Главная страница
qrcode

Белов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота. Объект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий


НазваниеОбъект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий
АнкорБелов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота.pdf
Дата05.11.2017
Размер0.55 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаBelov_V_A_Obekt_subektivnogo_prava_obekt_pravootnoshenia_obekt_o
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#46201
страница3 из 10
Каталогe.makarimov

С этим файлом связано 32 файл(ов). Среди них: Bevzenko_R_S_Sdelka_s_supruzheskim_imuschestvom_bez_soglasia_dru, GIA-9_Matematika_2013_1304.pdf, GIA-9_Matematika_2013_1303.pdf, Jojo_sucht_das_Glueck_Grammatikuebersicht.pdf, Russky_yazyk_-_Samopodgotovka.pdf, sochinenie_argumenty_iz_literatury.pdf, математика_формулы_площадей_фигур.docx, Argumenty_1.pdf и ещё 22 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
.
--------------------------------
<*> Алексеев Н.Н. Общее учение о праве: Лекции. Симферополь, 1919. С. 144.
<**> Там же. С. 144 - 147.
§ 4. Проблема объекта правоотношений в специальных теоретических работах российских ученых
Дореволюционная эпоха научного поиска при всей ее плодотворности работ по общей теории правоотношений не дала.
Проблематике объекта прав посвящено, по сути, единственное исследование <*> - многократно упоминавшаяся монографическая статья Д.Д. Гримма. На большем ее пространстве осуществляются обзор и критика взглядов предшественников и современников; собственным ученым рассуждениям автора отведено значительно меньше места, да и с содержательных позиций они являют значительно меньше ценности и интереса.
--------------------------------
<*> Известна еще статья: Лешкова Н.В. Вопрос о субъектах и объектах права //
Юридический вестник. 1873. Кн. 2. С. 62 - 72. Написанная в классическом западноевропейском духе, научного интереса она, увы, не представляла уже во время опубликования.
Подобно своим западным коллегам Д.Д. Гримм открывает изложение указанием на двойственность значения термина "объект прав", но двойственность совсем иного рода.
Ученый заметил, что объектами прав называются не только конкретные объекты (предметы) данных конкретных юридических отношений (например, данная конкретная вещь), но и абстрактные типы объектов (общее понятие вещи) <1>. Ясно, что коренится такое
словоупотребление в недостаточной точности термина "правоотношение", которым также обозначаются как конкретные жизненные правовые связи (например, правоотношение из договора займа между Ивановым и Петровым на 100 рублей), так и их абстрактные типы
(заемное правоотношение) <2>. И если "конкретное отношение столь же немыслимо без объекта, сколь оно немыслимо без субъекта: где нет субъекта и объекта, там нет и не может быть реального отношения" <3>, то абстрактная "способность", напротив, "не предполагает определенного объекта" <4>.
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<1> См.: Гримм Д.Д. Указ. статья. С. 158.
<2> Впоследствии в отечественной литературе эту мысль развивала Ю.Г. Ткаченко.
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<3> Гримм Д.Д. Указ. статья. С. 170. Однако отсюда ученый неожиданно заключает:
"Таким образом мысль о существовании безобъектных прав столь же несостоятельна, как и мысль о существовании бессубъектных прав". Здесь, очевидно, имеет место путаница иного рода: объект конкретного фактического, материального, базисного отношения перепутан с объектом конкретного же, но юридического отношения (правоотношения) - отношения идеологического, надстрочного.
<4> Там же. С. 170 - 171.
В заслугу Д.Д. Гримму должно быть поставлено и указание на неопределенность следующего рода: "...термин "объект прав" служит не только для обозначения подлежащего элемента конкретного отношения или абстрактного типа, - но также для обозначения того результата, на достижение которого направлено данное конкретное отношение или который имеет быть достигнут установлением соответствующего абстрактного типа" <*>. Отсюда следует неправильность и нелогичность классического противопоставления вещных правоотношений обязательственным по их объектам (вещь - действие): термин "объект" употребляется здесь в двух разных значениях (в первом случае - для обозначения элемента, во втором - эффекта правоотношения) <**>. Будучи целью, эффектом или результатом установления гражданского правоотношения, действие обязанного лица ни при каких условиях, следовательно, не может рассматриваться в качестве объекта правоотношения (в смысле его элемента).
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<*> Там же. С. 158.
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<**> Этот упрек ученый выдвинет против концепции Е.Р. Бирлинга (там же. С. 191 -
193); через три десятка лет им же воспользуется советский цивилист М.М. Агарков (см. ниже).
