Главная страница

О военном искусстве. Сочинения исторические и п... НикколоМакьявелли Никколо Макьявелли Астрель


Скачать 19,88 Mb.
НазваниеНикколоМакьявелли Никколо Макьявелли Астрель
АнкорО военном искусстве. Сочинения исторические и п.
Дата11.05.2018
Размер19,88 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаO_voennom_iskusstve_Sochinenia_istoricheskie_i_p.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#2991
страница6 из 15
Каталогid2814662

С этим файлом связано 110 файл(ов). Среди них: и ещё 100 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Никколо Макьявелли
хвосте всей колонны, исполняя обязанность(е^с^сЮ га, как называли римляне начальника, находившегося сзади войска.
Возвращаюсь теперь к построению головы колонны. Влево от запасных пикинеров стоят 500 запасных велитов, занимающих пространство в 40 локтей, а еще дальше влево рядом сними будут расположены жандармы, для которых я отвожу пространство в 150 локтей. Наконец, на оконечности левого крыла находится легкая конница, занимающая такое же пространство, как и жандармы. Действующие велиты должны быть при своих батальонах и стоят в оставленных между ними промежутках задача их — прикрывать фланг каждого батальона, но, может бытья присоединил бы их к запасным пикинерам. Это решается по обстоятельствам. Начальнику всей бригады я отвожу место или между первой и второй линией батальонов, или впереди, между первым батальоном слева и запасными пикинерами при нем находятся 30—40 отборных солдат, достаточно толковых, чтобы передать его приказы, и достаточно сильных, чтобы защитить его от вражеского нападения тут же должны быть знамя и му­
зыканты.
Таков боевой порядок бригады, стоящей на левом крыле и составляющей половину моего войска оно расположено на пространстве в 541 локоть в ширину и, как я уже говорил, в 200 локтей в глубину, не считая еще около 100 локтей в глубину, которые придутся на долю запасных пикинеров, охраняющих нестроевые части. Совершенно также построится и другая бригада на правом крыле между бригадами остается свободное пространство в 30 локтей, защищаемое несколь­
О военном искусстве
105
кими пушками, аза ними следует командующий с главным знаменем , музыкой и отборным отрядом в 200 человек, главным образом пехоты, из коих по крайней мере десять или более могут выполнять любое приказание. Командующий должен быть так вооружен, чтобы он мог, смотря по обстоятельствам, ехать верхом или идти пешком во главе войска.
Для осады крепостей достаточно иметь при войске
10 пушек, стреляющих ядрами весом не больше 50 фунтов, нов поле они служили бы у меня не столько для боя, сколько для защиты лагеря. Всю остальную артиллерию я бы составил из десятифунтовых орудий, которые, по-моему, удобнее пятнадцатифунтовых, и расположил бы ее перед фронтом войска, если только по свойству местности нельзя так поставить ее на флангах, чтобы вполне обезопасить от нападения неприятеля. Боевое построение, которое я вам только что описал, соединяет выгоды греческой фаланги и римского легиона. Впереди густыми, сомкнутыми рядами стоят пики, так что при наступлении на врага или при обороне вполне возможно, по примеру греческой фаланги, пополнять убыль передних шеренг людьми, стоящими позади.
С другой стороны, если вражеский удар так силен, что фронт пик будет прорван и придется отступить, они вольются в свободное пространство между батальонами второй линии и, соединившись сними, возобновят сражение единой массой. Если они и тут будут разбиты, то могут тем же порядком снова отойти и опять начать бой уже в третий раз. Таким образом, при этом порядке бой ведется и возобновляется одновременно и по греческому, и по римскому образцу

106
Никколо Макьявелли
Впрочем, едва ли можно представить себе войско более мощное начальников у него множество, оба крыла его в огромном изобилии защищены всеми видами оружия. Единственное слабое место — это тыл, с обозами и нестроевыми частями, да и здесь для защиты поставлены на фланге отряды запасных пикинеров. Они готовы отбить всякое нападение, откуда бы оно ни пришло. Что касается тыла, то он обеспечен от удара, так как никакой враг не может быть так силен, чтобы напасть на тебя со всех сторон одновременно если такой неприятель найдется, с ним вообще нечего воевать.
Пусть противник будет даже втрое сильнее, а войска его устроены не хуже наших, он неминуемо ослабит себя, пытаясь охватить нас с разных сторон, и стоит опрокинуть его водном месте, чтобы все пошло прахом. Нападения конницы, если она даже сильнее нашей и одолеет ее, бояться нечего, так как пики отразят любую атаку. Начальники поставлены так, что им удобно распоряжаться и передавать полученные приказания.
Промежутки между батальонами и между шеренгами не только позволяют одной части войск пройти через линии другой, но и очень удобны для пропуска воинов, прибывших с приказаниями командующего. Войско наше, как и римское, должно насчитывать около 24 ООО человек вспомогательные силы, присоединенные к нашим двум бригадам, должны быть устроены по их образцу, также как союзнические войска строились и сражались по примеру римского легиона. При боевом порядке, который я вам только что объяснил, это очень просто если вы усиливаете ваше войско еще 2 бригадами или двойным количеством солдат, вам надо только соразмерно удлинить боевую линию ,
О военном искусстве
107
Рис. 4

