Главная страница

О военном искусстве. Сочинения исторические и п... НикколоМакьявелли Никколо Макьявелли Астрель


Скачать 19,88 Mb.
НазваниеНикколоМакьявелли Никколо Макьявелли Астрель
АнкорО военном искусстве. Сочинения исторические и п.
Дата11.05.2018
Размер19,88 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаO_voennom_iskusstve_Sochinenia_istoricheskie_i_p.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#2991
страница5 из 15
Каталогid2814662

С этим файлом связано 110 файл(ов). Среди них: и ещё 100 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Никколо Макьявелли
себя. Потом империя при нашествии варваров распалась на несколько частей, но доблесть от этого не возродилась первая причина заключалась в том , что трудно восстанавливать рухнувший порядок вещей, вторая — в том, что современный образ жизни людей при господстве христианской религии не создает для них необходимости вечной самозащиты, как это было в древности. Ведь тогда побежденные на войне или истреблялись, или становились вечными рабами, ведущими самую жалкую жизнь покоренные земли опустошались, жители изгонялись, имущество отбиралось, асами они рассеивались по свету, так что побежденным приходилось терпеть самую страшную нищету.
Этот страх заставлял людей неустанно заниматься военным делом и почитать всех, кто в нем отличался. Теперь же страх этот почти пропал, побежденных очень редко убивают, никто долго не томится в плену, и все легко выходят на свободу. Города могут тысячу раз восставать — их за это не разрушают, оставляют жителям имущество, и самое худшее, чего они могут опасаться, — это военной дани. При таких обстоятельствах люди вовсе не хотят подчиняться требованиям строгого военного устройства и переносить всякого рода тяготы во избежание опасностей, которые для них нестрашны. Наконец, страны Европы по сравнению с прежними временами подчинены власти очень немногих государей вся Франция подчинена одному королю, Испания другому, Италия делится на небольшое число государств. Таким образом, слабые города защищаются тем, что отдаются на волю победителя, а сильные, по всем описанным причинам, не боятся разрушения
О военном искусстве
93
Козимо. Однако за последние двадцать пять лет мы были свидетелями разрушения многих городов и падения царств. Казалось, этот пример должен был бы предостеречь уцелевших и показать им, что следовало восстановить некоторые древние учреждения.
Фабрицио. Вы правы, но, если вы внимательнее присмотритесь к этим разгромам, вы увидите, что разрушались не столицы, а второстепенные города. Действительно, разграбили ведь Тортону, а не Милан, Капую, а не Неаполь, Брешию, а не Венецию, Равенну, а не Рим. Такие события не заставляют правителей пересматривать свою политику, а, наоборот, укрепляют их в мысли, что от всего можно откупиться. Поэтому они не хотят подвергаться трудностям строгой постановки военного дела — это кажется им или ненужным, или непонятным.
Остаются побежденные примеры эти могли бы их устрашить, но они уже бессильны что-нибудь предпринять. Князья, лишившиеся власти, уже опоздали, а те, которые правят, не умеют или не хотят ничего делать у них только одно желание — без труда ловить счастье, а не надеяться на собственную силу они видят, что там, где этой силы не хватает, все вершит судьба, и хотят подчиняться, а не повелевать ею.
В подтверждение своих слов приведу Германию, где сохранилось много княжеств и республики благодаря этому там еще сильна военная доблесть. Всем хорошим, что есть в современных войсках, мы обязаны этим народам они ревниво оберегают свое положение, боятся рабства не в пример другими поэтому все сохранили господство и окружены почетом.
Кажется, я достаточно пояснил вам, каковы, по моему мнению, причины нынешнего ничтожества войск

