Главная страница
qrcode

Белов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота. Объект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий


НазваниеОбъект субъективного гражданского права, объект гражданского правоотношения и объект гражданского оборота содержание и соотношение понятий
АнкорБелов В.А. Объект субъективного права, объект правоотношения, объект оборота.pdf
Дата05.11.2017
Размер0.55 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаBelov_V_A_Obekt_subektivnogo_prava_obekt_pravootnoshenia_obekt_o
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#46201
страница9 из 10
Каталогe.makarimov

С этим файлом связано 32 файл(ов). Среди них: Bevzenko_R_S_Sdelka_s_supruzheskim_imuschestvom_bez_soglasia_dru, GIA-9_Matematika_2013_1304.pdf, GIA-9_Matematika_2013_1303.pdf, Jojo_sucht_das_Glueck_Grammatikuebersicht.pdf, Russky_yazyk_-_Samopodgotovka.pdf, sochinenie_argumenty_iz_literatury.pdf, математика_формулы_площадей_фигур.docx, Argumenty_1.pdf и ещё 22 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Завершая проведенное исследование, нельзя не указать на факт, обычно ускользающий от внимания ученых. Понимание объекта зависит еще и от того, как будут трактоваться смежные элементы правоотношения - субъекты, основания (условия) возникновения
(динамики) правоотношений и содержание правоотношений. Кратко проиллюстрируем нашу мысль на каждом примере.
Относя те или иные возможности и способности, естественно присущие людям и их объединениям (организациям), к числу юридически значимых свойств субъектов правоотношений, мы тем самым исключаем эти способности из категории объектов правоотношений.
Таковы в первую очередь жизнь, телесная целостность
(неприкосновенность), здоровье, возраст, половая или расовая принадлежность, мысли и эмоции, физическая и социальная зрелость, эколого-биологические условия существования и душевное равновесие граждан, их способности к труду (рабочая сила как товар), а также способности граждан и организаций к общественно полезной деятельности в широком смысле этого слова (к производству работ или оказанию услуг). Ни одно из перечисленных благ не может рассматриваться в качестве объекта правоотношения, ибо правовое признание наличности этих благ выражается иным образом, а именно - нормами о право- и дееспособности (правосубъектности) граждан и организаций. Конструируя норму о жизни как непременном условии признания правоспособности гражданина, объективное право тем самым подразумевает и ее правовую охрану. Подчеркиваем: не как объекта особого субъективного права (права на жизнь), а как условия, без соблюдения которого нет возможности вести речь о гражданине как субъекте права. Признавая за юридическими лицами способность иметь в собственности имущество, законодатель подразумевает подлежащими правовой охране как сами их способности совершать с таким имуществом действия, направленные на извлечение из него полезных потребительских свойств, так и состояние принадлежности этих способностей. Признавая за гражданами и организациями способность быть участниками обязательств по производству работ и оказанию услуг, законодатель тем самым implicite охраняет и сами эти способности к труду, и их принадлежность соответствующим лицам и т.д. <*>
--------------------------------
<*> Сказанному нисколько не противоречит факт существования обязательственных
(относительных) правоотношений, содержание которых всецело предопределяется содержанием способностей к ведению той или иной деятельности: договориться можно о чем угодно (ст. 421 ГК РФ). Здесь же мы ведем речь об абсолютной правовой охране самих способностей и естественного состояния их принадлежности. Причем и в относительном
правоотношении действия не становятся его объектом - они продолжают оставаться проявлениями свойств (качеств, способностей) субъекта и существуют лишь постольку, поскольку совершаются субъектом и от него неотделимы.
Можно задать вопрос: а что это обстоятельство меняет? что проку от подобного знания
- обусловлено ли содержание правоотношения свойствами объекта или характеристиками субъекта? Рассмотрим следующий пример (М.М. Агарков): артист обязался исполнить концертный номер - танец "чечетка". Содержание данного (относительного) правоотношения всецело предопределено содержанием действий, подлежащих совершению должником и его способностями к таким действиям. Объекта в этом правоотношении просто нет. Чем подобное правоотношение отличается от того, содержание которого предопределено свойствами объекта, а не субъекта (например, правоотношения по передаче проданной вещи)? Ответ очевиден: к совершению действий, содержание которых предопределено особенностями субъекта (субъектных действий), нельзя принудить, а само их совершение невозможно заменить действиями органов исполнительной власти. К совершению объектных действий (в частности, к передаче вещи) можно вынудить или в крайнем случае заменить их эквивалентно-результативным действием судебного пристава-исполнителя
(отобранием вещи).