108
Никколо Макьявелли
поставив 20 батальонов вместо 10, или увеличить глубину фронта, в зависимости от действий неприятеля или от условий местности.
Луиджи. Знаете, синьор, я уже как будто вижу это войско и горю желанием посмотреть на него в деле. Я низа что на свете не хотел бы, чтобы выбыли Фабием Максимом, избегали бы врага и откладывали бой. Я бы возмущался вами еще больше, чем римляне Фабием.
Фабрицио. На этот счет не беспокойтесь. Разве вы не слышите уже грома пушек Наши открыли огонь, но причинили неприятелю лишь малый урон. Запасные велиты выступают теперь вместе с легкой конницей и с отчаянным криком бросаются на неприятеля, рассыпаясь как можно шире. Неприятельская артиллерия дала один залп, но снаряды пронеслись через головы нашей пехоты и не причинили ей никакого вреда. Чтобы помешать ей выстрелить второй раз, наши велиты и конница уже напали на нее, неприятель двинулся им навстречу, и как нашим, таки вражеским пушкам приходится замолчать.
Посмотрите, как мужественно бьются наши воины, как крепка их дисциплина, выработанная постоянными военными упражнениями и верой в войско, которое идет за ними вслед. Вот оно мерным своим шагом, в полном боевом порядке выступает вместе с тяжелой конницей навстречу противнику. Наша артиллерия, чтобы пропустить его, отходит на места, только что очищенные велитами. Полководец воодушевляет воинов, обещая им верную победу. Вы видите, что вели­
ты и легкая конница отошли, расположились по сторонам войск и выжидают, нельзя ли налететь на противника с фланга
О военном искусстве
109
Вот войска сошлись Посмотрите, с каким мужеством и безмолвием наши выдержали удар неприятеля полководец отдал тяжелой коннице приказ только поддерживать пехоту, не наступая самой и не отдаляясь от пехотных линий. Видели вы, как наша легкая конница ударила по отряду неприятельских стрелков, собиравшихся зайти нам во фланг, как бросились им на помощь эскадроны противника и как стрелки, стиснутые между двух колонн атак, не в состоянии открыть огонь и отступают за линию своих батальонов Смотрите, с какой яростью разят противника наши пики, но тяжелая пехота обеих сторон сблизилась настолько, что пикинеры уже не могут работать, и, по правилам нашего боевого построения, они медленно отступают сквозь ряды тяжеловооруженных солдат.
Между тем большой отряд вражеской тяжелой конницы смял наших жандармов на левом крыле. Наши, твердо соблюдая правило, отступили под защиту запасных пик, возобновили сих помощью бой и опрокинули противника, перебив у него множество людей.
Тем временем действующие пики передних батальонов прошли назад сквозь ряды пехоты, и теперь в бой вступают щитоносцы. Смотрите, с какой доблестью, уверенностью и легкостью они уничтожают неприятеля Разве вы не видите, что ряды так сомкнулись в бою, что солдатам только с большим трудом удается действовать мечами Смотрите, с какой бессильной злобой умирают враги Ведь они вооружены только пиками и мечами, а щитов у них нет. Пика бесполезна, потому что слишком длинна, меч бессилен против сильнейшего вооружения наших воинов, и неприятельские солдаты частью падают, убитыми или ранеными, ча­

