось мне непросто. Сомневаюсь, что этот беззубый старичок понимал, с чем имеет дело – судя по его старомодной мантии, он покинул Академию задолго до начала разработок в моей области. Но разум его с возрастом не ослаб, к тому же он не переставал бормотать, а активный канал порвать гораздо труднее, чем незадействованный. Мне пришлось сосредоточиться, сжав челюсти и чувствуя биение крови в висках, но в конце концов пульсирующая ниточка поддалась.
С невероятным удовлетворением я наблюдал, как губы волшебника остановились, а затем начали издавать некое подобие блеяния. После того, как маг подавил приступ паники, он начал пробовать подбирать нужные звуки на слух, но безуспешно. Сомневаюсь, что до конца дня он вообще сможет составить слово из двух слогов, не говоря уж об атакующих заклинаниях. Впрочем, его рассудок остался нетронутым, что позволило ему убраться куда-то с поля боя.
Ройс танцевал с тремя противниками, один из которых уже дымился, но оружия не бросал. Баннимар же держал двух врагов впереди себя, принимая удары, но сзади к нему подбегал еще один, целя в незащищенную спину. Я смог подключиться к атакующему и успел переставить местами выводы от левой и правой моторных зон. Вражеский воин рубанул щитом по спине Баннимара, промахнулся и полетел лицом в грязь. Через миг Сленн прервала его существование.
Сразу после этого мое внимание привлек лучник на солидной дистанции от схватки. Он выстрелил в меня, но я отклонил стрелу вправо. Забравшись к лучнику, я нашел тот регион на карте, что соответствовал системе интеграции компонентов видимого объекта в единое целое. Интересно, что будет, если его изолировать? Возможно, он будет представлять сражающихся лишь как горстку щитов, мечей и шлемов? Помешает ли это ему стрелять? Я решил не рисковать и просто пошалить с его левой рукой. Для начала я вывел ее из сферы сознательного контроля – он перестанет ощущать, что способен управлять ею, рука будет казаться лучнику чужой. Вдобавок я нашел реакцию уклонения и активировал все триггеры. Левая рука лучника выронила лук, будто он раскалился добела, и повисла в воздухе, широко распахнув ладонь. Наемник схватил ее второй рукой и попытался прижать к телу. Выступай он в качестве мима на улицах столицы, полный шлем медяков был бы ему обеспечен.
***
После окончания боя я достал свиток, подготовленный моим руководителем в Академии. Он попросил меня оценить эффективность ментального воздействия в боевых условиях для выполнения различных задач. Наивысшие баллы по этому столкновению я поставил в графах «Усиление ментальных способностей», «Точечное обезвреживание противников» и «Поддержка скрытного перемещения». Я перевел взгляд на строчку «Устранение трагических переживаний», после чего посмотрел на Ройса, роющего могилу для Сленн. Его слезы сдувало ветром в сторону иссохшихся кустиков, и те жадно впитывали этот дар. Я мысленно поблагодарил того лучника, что послал мне стрелу, убившую Сленн. Уж извините, друзья, я привык доводить свои исследования до конца.

перейти в каталог файлов
связь с админом