Главная страница
qrcode

Ноэль Филдинг рассказывает нам свою историю в Лос-Анджелесе


Скачать 25.97 Kb.
НазваниеНоэль Филдинг рассказывает нам свою историю в Лос-Анджелесе
АнкорNoel Filding rasskazyvaet nam svoyu istoriyu.docx
Дата06.12.2017
Размер25.97 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаNoel_Filding_rasskazyvaet_nam_svoyu_istoriyu.docx
ТипДокументы
#50447

Ноэль Филдинг рассказывает нам свою историю в Лос-Анджелесе. Пока она уже включает в себя Билли Айдола, который признаётся, что является фанатом Майти Буш, и самого Ноэля, напивающегося с бывшим членом группы Sex Pistols Стивом Джонсом. Вы присоединяетесь к нам в момент обсуждения запутанных последствий событий, упомянутых в предыдущем предложении: «Я пробовал пробраться в дом в 3:30 ночи», - начинает Ноэль. «Я тогда жил у Расселла Брэнда. До него этот дом принадлежал 50 Cent’у».

Мы с Филдингом сидим в Лондонском отеле, пока он рассказывает мне эту историю. Я говорил о том, что он в платье? Нет? Хорошо. Ноэль Филдинг в платье. Теперь обратно с его истории. «У меня не было ключей», - добавляет Ноэль, - «Так что я решил перелезть через забор, который в свою очередь был под напряжением, затем сработала сигнализация, и я подумал про себя: «Б**ть, добром это не кончится».

Кстати, платье он надел для фотосессии. Обычно он не носит платья. Он не приехал на встречу в нём. Напротив, он приехал в достойном рокерском одеянии, так что не думайте, что он стал «наряжаться». Я в особенности не могу оторвать глаз от его сумки. Она выглядит как кусок арбуза. О, на ней ещё маленькая бирка, которая похожа на самого Ноэля. Извините, что опять прервался. На чём мы остановились? Ах да, он на электрической ограде.

«Через мгновенье в меня светят фонариком, и полицейский говорит мне: «Сэр, слезайте с забора». Я говорю ему: «Я остаюсь с Расселлом Брэндом». На что он мне отвечает: «Конечно, сэр. Давайте, я проведу вас внутрь». Он осмотрел меня с ног до головы и заключил: «Он не врёт. В Лос-Анджелесе воры так не одеваются»». Мы вместе посмеялись. «Да, были деньки. Лучше, чем сидеть сейчас в этом прикиде на диване».

В преддверии его предстоящего тура «Вечер с Ноэлем Филдингом» (очень скоро шоу будет в США) я проведу день с комиком, завсегдатаем тусовок и человеком, предпочитающим нелепо одеваться.

Сейчас Ноэль надевает оранжевую кофту в полоску. «Я думаю, здесь не хватает жёлтого», - дефилируя, говорит Ноэль.

Кто-то спрашивает: «Это мужская одежда?». «Нужно постараться, чтобы это так выглядело», - отвечает на это Ноэль. «Нас таких всего четверо в стране».

Филдинг позирует перед камерой. Глаза подведены, этот шикарный нос, напоминающий клюв, причёска, как у платиновой поп-звезды.

«Я, наверное, убого выгляжу», - говорит Ноэль. «У меня волосы, как у домохозяйки из 50х». Он поправляет волосы, делает саркастичное замечание, по-видимому, начинающему стилисту. Она не уверена, шутит ли он. «Я не понимаю, когда люди говорят с сарказмом», - сетует девушка. «Должно быть, тебе тяжело», - предполагает Ноэль. «Я думаю, я не говорил ничего, кроме сарказма, с 1984». Он настраивается; встаёт в позу полу поп-звезды, полу комика-поп-звезды. «Это же для Financial Times (прим. – название газеты)?»

Не все люди понимают Филдинга. Некоторые не покупаются на самодельный сюрреализм Майти Буш и уж точно не захотели тратить своё драгоценное время на авангардный спин-офф Филдинга – Роскошную комедию, который показывали для «выборочной» аудитории по каналу Е4.

И тем не менее есть те, кто находят фразу «Люди - ослы» (ориг. - “The man’s an arse”) самой искромётной в 21ом веке (пересмотрите серию Майти Буш «Кошмар Молочного Джо» и убедитесь сами).

Филдинговская юмористическая Вселенная (будь то его личная или та, которую он делит с Джулианом Бэррэттом) – это очаровательное, уютное пристанище пост-панковских каприз, населённое наркозависимыми лисами, поющими кокосами, злыми треугольниками, и в которой живёт пластилиновый Джоуи Рамон с шотландским акцентом (Ноэль надеется, что шотландцы оценят). Я думаю, будет не честно назвать эту Вселенную повседневным юмором.