Никколо Макьявелли
стью спасаются бегством. Они бегут и на правом и на левом крыле. Победа за нами!
Не правда ли, как счастливо прошла битва Скажу только, что я испытал бы гораздо большее счастье, если бы мне было суждено видеть это сражение наделе. Заметьте, что мне даже не пришлось посылать вдело ни вторую, ни третью линию войск враг побежден силами одной первой. Вот все, что я мог вам сказать, и хочу только спросить, всели для вас ясно.
Луиджи. Вы победили так стремительно, что я не могу еще опомниться от восторга. Я так ошеломлен, что даже не могу сказать, остались у меня какие-ни- будь сомнения или нет. Моя вера в вашу мудрость не имеет границ, ноя все же позволю себе высказать то, что мне приходит на ум. Скажите прежде всего, почему ваша артиллерия стреляла только один раз Почему вы сейчас же увели ее назад и больше о ней не упоминали Мне кажется, далее, что вы слишком легко распорядились неприятельскими пушками, заставляя их стрелять слишком высоко это, конечно, вполне возможно, но ведь бывает же, и, вероятно, часто, что ядра ударят прямо по вашим солдатам. Что же вы стали бы тогда делать?
Раз я уже заговорил об артиллерии, я скажу об этом все, чтобы исчерпать свой вопрос и больше к этому не возвращаться. Я часто слышал пренебрежительные отзывы о вооружении и боевом порядке древних. При этом обычно говорят, что в наши дни эти войска были бы недостаточны и, пожалуй, даже вовсе бесполезны перед мощью артиллерийского огня, который уничтожает самый глубокий строй и пробивает самые мощные латы. Сторонники этого мнения считают безуми­
О военном искусстве
ем вводить боевое построение, которое все равно не может устоять, и мучиться под тяжестью оружия, которое не в состоянии тебя защитить.
Фабрицио. Ваш вопрос касается очень многих вещей и требует поэтому подробного ответа. Верно, что я приказал своей артиллерии выстрелить только раз, да и тоне без колебания. Дело в том, что для меня гораздо важнее защититься от неприятельских ядер, чем поражать противника своими. Вы должны знать, что спастись от артиллерии можно только двумя способами надо поставить войска в такое место, куда ядро не долетит, или укрыть их за стеной или валом. Других средств нет, да и первые удадутся только при особой крепости вала и стены. Полководец, решающийся на бойне может ни укрыть свои войска, ни поставить их в такое место, где ядра их не достанут.
Раз нельзя защититься от пушек, надо найти средство терпеть от них как можно меньше урона. Средство есть только одно — захватить их сейчас же. Для этого надо стремительно кинуться на орудия врассыпную, а не наступать медленно и густыми рядами. Быстрота удара не позволит неприятелю выстрелить второй раза потери при рассыпном строе будут меньшие. Такое движение невозможно для воинской части, построенной по-боевому. Если она бежит, ряды расстраиваются, а когда колонна идет в беспорядке, то неприятелю не приходится тратить силы на то, чтобы ее рассеять, потому что она рассыпается сама.
Я построил свое войско с расчетом достигнуть двойной цели расположив на крыльях 1000 велитов, я приказал им сейчас же, после того как наша артиллерия выстрелит, броситься вместе с легкой конницей на не

112
Никколо Макьявелли
приятельские пушки. Яне велел своей артиллерии стрелять вторично именно потому, что не хотел дать неприятелю лишнее время ведь невозможно самому выигрывать время и вместе стем не позволить этого другому.
Я не продолжал обстрел по той же причине, по которой колебался стрелять с самого начала, — именно потому, что боялся, как бы неприятель не открыл огонь первым. Ведь если ты хочешь обезвредить артиллерию противника, надо на нее напасть если он не защищает свои орудия, ты их захватываешь если он хочет их отстоять, ты должен двинуться вперед, а когда друг и недруг смешаются в общей свалке, то из пушек стрелять нельзя.
Доводы эти, как мне кажется, достаточно убедительны и не нуждаются в примерах однако древняя история дает нам некоторые образцы, и я хочу их привести. Вентидий перед боем с парфянами, вся сила которых была в стрельбе из луков, подпустил их почти к самому валу лагеря, раньше чем вывести свои войска. Сделал он это только с одной целью — сейчас же вступить врукопашную схватку, не давим времени для нового обстрела.
Цезарь рассказывает, что вовремя одной из битв галльского похода враги бросились на него с таким бешенством, что его воины не успели бросить свои дротики, как это полагается у римлян. Ясно теперь, что спастись в поле от орудия, бьющего издалека, можно только одним путем — захватить его с величайшей быстротой.
Была и другая причина, по которой я шел на врага, не вводя вдело артиллерию. Вы, может быть, сейчас засмеетесь, ноя считаю, что пренебрегать ею нельзя
О военном искусстве
113
Самая большая опасность для войска, при которой легче всего начинается смятение, — это невозможность видеть неприятеля. Сильнейшие армии часто бывали разбиты потому, что солдат ослепляли пыль или солнце. Между тем ничто не вызывает такого густого мрака, как пороховой дымя считаю поэтому, что лучше предоставить неприятелю ослеплять самого себя, чем разыскивать его, ничего не видя.
Поэтому я предпочел бы не стрелять из пушек, или во избежание упреков ввиду большой славы артиллерии я расставил бы орудия на флангах, чтобы не ослеплять дымом солдат, так как видеть врага для них — самое важное.
Чтобы показать вам, насколько полезно испортить врагу видимость поля битвы, я сошлюсь на Э паминон- да, который именно с этой целью выслал противна ступавшего неприятеля свою легкую конницу, рассчитывая на то, что поднятая ею густая пыль скроет его войска от лакедемонян. Расчет оправдался и доставил ему победу.
Вы говорите далее, что я по-своему распорядился чужой артиллерией, заставив ее стрелять через головы моей пехоты. Должен сказать, что большей частью таки бывает и что огонь тяжелой артиллерии для пехоты почти безвреден. Обратное случается крайне редко. Пехота — очень низкая мишень, а стрелять из тяжелых пушек так трудно, что стоит сделать малейшую ошибку, нацелиться немного выше — и ядро летит через головы, а если цель взята ниже, чем нужно, оно попадает в землю и не доходит вовсе.
Кроме того, пехоту спасает любая неровность почвы, так как самый мелкий кустарник или холмик, от

