Главная страница
qrcode

Большаков. Человек и его Двойник. Научноеиздание Издательство алетейя


НазваниеНаучноеиздание Издательство алетейя
АнкорБольшаков. Человек и его Двойник.pdf
Дата25.03.2020
Размер5.12 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаBolshakov_Chelovek_i_ego_Dvoynik.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#29995
страница14 из 22
Каталогid49054056

С этим файлом связано 72 файл(ов). Среди них: Kontrol_i_upravlenie_Internetom.pdf, Benyamin_Avtor_kak_proizvoditel.pdf, Voronin_A_A_-_Programma_obschego_chelovekovedenia_F_T_Mikhaylova и ещё 62 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22
§ 2. Объеммира-Двойника. Сущностьпроблемы
Важнейшим свойством мира Двойника должна быть его качественная однородность,
без которой он не может существовать как единое целое, — все его объекты должны быть
Двойниками объектов мира земного. Поэтому если в гробнице имеется хотя бы одноединственное изображение — сцена трапезы, — тов полном соответствии с небезызвестным принципом если призраки имеют одежды, то и одежды должны иметь призраков наряду с
Двойником хозяина существуют по крайней мере Двойники стула, на котором он сидит,
стоящего передним стола и лежащих и столе продуктов. Не означает ли это, что Двойники есть у всех без исключения объектов земного мира Частично мы уже были вынуждены касаться этого вопроса в предыдущих главах, и вывод, логично вытекающий из полученных результатов, как будто бы заставляет дать положительный ответ. Ясно, что Двойники былине только у вельмож, но и у их слуг — ведь обслуживать Двойника хозяина могут только Двойники челяди. Это подтверждается рассмотренными выше практикой покупки изображений слуг каких обращениями изображенных людей друг к другу на и т. д. Ясно также и то, что Двойник питается не самой жертвенной пищей, а ее Двойником. В таком случае из необходимости качественной однородности мира Двойника должно следовать, что для производства Двойников продуктов, которыми питается Двойник хозяина, Двойники крестьян на Двойниках быков должны были вспахивать Двойника земли, засевать его Двойником зерна, Двойниками серпов жать Двойников колосьев и т. д точно также Двойники ремесленников должны были обрабатывать Двойников деревьев, камней, металлов, чтобы изготавливать Двойников столов, сосудов, серпов и других необходимых вещей.
Помимо этого чисто логического вывода у нас имеются и свидетельства источников.
Прежде всего следует обратиться к погребальным памятникам животных, но, разумеется, не священных, а просто любимых своими хозяевами при этом позднее время, когда стали обожествлять целые виды и торжественно хоронить всех их представителей, для наших целей малоинтересно, в отличие от более ранних эпох. Свидетельства огромной важности мы имеем уже от самого начала египетской истории. Среди архаических стел из Абидоса есть несколько посвященных собакам [Amélineau, 1889, fig. 53–54, pl. 34, 36–37; Petrie, 19001, pl. очевидно царским по-видимому, эти стелы должны были стоять на могилах собак или входить в состав оформления их гробниц, к сожалению не сохранившихся. Они представляют собой точные копии стел людей с именем и изображением владельца только изображается не человека собака. Если мы признаём, что появление стел означает появление или хотя бы проявление представления о мире Двойника человека, следует признать, что оно распространяется и на животных. При этом, поскольку на стелах присутствуют и имена, и изображения собак, Двойники их фиксированы, как и у людей,
дважды — как и как От Старого царства у насесть не менее показательное свидетельство — надпись об организации похорон собаки (JE 67573) [Reisner, 1936-2, fig. on p. 96; Fischer, 1966, fig. 2]. К
сожалению, блок с этой надписью был использован вторично при облицовке погребальной камеры мастабы Г № 2188 (конец ‹?› VI дин, так что ни его первоначальное местонахождение,
ни его точная датировка неизвестны. В надписи говорится о псе, охранявшем его те. царя, по имени По приказу Царя, чье имя не упомянуто, для была построена гробница, из
[200]
сокровищницы был выдан саркофага похороны были обеспечены ладаном, камедью и большим количеством полотна. Хотя гробница этого сторожевого пса не найдена, по всему видно, что похороны были проделаны по образцу человеческих а значит, и сама гробница вполне могла быть оформлена изображениями.
Заслуживает внимания и то, что саркофаг не изготавливался по специальному приказу именно для него, а был выдан из сокровищницы. Следовательно, там хранилось про запас некоторое количество подобных саркофагов для животных, и практика таких похорон собак Слово jz — гробница — написано с детерминативом мастабы:
по крайней мере царских, не была уникальна.
2
В отличие от случая с когда погребальный инвентарь перечислен, нов натуре отсутствует, Среднее царство дает интересные фрагменты деревянного саркофага [Capart,
1908], на которых сохранилось именование похороненной в нем суки блаженной у
Старшего бога и жертвенная формула, аналогичная писавшимся для людей. Еще важнее памятник, изготовленный сыном Jmn-Htp(.w) III, верховным жрецом Мемфиса +Hw.tj Это известняковый саркофаг его любимой кошки (CG 5003) с жертвенными формулами и с изображениями ее за столом с продуктами [Borchardt, 1908; Fischer, 1977-2, fig. 5; Eggebrecht,
1984, Abb. an S. 271; Berlandini-Keller, 1991, fig. on p. 21; Gabolde, 1993, fig. 1; Málek, 1993,
fig. 101] все оформление заимствовано у памятников людей. Правда, в отличие от предыдущего саркофага, на этом имя отсутствует — его хозяйка названа лишь блаженной кошкой, но это вполне объяснимо (см. гл. 7, § Как ни странно, несмотря на очевидность свидетельств этих памятников и на их широкую известность см Fischer, 1980; Brunner-Traut, 1980] как источник для изучения проблемы Двойника их не использовали. Только Райзнер в факте сооружения гробницы для пса abwtjw увидел проявление представления о существовании kA животного [Reisner, р. 98] но его идея внимания не привлекла, тем более что kA он понимал крайне упрощенно.
Однако сейчас уже ясно, что в основе своей идея Райзнера совершенно справедлива и к погребениям животных (прежде всего
[201]
собак следует подходить сточки зрения представлений о Двойнике.