Наконец, весьма ценно следующее методологическое замечание: "...из простого факта употребления в применении к различным случаям однородных технических оборотов выводят заключение об однородном характере подлежащих юридических институтов, которые, в свою очередь, смешивают с соответствующими конкретными отношениями" <*>.

Пользуясь подобными "приемами", конечно, никак нельзя получить приемлемые научные результаты. Сравнивать и противопоставлять можно только понятия (категории), но не слова
(термины). Словосочетанием "объект права" можно обозначить самые разные субстанции
(см. выше), что, конечно, само по себе никак не свидетельствует о содержательном достоинстве научной концепции, базирующейся на том или ином понимании объекта.
Научно определить неизвестное понятие можно только через научную категорию; простое описание сути определяемого понятия "другими словами", которые сами не имеют точного научного значения, еще не есть определение и не может быть ни базой, ни сутью научной концепции <**>.
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<*> Гримм Д.Д. Указ. статья. С. 186.
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<**> Это замечательно показано Д.Д. Гриммом на примере взглядов О. Гирке: объяснение сути бестелесной вещи с помощью термина "вырез из мира внешних благ"
(Ausschnitt) только добавляет туману к и без того весьма неопределенным положениям (там же. С. 186 - 189).
Соединив воедино все три свои предметно-методологические достижения, ученый выставляет следующий, весьма смелый тезис: "До сих пор при построении учения об объектах прав доктрина исходила ОТ АБСТРАКТНЫХ ТИПОВ. Прием ненаучный: он приводит к тому, что... техническим оборотам, преследующим чисто практические цели... приписывается неподобающее им значение. От них отправляются в своих рассуждениях представители науки. ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ОБРАТИТЬСЯ К ПОДЛЕЖАЩИМ
КОНКРЕТНЫМ ОТНОШЕНИЯМ И ПУТЕМ АНАЛИЗА ИХ РАСКРЫТЬ ИСТИННЫЙ
СМЫСЛ ТЕХНИЧЕСКИХ ВЫРАЖЕНИЙ И ОБОРОТОВ, ВХОДЯЩИХ В СОСТАВ
СООТВЕТСТВУЮЩИХ АБСТРАКТНЫХ ТИПОВ, НАЧИНАЮТ С АНАЛИЗА ЭТИХ
ВЫРАЖЕНИЙ И ОБОРОТОВ, надеясь таким путем добиться смысла прикрываемых ими реальных явлений. Это неизбежно должно было привести и действительно привело к самой заправской схоластике" <*> (выделено мной. - В.Б.).
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<*> Гримм Д.Д. К учению об объектах прав // Вестник права: Журнал Санкт-
Петербургского юрид. об-ва. 1905. Кн. 8. С. 103.
Увы, результат применения этих положений не стоил затраченных на их обоснование усилий. Собственный вывод ученого - объектами прав являются вещи и лица - не отличается ни оригинальностью, ни достаточной обоснованностью, поскольку представляет собой простое механическое перенесение очевидного опытного знания об объектах конкретных жизненных отношений в правовую сферу <*>. Как материальный предмет (вещь) может "вместиться" в юридическое (идеальное) отношение - этого вопроса Д.Д. Гримм не объяснил.
Ну а его рассуждения об объектах авторского и патентного права <**> сегодня не могут претендовать ни на одно другое наименование, кроме антинаучных. Статья Д.Д. Гримма - яркая иллюстрация того, как несколькими неосторожными или банальными замечаниями можно начисто стереть весь положительный эффект научного исследования.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<*> См.: Гримм Д.Д. К учению об объектах прав // Вестник права: Журнал Санкт-
Петербургского юрид. об-ва. 1905. Кн. 8. С. 104 и сл.
КонсультантПлюс: примечание.
Статья Д.Д. Гримма "К учению об объектах прав" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2007, N 1.
<**> См. там же. С. 105 - 108.
В 1931 г. в Харькове печатается монография К.О. Берновского "Объект права". При всем уважении к возвышенным, искренним и самоотверженным устремлениям ее автора мы, к сожалению, не можем дать его работе сколько-нибудь высокой оценки, ибо основное внимание исследователя оказалось израсходованным на идеологические дискуссии. Да и вообще, факт выхода подобной работы в начале 30-х гг. - в эпоху, когда советская теория права только-только начала становиться на ноги, в условиях дефицита даже элементарных учебников по теории права (не говоря уже о полном отсутствии научных работ по теории объекта права, самого субъективного права и правоотношения) - выглядит как минимум слегка необычно, а то и несколько самонадеянно. Естественно, автор мог бы опереться на работы дореволюционных и иностранных ученых-юристов; излишне, однако, говорить, что этого он не сделал.
