Главная страница
qrcode

Белов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота. Объект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий


НазваниеОбъект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий
АнкорБелов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота.pdf
Дата05.11.2017
Размер0.55 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаBelov_V_A_Obekt_subektivnogo_prava_obekt_pravootnoshenia_obekt_o
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#46201
страница2 из 10
Каталогe.makarimov

С этим файлом связано 32 файл(ов). Среди них: Bevzenko_R_S_Sdelka_s_supruzheskim_imuschestvom_bez_soglasia_dru, GIA-9_Matematika_2013_1304.pdf, GIA-9_Matematika_2013_1303.pdf, Jojo_sucht_das_Glueck_Grammatikuebersicht.pdf, Russky_yazyk_-_Samopodgotovka.pdf, sochinenie_argumenty_iz_literatury.pdf, математика_формулы_площадей_фигур.docx, Argumenty_1.pdf и ещё 22 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
<***> Мейер Д.И. Русское гражданское право. 10-е изд. Пг., 1915. С. 94, сноска.
По-видимому, именно лекции Д.И. Мейера, читанные им на юридическом факультете
Казанского университета, стали первым в России источником, содержащим как интересующее нас понятие, так и самый термин для его обозначения - ОБЪЕКТЫ ПРАВ.
"ОБЪЕКТОМ ПРАВА технически называется то, что подлежит господству лица как субъекта права... - лица, вещи и чужие действия (действия других лиц), так что все права по их объекту представляются или правами на лица, или правами на вещи, или правами на чужие действия" <*>, - учил своих слушателей отец российской цивилистики. Поскольку в определении этом ведется речь о господстве лица КАК СУБЪЕКТА ПРАВА, резонно видеть в лице Д.И. Мейера ревностного последователя своего берлинского учителя - Г.Ф. Пухты.
Заслугой Д.И. Мейера является и первый в отечественной литературе опыт выявления взаимосвязи категорий ОБЪЕКТА (гражданского) ПРАВА и ОБЪЕКТА (гражданского же)
ОБОРОТА. "Не все вещи, не все физические тела подлежат господству лица, составляют объект права, а только такие вещи, такие тела, которые СОСТОЯТ В ГРАЖДАНСКОМ
ОБОРОТЕ и имеют значение имущества, т.е. представляют собой какую-либо ценность... И точно так же чужие действия тогда лишь являются объектами гражданского права, когда представляют имущественный интерес, сводятся к оценке на деньги..." <**> (выделено мной.
- В.Б.). С содержательной точки зрения этот взгляд, конечно, столь же оспорим <***>, сколь он же и интересен как первый шаг в постановке и решении проблемы.
--------------------------------
<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 94.
<**> Там же. С. 94, 95.
<***> Хотя бы потому, что из числа объектов оборота неизбежно выпадают объекты неимущественных прав, т.е. лица.
Вплоть до 1917 г. РАЗРАБОТКА учения об объектах гражданских прав в рамках русскоязычных учебников и курсов гражданского права практически не велась - она подменялась простым изложением ранее выработанных положений. Все их авторы примерно в одинаковой степени так и остались под обаянием римского права, Д.И. Мейера и германских коллег. Так, К.Д. Кавелин предпочитает говорить об ИМУЩЕСТВЕ и ВЕЩАХ, различая при том вещи в обыденном и юридическом смысле, крайне неохотно пользуясь термином ПРЕДМЕТ юридических отношений <1>. Е.В. Васьковский в первой части своего
Учебника по гражданскому праву писал, что "объектом гражданского права, т.е.
ПРЕДМЕТОМ ВЛАСТИ, ПРЕДОСТАВЛЕННОЙ ОТДЕЛЬНОМУ ЛИЦУ В ЕГО ЧАСТНОЙ