Для неодушевленных предметов столь определенных доказательств нет, однако факты, которые можно истолковать в этом направлении, все-таки имеются. Наиболее показателен обычай приписывать к изображению предмета его название. Очень хорошо это правило проявляется, например, в оформлении погребальных камер и во «фризах предметов»
саркофагов I Переходного периода и Среднего царства. Двойная фиксация — изображением и названием — хорошо интерпретируется как фиксация kA и см. гл. 3, § Создается впечатление, что у каждого человека, у каждого живого существа,
у каждого небиологического объекта есть свой Двойник. В таком случае наряду с миром,
в котором живут люди, есть мир, являющийся его точной и полной копией.
Именно так представлял его себе Г. Масперо. В 1888 г, подводя итоги своих исследований он писал не только люди, но и боги и животные, камни и деревья,
естественные и искусственные объекты, все и всё имели своих двойников — двойники быков и овец были копиями настоящих быков и овец, двойники полотен и кроватей, стульев и ножей имели облик настоящих полотен и кроватей, стульев и ножей [Maspero, р. 389]. Примечательно, что статья эта носит название Египетские души иихмиры»(курсив мой. — А. Б) — для Масперо было несомненно, что kA является универсальным свойством всякого объекта, а совокупность образует целый мир-Двойник. Картина получается захватывающей, приближающейся, по существу, к философской системе Платона — вывод,
самим Масперо не сделанный, но неизбежно возникающий у читателя его работы.
Видимо, именно эта последовательность и философская завершенность были особенно привлекательны для Масперо, отличавшегося строгой логикой и стремлением к точности и ясности концептуальных построений впрочем, это вообще одна из характерных черт того этапа развития египтологии, когда казалось, что еще немного — и можно будет создать стройную и четкую картину древней культуры, лежащую в рамках если не здравого Дж. Э. Райзнер считал, что принадлежал кому-то из царских приближенных, а не самому царю,
хотя и был любим последними следовательно, что надпись была помещена в гробнице этого приближенного.
Хотя это и не невероятно, скорее всего был именно царским псом и надпись происходит из гробницы самого впрочем, как бы тони было, сути дела это не меняет Райзнер резонно полагал, что kA собаки после ее смерти будет существовать в собачьем обличье, но заблуждался, считая, что kA должен будет служить царю, как и сам оригинал (Reisner, 1936-2, р. 98]. Царю в его будущей божеской жизни ничто земное уже ненужно (см. гл. 7, § 3), так что он сооружает гробницу своему псу не для того, чтобы пользоваться службой его Двойника, а только из любви к нему Например, С № 3507 (I дин) [Emery, 1958, pl. 91].
смысла современного европейца, то, во всяком случае, логики античного философа. Однако все попытки такой интерпретации памятников неизбежно разбивались самими же памятниками, упорно сопротивлявшимися вычитыванию из них свидетельств в пользу существования у египтян той или иной последовательной и непротиворечивой картины мира. Вероятно, именно поэтому последователи Масперо, солидаризировавшиеся с ним в понимании сущности проблемы мира-Двойника предпочитали не касаться вообще, так что статья французского
[202]
исследователя, вышедшая более ста лет тому назад, до сих пор остается единственной попыткой ее решения.
В наше время уже совершенно очевидно, что мировоззренческие представления египтян в высшей степени своеобразны и не укладываются в рамки никаких аналогий, а сознание их очень далеко от уровня философских обобщений и создания логически завершенных систем. Лучшим подтверждением этого является явный неуспех встречающихся до сих пор попыток найти такие системы. Таким образом, несовершенство теории Масперо и причина его заблуждения понятны, однако отбрасывать ее целиком было бы неверным. Масперо был ученым чрезвычайно проницательными, как мы уже убедились,
его вклад в развитие проблематики kA имел определяющее значение. Главная его ошибка заключается в излишней радикальности позиции, естественной для родоначальника целого научного направления, но это никоим образом не исключает существования рационального зерна, которое следует развить на современном уровне. При этом, разумеется, речь может идти только о той части теории Масперо, квинтэссенция которой заключена в цитированном выше отрывке далее он начинает говорить о тонкости материи, из которой состоит и о других столь же необоснованных вещах [Maspero, 1893-4, р. 389–390], тем самым уходя от существа вопроса.
Путь к его разрешению дает нам соотношение Двойника индивида и мира-Двойника как частного и общего — следует экстраполировать на последний то, что мы уже знаем о первом. Как было показано выше (гл. 5, § 1), kA рождается вместе со своим оригиналом, но существует в очень неявной, неуловимой форме. Для того чтобы сделать kA надежным гарантом вечной жизни, его выявляют и фиксируют изображениями. kA и изображение оказываются настолько тесно связанными друг с другом, что, видимо, на практике второе рождение kA зачастую могло восприниматься как главное. Если kA не выявлять,
о существовании человека все скоро забудут, и уже через поколение о нем не останется никакой памяти. Поэтому, хотя kA есть прирожденное свойство всякого человека,
сохраняется он только утех, кто оставил свои изображения сточки зрения сиюминутной он универсален и естественен, сточки зрения вечного продолжения жизни он исключителен и искусственен.
Если так велика зависимость от изображения kA человека, то что же говорить о kA.w других объектов. Ведь психическая деятельность человека является доказательством неявного существования хотя доказательства здесь в общем-то и ненужны, ибо наличие какой-то неумирающей составляющей личности всегда и везде воспринималось как вполне естественное и не вызывающее сомнения относительно же других существ тем более предметов такого доказательства и такой убежденности нет и быть не может. Поэтому говорить о существовании в неявной форме каких-либо объектов, кроме человека, следует с большой осторожностью
[203]
для них создание изображения практически равняется появлению kA. Мир-Двойник оказывается более искусственным, гораздо более зависимым от деятельности художника, чем Двойник его заказчика.
