Главная страница
qrcode

Белов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота. Объект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий


НазваниеОбъект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий
АнкорБелов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота.pdf
Дата05.11.2017
Размер0.55 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаBelov_V_A_Obekt_subektivnogo_prava_obekt_pravootnoshenia_obekt_o
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#46201
страница4 из 10
Каталогe.makarimov

С этим файлом связано 32 файл(ов). Среди них: Bevzenko_R_S_Sdelka_s_supruzheskim_imuschestvom_bez_soglasia_dru, GIA-9_Matematika_2013_1304.pdf, GIA-9_Matematika_2013_1303.pdf, Jojo_sucht_das_Glueck_Grammatikuebersicht.pdf, Russky_yazyk_-_Samopodgotovka.pdf, sochinenie_argumenty_iz_literatury.pdf, математика_формулы_площадей_фигур.docx, Argumenty_1.pdf и ещё 22 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
--------------------------------
<*> Там же. С. 28.
<**> Там же. С. 29.
<***> Там же. С. 29, 39.
Любого из этих выводов было бы вполне достаточно, чтобы обессмертить имя получившего его исследователя. Но М.М. Агарков на этом не останавливается и в результате еще одной смелой попытки непредвзято посмотреть на проблему выдвигает настоящую научную гипотезу, подтверждение которой могло бы наконец разрешить многострадальную "проблему объекта". Ученый замечает, что в целом ряде случаев действия должника могут быть направлены на что-либо, что не является вещью, но с точки зрения выполняемой в правоотношении функции вполне может быть обозначено как объект, например, на субъективные права <*>, которые могут стать объектом юридических действий должника, объектом его распоряжения. "Может быть, - предполагает ученый, - было бы правильно считать объектами в гражданском праве лишь то, в отношении чего возможны акты распоряжения", во всяком случае, "об объектах, в отношении которых могут иметь место акты распоряжения, может быть построена теория, которая имела бы более общее значение,
чем существующая теория вещей как объектов гражданского права" <**>. Комментарии, думается, излишни. Остается лишь жалеть, что рассмотрение этого вопроса вышло за пределы освещаемой ученым темы: "Вопрос об объектах права, - останавливает себя он, - нам пришлось затронуть лишь постольку, поскольку это нужно для анализа понятия обязательства" <***>. Стремительный полет гениальной мысли, увы, оказался прерван.
--------------------------------
<*> Агарков М.М. Указ. соч. С. 30.
<**> Там же.
<***> Там же.
Небольшое, но весьма важное развитие мысли М.М. Агаркова о функции объекта правоотношения было сделано Д.М. Генкиным, указавшим, что при таком подходе к пониманию объекта правоотношения его невозможно рассматривать в качестве элемента правоотношения. Объект-функционал может находиться только вне правоотношения, т.е. играть роль внешнего по отношению к системе фактора, предопределяющего жизнь (бытие) этой системы - ее возникновение, существование, развитие, изменение и прекращение.
Иногда такой фактор, безусловно, необходим, иногда - нет (безобъектные правоотношения).
Ученый обозначил объект-функционал термином предпосылка правоотношения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина.
М., 1944. С. 71 - 72.
Н.Г. Александров понимает под объектом правоотношений "внешний объект (предмет) поведения людей, составляющего содержание правомочий и обязанностей субъектов имущественных правоотношений" <1>; "не объект правового воздействия, а внешний объект поведения, составляющего содержание правомочий и обязанностей участников имущественных правоотношений" <2>; имущественные объекты, по поводу использования которых возникают правоотношения, - "вещи или объективированные результаты духовного творчества" <3>. "Нельзя, - пишет он, - охарактеризовать имущественные правоотношения, игнорируя или отбрасывая тот имущественный объект, по поводу которого существует данное отношение между субъектами и на который они воздействуют своим поведением в соответствии с предоставленными им правами и возложенными на них обязанностями... их анализ невозможен без учета того имущественного объекта (или предмета), с которым связано поведение обязанных и управомоченных лиц" <4>. Светлая память проф. Агаркову!
Неимущественные же правоотношения объекта не имеют: в них "интерес, защищаемый субъективным правом, удовлетворяется непосредственно поведением обязанного лица как таковым" <5>. Все ясно без комментариев.
--------------------------------
<1> См.: Александров Н.Г. Юридическая норма и правоотношение: Стенограмма доклада. М., 1947; Он же. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С.
116 - 117. В дальнейшем мы будем указывать страницы последней работы как более поздней по времени публикации.
<2> Там же. С. 117. Эта мысль кажется ученому столь важной, что он повторяет ее трижды на одной и той же (117-й) странице!