94
Никколо Макьявелли
Не знаю, согласитесь ли вы со мной, или у вас остались еще какие-нибудь сомнения?
Козимо. Никаких. Вы убедили меня вполне. Мне хочется только вернуться к главному предмету нашего разговора и узнать от вас, как будет устроена кавалерия при ваших батальонах, сколько ее должно быть, кто ею командует и каково ее вооружение.
Фабрицио. Вы, по-видимому, думаете, что я это упустил не удивляйтесь, так как много об этом по двум причинам говорить не приходится. Прежде всего важнейшая жизненная сила войска — это пехота далее, наша кавалерия лучше пехоты, и если она не сильнее конницы древних, то равна ей.
Я уже раньше говорило том, как ее обучать. Что касается оружия, я оставил бы существующее вооружение одинаково как для легкой, таки для тяжелой конницы. Мне только казалось бы полезным дать всей легкой коннице арбалеты и присоединить к ним некоторое количество фюзильеров, которые, правда, мало­
полезны в бою, но великолепны для устрашения противника и лучше всего могут заставить его бросить охраняемый проход одно ружье стоит двадцати штук любого другого оружия.
Обращаясь к численности этих войск, я должен сказать, что подражал бы римскому примеру и образовал бы при каждом батальоне отряд не больше чем в 300 лошадей, причем 150 пришлось бы на тяжеловооруженных жандармов, а остальные — на легкую конницу. Во главе каждого эскадрона стоял бы особый начальники при нем — 15 декурионов, знамя и музыканты. Каждые 10 жандармов получают 5 повозок, а 10 всадников легкой конницы — 2 повозки, нагружаемые
О военном искусстве
95
палатками, котлами для пищи, топорами и кольями, а если будет возможно, то и другим походным снаряж е­
нием.
Не считайте, что это вызовет беспорядок, потому что сейчас в распоряжение каждого жандарма предоставлено 4 лошади, а это уже большое злоупотребление. В Германии у жандарма есть только одна его лошадь на каждые 20 человек полагается одна повозка, на которую взвалено все, что им необходимо.
Римская конница тоже обходилась без прислуги правда, ее размещали рядом с триариями, которые обязаны были помогать ей в уходе за лошадьми. Это легко ввести и у нас, как вы увидите, когда мы будем разбирать устройство лагеря. То, что делали римляне и теперь делают немцы, вполне возможно для нас, и сна шей стороны было бы ошибкой поступать иначе.
Оба эскадрона, составляющие часть бригады, можно иногда собирать вместе с батальонами и устраивать между ними примерные сражения, больше для того, чтобы приучать их различать друг друга в бою, чем для каких-нибудь других целей.
Однако довольно об этом теперь нам надо узнать, каково должно быть боевое расположение войска, чтобы оно могло заставить противника принять бой и победить. В этом — цель всякого войска и смысл труда, потраченного на его обучение
КНИГА ТРЕТЬЯ
Козимо. Предмет нашего разговора сегодня меняется, и вместе стем должен перемениться и вопрошатель. Мне не хотелось бы заслужить упрек в самонадеянности, которую я всегда осуждал в других. Поэтому я слагаю диктатуру и передаю ее кому угодно из присутствующих моих друзей.
Заноби. Мы были бы вам очень признательны, если бы вы сохранили вашу диктатуру, но, если вы настаиваете на своем отказе, назначьте, по крайней мере, кого- нибудь из нас своим преемником.
Козимо. Предоставляю это синьору Фабрицио.
Фабрицио. Охотно принимаю полномочие и предлагаю следовать венецианскому обычаю, те. предоставить первое слово самому младшему. Война — это ремесло молодых, и я считаю, что говорить о нем лучше всего юношам, потому что они раньше всех покажут себя на деле.
Козимо. Итак, очередь завами, Луиджи. Приветствую своего преемника и думаю, что ивы, синьор Ф абрицио, останетесь довольны таким вопрошателем. Вернемся теперь к предмету разговора и не будем терять время
О военном искусстве
97
Фабрицио. Несомненно, что для ясного понимания искусства боевого построения войска надо рассказать вам о том, как поступали в этом случае греки и римляне. Однако вы сами можете прочесть об этому античных писателей поэтому я опускаю целый ряд подробностей и буду говорить только о том, чему, по-моему, необходимо подражать, если мы хотим хотя бы в некоторой мере усовершенствовать наши современные войска. Я собираюсь пояснить вам одновременно построение войска в боевой порядок, подготовку его к настоящему бою и обучение примерным сражениям.
Самая большая ошибка начальника, строящего войско в боевой порядок, — это вытянуть его в одну линию и поставить судьбу сражения в зависимость от удачи единого натиска. Кореньошибки втом, что забыты действия древних, у которых линии войск располагались последовательно одна за другой. Ведь иначе нельзя ни помочь передним войскам, ни прикрыть их при отступлении, ни сменить их вовремя боя римляне знали это лучше всех.
Для большей ясности надо сказать, что каждый легион состоял у них из гастатов, принципов и триариев.
Гастаты ставились в первуюлинию войск, образуя крепкие сомкнутые ряды, за ними более редкими рядами стояли принципы сзади всех находилисьтриарии, построенные таким образом, что между рядами у них оставались широкие промежутки, которые в случае нужды могли быть заняты и гастатами, и принципами.
Кроме того, в каждом легионе были пращники, стрелки из лука и другие легковооруженные воины, которые не стояли в одних рядах с пехотой, а располагались впереди войска, между конными и пешими сол-
4 — 3 5 4