Таким образом, kA можетиметьсяулюбогообъекта, ноимеетсянеобязательно—
он есть лишь при условии наличия изображения. Масперо был совершенно прав, когда постулировал возможность дублирования любого объекта, вне зависимости от его природы,
но он не учел условия, необходимого для реализации этой возможности. Мир-Двойник
Масперо философичен и надуман, так как он начисто абстрагирован от человека, носителя культурной традиции, и независим от него. Принявший его существование в таком виде вынужден будет, чтобы быть последовательным, следующим шагом признать, что такой мир
мог бы существовать даже в том случае, если бы на земле вообще не было людей настолько он самостоятелен. Но древний человек всегда пропускал через себя все свое окружение, весь свой мир, был соединен с ним несчетным количеством неразрывных связей,
вне которых немыслимы были ни человек, ни сам мир. Учитывая, что мир-Двойник находится в зависимости от деятельности людей — от изготовления изображений, — мы вводим поправку, имеющую принципиальное значение.
Итак, мир-Двойник, будучи копией мира земного, очень точной во многих деталях, не является копией полной. Он включает в себя лишь то, что считали необходимым для его хозяина, то, что изображали на стенах гробниц — избранные фрагменты реальности. МирДвойник оказывается сконструированным искусственно, и это на первый взгляд может показаться странным. Однако в любой религии представления о будущем существовании являются абсолютизацией жизненного идеала общества, так что загробный мир строится из элементов действительности, подобранных так, чтобы дать человеку все блага, ценимые его культурой, исключив все нежелательное. Поэтому принципу построены, несмотря на все различия между ними, и христианский, и мусульманский рай, и Валгалла викингов, и загробные миры других древних и современных религий. Исключение составляют те религии, которые не видят в загробном бытии ничего радостного и не уделяют ему особого внимания. Вавилонский аралу, еврейский шеол, греческий гадес или римский орк земную жизнь не копируют, но это связано стем, что они вообще очень безлики в силу пессимистического к ним отношения. Когда же оптимистический интерес к загробному существует, он сразу же заставляет переносить на тот свет элементы земного, отобранные по определенным ценностным критериям данной культуры практически любой загробный мир является именно сконструированным. Поэтому египетский мир-Двойник, несмотря на всю свою специфику, создается по тем же самым универсальным правилам — необычен лишь способ его конструирования при помощи изображений. Теперь наш вывод об объеме мира-Двойника можно сформулировать так:
существование kA есть непросто свойство объекта, но свойство нужного человеку объекта;
мир-Двойник, создаваемый изображениями, составляют лишь того, что нужно его хозяину, что было ему близков жизни и что он хотел бы сохранить навеки Ранее уже Интересную параллель этому дают воззрения спиритов. По словам английского спирита Оливера
Лоджа, дух его покойного сына Рэймонда так объяснял сущность своего мира Все, что необходимо для человека, все, что человек в каком-то смысле делает своим собственным, имеет эфирный дубликат. Возьмем к примеру стул. Вероятно, стул, который вы видите дома, ваш материальный стул, и стул, который видим мыто есть ваш стул на нашей стороне, эфирный стул, — это фактически одно и тоже. Вы можете создать эфирное тело какой-либовещи — пианино, часов, стола, — желая и стремясь иметь его при себе. Вы наделяете его эфирной жизнью, вы создаете модель, мысленную модель, которая придает ему эфирную форму. Ваша мысль о предмете творит своего рода форму, в которую отливается эфир [Lodge, 1928, р. 104–106]. Люди стараются создавать здесь вещи, которые им нужны. Недавно здесь появился один малый, которому была просто необходимасигара... Он думал, что её будет никак не изготовить, но здесь есть лаборатории, ив них производят самые разные вещи. Это не совсем тоже, что на земле, однако для него все-таки удалось сделать нечто похожее на, сигару [Lodge, 1916, р. 197]. Эти представления, так остроумно спародированные Дж. Джеромом в Пирушке с привидениями, наиболее ярко отражены в послании отдуха покойного химика Лестера
Колтмэна. В его рассказе реализм доходит до полного абсурда Моя работа продолжается здесь в том же направлении, что началась на земле, и для того, чтобы проводить свои исследования, я часто прихожу в лабораторию, имеющую замечательно полный набор оборудования для проведения экспериментов. У меня свой просто восхитительный дом с библиотекой, включающей справочную литературу — историческую,
естественнонаучную, медицинскую, — а также самые разные книги. У меня есть музыкальная комната со всевозможными инструментами. У меня есть картины исключительной красоты и замечательная обстановка...
Из моих окон видны очень красивые холмистые окрестности, а невдалеке находится дом, где в счастливом согласии живут многие добрые друзья из моей лаборатории [Walbrook, 1924, р. 32–34]. Отличие здесь только в терминах достаточно заменить эфирное тело на и мы получим почти точную картину египетского мираДвойника. Такое удивительное сходство представлений, разделенных почти пятью тысячами лет,
имеет типологический характер. Спириты отводили богу в системе своих представлений ничтожную роль,
интересуясь главным образом общением с духами мертвых, и хотя они могли быть ортодоксальными христианами, творец оставался в отдалении от вечной жизни, как они ее себе представляли (Спиритизм система идей и знаний, которая может быть примирена с любой религией. Спиритизм сам по себе
неоднократно говорилось, что в гробнице изображается только хозяйство ее владельца и ничто за его пределами. Теперь это утверждение можно сформулировать по-новому: мирДвойник дублирует действительность в объеме хозяйства. Это в высшей степени естественно обширное вельможеское хозяйство Старого царства обеспечивало практически все потребности своего владельца, было самостоятельной экономической единицей, довольно слабосвязанной с окружающим миром. Случаи, когда какие-либо услуги собственное хозяйство не могло выполнить и за ними приходилось обращаться на сторону (например,
оформление гробницы, были весьма редки. Поэтому мир-Двойник вполне можно было
«конструировать» в объеме своего хозяйства — это уже гарантировало обеспеченность
Двойника хозяина всем ему необходимым.
Изображения в гробницах очень точны и подробны, так что они по праву стали важнейшим источником для изучения почти всех сторон жизни эпохи. Однако, несмотря на точность даже в мельчайших деталях, зачастую они серьезно искажают многие принципиальные моменты. Мир-Двойник не только же реального, но и отличается от него в целом ряде аспектов. Поэтому без выявления допустимых пределов искажений действительности и без установления правил, по которым они совершаются, мы его до конца понять не сможем 3.