И всё же, возможно, Филдинг больше всего известен своими ехидными шутками над поп-звёздами на шоу Never Mind the Buzzcocks. Но он не хочет, чтобы его помнили только по этому шоу: «Панельные шоу хороши тем, что они отлично подходят для того, чтобы прославится; также ты можешь просто придумывать шутки на ходу и импровизировать. Но это одноразово».

Ноэль предпочитает, чтобы его любили за Майти Буш и Роскошную комедию. Хотя он долго не был уверен, что за последнее его вообще кто-либо будет любить: «Это странное шоу. Я не занимаюсь им больше, но мне до сих пор вспоминают его в непривлекательном свете». На что я отвечаю: «Оно мне нравилось. Есть шанс, что ты когда-либо снимешь ещё эпизодов?». «Конечно, нет. Мне повезло, что меня за это из страны не выгнали».

Факт того, что Комедия окончена (по замыслу или просто так), частично объясняет, почему Ноэль опять отправился в тур: «После двух шоу, которые были так тяжелы в пост-обработке, с анимацией и подобными фишками, я больше не чувствовал себя юмористом. Я давно не слышал, чтобы кто-нибудь смеялся».

Теперь-то он, наверное, вновь привык к этому. «Вечер с Ноэлем Филдингом» вместе с перерывами идёт ещё с прошлой осени. Чуть более года тому назад он был ещё только в Данфермлине (прим. – город в Шотландии). «Ты приходил на моё шоу? Оно было весьма забавным. Я никогда до этого не был в этом городе. Он же в Файфе (прим. – одна из областей Шотландии)? Я помню, мы как-то пошли поесть, мы нашли пиццерию, и там пиццу посыпали чипсами. Это очень необычно».

Эх, Файф. Есть ещё в мире места, которые ещё более «бушевые», чем сами основатели Майти Буша. Я задаю Ноэлю вопрос: «Как ты теперь проводишь вечера? Если бы мы пошли куда-нибудь после фотосессии, что бы произошло? Мы бы опять неизбежно полезли на забор 50 Cent’а? Так и было бы?»

«Я до сих пор отрываюсь время от времени, но уже не так, как раньше. Наступает такой момент в жизни, когда ты должен променять сумасшедшие вечеринки на домашние посиделки с мятным чаем».

Справедливо. Тебе уже всё-таки 40. «Да, нельзя жить так всю жизнь», - признает Ноэль, но потом всё же добавляет, - «Я отлично оторвался, дал Стиви Никсу прикурить».

***


Случайный вопрос №1: чего ты боишься, Ноэль?

«Пауков. В Австралии было тяжелее всего, потому что постоянно приходилось осматривать свою комнату. В Австралии гигантские пауки. Они смертельно опасны. Было такое облегчение, когда мы поехали в Новую Зеландию после Австралии. В Новой Зеландии нет ничего опасного. Разве что землетрясения…»

***

В детстве Ноэлю нравилось одеваться как «психоделический» ковбой: «Костюм был бирюзовый с жёлтым. Я в нём раньше ходил в магазин». Ещё однажды он считал, что он фея. Его брат ему на 9 лет младше, так что его родители, которые сами были ещё молодыми, давали ему полную свободу: «Это была та ещё богема. Думаю, поэтому я и делаю то, что я делаю».

С возрастом Ноэль полюбил рисовать. Он даже учился искусству в университете. В юморе Ноэля можно, несомненно, увидеть художественные проявления, которые находят выход многими способами. Если уж задачей Бэррэтта в Майти Буш было писать музыку, то Ноэль занимался реквизитом, странным художественным юмористическим реквизитом.

Филдинг впервые выступал со stand-up’ом в Кембридже с Филлом Джупитусом: «Я уже думал бросить это дело, но Филл сказал, чтобы я не бросал, и обнял меня. Он очарователен».

Выходит, хорошо, что не бросил. Хотя, его второе выступление было полным крахом: «Нужно быть очень сильным, чтобы заниматься stand-up’ом. Нужно быть каменным, чтобы терпеть все эти унижения в самом начале».

Значит, он стал тогда более жёстким? «Как и все. Мне повезло, потому что я много собачился. Я из южного Лондона и привык к издёвкам. Мне нравилось в шутку переругиваться. Думаю, поэтому мне удавались панельные шоу».

Его шутки всегда были необычными. Все тогда всё время шутили про деньги и девушек. Его любимой фразой было: «Теперь я собираюсь 5 минут рассказывать вам про то, как мой отец был рыбой-молот».

Только когда он увидел, как Эдди Иззард шутит про охоту газелей на волков, он поверил, что у него будет своя публика: «Я помню, я подумал: «Но это не шутки, это истории». И я понял, что именно это мне и подходит».