Несмотря на все описанные выше трудности, К.О. Берновский все же сумел найти и обустроить собственную исследовательскую "нишу". Мы имеем в виду, во-первых, уточнение им вопроса о том явлении, объект которого является предметом поиска правоведов <1>; во-вторых, осуществление им классификации теорий объекта права на монистические и многоэлементные <2>; в-третьих, доведение до логического завершения тезиса Д.Д. Гримма о необходимости различения объектов конкретных правоотношений и объекта правоотношения вообще <3>; в-четвертых, обоснование конкретно-исторического подхода к проблеме объекта правоотношения <4>; в-пятых, доказательство (правда, только на примере публичного права) необоснованности и предвзятости тезиса о невозможности существования безобъектных правоотношений <5>; в-шестых, приведение некоторых терминов "к общему знаменателю", выявление соотношения обозначаемых ими понятий
<6>. Заключительные выводы автора таковы: для гражданского права простого товарного общества объектом является "вещь как таковая, как единство потребительной и меновой стоимости", носитель конкретной стоимости; в праве капиталистического общества объектом выступает уже товар, т.е. носитель меновой стоимости, либо сама абстрактная стоимость чужого труда; в правовой системе империалистического общества (общества финансового капитала) значение объектов прав получают сами субъективные права как носители не просто абстрактной, а фиктивной стоимости. Получился этакий "Капитал" К.
Маркса, перенесенный в юридическую сферу. "Мы и для советского права называем объектом правоотношений - вещь. Но, утверждая это, очень часто упускают из виду, что эта вещь - товар - объект качественно отлична от вещи - товара - объекта в буржуазном обществе и его праве" <7>. Легко заметить, что по сути своей теория К.О. Берновского свелась к универсальной теории объекта-блага: объектом права является всякий субстрат - носитель стоимости, т.е. любая субстанция, служащая целям удовлетворения человеческих потребностей и интересов. "Категория объекта в гражданском праве... является специфическим для права выражением факта овеществленности общественных отношений в товарном обществе" <8>.
--------------------------------
<1> "Мы сказали, что юристы не знали, объекта какого же права они ищут. Мы имели в виду то обстоятельство, что одни из них искали объекта субъективного права, другие
объекта субъективной обязанности, третьи объекта правового отношения, а четвертые - объекта правовых норм" (Берновский К.О. Указ. соч. С. 5; о том же см. с. 100 и сл.).
<2> "При всем разнообразии теорий их можно разделить... на теории, признающие наличие только одного предмета, могущего быть объектом прав, и на теории, признающие наличие многих таких предметов" (там же. С. 5).
<3> "Говоря об объекте права, как общеправовой категории, мы должны иметь в виду, что в конкретной действительности такого объекта вообще нет. Такой объект права существует не иначе, как через объект гражданского, государственного, административного и др. права. А объект этих прав существует также только через объект конкретных правоотношений в той или иной области их. - Абстрактное понятие объекта права есть отражение того общего, что есть в этих конкретных объектах конкретных прав" (Берновский
К.О. Указ. соч. С. 9 - 10).
<4> См. об этом там же. С. 17 - 31 (на примере исторической эволюции купли- продажи), 31 - 35 (пример с эволюцией понятия вещи), 37, 41, 46 и сл.
<5> См. там же. С. 52 и сл., 87 - 91.
<6> Так, ученым установлено, что "в отношениях вещно-правовых мы имеем тождественность объекта субъективного права и объекта отношения - вещь и противоположность объектов субъективного права и субъективной обязанности. В отношениях обязательственных мы видели тождественность объектов права и обязанностей - действия обязанного лица - и противоположность объекта отношения объекту субъективного права. Следовательно, отношения собственности ставят проблему противоположности объекта прав и объекта обязанности, отношения обязательственные ставят противоположность объекта прав и объекта отношения" (там же. С. 103).
<7> Там же. С. 124.
<8> Берновский К.О. Указ. соч. С. 52, 58.
Советский период исследования гражданских правоотношений открывается работой
М.М. Агаркова "Обязательство по советскому гражданскому праву". Несмотря на свое наименование, ограничивающее сферу авторского видения одними лишь обязательствами, работа эта имеет чрезвычайно важное научное значение не только для теории обязательственного права, но и гражданских правоотношений в целом.