Искажениядействительностивмире-Двойнике
Весьма своеобразная интерпретация роли художника в создании мира-Двойника привела египтян к целенаправленному улучшению последнего. Если бы все сводилось только к тому, что kA рождается вместе с человеком, что он всецело первичен по отношению к изображению, получилась бы следующая картина художник не имеет никакой свободы творчества, он лишь рабски воспроизводит уже имеющегося и поэтому его копия точно повторяет оригинал. Однако Двойник существует до изображения лишь в очень неявной форме, в которой после смерти человека он долго не проживет. Изображение выявляет и фиксирует Двойника и тем самым делает его практически бессмертным, создает его для вечной жизни. При фиксации некоторые расхождения с оригиналом, разумеется не слишком радикальные, вполне возможны и естественны, тем более что, как мы выяснили
(гл. 6, § 1), kA уже в силу природы человеческой психики не может быть «копией»
абсолютной. Отсюда вытекает желание улучшить копию по сравнению с «оригиналом»,
порождающее в египетских гробничных изображениях немало отклонений от реальности,
направленных на то, чтобы усовершенствовать мир-Двойник. Как ни странно, связанные с этим принципиальные проблемы долгое время не привлекали внимания исследователей.
Лишь ОД. Берлев впервые четко показал, что в гробницах египетские художники создавали мир, основанный на безусловном и верном отражении действительности, ноне исчерпываемый ею и необъяснимый только на ее основании. Поэтому для того, чтобы понять эту реальность с помощью данного источника. необходимо смотреть на нее глазами людей, позаботившихся о создании этого во многих отношениях драгоценного источника.
Мы попытались сопоставить объективное с субъективным в изображениях и сразу же убедились, что египтяне не ставили знака равенства между теми другим. Более того,
воспринимая объективное как данное, египтяне были серьезно озабочены субъективной стороной дела, не учитывая которую современный исследователь. проходит мимо важного удовлетворяет все потребности человека [Conan Doyle 1926-2, р. 246–247]). Египтяне Старого царства также не включали богов в свой мир-Двойник, который таким образом оказывался сугубо реалистическим. Хотя всякий загробный мир обычно строится по образу мира земного, который лишь улучшается в соответствии с теми или иными идеалами, присутствие в нем бога или богов не позволяет ему быть копией точной, так как близость божества сама по себе существенно изменяет положение мертвого и вовлекает его в такие взаимосвязи, в которые при жизни он включен не был. В отсутствие божественного, как у египтян или спиритов,
иной мир может быть гораздо более точной копией реальности, ибо в нем существует все тоже самое, что в мире земном, и все интересы его обитателя равны его прижизненным интересам
137
историко-культурного явления, существенного для характеристики египетского общества в целом [Берлев, 1978, с. 18]. Эти слова служат отличным введением в проблематику, образец подхода к которой дал Берлев, хотя книга его посвящена социально-экономическим явлениям, а не мировоззренческим вопросам. Мы же обратимся к искажениям действительности в гробничных изображениях сточки зрения представления о Двойнике
[ср.: Большаков, 1987-1, с. Довольно условно эти искажения можно разделить на две группы. Искажения первого рода заключаются в том, что все опасное, неудобное, неприятное и просто ненужное не изображается и тем самым не вводится в мир-Двойник. Искажения второго рода, напротив,
состоят в изображении того, что отсутствует в действительности, но может улучшить мирДвойник и поэтому превращается в его неотъемлемую составную часть. Сочетание этих двух групп искажений позволяет существенно переставить акценты в мире-Двойнике по сравнению с действительностью.
Важнейшим искажением первого рода является пространственная ограниченность мира-Двойника, о которой говорилось выше. Поскольку при жизни практически ничто за пределами своего хозяйства его владельцу не было нужно, они в вечности стремился замкнуться в пределах собственных владений и все свое внимание уделять только им весь же окружающий мир можно было не изображать за ненадобностью. Из этого вытекают последствия огромного значения.
Поскольку ничто вне хозяйства вельможи не изображается, в гробницах Старого царства никогда не показывают государственную службу, на которой обязательно находились их владельцы Поэтому о том, что
[207]
эти люди делали при жизни, какие должности занимали, каких успехов достигали, мы узнаем только из перечней их титулов, да иногда из биографических надписей, вырастающих со временем из этих перечней. Однако всё описываемое в биографиях относится лишь к прошлому, ноне к будущей жизни это то,
что приятно вспомнить, но совершенно необязательно переносить в мир-Двойник. Перечни же должностей, которые занимал хозяин гробницы, являются уточнением его имени,
удостоверением его личности, ноне дают никаких оснований делать выводы о том, что он хотел бы служить на этих должностях ив мире-Двойнике. Чрезвычайно характерно, что, как подметила М. Итон-Краус, на староегипетских рельефах отсутствуют не только изображения хозяина в позе писца, но и изображения статуй, показывающих его в этой позе, хотя сами такие статуи весьма распространены [Eaton-Krauss, 1984, р. 20]. Итон-Краус совершенно правильно объяснила это тем, что поза писца свидетельствовала бы о подчиненном положении чиновника, ноне увидела значительности этого явления сточки зрения искажения действительности в мире-Двойнике. Скульптурный портрет вельможи в виде писца вполне возможен, так как он изолирован в сердабе и существует сам по себе на настенных же изображениях, создающих целый мир с фрагментами социальной структуры,
писцовой позы следовало избегать.
Такая позиция египетских чиновников вполне понята. Государственная служба, на которой они находились всю жизнь, была сложна, беспокойна, порой опасна, так что совершенно естественно возникало желание избавиться от нее в будущем Однако в реальной жизни право на владение хозяйством давала лишь служба независимая от нее Возле входа в гробницу Jttj / в Дешаше сохранились остатки изображения пирамиды и храма (?)