<3> Там же. С. 118.
<4> Там же. С. 120, 121.
<5> Там же. С. 117 - 118.
О.С. Иоффе сформулировал две концепции объекта правоотношения. Наибольшей известностью пользуется, конечно же, ее самый первый, наиболее радикальный вариант, согласно которому "существует единый и единственный объект правомочия и обязанности, а стало быть, и объект правоотношения - человеческое поведение, деятельность или действия людей" <*>. Аргументы просты: "ТОЛЬКО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ способно к
реагированию на воздействие, оказываемое субъективным правом и правовой обязанностью.
Ни вещи, ни так называемые личные нематериальные блага не способны к такому реагированию" <**> (выделено мной. - В.Б.).
--------------------------------
<*> Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Иоффе О.С.
Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права". М., 2000. С. 589. Сам ученый родоначальником этой концепции себя не считает, приурочивая ее к имени своего учителя,
Я.М. Магазинера. Из изложенного выше мы уже знаем, что в действительности концепция объекта-действия обладает еще более почтенным возрастом (см. выше материал по учению
Й. Унгера).
<**> Там же.
Опровергает ли ученый конкурирующую концепцию объекта, предложенную М.М.
Агарковым? По форме - да, по существу же - нет, ибо указанные страницы книги О.С. Иоффе больше похожи на искусную декорацию аргументации, расписанную яркими красками того якобы ужасного положения, которое неизбежно подстерегает участников допускаемых М.М.
Агарковым безобъектных правоотношений, а значит - прав и обязанностей. "Само собою разумеется, что права, не имеющие своего объекта, права, которые ни на что не направлены, лишены всякого смысла для носителя этих прав и не являются поэтому правами в действительном значении этого слова" <*>. При таком подходе объект не может быть ничем иным, как элементом правоотношения, причем элементом безусловно необходимым; концепция объекта-предпосылки или безобъектного правоотношения в глазах О.С. Иоффе - юридический оппортунизм. Но что лежит в основе точки зрения самого О.С. Иоффе?
Специфическое понимание правоотношения (которое "само собою разумеется") + смешение понятий "объект субъективного права" и "цель (направленность) субъективного права" - вот и вся аргументация. То, что при подходе О.С. Иоффе (1) смешиваются понятия объекта права в смысле объекта правового воздействия с объектом субъективного права; что им (2) совершенно игнорируется значение вещей для правоотношений и, самое главное, то, что (3) все эти упреки были предвосхищены М.М. Агарковым еще в 1940 г., - ученого не смущает.
--------------------------------
<*> Там же. С. 586.
В статье 1957 г. О.С. Иоффе разобрал некоторые возражения, выставленные против его концепции 1949 г. рядом современников <*>, после чего внес в свою позицию определенные "поправки", направленные, главным образом, на некоторое смягчение ее ригоризма и безапелляционности. Решающим для него стало соображение Н.Г. Александрова о том, что анализ имущественных правоотношений "невозможен без учета того имущественного объекта (или предмета), с которым связано поведение обязанных и управомоченных лиц"
<**>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении // Иоффе О.С.
Избранные труды по гражданскому праву. С. 674 и сл.
<**> Ср. со следующими тезисами: "Отвергая взгляд на вещное право как на господство над вещью и на обязательственное как на господство над поведением должника
(или над самим должником), неправильно упускать из виду вопрос о том, какое значение объект (в предложенном выше значении слова), в частности вещь, имеет как в вещных, так и в обязательственных отношениях... было бы неправильно игнорировать вопрос о значении объекта (в предложенном выше значении этого термина) при рассмотрении обязательственных отношений. Между тем взгляд, что объектом в обязательственных правоотношениях является действие должника, приводит именно к этому результату"
(Агарков М.М. Указ. соч. С. 23, 28).

Ученый согласился, что за обоснованием (!) концепции объекта-поведения он совершенно забыл ответить на другой вопрос: "какое же в таком случае место в правоотношении занимают вещи, если они не являются его объектом?" <1>. И ответил на него так: в правоотношении, понимаемом как единство юридической (идеологической) формы и фактического (экономического) содержания, необходимо различать... два объекта - юридический (действие) и материальный (вещь)! <2> Очень удобно: даже если в правоотношении не получается найти объект материальный, юридический-то объект в нем есть всегда, а это (помимо всего прочего) значит отсутствие столь пугающей ученого проблемы безобъектных правоотношений. В этом же варианте концепция объекта была изложена О.С. Иоффе еще раз <3>; а в дальнейшем в правоотношении был найден еще и третий объект - волевой (!) <4>.
--------------------------------
<1> Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении. С. 678.