98
Никколо Макьявелли
датами. Эти-то легковооруженные и завязывали бой если они побеждали — что бывало редко, — то сами довершали успех если их отбрасывали, они отступали, обходя фланги сомкнутых войск, или занимали нарочно оставленные для этого промежутки между рядами, располагаясь затем позади. После отхода легковооруженных с неприятелем схватывались гастаты, которые при неудаче отходили к принципам, занимая промежутки в их рядах, и тогда бой возобновлялся. Если эта вторая линия оказывалась также разбитой, она отступала ктриариям , заполняла широкие промежутки между их рядами, и все дело начиналось сызнова. При новой неудаче бой был проигран, потому что опять собрать войско было невозможно.
Конница размещалась на флангах войска, образуя как бы два крыла. Она сражалась, смотря по необходимости, верхом или спешившись. При таком порядке троекратного возобновления боевой линии поражение было почти невозможно, потому что счастье должно изменить тебе три раза подряда доблесть врага должна быть такова, чтобы трижды победить.
Греческая фаланга не знала этого способа возобновления боя правда, она строилась большим числом шеренг со многими начальниками, но располагалась всегда в одну линию Подкрепление разбитых войск производилось не по римскому способу взаимослияния рядов, а путем замены выбывшего солдата другим. Делалось это так. Представьте себе фалангу, построенную в 50 шеренг когда начинался бой, сражаться могли первые шесть, так каких копья, или сариссы, были настолько длинны, что из шестой шеренги выступали остриями даль
О военном искусстве
99
ше передних рядов. На место убитого или раненого бойца сейчас же становился солдат из второй шеренги его, в свою очередь, заменял стоявший за ним в третьей, и таким образом задние шеренги последовательно покрывали убыль передних. При этом способе подкрепления шеренги всегда были заполнены и пустых мест не было нигде, кроме задней шеренги, которая постепенно таяла, ибо пополнять ее было уже некому. Вследствие убыли в первых шеренгах задние понемногу истощались, но передние оставались всегда цельными, и надо сказать, что эту фалангу можно было скорее истребить, чем прорвать, так как глубокий строй делал ее почти непроницаемой.
Римляне вначале пользовались построением фаланги и применительно к нему обучали свои легионы. Позднее этот строй их уже не удовлетворяли они стали разделять легионы на части, именно на когорты и манипулы. Они считали, как я уже говорил, что войско тем сильнее, чем больше в нем отдельных живых тел и частей, каждая из которых может действовать сама. В наше время фаланга целиком применяется швейцарцами, воспринявшими и ее глубокий строй, и способ пополнения убыли первых шеренг, причем бригады вовремя боя вытянуты в одну линию . Иногда они располагаются друг за другом, но это делается не для того, чтобы одна бригада при отступлении могла влиться в ряды другой, а для того, чтобы части, находящиеся сзади, могли поддерживать передние. Одна бригада стоит впереди, а другая — за ней несколько вправо, так что может быстро двинуться на выручку, если передним войскам потребуется подкрепление. Третья бригада находится сзади первых двух на расстоянии ружейно

100
Никколо Макьявелли
го выстрела. Делается это стой целью, чтобы в случае поражения передних войсковых частей у них было место для отхода, а третья бригада могла двинуться вперед, не рискуя при этом столкнуться с отступающими. Ведь крупная часть не в состоянии влиться в ряды другой, что легко осуществимо для небольшого отряда. Поэтому мелкие и точно обособленные подразделения, составлявшие римский легион, могли быть размещены так, что легко проходили одни через другие и таким образом взаимно друг друга поддерживали.
Для доказательства превосходства древнего римского боевого порядка над швейцарским достаточно вспомнить, что в боях с легионами греческие фаланги всегда терпели самые страшные поражения, и причина заключалась именно в том, что, как я уже говорил раньше, вооружение римлян и их способ возобновлять битву были большей силой, чем стойкость фаланги.
Представим себе теперь, что мне предстоит по образцу этих примеров образовать войско я воспользуюсь для этого оружием и приемами как греческой фаланги, таки римского легиона в бригаде у меня было бы 2000 пик, те. македонское оружие, и 3000 щ ито­
носцев с мечами, те. римское вооружение. Бригада моя будет разделена на 10 батальонов, как это было у римлян, деливших легион на 10 когорт. Велиты, или легковооруженные солдаты, которые начинают бой, поставлены у меня также, как у них.
Таким образом, мы заимствуем у обоих народов оружие и боевое построение, так как в первых рядах каждого батальона стоят 5 шеренг пика за ними поставлены щитоносцы с мечами. Это позволит мне выдержать натиск конницы неприятеля и вместе стем О военном искусстве
101
прорвать его пехоту, потому что при первом столкновении у меня, как и у него, будут пикинеры, которые его отбросят, а дальше в бой вступят щитоносцы и уже довершат победу.
Изучая этот боевой порядок внимательно, вы поймете его силу, заключающуюся в том, что оба вида оружия могут быть использованы до конца пики хороши не только против конницы, но и против пехоты и становятся бесполезны, только когда начинается рукопашная. Чтобы обойти это неудобство, швейцарцы ставят между каждыми 3 шеренгами пик 1 шеренгу алебард. Делается это с целью дать пикам больше простора, но места им все же остается слишком мало. В нашем же построении пики, поставленные впереди и поддержанные сзади щ итоносцам и, могут отразить натиск конницы неприятеля, а при начале боя прорвать и расстроить его пехоту. Когда же бой переходит врукопашную схватку и пики уже бесполезны, их сменяют щи тоносцы с мечами, которые могут действовать в самой большой тесноте.
Луиджи. Мыс нетерпением ждем, чтобы вы нам рассказали, как вы расположите вооруженное и устроенное вами войско в боевой порядок.
Фабрицио. Я как раз собираюсь вам это объяснить. Вы должны прежде всего знать, что обычное римское, так называемое консульское, войско состояло небо лее чем из 2 легионов римских граждан, те. из 600 человек конницы, около 11 ООО пехоты и такого же количества пехоты и конницы , присланных союзниками и разделявшихся на две части, которые назывались правыми левым крылом войск.
Римляне никогда не допускали, чтобы пехотинцев в союзных войсках было больше, чем в римских легио­