[Petrie, 1898, pl. 24; Kanawati, McFarlane, 1993, pl. 44]. Его можно пытаться интерпретировать как уникальную сцену жреческой службы при пирамиде, однако степень сохранности заставляет подходить к такой интерпретации с большой осторожностью. Гораздо понятнее изображения осады крепостей в гробницах Jntj
(Дешаше) [Petrie, 1898, pl. 4; Capart, 1930, fig. 154; Kanawati, McFarlane, 1993, pl. 27] и KA(.j)-m-Hz.t(Саккара)
[Quibell, Hayter, 1927, frontisp.; Capart, 1930, fig. 152]. Все военные действия в рассматриваемое время совершались лишь по приказанию царя, и эти сцены можно понимать как изображения государственной службы. Видимо, взятие крепостей было столь важным успехом в карьерах и что ради его увековечения они отказались от общего правила не показывать свои служебные дела Некоторой аналогией этому в более поздние эпохи является стремление освободиться от царских работ того света при помощи статуэток-ушебти. Способ здесь избирается иной — создание своего
«заместителя», смысл же практически идентичен
частная собственность даже у богатейших людей была незначительна. Таким образом,
возникает серьезнейшее искажение — вельможа в своем мире-Двойнике получает все блага,
которые дает государственная служба, избавляясь от нее самой. Перестановка одного лишь элемента — отношения к службе — весьма изменяет жизнь мира-Двойника по сравнению с реальной, исключая из нее значительные фрагменты.
Часто египтянам приписывают представление о том, что после смерти вельможи образуют вокруг царя такой же двор, как и при жизни. Однако двор — это высшие чиновники,
которые, как мы видим, от своего чиновного положения по сути отказываются.
Единственным аргументом в пользу существования некоего загробного двора является концентрация мастаб знати возле пирамид. Но концентрация эта была вызвана преимущественно практическими соображениями — культ легче обеспечить при компактном расположении гробниц. Это подтверждается тем, что далеко не всегда столичные вельможи строили гробницы у пирамиды именно своего владыки. Видимо, в выборе места погребения большую роль играли соображения святости той или иной местности и ее близость к месту жительства семейства. Например, при пирамидах царей дин. в пустынной и не имеющей древних традиций южной Саккаре похоронены преимущественно служащие их храмов, тогда как все их сколько-нибудь значительные современники (кроме визирей Pjpj предпочитали многолюдный, близкий к городу район возле Ступенчатой пирамиды, великой святыни Старого царства. Наконец, важны были и семейные традиции, нам сейчас совершенно непонятные так, многие приближенные царей,
чьи пирамиды находятся в Саккаре, были похоронены в Гизе, где их гробницы образуют целые семейные комплексы.
Такая независимость не вызывала у царей никакого недовольства и воспринималась ими как нечто вполне естественное. Например, когда умер визирь и архитектор царя, сын покойного по каким-то причинам построил для него мастабу возле пирамиды %AH-w(j)-ra(w), а царь даровал своему любимцу саркофаги обеспечил культ в его гробнице [Urk. I, S. 43–45], те. не только не осудил зато, что тот оказался похороненным не при его пирамиде, но и выразил свое наивысшее благоволение к нему. Это и понятно царю в его посмертной жизни прежний двор уже ненужен утратив свое человеческое естество и окончательно став божеством, он находится в обществе богов, куда придворным доступа, конечно же, нет. Здесь желание знати освободиться от службы совпадает с ненадобностью для царя иметь служащих. Поэтому случай планирования некрополя возле пирамиды на который всегда ссылаются сторонники существования загробного двора, абсолютно не показателен. построив гробницы для своих приближенных, скорее всего взял на себя и обеспечение их культа, что было проще всего при компактном расположении наконец, не следует
[209]
забывать и о стремлении создать достойное архитектурное обрамление для Великой пирамиды. Другие цари предпочитали обходиться без столь дорогостоящих проектов, поэтому комплекс в Гизе остается уникальным.
9
Переходя к искажениям второго рода, следует сразу же отметить, что хозяйство вельможи всегда изображается не совсем таким, каким оно было на самом деле. В
реальности оно представляло собой (по крайней мере у знатнейших и богатейших людей)
совокупность совершенно независимых и очень удаленных друг от друга подразделений, что позволяло производить в его пределах всевозможные продукты и делало его самообеспечивающимся и самодостаточным. В формулах смотрения ив названиях сцен доставки постоянно встречаются упоминания того, что жертвы хозяину доставляются из его селений (njw.wt и/или находящихся как в Верхнем, таки в Нижнем Египте Не следует забывать, что царствование было первым, когда жертвенная формула,
говорящая об обеспечении культа царем, была в употреблениис самого начала правления Похоже, что попытка соорудить нечто подобное в меньших масштабах была предпринята +d.f-ra(w)в
Абу-Роаше [Bisson de la Roque, 1925, pl. 1–3], нов связи с ранней смертью этого царя и неблагоприятной для
Абу-Роаша политической ситуацией она оказалась неудачной
Конкретизируются эти утверждения надписаниями к изображениям представительниц селений, в которых иногда указываются названия номов, где селения располагаются — они могут быть разбросаны по всей стране Тем не менее в системе гробничных изображений все эти подразделения превращаются в единое компактное целое, в жизни никогда не существовавшее. Это искажение позволяло представить все владения вельможи разом ив тоже время не уводило слишком далеко от действительности — в мире изображений ликвидировалась только несущественная в конечном счете пространственная разделенность составных частей хозяйства и тем самым подчеркивалось их гораздо более важное для хозяина экономическое единство.
Узость границ мира-Двойника, его искусственная концентрированность и отсутствие какого бы тони было окружения ведут к важнейшему искажению второго рода, которое,
кстати, хорошо иллюстрирует условность нашего разделения искажений на две группы. Это изменение масштабов личности в мире-Двойнике по сравнению с реальным миром.
Поскольку мир-Двойник сводится к хозяйству вельможи, тот оказывается его безраздельным владыкой. Так было и на самом делено при жизни даже самый знатный человек, имеющий огромное хозяйство и пользующийся в нем неограниченной властью, был совершенно ничтожен перед царем. Когда же границы этого хозяйства оказываются одновременно и границами мира-Двойника, положение меняется. Владелец гробницы становится центром целого мира, в котором абсолютно все существует только для него, ибо никакого другого господина в этом мире просто нет.