<2> См. там же. С. 679 - 680.
<3> См.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 229 -
242.
<4> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 216 - 217.
Все последующие советские работы по теории правоотношений ничего принципиально нового в разработку проблемы объекта не привнесли. Максимум, чего смогли добиться отдельные авторы, - расширения аргументации в пользу или против теорий М.М. Агаркова или О.С. Иоффе, а также - больших или меньших успехов в обосновании своеобразных способов "примирения" этих теорий. Например, в том же сборнике, что и только что разобранные "поправки" О.С. Иоффе, были помещены еще две статьи, затрагивающие проблему объекта правоотношения, - Я.М. Магазинера и А.К. Юрченко. Я.М. Магазинер выступил в защиту взглядов своего ученика, причем в их радикальном "ультраправом" варианте, невзирая на пресловутые "поправки" самого автора. Должного эффекта эта защита, однако, не возымела; больше того, предпринявший ее Я.М. Магазинер обнаружил внутреннюю противоречивость своих воззрений, скомпрометировав тем самым не только себя, но и защищаемую им концепцию <*>. А.К. Юрченко, напротив, сосредоточил свои научные усилия на контраргументах против теории объекта-действия, разгромил основные возражения против теории множественности объектов, после чего с чистой, что называется, совестью внес изучаемые ими результаты изобретательского творчества в число объектов изобретательских правоотношений <**>.
--------------------------------
<*> В самом деле, сначала им утверждается, что "правоотношение есть отношение
ОБЩЕСТВЕННОЕ - следовательно, отношение только между людьми", т.е. РЕАЛЬНОЕ
(ФАКТИЧЕСКОЕ) ОБЩЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ, УРЕГУЛИРОВАННОЕ НОРМАМИ
ПРАВА, а затем - что "элементами правоотношения ... не могут быть ни субъекты, ни вещь, поскольку они оба материальны, а ПРАВООТНОШЕНИЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ
ЯВЛЕНИЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО, НАДСТРОЕЧНОГО ПОРЯДКА" (выделено мной. - В.Б.)
(Магазинер Я.М. Объект права // Очерки по гражданскому праву: Сб. статей. Л., 1957. С. 68).
Но здесь мыслимо что-то одно: быть фактическим и в то же время идеологическим правоотношение никак не может.
<**> См.: Юрченко А.К. Объект изобретательского права (в связи с общей проблемой объекта права) // Очерки по гражданскому праву: Сб. статей. Л., 1957. С. 225 - 243.
Оригинальным примером попытки "примирения" является теория С.Ф. Кечекьяна.
Оттолкнувшись от соображения, согласно которому "объект права - это нечто отличное от содержания права или содержания правоотношения... объект права - это искомый правовой эффект, это предмет того правового контроля, который достигается содержанием права (или содержанием правоотношений)" <1>; что всякое "право в субъективном смысле имеет не только определенное содержание, но и определенный объект" <2>; попутно заметив, что
отождествление содержания с объектом категорически неправильно, ученый вдруг внезапно изменяет этому взгляду, а именно - утверждает, что "объектом права, т.е. предметом господства управомоченного лица, могут быть, помимо ДЕЙСТВИЙ ОБЯЗАННОГО ЛИЦА,
ДЕЙСТВИЯ УПРАВОМОЧЕННОГО ЛИЦА, а также ВЕЩИ и НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ
БЛАГА", причем, "когда объектом права является действие или бездействие обязанного лица, то ОБЪЕКТ ПРАВА СОВПАДАЕТ С СОДЕРЖАНИЕМ ПРАВА" <3> (выделено мной.
- В.Б.). Какой-либо аргументацией, позволяющей примирить сей конечный вывод с исходной посылкой, ученый себя не затруднил <4>.
--------------------------------
<1> Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 139.
<2> Там же. С. 140.
<3> Кечекьян С.Ф. Указ. соч. С. 142.
<4> К этому достаточно добавить, что уже на с. 142 - 143 и 144 неправильность концепции объекта-действия, отстаиваемой О.С. Иоффе, доказывается посредством ссылки на недопустимость смешения содержания права с объектом права, что "далеко не одно и то же", что "неверно, будто содержание права всегда совпадает с объектом права". Хотя, может быть, дело в слове "всегда".
Главным достоинством монографии Ю.К. Толстого является, конечно же, самый тщательный разбор взглядов буквально всех советских ученых на проблему объекта, в том числе и тех, что были высказаны в учебниках и не имели самостоятельного теоретического значения <*>. Особенно заслуживает внимания его критика позиций С.Ф. Кечекьяна и О.С.