102
Никколо Макьявелли
нах, нов отношении конницы это даже поощрялось. С этим войском в 22 ООО человек пехоты и приблизительно 2000 конницы консул предпринимал любые боевые действия и отправлялся в любой поход. Только в редких случаях, когда надо было дать отпор превосходящим неприятельским силам, оба консульских войска соединялись.
Заметьте дальше, что при трех главных действиях всякого войска, те. марше, лагерной стоянке и бое, римляне всегда располагали свои легионы в середине, так как хотели возможно теснее сплотить самые надежные свои силы далее я скажу об этом подробнее. Впрочем, союзническая пехота, постоянно общавшаяся с легионерами, была также полезна в бою, как и римская, потому что проходила туже военную школу и строилась в том же боевом порядке.
Если мы познакомимся теперь с боевым построением одного римского легиона, мы будем знать боевой порядок всего войска. Когда я вам говорил раньше о разделении легиона на 3 боевые линии, взаимно сменявшие друг другая, собственно, уже изобразил вам боевое построение целого войска.
Я хочу строить свои войска в боевой порядок наподобие римлян поэтому вместо 2 легионов я возьму 2 бригады, построение коих определит построение всего войска, потому что большая численность его только удлинит боевую линию. Мне кажется ненужным напоминать вам о количестве пехоты в бригаде, о том, что бригада состоит из 10 батальонов, кто ими командует, каково вооружение солдат, кто такие действующие и запасные велиты; обо всем я только что говорил достаточно подробно и думаю, что все это живо в ва­
О военном искусстве
103
шей памяти, так как эти основные вещи надо знать для понимания дальнейших подробностей. Перехожу теперь прямо к объяснению боевого порядка войска батальонов первой бригады составят левое крыло войска, 10 батальонов второй бригады — правое. Войска левого крыла располагаются так впереди, на линии фронта, стоят рядом 5 батальонов на расстоянии 4 локтей друг от друга, занимая в общем пространство в 141 локоть в ширину и 40 локтей в глубину. За этими 5 батальонами, на расстоянии 10 локтей по прямой, находятся еще 3, из которых 2 выравниваются по прямой линии по флангам первых 5 батальонов, а третий занимает серединный промежуток. Таким образом,
3 батальона второй линии занимают в глубину ив ширину тоже пространство, что и 5 батальонов первой, но между первыми батальонами остается промежуток в 4 локтя, а между вторыми — в 33 локтя. Дальше расположены 2 последних батальона, отстоящие от 3 батальонов второй линии на 40 локтей и выравненные по их флангам так, что между ними останется свободный промежуток в 91 локоть.
Таким образом, все батальоны вместе займут пространство в 141 локоть в ширину и 200 локтей в глубину. На расстоянии 20 локтей от левого фланга батальонов стоит прикрывающая его семирядная колонна запасных пикинеров, построенная в 143 шеренги так, что глубина их равна глубине всего левого фланга 10 батальонов, построение которых я уже описал 40 шеренг выделяются для охраны обозов и нестроевых, следующих за войсками декурионы и центурионы занимают свои обычные места. Из трех начальников батальонов один находится в голове, другой — в середине и третий — в

104
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

перейти в каталог файлов
связь с админом