При этом несуществующей оказывается не только царская, но и вообще любая власть,
стоящая над владельцем гробницы. Миры-Двойники людей, находящихся на очень разных ступенях чиновничьей иерархии, строятся по одному образцу. Если слуга мог соорудить и оформить гробницу, он занимал в своем новом мире точно такое же место, как и его господин — в своем (разница лишь в размерах миров. Таким образом, неравенство,
существующее в рамках господствующего класса, выравнивается. Так, например, служил начальником дома (те. управителем хозяйства) царевича KA(.j)-n(j)-n(j)-swt I, в гробнице которого (Гон изображен как лицо подчиненное [Junker, 1934, Abb. 19,
Taf. 7-а].В гробнице же самого построенной рядом с мастабой его хозяина (ГШ
№ D.117), мир-Двойник создается по вельможескому образцу [Kayser, 1964, Abb an S. 24–25,
30–33]. В этом мире оказывается центральной фигурой, нив чем не уступающей самому KA(.j)-n(j)-n(j)-swt I; о реальном положении говорят лишь списки его незначительных титулов. Последнее, кстати, является прекрасным доказательством того, что наличие перечней должностей еще не означает желания занимать их — WHm-kA(.j) в своем мире-Двойнике благодаря его улучшению имеет благ больше, чем может дать ему служба,
так что она ему и ненужна. Разумеется, случай с нетипичен, так как обычно люди,
занимавшие подобное общественное положение, не могли создать столь представительную гробницу, но тем не менее показателен. Скорее всего, мастаба была воздвигнута на средства KA(.j)-n(j)-n(j)-swt I, который таким образом наградил своего верного слугу,
недостаточно состоятельного для того, чтобы оформить часовню рельефами высочайшего качества. Если это действительно так, то оказывается, что хозяин принимал стремление слуги к независимости в мире-Двойнике как должное, а в данном конкретном случае даже содействовал исполнению этого желания. Здесь дело обстоит примерно также, как ив случае посмертных взаимоотношений придворных и царя. Господин не испытывал ни малейшего неудобства оттого, что слуга в своем мире становился независимым от него ведь в мире хозяина он таки оставался слугой. Поэтому KA(.j)-n(j)-n(j)-swt I ничего не потерял, создав для WHm-kA(.j)вельможеский мир-Двойник, — благодаря наличию в мастабе царевича изображения как подчиненного, вельможа мог пользоваться его Особенно хорошо это видно в мастабе и PtH-Htp(.w)(CM № D-64), где показаны представительницы множества селений из верхне- и нижнеегипетских номов [Davies, 1901-1 pl. 4, 10–11, 14;
Paget, Pirie, 1898, pl. 34–35]. Соотношение этих хозяйственных подразделений тщательно проанализировано
Ю.Я. Перепелкиным [Перепелкин, 1988-1, с. 137–138].
услугами по-прежнему. Все эти удивительные раздвоения действительности вытекают из разделенности и абсолютной независимости миров-Двойников разных людей. Избавившись от необходимости подчиняться, владелец мира-Двойника в полной мере сохраняет возможность подчинять. Двойники тех людей, которых он берет в свой мир для обеспечения своих потребностей, находятся по отношению к нему в том же самом положении, что и сами эти люди при жизни. При этом, разумеется, мир-Двойник создается лишь для его владельца, все же остальные попадают в него постольку, поскольку они служат ему. Поэтому совершенно естественно, что имена зависимых людей обычно при их изображениях не надписываются — хозяину важен лишь сам факт присутствия рабочей силы, а не личность принадлежащего ему человека.
Точно также было ив жизни — владельцы огромных хозяйств Старого царства просто не могли знать всех своих людей нив лицо, ни по именам для них существовала лишь безликая и безымянная масса, единственной характеристикой которой была способность выполнять ту или иную работу. Такое отношение к своим людям хозяин переносил в мир-Двойник, и иначе быть не могло. Записи имени среди подчиненных удостаивались лишь немногие. Главным образом это руководители вельможеского хозяйства и его подразделений, а также служители Двойника, те. люди, известные своему хозяину,
близкие к нему, выполняющие работу, требующую определенной самостоятельности, а потому выделяемые из общей массы, воспринимаемые как личности.
Точно таким же было и отношение к индивидуальности животных степень близости к хозяину и здесь играла решающую роль. В гробницах часто встречаются изображения собак (со Старого царства) и кошек (с XII дин, но имена приписывают, как правило, только к первым — в результате от всех периодов египетской истории нам известны имена более собак [Janssen МА, 1958; Fischer, 1961; 1977-2; Simpson, 1977] и только одной кошки, 1922 pl. 9; Fischer, 1977-2, fig. 7]. Это и понятно — собака была близким другом человека, в высшей степени привязанным к нему существом, помощником на охоте, кошка же оставалась всего лишь полезным домашним животным, которого держали в чисто практических целях, для борьбы с грызунами. Поэтому и индивидуальность собак различалась лучше, чем кошек, которые в силу своего образа жизни были гораздо более безликими. Соответственно в своем мире-Двойнике человек хотел видеть Двойника именно своей собаки, своего друга, для чего и служили надписания имен, от кошки же требовалась только ее служба, и здесь индивидуальность особой роли не играла. И даже когда при дин. царевич +хоронил свою любимую кошку (см. выше, гл. 7, § 2), он действовал в рамках этой традиции, называя ее в надписях на саркофаге всего лишь
«блаженной кошкой, без упоминания имени. Погребение кошки в это время было еще редкостью, поэтому слово кошка само по себе было достаточным для идентификации похороненной, и опасений, что жертвы, обеспечиваемые жертвенной формулой, попадут не по адресу, не было.
Отношение к прочим домашним животным (например, к обезьянам, было аналогично отношению к кошкам. Таким образом, египтяне
[212]
признавали индивидуальность только у собаки, хотя Двойники могли иметься и у других животных Все это прекрасно укладывается в схему, предложенную ранее (гл. 6, § Вернемся, однако, к изображениям рабочей силы. Зависимые люди изображаются всегда молодыми, сильными, здоровыми и неотличимыми друг от друга. Это, разумеется,
искажение действительности, и предопределено оно тем, что таков был естественный облик Любопытно, что такое особое отношение к собаке универсально и сохраняется до наших дней.