Иоффе. Его собственный взгляд на проблему объекта правоотношения как минимум оригинален: таковым является фактическое общественное отношение во всем многообразии его фактического состава, включающем в себя, в зависимости от случая, одни только фактические действия его участников или, наряду с действиями, еще и вещи - субстраты, названные ученым специальными объектами или предметами <**>. Решение же им проблемы соотношения понятия об объекте правоотношения с понятием о его содержании весьма туманно <***>.
--------------------------------
<*> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 48 - 64.
<**> См. там же. С. 64 - 66.
<***> "ОБЪЕКТОМ правоотношения является экономическое отношение в целом, т.е. как его материальное содержание, так и волевое опосредствование... В СОДЕРЖАНИЕ правоотношения входит лишь волевое опосредствование материального содержания экономического отношения... содержанием правоотношения является не просто волевое поведение его участников, а ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ВОЛИ, ВОЗВЕДЕННОЙ
В ЗАКОН, С ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ВОЛЕЙ СУБЪЕКТОВ ПРАВООТНОШЕНИЯ; между тем в качестве объекта правоотношения выступает волевое ПОВЕДЕНИЕ КАК ТАКОВОЕ"
(выделено мной. - В.Б.) (там же. С. 66).
Большим своеобразием отличается монография Р.О. Халфиной "Общее учение о правоотношении". Оригинально уже то, что в работе, посвященной общей теории правоотношения, проблеме объекта правоотношения (которая, по собственному признанию автора, "до сих пор остро дискутируется" <*>, "остается спорной" <**>) не уделено даже параграфа. Самую ее постановку мы встречаем лишь на 202-й странице <***>; попытка же ее решения предпринимается спустя еще 10 страниц абстрактных политико-философских рассуждений.
--------------------------------
<*> Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 10.
<**> Там же. С. 202.
<***> Главным теоретическим затруднением Р.О. Халфина считает определение места объекта в системе правоотношения, хотя признает при этом наличие дискуссий еще и по
вопросу о том, что понимать под объектом правоотношения. Но разрешить сразу первый вопрос, не решив второго, невозможно: невозможно определить место чего-то в какой-то системе, не зная о том, место чего мы определяем.
Увы, попытка эта в научном отношении оказывается малопродуктивной: Р.О. Халфина берется за разрешение вопроса о МЕСТЕ ОБЪЕКТА В СТРУКТУРЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ, не выясняя предварительно вопроса о том, ЧТО ЕСТЬ ОБЪЕКТ. Вместо этого она просто перебирает возможные концепции. Так, ОБЪЕКТЫ-ВЕЩИ, очевидно, не могут "влезть" в правоотношение, поскольку последнее "представляет собой идеологическое отношение", в то время как вещи - суть "предметы материального мира" <*>. Объекты-действия
(фактическое поведение людей) не вмещаются в идеологическое отношение по той же причине; кроме того, при понимании правоотношения как единства юридической формы и экономического содержания правоотношения фактическое поведение его участников оказывается "элементом структуры правоотношения и нет необходимости в искусственном расширении понятия объекта так, чтобы под это понятие можно было подвести материальное содержание правоотношения. Реальное поведение участников составляет
ЭЛЕМЕНТ СТРУКТУРЫ ПРАВООТНОШЕНИЯ, А НЕ ЕГО ОБЪЕКТ" <**> (выделено мной. - В.Б.). Откуда такое антагонистическое противопоставление и почему одним из элементов структуры правоотношения никак не может быть его объект, из этого "рассуждения" совершенно неясно. Неясно и то, почему его автор считает правильной концепцию объекта-вещи: ее обоснованию в работе не посвящено ни строки. Взгляды же
Р.О. Халфиной по вопросу о возможности существования безобъектных правоотношений
<***> являются почти дословным воспроизведением уже цитированных выше рассуждений ее учителя - М.М. Агаркова.
--------------------------------
<*> Халфина Р.О. Указ. соч. С. 212 - 213.
<**> Там же. С. 213.
<***> Там же. С. 215 - 217.
А.П. Дудин - автор второй (после работы К.О. Берновского) русскоязычной монографии по проблеме объекта правоотношения. Буквально с первых строк он берет быка за рога, ярко описывая безрадостное состояние научного исследования этой темы, называя ее "наиболее трудной и спорной в теории права", "задерживающей ее дальнейшее развитие" и даже мешающей поступательному продвижению отраслевых юридических наук <*>. К сожалению, исследовательской энергии А.П. Дудину хватило лишь на многообещающий запев.
--------------------------------
<*> Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980. С. 3.
Первая глава работы содержит по сути единственное утверждение: коль скоро методология науки суть "философские вопросы, вопросы гносеологического и логического характера" <*>
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов


связь с админом