ЖИЗНИ, может быть: 1) чужая личность, 2) чужое действие и 3) физическая вещь" <2>
(выделено мной. - В.Б.), т.е. почти дословно повторяет как сентенцию, так и перечень объектов Д.И. Мейера. В конспекте лекций П.П. Цитовича отмечается, что учение об объектах гражданского права, необходимость которого объясняется простыми логико- филологическими соображениями <3>, в действительности сводится к учению о вещах или имуществе, т.е. "опять и даже исключительно рассчитано только на имущественную половину гражданского права" <4>.
--------------------------------
<1> См.: Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам //
Кавелин К.Д. Избранные произведения по гражданскому праву. М., 2003. С. 203 - 204, 213,
223 - 224.
<2> Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М., 2003. С. 115.
<3> "За вопросом, между кем происходит распределение, следует другой: что подлежит и способно к распределению; иначе - за учением о субъектах следует учение об объектах...
Каждый из субъектов способен стянуть к себе (и для себя) массу разнообразных ценностей различного вида; как целое, к нему стянутое, эта масса и есть его имущество..." (Цитович
П.П. Русское гражданское право. Общая часть: Конспект лекций. Киев, 1894. С. 26). Учение об объектах права, таким образом, необходимо существует уже потому, что существует учение о субъектах права (раз есть субъект, то должен быть и объект); при этом объектом права могут быть любые ценности, состояние принадлежности и процесс приобретения
(стяжания) которых является предметом правовой охраны и регламентации; масса ценностей, приуроченная к стяжавшему ее лицу, называется имуществом.
<4> Там же. С. 26.
К.П. Победоносцев в последнем (четвертом) издании своего Курса предпочел обойтись без отвлеченного понятия об объектах прав, заменяя его понятием ВНЕШНИХ БЛАГ - вещей или имуществ. По его мнению, право способно оформить и защитить власть человека над вещью, а также над действиями других людей по поводу определенной вещи. "Первое есть осуществленное право НА ВЕЩЬ, второе - осуществимое право НА ВЕЩЬ. Таким образом, ВЕЩЬ есть центр и главный ПРЕДМЕТ ВСЯКОГО ПРАВА ПО ИМУЩЕСТВУ, ибо и требование, большей частью, есть способ к приобретению вещи, но пока сама вещь не приобретена, и это требование есть также имущество" <*> (выделено мной. - В.Б.).
--------------------------------
<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 1: Вотчинные права. М., 2002. С.
83.
Канонический "римский" подход к проблеме демонстрирует Н.Л. Дювернуа, сетующий на то, что классическая терминология, основанная на противоположении понятий лица и вещи, никогда и нигде не была последовательной и четко выдержанной <1>. К.Н. Анненков во втором издании первого тома достопамятной "Системы русского гражданского права" определяет понятие "объекты имущественных гражданских прав по праву римскому", т.е. сознательно обуживает свою задачу, чтобы лишиться возможности подвести под исследуемую категорию иных субстанций, кроме вещей - телесных и бестелесных <2>. Г.Ф.
Шершеневич во всех 10 прижизненных изданиях знаменитого Учебника определял объект права как "все то, что может служить средством осуществления интереса", а именно - вещи и чужие действия, "называемые имуществом с экономической точки зрения" <3>. Ю.С.
Гамбаров в определении объекта права полностью следует "Пандектам" переведенного им пятнадцатью годами ранее Ф. Регельсбергера <4>. Наконец, В.И. Синайский определяет объект права как "предмет, относительно которого устанавливаются в гражданском обороте права и обязанности" <5>, полагая такими предметами вещи в широком, специально- юридическом смысле этого слова, т.е. имущества <6>.
--------------------------------

<1> См.: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 2. Учение о вещах. Учение о юридической сделке. М., 2004. С. 3 - 7 и сл.
<2> См.: Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. I. Введение и общая часть. 2-е изд. СПб., 1899. С. 264. Там же на с. 265 - 266 см. довольно оригинальную критику взглядов Д.И. Мейера и К.Д. Кавелина, соединенную с защитой взглядов К.П.
Победоносцева и Г.Ф. Шершеневича.
<3> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 3-е изд. Казань, 1901. С.
121; ср.: 10-е изд. М., 1912. С. 147. См. еще: Он же. Общая теория права: Учебное пособие. Т.
2. Вып. 2 - 4. М., 1995. С. 186 и сл., в особенности - со с. 191, где им выделяется третий объект права - лица. Тот факт, что лица-объекты упоминаются им в учебнике не гражданского права, но общей теории права и вне связи с понятием имущества, свидетельствует, очевидно, о том, что Г.Ф. Шершеневич, по примеру Д.И. Мейера, не считает отношения, имеющие своим объектом лиц, отношениями имущественными, т.е. частными, гражданскими.
<4> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданское право: Общая часть. М., 2003. С. 583 и сл.
<5> Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 123.
<6> См. там же. С. 123 - 126.
§ 3. Русская литература по основам, энциклопедии и теории права
Произрастание русской теории права на почве преимущественно права гражданского предопределило общее цивилистическое русло развития большинства общетеоретических институтов и конструкций.
Не замечать этого обстоятельства было невозможно, но относиться к нему можно было по-разному. С точки зрения этого отношения русские теоретики разбились на два лагеря: одни (цивилисты) вполне сознательно следовали указаниям гражданско-правовой науки как единственной, к началу XX в. относительно развитой научно-правовой дисциплины; другие же (антицивилисты), напротив, целенаправленно старались уйти от выводов науки гражданского права, в том числе и там, где даже целесообразность такого шага, не говоря уж о его научной основательности, была сомнительной. В итоге ни одно из направлений так и не обогатило юридическую науку полноценным учением об объекте прав и правоотношений: цивилисты не смогли прибавить ничего нового к классической римской теории, а антицивилисты, постепенно превратив стремление избегать цивилистики всюду, где только возможно, в самоцель, сконструировали целый ряд "учений" об объектах прав - столь же оригинальных, сколь оторванных от жизни, а потому малополезных и недолговечных.
Н.М. Коркунов определил понятие объекта права как "все то, что служит средством осуществления разграничиваемых правом интересов" <1>, т.е. вполне в духе Г.Ф.
Шершеневича. Но вывод, который ученый сделал из такого определения, оказался в высшей степени неожиданным: "все наши интересы осуществляются не иначе, как с помощью какой- нибудь силы. Поэтому общим образом можно сказать, что объектом прав служат силы" <2>.
Дальнейшее развитие этой мысли привело ученого, однако, к вполне традиционному результату: совершенно справедливо отметив, что "отношение силы к субъекту необходимо влияет на характер самого права" <3>, а такое отношение определяется не чем иным, как природой соответствующей силы, ученый предложил выделить четыре вида сил (четыре вида объектов) по их природе: "1) собственные силы субъекта, 2) силы природы, 3) силы других людей и 4) силы общества" <4>.
--------------------------------
<1> Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. 3-е изд. СПб., 1894. С. 154.
<2> Там же.
<3> Там же. С. 155.
КонсультантПлюс: примечание.

Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<4> Там же. Против этой теории в литературе сделаны обстоятельные критические замечания, что позволяет нам не останавливаться на ее разборе по существу. См., в частности: Гримм Д.Д. Указ. статья. С. 195 - 196.
Д.Д. Гримм, отметив, что "учение об объектах прав находится в крайне неудовлетворительном состоянии" <*>, сам останавливается (после непродолжительного разбора некоторых конкурирующих взглядов) на традиционном учении римских юристов о том, что объектами прав следует считать всякие вещи (телесные и бестелесные) или "все вообще блага, пользование которыми со стороны объективного права признается правомерным" <**>, уточняя его лишь в том, что объектами субъективных прав-притязаний
(охранительных субъективных прав) - также действия других лиц.
--------------------------------
<*> Гримм Д.Д. Энциклопедия права: Лекции. СПб., 1895. С. 176.
<**> Гримм Д.Д. Указ. соч. С. 180 - 181. Судя по взглядам, которые ученый изложил десять лет спустя в неоднократно цитированной и подробно разбираемой ниже статье, уточнение это имело случайный характер и не только не встретило последователей, но и не нашло развития даже у самого автора.
По В.М. Хвостову, объект права суть "тот предмет, реально существующий или только мысленно представляемый, над которым сосредоточена... власть... заключающаяся в субъективном праве" <*>. Конечно, это не что иное, как определение Ф.К. Савиньи, развитое в его же духе: "...предметом господства... может быть вещь, собственная личность субъекта, другое лицо, отдельное действие другого лица и т.п." <**>
--------------------------------
<*> Хвостов В.М. Общая теория права: Элементарный очерк. 2-е изд. М., 1905. С. 118.
<**> Там же. С. 119.
Н.С. Суворов определил объекты прав как "те предметы, которые дают материальное содержание правоотношению между управомоченным и обязанным субъектами, или, иначе, по поводу которых существует это правоотношение... все то, что составляет благо и имеет или может в будущем иметь интерес для управомоченного субъекта" <*>. В сфере публичных правоотношений он выделил такие объекты, как личности государства
(властвующего лица) и его подданных (подвластных лиц); в сфере же правоотношений частных - действия других лиц и вещи; впрочем, в результате нехитрых рассуждений ученый приходит к выводу о том, что настоящим объектом частных правоотношений всегда являются чужие действия, в том числе и служащие средством доставления вещей <**>.
--------------------------------
<*> Суворов Н.С. Лекции по энциклопедии права. М., 1907. С. 99.
<**> См. там же. С. 99 - 104.
Ничего нового не привносит в определение объекта права и Н.Е. Чижов, ограничивающийся традиционным определением этого понятия как всего того, что "может быть подчинено юридическому господству лица, как средство достижения им своих жизненных целей... все блага, которыми удовлетворяются жизненные человеческие потребности" <*>, т.е. личные блага, вещи и чужие действия.
--------------------------------
<*> Чижов Н.Е. Введение в изучение права (Энциклопедия права). Одесса, 1908. С. 94.
Совершенно замечательно по краткости учение об объектах прав, предложенное Е.Н.
Трубецким. Традиционное определение объекта права как средства удовлетворения защищенного правом интереса автор связывает почему-то с именем Р. Иеринга; указав на
такую связь, он утверждает, что определение это несостоятельно по той же причине, по которой неверна и концепция субъективного права Р. Иеринга. Такое многообещающее начало позволяет надеяться на глобальный переворот в учении об объектах прав, которого, однако, не происходит: на поверку оказывается, что "объектом права является все то, что может входить в сферу внешней свободы, что может сделаться предметом человеческого господства... вещи... действия лица, и, наконец... само лицо" <*>.
--------------------------------
<*> Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 1909. С. 189.
П.Г. Виноградов считает объектами прав "абстрактные интересы, т.е. притязания на употребление человеческой силы и пользование человеческой деятельностью...
Материальные вещи являются объектами прав и обязанностей не прямо, а косвенно, - постольку, поскольку касающиеся их интересы разрешаются и признаются законом... С другой стороны, обычно абстрактные интересы классифицируются как бестелесные вещи...