Любитель кошек, приласкав на улице приглянувшегося ему зверька, скорее всего назовет его киской или каким-либо другим словом, в конечном счете являющимся видовым обозначением. Собаку же в аналогичной ситуации большинство назовет какой-нибудь распространенной в данной стране ив данное время кличкой мы видим в собаке индивидуальность и неосознанно стремимся дать ей имя, пусть даже фиктивное, и тем самым выделить ее среди других представителей ее вида. По отношению к кошке, гораздо более независимой и далекой от человека, такое желание возникает намного реже. Как видим, аналогия египетским представлениям об индивидуальности и имени оказывается полной, хотя нами все это и не осознается
Двойника, отличный от облика человека. Но вместе стем оно было в высшей степени выгодным для хозяина гробницы — среди его челяди, конечно же, были старые, хилые и увечные, нов мире-Двойнике вместо них всегда оказывались молодцы как на подбор,
пригодные к любой работе. Приблизиться к действительности при помощи показа реальных черт людей было можно, но этого не делали — ведь всякое отклонение от стандарта является недостатком рабочей силы. Некоторое исключение составляют, пожалуй, только довольно редкие изображения лысых работников например Dunham, Simpson, 1974, fig. 4; Moussa,
Altenmüller, 1977, Abb. 10, 12,24, Taf. 24; Steindorff, 1913, Taf. 110–113, 116–118; Wild, 1953,
pl. 110-113, 115, 117, 119, 120–124; Simpson, 1976-2, pl. C, D; Duell, 1938, pl. 21, 52, 169–170;
Blackman, 1953, pl. 30], однако это не тот недостаток, который может причинить ущерб хозяину. Настоящие физические недостатки начинают показывать лишь в Среднем царстве
(знаменитые тощий и толстый пастухи из гробницы меирского номарха Wx-Htp(.w)
[Blackman, 1915, pl. 6]), но и это случаи редчайшие — вельможа не хочет вредить собственному благосостоянию.
12
Весьма вероятно, что безликость рабочей силы могла иногда толкать не очень богатых людей изображать свою челядь более многочисленной,
[213]
чем она была на самом деле. К сожалению, проверить это нельзя, так как у нас нет альтернативных источников для сравнения с гробничными изображениями. Возможно, что и к встречающимся иногда указаниям количества изображенного скота также следует относиться с осторожностью, но и здесь дальше констатации этого мы не пойдем из-за отсутствия чисто хозяйственных документов, несвязанных с миром-Двойником [ср.: Перепелкин, 1988-1, с. 199–200, Отсутствие имен возле изображений челядинцев, те. неопределенность изображенных, породило еще одно искажение, уже несвязанное с первоначальным оформлением гробницы. Человек, занимавший некоторые должности, ноне имевший достаточных средств для сооружения собственного памятника, постоянно видел в чужих гробницах массу изображений безымянных людей. У него, естественно, возникало желание приписать свое имя к одному из таких изображений и тем самым включить своего Двойника в мир чьей-то гробницы. В этом не было ничего недопустимого с моральной стороны — хозяину гробницы безразлично, кто именно работает на него, изображенный же слуга без имени как личность не существует, и поэтому приписывание ему любого имени преступлением не является.
Приписки прекрасно показывают, как египтянин, не имевший возможности создать собственный мир-Двойник, готов был занимать подчиненное положение в мире-Двойнике другого человека, лишь бы не исчезнуть совсем. Практика эта еще ожидает специального исследования как с социальной, таки с мировоззренческой стороны, но общий смысл ее совершенно понятен.
Существовал и еще один сходный способ проникновения в чужой мир-Двойник.
Двойник человека, имевшего возможность поставить лишь скромный памятник с однимединственным изображением, был обреченна существование в изоляции. Если же такое изображение поместить в чьей-нибудь гробнице с богатым оформлением, то Двойник включается в жизнь ее мира — разумеется, как лицо подчиненное. В этом отношении весьма примечательна гробница номарха Среднего в Меире: в ней находится ряд граффити (изображений с надписаниями) людей, называющих себя его «служителями
Двойника» [Blackman, 1924, pl. 3]. Эти граффити не синхронны сооружению гробницы — по крайней мере одно из них, принадлежащее некоему судя по написанию имени, вполне могло, как считал К. Зете, относиться ко времени вплоть до XII дин. [ibid., р. 32, note когда культ номарха уже явно прекратился. Следовательно, люди эти на самом деле жрецами В сценах драки лодочников нередко показывается, как драчуны наносят друг другу различные увечья. Однако драка возникает вовремя доставки хозяину жертв, когда команда каждой лодки стремится обогнать и оттеснить других, тем самым показав свое рвение в службе. Видимо, польза от изобразительной фиксации этого рвения расценивалась хозяином как превышающая тот ущерб, который она причиняет
Двойникам его слуг Большаков, 1983-1; Bolshakov, 1993-2], но все же характерно, что больше ничего подобного в гробницах не изображают
назначены небыли и приписывали себе эту должность сами, чтобы их Двойники вошли в богатый мир-Двойник Среднего. Выбор же именно этой должности был основан на соображениях морального порядка создание своего изображения в чужой гробнице — акт насильственный, и поэтому, чтобы он не выглядел
[214]
таковым, следовало сделать его полезными для самого номарха. Поскольку в рамках египетских представлений всякий человек, приносящий в гробницу жертву, выполняет жреческую службу — а именно таки изображают себя чужаки, — номарх бесплатно обретал вечных жрецов, так что осуждать их вторжение в свой мир-Двойник ему было не за что.
Впрочем, и это естественно, вельможа и сам старался обеспечить себе штат жрецов, и для этого он также мог идти на искажения действительности. Таким искажением является интерпретация оплаты труда художника как цены Двойников изображенных людей,
выявленная ОД. Берлевым и рассмотренная нами выше (гл. 3, § 2). Когда в своей надписи сообщает, что он купил служителя Двойника он идет на сознательную фикцию на самом деле такая купля была невозможна, ибо гробничные жрецы рабами не бывали, но так как она гарантировала бы обеспечение культа надежнее, чем обычный договор, теснее привязывала бы жреца-кормильца к хозяину, ее превращают в реальность для мира-Двойника.
Искажения касались, конечно, не только хозяйства вельможи, но и его собственного облика. Уже в силу самой природы он в своей вечности всегда молод, силен, здоров, даже если смерть застала человека дряхлым стариком. Таким образом, хозяин мира-Двойника не только наслаждается материальными благами, но и пребывает при этом в идеальном,
наиболее желательном состоянии.