Таким образом, тот факт, что стороны договорились связать содержание своего относительного правоотношения не со свойствами объекта, а со способностями субъекта
(должника), существенно ограничивает кредитора в возможностях реализации своего права: действия должника в таком обязательстве хотя и будут юридически обязательными, никогда не получат юридически принудительного характера. В нашем примере организатор концерта
(хотя бы и при содействии пристава-исполнителя) никогда не сможет заставить артиста исполнить обусловленный номер - арсенал его возможностей на случай нарушения обязательства ограничен лишь взысканием убытков.
Точно так же исключаются из числа объектов правоотношений обстоятельства реальной действительности, подпадающие под признаки оснований динамики (движения) гражданских правоотношений - юридических фактов (ст. 8 ГК РФ). Например, стороны договора купли-продажи договорились о том, что обязанность покупателя оплатить товар возникает в момент передачи этого товара продавцом. Передача товара - действие, сам факт наличия которого и его соответствие определенным свойствам (характеристикам) приобретают юридическое значение. Но действие это не может рассматриваться как объект правоотношения, поскольку его юридическое значение не совпадает с юридическим значением объекта правоотношения: действие служит основанием его движения (динамики), но не определяет содержания этого правоотношения (не выполняет функции объекта).
Наконец, объект правоотношения не может совпадать с его содержанием - субъективным правом и юридической обязанностью. Помимо того, что нет никакого смысла в том, чтобы одно и то же понятие называть по-разному (то элементом содержания, то объектом), существует и чисто логическое препятствие к такому отождествлению. Выше мы говорили, что субъективное право и юридическая обязанность выражают две стороны одной медали (правоотношения); признавая обязанность объектом субъективного права, а субъективное право - объектом обязанности, мы тем самым признаем правоотношение в целом объектом ... самого себя! Кроме того, права и обязанности вообще достаточно проблематично признавать объектами прав и обязанностей, хотя бы и составляющих содержание иных правоотношений, поскольку "прикрепление" прав и обязанностей к их носителям осуществляется при посредстве правоспособности, а не иных субъективных прав
<*>.
--------------------------------
<*> При иной трактовке мы неизбежно ушли бы в дурную бесконечность, ибо признав возможным субъективное право N 1 объектом субъективного права N 2, мы бы вынуждены были допустить способность последнего стать объектом субъективного права N 3, которое в
свою очередь могло бы стать объектом субъективного права N 4 и т.д. Где и почему - на праве какой "степени родства" - следует сделать остановку? "Прикрепляя" субъективные права к их носителям посредством субъективных же прав (прав на права), мы никогда не сможем ответить на этот вопрос основательно и доказательно. Но прикрепляя права к их носителям при помощи иного средства - правоспособности, мы немедленно получаем ответ: бесконечность пресечется именно на правоспособности.
Можно заметить, что функциональный подход к проблеме правового объекта позволяет
(помимо всех других его преимуществ) подойти к решению важной практической проблемы: выявить разницу в юридическом (функциональном) значении правового объекта, с одной стороны, и юридических свойств субъектов, фактов и содержания правоотношений - с другой.
Юридическое значение объектов выражается в том, что их естественные свойства предопределяют круг объективно возможных фактических действий, которые могут быть с ними совершены, а значит - и круг тех действий, которые могут быть интерпретированы как возможные и должные в рамках субъективных прав и юридических обязанностей.
Юридическое значение объектов состоит, таким образом, в том, что их свойства предопределяют содержание субъективных прав и юридических обязанностей. Объекты и их свойства дают содержательные границы правоотношений, рассматриваемых в статике.
Юридическое значение субъектов выражается в том, что их естественные свойства предопределяют возможность и целесообразность признания за ними качеств субъекта права
(т.е. имеют значение обстоятельств, предопределяющих правосубъектность своих носителей), а тем самым ограничивают круг материальных и духовных благ, отношения по использованию которых охраняются правом без их облечения в форму правоотношений, т.е. как органические элементы правопорядка. Субъекты и их свойства ставят, таким образом, формальные рамки правоотношений, рассматриваемых в статике; ограничивают их, так сказать, пространственно-правовую протяженность.
Значение юридических фактов выражается в их влиянии на бытие (существование) и эволюцию (динамику, движение) правоотношений определенного типа и содержания с участием тех или других субъектов. Юридические факты, следовательно, это не что иное, как временные границы существования правоотношений; рамки правоотношений, рассматриваемых как динамически развивающееся явление.