Можно пользоваться обоими основаниями классификации, если только ее последовательно придерживаться" <*>.
--------------------------------
<*> Виноградов П.Г. Очерки по теории права. М., 1915. С. 52 - 53.
Ф.В. Тарановский в своей "Энциклопедии права" показал себя идейным приверженцем теории объекта Е.Р. Бирлинга, различавшего "понятие объекта в смысле устанавливаемого нормой содержания обязанности и права и понятие объекта в смысле предмета, к которому относится соответственное норме поведение обязанного и управомоченного" <*>. Объектом права первого порядка является поведение людей, выражающееся в действии, бездействии либо претерпевании (facere, non facere, pati); юридическим же объектом "второго порядка" являются вещи, нематериальные блага и действия людей <**>.
--------------------------------
<*> Тарановский Ф.В. Энциклопедия права (по изданию 1922 г.). СПб., 2001. С. 159.
<**> Там же. С. 160 - 162 и сл.
Самыми оригинальными следует считать умопостроения П.Е. Соколовского, предложенные им в работе "Die Philosophie im Privatrecht: Sachbegriff und Korper in der klassischen Jurisprudens und der modernen Gesetzgebung", напечатанной в Берлине в 1900 г.
Согласно ее положениям объектами прав и правоотношений являются, "с одной стороны, телесные вещи, с другой стороны... понятия". Выстроена эта теория, впрочем, более на философском запале ее автора и его методологических ошибках, чем научном подходе, что убедительно показано Д.Д. Гриммом <*> и о чем весьма красноречиво свидетельствует отношение к ней научной общественности <**>.
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<*> См. Гримм Д.Д. Указ. статья. С. 174 - 180.
<**> В виде, главным образом, простого о ней молчания. Лишь Д.Д. Гримм указывал, что рассматривает эту теорию "для полноты" (там же. С. 174), а К.О. Берновский и вовсе упоминал о ней "курьеза ради" (Берновский К.О. Объект права. Харьков, 1931. С. 8).
Л.И. Петражицкий в полном согласии со своим взглядом на право как систему правовых эмоций заметил, что "главный недостаток учения об объектах... состоит в отыскании объектов, элементов права не в надлежащей сфере" <*>. Действительно, при рассмотрении права в качестве субъективных психических переживаний объектом права следует считать все то, что является предметом таких переживаний (представлений). По мнению ученого, "немыслимо переживание обязанности без представления какого-либо
поведения, к которому обязан данный субъект; быть обязанным ни к чему значит не быть обязанным вовсе" <**>. Коль скоро ни одно субъективное право немыслимо без обязанности, то и представления, составляющие субъективное право, имеют смысл ровно настолько, насколько обязанное лицо связывает свое поведение с представлением о своем должном поведении. Отсюда следует, что объектом прав является поведение или, точнее, поведенческий акт или деяние обязанного лица, которое может выражаться в действии, бездействии либо претерпевании (facere, non facere, pati) <***>.
--------------------------------
<*> Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности.
СПб., 2000. С. 338.
<**> Там же. С. 340.
<***> Там же. С. 340 и сл.
Полагаем возможным завершить произведенный разбор упоминанием о взглядах Н.Н.
Алексеева, хотя и изложенных им уже после Октябрьской революции, но по содержанию вполне достойных быть причисленными к прежней дореволюционной эпохе. Указав на недостатки традиционных воззрений и отметив, что, несмотря на обилие научного внимания, уделяемого проблеме, понятие объекта права все еще "не принадлежит к числу ясных понятий юриспруденции" <*>, ученый соглашается с той их частью, в которой ведется речь об объектах-действиях. Смущает его, правда, такое обстоятельство: что считать "действиями" субъектов, "которые не суть лица физические", т.е. юридических лиц и государства? Юридические лица напоминают ему феномен hereditas jacens, который не способен ни к каким действиям, однако ж является объектом прав. Что объединяет между собой действия, с одной стороны, лиц физических, с другой - органов и представителей фиктивных лиц, с третьей - вымышленные действия имущественных масс? Только одно, отвечает ученый, все они значимы для права постольку, поскольку являются предметом юридических обязанностей. Юридические обязанности, следовательно, и есть настоящие объекты субъективных прав <**>
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов


связь с админом