Количество примеров искажений действительности в мире-Двойнике при желании можно увеличить однако и без того их огромная роль совершенно очевидна. Их совокупность позволяет значительно улучшить мир-Двойник по сравнению с реальным миром. Заключается это улучшение прежде всего в изоляции мира-Двойника от всего окружающего. Тем самым его хозяин превращается из владыки в масштабах хозяйства во владыку во всемирных масштабах (хотя мир его оказывается при этом
[215]
лишь маленьким мирком) и избавляется от всех отношений подчинения, в которых находился вне своего хозяйства, сохраняя все отношения господства внутри него.
Поскольку миры-Двойники разных людей изолированы друг от друга, автоматически исчезает иерархия, в которой их владельцы находились в реальном мире, так что начальники подчиненный, если только последний может построить гробницу, занимают в своих мирках одинаковое положение — положение абсолютного господства. Общественные отношения в рамках хозяйства в целом сохраняются, но ив них вносятся некоторые изменения,
направленные на еще большую абсолютизацию власти его владельца. Каждый из миров изолированно в него можно проникнуть — правда, только превратившись в зависимое лицо. Практика приписок, направленных на такое проникновение, позволяет нам, пожалуй,
впервые в истории человечества прикоснуться к элементам социальной психологии и не только увидеть оптимизм господ, общественное положение которых гарантирует им счастливую вечность, но и понять скрытое источниками отчаяние низов, лишенных этой вечности и стремящихся приобщиться к вечности имущих на правах подчиненных Отметим еще лишь одно искажение первого рода, лежащее несколько в стороне от основного русла.
В староегипетских вельможеских гробницах начисто отсутствуют изображения солнца, луны и звезд.
Разумеется, это никоим образом мир-Двойник не улучшало скорее всего мы имеем здесь дело с проявлением представления о священности светил, делавшего их изображения царской прерогативой (ср. звезды на потолке погребальной камеры пирамиды Wnjs:[Piankoff 1968, pl. 4–7]) и поведшего к запрету их изображения частными лицами. Для нас, однако, важно то, что свойства мира-Двойника допускали такое искажение и позволяли безболезненно пережить его. Представление об изображениях как источнике света гарантировали свет в миреДвойнике и компенсировали отсутствие запретных светил. Это искажение было вынужденным, большая же их часть относится, как мы видели, не к природным явлениям, а к жизни общества на изменение среды обитания в мире-Двойнике египтянин претендовать не мог
Разумеется, все эти искажения в социальной области не означают сознательного стремления вельможи избавиться в своем мире-Двойнике от власти царя и вообще от любой вышестоящей власти. В столь централизованной стране, где господствующий класс составляло четко стратифицированное по должностям чиновничество, подобная мысль просто не могла возникнуть — она слишком противна всему укладу жизни. Тем более не приходится говорить о воплощении ее в массе памятников, сооружение которых, как и любое другое дело, находилось под строгим государственным контролем. Причина возникновения этого искажения кроется в другом. Когда при IV дин. складывалась система оформления гробниц, имевших тогда очень небольшие часовни, решающим фактором был недостаток места, заставлявший выбирать только сюжеты, непосредственно связанные с кормлением хозяина. Государственная служба была лишь одним из вынужденно отсутствующих сюжетов, так что о преднамеренном исключении ее из мира-Двойника речи быть не может. Такой репертуар изображений закрепился, и затем, когда количество изображений стало возрастать практически неограниченно, традиция заставляла идти по пути дробления старых сюжетов, ноне позволяла вводить принципиально новые, среди которых могли бы быть и связанные со службой. В конце V — начале VI дин. оформление гробниц стало передавать все хозяйство полностью, и тогда выгоды отсутствия сцен службы стали совершенно ясными. Из этого главного и совершенно естественно возникшего искажения вытекают практически все остальные, как первого, таки второго рода. При этом,
сколь бы серьезны искажения ни были, они многое давая тем, для кого делались,
других ничего не лишали. Разумеется, практика, приносившая большие выгоды и никого не ущемлявшая, не могла не приобрести широкое распространение.
Однако, несмотря на то что мир-Двойник не совсем адекватен реальному, искажения имеют определенные пределы, перейти которые не дано никому. Человек небогатый,
наверное, может преувеличить количество своих челядинцев, приписать себе несуществующих слуг, но, насколько известно, неженатый не может выдумать себе жену, а бездетный — сыновей. Такая фикция была недопустима, так как она означала бы создание существ, которые должны иметь индивидуальность, и прежде всего имена, — а это в корне отлично от создания безымянной и безликой челяди.
В этом отношении чрезвычайно характерно полное отсутствие часовен для культа детей, умерших малолетними, хотя детские погребения в родительских гробницах встречаются [Feucht, 1980, S. 428]. Ведь часовня строится для того, чтобы создать в ней для владельца копию его хозяйства ребенок же своего хозяйства не имеет, и его пришлось бы выдумывать целиком. На это египтяне не шли, а ограничивались изображениями детей в часовнях родителей — дети своего мира-Двойника не имели, как не имели хозяйства, но зато входили в родительский мир-Двойник.
14
Таким образом, искажения действительности в мире-Двойнике несомненны, но совершаются они в определенных границах и по определенным правилам, что не позволяет нам усомниться в значении материалов гробниц как надежного источника по экономике,
общественным отношениями мировоззрению эпохи. Более того, если мы знаем эти границы и эти правила, искажения сами приобретают для нас чрезвычайную ценность — они позволяют лучше понять отношение древних египтян к различным сторонам их жизни,
приблизиться к их не всегда даже осознанному жизненному идеалу, который они надеются осуществить в мире-Двойнике.
14
Разумеется, когда кто-либо присваивал чужую гробницу, сбивая имя ее владельца и заменяя его собственным именем, он приписывал себе хозяйство, которого не имел, — фикция переходит все допустимые пределы. Однако узурпация гробниц является не нормой, признанной обществом, а преступлением, поэтому говорить здесь о каких-то пределах не приходится — недопустим не масштаб искажения, асам способ,
которым оно совершается
144
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22

перейти в каталог файлов


связь с админом