Содержание правоотношения самостоятельного юридического значения лишено; собственно, оно само и есть то самое "юридическое значение", о котором говорилось выше.
Впрочем, возникновение, существование, изменение или прекращение правоотношения определенного содержания между определенными субъектами может (при известных обстоятельствах) приобрести значение юридического факта, играющего роль в динамике какого-то другого правоотношения. Например, обязательство по уплате неустойки, процентов или любое иное обязательство, обладающее свойством акцессорности, явно не может возникнуть без существования другого обязательства - основного; сервитутное правоотношение, как и всякое вообще ограниченное вещное право, никогда не возникнет без правоотношения собственности; наконец, право требования выплаты дивиденда
(обязательственное право на дивиденд) не возникнет у лица, не являвшегося участником соответствующего хозяйственного товарищества или общества, т.е. у лица, не имевшего одноименного субъективного права корпоративного свойства.
Функциональный подход, следовательно, замечательно (и причем без "притягивания" философских рассуждений) объясняет необходимость выделения и исследования правового объекта как самостоятельной категории юридической (в том числе цивилистической) науки.
§ 3. Понятие объекта гражданского оборота и его соотношение с понятием объекта гражданского правоотношения

Судьба понятия объекта гражданского оборота сходна с судьбой понятия объекта гражданского правоотношения в части общего состояния проблемы: содержание обоих этих понятий продолжает оставаться в числе главных загадок цивилистической науки. Но судьбы эти совершенно несходны в части причины, приведшей к такому состоянию: если с объектом гражданского правоотношения таковое сложилось несмотря на многочисленные исследования проблемы, то с объектом гражданского оборота так произошло потому, что изучением его юристы почти не занимались. В учебниках по гражданскому праву термин "гражданский оборот" определяется самым общим образом <1>; в научной цивилистической литературе он (а также производные от него термины <2>) чрезвычайно широко используется как общеизвестный и в разъяснении не нуждающийся <3>. Специальных русскоязычных работ (хотя бы уровня статей), посвященных установлению содержания этого понятия, не имеется. Известен термин "гражданский оборот" (а также его многочисленные производные) и гражданскому законодательству (см., в частности, п. 1 ст. 2, ст. 5, п. 1 ст. 6, п. 2 ст. 15, ст. 129, п. 3 ст. 209, п. 1 ст. 260, ст. 309, 311, 312 ГК РФ и т.д., а также ряд федеральных законов <4>). Ключевой для нашей темы является, конечно же, ст.
129 ГК РФ.
--------------------------------
<1> См., например, определение, содержащееся в учебнике гражданского права под ред. Е.А. Суханова: "Цивилистическая наука разрабатывает и такие понятия и категории, которые не находят прямого законодательного воплощения, но приобретают важное теоретико-познавательное и вместе с тем практическое значение. Примером этого является понятие ГРАЖДАНСКОГО или ИМУЩЕСТВЕННОГО ОБОРОТА - СОВОКУПНОСТИ
СДЕЛОК ВСЕХ ЕГО УЧАСТНИКОВ И ВОЗНИКАЮЩИХ НА ЭТОЙ ОСНОВЕ ИХ
ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ
ОТНОШЕНИЙ,
ЮРИДИЧЕСКИ
ОФОРМЛЯЮЩИХ
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ
ОТНОШЕНИЯ
ТОВАРООБМЕНА.
Соответственно этому
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ ОБОРОТ - часть гражданского оборота, совокупность соответствующих отношений с участием предпринимателей (профессиональных участников имущественного оборота)" (выделено мной. - В.Б.).
<2> Товарооборот, денежный и земельный оборот; международный оборот; деловой, имущественный, капиталистический, коммерческий, платежный, предпринимательский, рыночный и торговый оборот.
<3> См., например: Агарков М.М. Указ. соч. С. 14, 17, 18, 19, 30, 33, 36, 41 и др.
<4> В том числе - об обороте земель сельскохозяйственного назначения (от 24 июля
2002 г. N 101-ФЗ), о запрете оборота этилированного бензина (от 22 марта 2003 г. N 34-ФЗ), о государственном регулировании производства и оборота алкогольной продукции (от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ).
Прежде всего, из п. 1 ст. 129 может быть выведено нормативное определение гражданского оборота как отчуждения объектов гражданских прав и их перехода от одного лица к другому способами иными, чем отчуждение. Коротко говоря, гражданский оборот - это социальное явление, выражающееся в изменении состояния принадлежности - присвоенности одними лицами и отчужденности от других лиц - объектов гражданских прав
(правоотношений).