Приглядитесь, и вы увидите всё, что оказывало влияние на его юмор в Майти Буш: немного Пита и Дада (ориг. - Pete ’n’ Dud), чуток Python, Вика и Боба (ориг. - Vic and Bob), Кенни Эверетта. Но когда он объединился с Бэррэттом, они совместили то, что заставляет их смеяться, и создали нечто новое. Они создали собственный мир, тот, что помог им получить награду Перье (ориг. - a Perrier Newcomer award) в Эдинбурге, создать радио и ТВ шоу, плюс живые выступления. Ноэль говорит с любовью о времени в Эдинбурге: «Это было так просто, так весело. Но когда ты становишься успешным, это заканчивается. Ты зарабатываешь тем, что делаешь то, чего от тебя хотят. И вдруг ты оказываешь в Pink Floyd или типа того».

***

Случайный вопрос №2: Ноэль, закончи следующее предложение «Иногда мне бы хотелось быть девушкой, потому что…».

«О, мне бы хотелось быть девушкой. Мне нравится то, как они думают. Многие женщины, которых я знал, очень интересно и необычно думают, очень абстрактно. У мужчин всё по шаблону, и их это устраивает. Им всё равно. Женщины очень необычны».

Знаешь, если немного перефразировать твой ответ, ты сейчас мог бы описывать свою комедийную карьеру, как думаешь? «Я думаю, я был женщиной в Буше. Все постоянно спрашивали, почему в Буше так мало женщин. Но я был женщиной, как вы этого не понимаете? Мы с Джулианом были женаты».

***

Я спрашиваю Филдинга, как пахнет слава? Он отвечает: «Вау, боже, как Бэйлис: очень заманчиво, но если выпить очень много, будет плохо. Слава – очень странная вещь. У тебя нет времени на то, чтобы заметить, как она случается с тобой. Ты вдруг входишь в комнату, и все знают, кто ты такой. Можно ходить на вечеринки каждый день. Выпивка, девушки. Очень много всего с тобой происходит, и ты просто думаешь: «О мой бог, это безумие». Это весело примерно один год, а потом ты такой, типа: «Нужно думать о работе, а не об этом».

«Клёво ходить на вечеринки, встречаться с людьми, типа Кейт Мосс, Риса Айфанса, на протяжении какого-то времени. Но, в конце концов, ты начинаешь упускать какие-то вечеринки, и вот ты один, начинаешь думать: «Это разве весело?». Все тусовки одинаковые: люди напиваются. Намного лучше проводить время со своими настоящими друзьями».

Ноэль не совсем понимает, что значит быть звездой в наше время: «Можно быть звездой, но ты не будешь ничем отличаться, тебе будет нечего показать. Джулиан был музыкантом, я – художником, так что мы привыкли что-то создавать. Мы привыкли к тому, что нам есть что показать: «Вот, посмотрите, что мы сделали». И, мне кажется, можно потерять этот элемент в работе из-за постоянного появления в телевизоре».

Как часто ты видишься с Бэррэттом теперь? «Мы живём на одной улице, как Моракамбэ и Уайз». (По-видимому, в этом сценарии девушка Бэррэтта Джулиа Дэвис занимает место Дженетт Вэбб). «Мне кажется, когда он ходит по дому, он может видеть мою спальню. Я могу видеть его гостиную. Ему есть чем заняться теперь. Мы часто видимся. Мы до сих пор друзья. Мы не будем пока заниматься шоу. Мы не хотим возвращаться к этому, это бессмысленно. У него теперь дети, тем более сложно заниматься чем-то подобным после 40, это так утомляет. Всё что остаётся – это фильм».

Но он говорит о фильме по Бушу уже несколько лет, а дело так и не продвинулось. Если вдуматься, есть что-то тоскливое в том, как он говорит о своей жизни. Я подозреваю, его задела реакция (или скорее, её недостаток) на Роскошную комедию.

Тебя беспокоит твой статус комика? «Это ещё что?» Тебя беспокоит твоё место среди комиков? «Думаю, да. Можно быть чем-то особенным однажды. В этом всё дело. После того, как это произошло, сложно сделать ещё один прорыв. Я думаю, люди, как Боуи, постоянно совершают такие прорывы. Люди возненавидели его, когда он «убил» Ziggy Stardust’а. Люди были в бешенстве. Но он сказал: «Мне всё равно. Я не могу заниматься этим до конца своих дней»».

Если бы мы отметили Ноэля Филдинга на временной линии Дэвида Боуи, где бы он оказался? Ноэль думает об этом примерно секунду и отвечает: «Tin Machine». И начинает смеяться.

связь с админом