Никколо Макьявелли
деляющий ее от артиллерии, уже портит меткость пушечного огня. Легче, конечно, попасть в конницу, особенно в тяжелую, которая вообще выше легкой и построена более густыми рядами, но и этого можно избежать, отведя конницу в тыл, пока огонь не прекра­
тится.
Несомненно, что гораздо опаснее ружья небольшие орудия, но лучшее средство против них — это рукопашный бой. Если при первом столкновении многие будут убиты, это ничего не значит — убитые бывают всегда. Хороший полководец и хорошее войско боятся не частных потерь, а общего крушения и должны подражать в этом швейцарцам, которые никогда не уклоняются отбоя из страха перед артиллерией и карают смертью того, кто, испугавшись огня орудий, покинет ряды или проявит малейший признак страха.
Итак, я отвел свою артиллерию назад после первого выстрела, для того чтобы очистить место батальонам. В дальнейшем я о ней не упоминал потому, что с началом общего боя она стала ненужной.
Вы сказали еще, что, по мнению многих, оружие и боевой порядок древних сейчас уже бесполезны ввиду разрушительной силы пушек. Можно заключить из ваших слов, что наши современники изобрели для успешной борьбы с артиллерией какое-то новое оружие и боевое построение. Если эта тайна вам известная был бы вам очень признателен за ее раскрытие, ибо пока я такого оружия не знаю и не думаю, чтобы его можно было найти. Действительно, мне хотелось бы услышать от этих людей, почему наши пехотинцы носят железные латы и нагрудники, а конные вообще закованы в броню ведь если отрицать древнее оружие
О военном искусстве
вследствие его бесполезности перед артиллерией, то надо отказаться и от нынешнего.
Хотелось бы также знать, почему швейцарцы, в полном согласии с античным боевым порядком, строят свою бригаду густой колонной вили человек пехоты и почему все другие народы им в этом подражают, несмотря на то что артиллерийский огонь при этом построении также опасен, как и при любом другом, позаимствованному древних.
Думаю, что ответа не найдется. Если же выспросите любого знающего военного, он ответит вам так прежде всего латы надеваются потому, что они защищают если не от ядер, то от самострелов, пик, мечей, камней и всякого другого неприятельского оружия. Далее, он сказал бы вам, что при построении густыми рядами, по швейцарскому примеру, можно легче отбросить пехоту противника, отразить нападение конницы и вместе стем затруднить врагу прорыв собственной линии.
Из всего этого ясно, что войскам угрожают не только пушки, но и многое другое, отчего их предохраняют латы и предлагаемый мною боевой порядок. Следовательно, чем лучше вооружено войско, чем плотнее и крепче его ряды, тем надежнее оно защищено. Поэтому приходится сказать, что сторонники мнений, о которых вы здесь говорили, люди или малоопытные, или не продумавшие дело до конца. Ведь если самое слабое оружие древних, употребляемое ныне, те. пики, и наименее совершенное из их боевых построений, те. швейцарская бригада, приносят огромную пользу и обеспечивают войскам такое превосходство, то почему надо считать бесполезными другие виды древнего оружия и те боевые построения, которые сейчас за

Никколо Макьявелли
быты? Наконец, если мы, несмотря на артиллерию, все же сохраняем построение густыми рядами, как это делают швейцарцы, то какой же из боевых порядков древности будет для нас еще более опасен Ведь всем известно, что артиллерийский огонь всего страшнее для войск, наступающих плотной массой. Наконец, ведь не мешает же артиллерия осаждать крепость, хотя, укрываясь за стенами, она может обстреливать мои войска в полной безопасности и усиливать огонь, как ей угодно, тогда как я захватить ее не могу и вынужден ждать, пока ее не смирит ответный огонь моих собственных пушек тем более мне нечего бояться артиллерии в поле, где ею можно сейчас же овладеть.
Из всего этого я вывожу, что артиллерия не препятствует восстановлению воинских учреждений древних и доблести их. Я бы развил свою мысль подробнее, если бы уже не беседовал с вами об этом роде оружия предпочитаю сейчас сослаться на то, что говорилось раньше.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

перейти в каталог файлов
связь с админом