Такое понимание гражданского оборота существенно шире того, что предлагается в учебной литературе, поскольку им охватываются не только случаи совершения сделок, направленных на установление обязательств в отношении объектов гражданских прав, но и случаи совершения иных (распорядительных) сделок, не преследующих цель создания обязательственных отношений, а также случаи перехода объектов гражданских прав от одного субъекта к другому в силу юридических фактов, не являющихся сделками <*>.
--------------------------------
<*> Следует указать также на то, что законодательное определение понимает под оборотом не совокупность актов (действий, в том числе сделок), приводящих к переходу объектов гражданских прав, а сам их переход от одного субъекта к другому, изменение их
принадлежности, т.е. результат таких действий. В учебной литературе оборот - это совокупность самих сделок, направленных на изменение принадлежности объектов прав; в
ГК РФ оборот - это система результатов таких сделок, случаев изменения принадлежности объектов прав.
Пункты же 2 и 3 ст. 129 ГК РФ, подразделяющие объекты гражданских прав
(правоотношений) на свободные в обороте, ограниченные в обороте и изъятые из оборота
<*>, объясняют юридический смысл понятия гражданского оборота. Если состояние принадлежности объектов гражданских прав назвать статикой гражданских правоотношений, то понятие гражданского оборота должно обнимать собою совокупность процессов и явлений, приводящих к динамике гражданских отношений - их возникновению, изменению или прекращению. Следовательно, цивилисту важно знать не только то, что тот или иной предмет (субстрат) является объектом гражданских прав (правоотношений), но и то, является ли таковой объектом гражданского оборота: первое необходимо для того, чтобы определить содержание правоотношений, которые могли бы сложиться по поводу соответствующего объекта; второе - для того, чтобы определить круг фактических обстоятельств, служащих основаниями для динамики (движения) таких правоотношений.
Понятие объекта правоотношений предопределяет содержание этих правоотношений; понятие же объекта оборота - основания их динамики.
--------------------------------
<*> Эта классификация страдает определенной логической неточностью. Разделение объектов гражданских правоотношений по критерию нахождения объектов гражданских прав в гражданском обороте, при котором в качестве одного из элементов выделяется группа объектов, из оборота изъятых (в обороте не находящихся), обязательно должно быть дихотомическим, т.е. двух-, а не трехчленным. Объектам, изъятым из оборота, могут быть противопоставлены объекты, из оборота не изъятые (в обороте находящиеся); а уж последние должны классифицироваться внутри себя (уже по иному основанию - критерию условий оборотоспособности) на такие объекты, оборот которых не стеснен никакими специальными условиями (свободные в обороте), и объекты, нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (ограниченные в обороте). Три вида объектов гражданских прав с точки зрения их соотношения с понятием объектов гражданского оборота составляют, таким образом, элементы двухступенчатой классификации.
Такой вывод не может не породить следующего недоумения: выходит, понятие юридического факта (основания динамики гражданских правоотношений) не имеет самостоятельного характера? Да, юридические факты оказывают специфическое влияние на бытие и динамику правоотношений; но сама способность фактов быть юридическими, в свою очередь, так же (как и содержание правоотношения) предопределяется свойствами
(характеристиками) объекта будущего правоотношения - так что ли? Внимательное изучение сказанного, а также повторное обращение к п. 1 ст. 129 ГК РФ свидетельствует, с одной стороны, о принципиальной правильности этого взгляда, с другой - о его неоднородности, которая выражается закономерностью: влияние естественных свойств объекта гражданского правоотношения на основания его возникновения, изменения и прекращения обратно пропорционально степени свободы этого объекта в гражданском обороте.
В самом деле, принадлежность объектов гражданских прав, юридически совсем не стесненных в обороте (одежда, обувь, продукты питания, бытовая техника, иные предметы потребления, большинство средств производства, автотранспортные средства и т.д.), может изменяться посредством любых договоров, не противных закону (п. 4 ст. 421 ГК), законных односторонних сделок (п. 2 ст. 154), а также вследствие любых иных обстоятельств, с которыми закон или договор связывают соответствующие последствия (подп. 8 и 9 п. 1 ст.
8). Естественные свойства таких объектов столь безобидны, что государство считает вполне безопасным и, более того, наиболее предпочтительным и эффективным отдать организацию
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов


связь с админом