М.М. Агарков поднимает вопрос об объектах в связи с проблемой разграничения субъективных гражданских прав на абсолютные и относительные; в рамках его рассмотрения ученый дает содержательно систематизированную сводку мнений, высказанных по понятию объекта права в буржуазной литературе <*>. Можно сказать, что в целом ученый соглашается с результатами систематизации, выполненной Е.Р. Бирлингом, который, как нам уже известно, указывал на употребление термина "объект права" в двух основных значениях: (1) для наименования действий, могущих быть потребованными управомоченным и подлежащих совершению обязанным субъектом, с одной стороны, и (2) предметов приложения таких действий, предметов господства, охраняемого правом, - с другой. Из этих двух разновидностей взглядов можно выстроить несколько следующих теорий объекта: (1) мыслимы объекты обоего рода, причем действия составляют объект обязательственных правоотношений, а вещи - вещных (дуалистическая теория) <**>; (2) объектом всякого правоотношения в собственном смысле слова являются только действия
(монистическая теория объекта-действия) <***> и (3) объектом всякого правоотношения являются вещи или, во всяком случае, преимущественно вещи (монистическая теория объекта-вещи). Методом исключения ученый оставляет единственную возможность - последнюю теорию. Кажется, в ней абсолютно нечего ловить - ну что можно добавить к римской концепции вещей?!
--------------------------------
<*> См.: Агарков М.М. Указ. соч. С. 20 - 22.

<**> Именно таков был взгляд самого Е.Р. Бирлинга, но по недоразумению он был приписан советскими учеными... М.М. Агаркову! Между тем он ясно написал, что считает эту теорию для советского права неприемлемой как допускающую неоправданное смешение двух различных значений понятия "объект" при использовании его в качестве критерия для разграничения вещных и обязательственных прав (Агарков М.М. Указ. соч. С. 22, 24, 30 -
31). Об этом недостатке теории Е.Р. Бирлинга писал, как мы помним, еще Д.Д. Гримм (см. выше); см. также высказывание К.О. Берновского о том, что "вещное право есть в первую очередь учение об объектах прав, а обязательственное право в первую очередь учение о содержании этих прав" (Берновский К.О. Указ. соч. С. 93).
<***> Отверг ученый и монистическую теорию объекта-действия, поскольку таковая влечет либо признание вещных правоотношений частным случаем обязательственных, либо игнорирует значение вещей для обязательственного права (Агарков М.М. Указ. соч. С. 23,
28).
"Вещь, - пишет профессор Агарков, - мы можем противопоставить в качестве объекта субъектам правоотношения потому, что НА НЕЕ ДОЛЖНО БЫТЬ НАПРАВЛЕНО
ПОВЕДЕНИЕ ОБЯЗАННОГО ЛИЦА (ДЕЙСТВИЕ ИЛИ ВОЗДЕРЖАНИЕ ОТ ДЕЙСТВИЯ)"
<*>. Действительно, пока все столь же традиционно, сколь логичен поставленный следом вопрос: а как быть с этим выводом в обязательственных правоотношениях? В частности, в тех из них, где нет объекта-вещи. И вот здесь ученому удается сделать то, чего ранее не делал никто: вместо классического умствования на тему бестелесных вещей он смотрит правде в глаза и откровенно пишет, что в обязательствах вещи "МОГУТ СЛУЖИТЬ ДЛЯ
ХАРАКТЕРИСТИКИ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОДЕРЖАНИЯ соответствующих прав требований и обязанностей" <**> (выделено мной. - В.Б.). Могут служить, если в этом есть необходимость, т.е. если действие обязанного лица (должника) направлено на вещь
(индивидуальную или известного рода). Но если содержанием обязательства является возможность действия, не прилагаемого к вещи ("в обязательственных правоотношениях действие... составляющее содержание обязанности должника, может и не быть направлено на объекты тех или иных абсолютных прав... содержанием обязательства могут быть такие действия должника, которые сами по себе ни непосредственно, ни посредственно не направлены на тот или иной внешний в отношении человека объект" <***>), то обязательство просто-напросто... не имеет объекта! Все гениальное просто! Ученый: (1) устанавливает функцию, выполняемую объектом в правоотношении - ею является определение содержания правоотношения (его типизация или индивидуализация) и (2) доказывает возможность существования безобъектных правоотношений.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов


связь с админом