Главная страница
qrcode

А. Бретон. Антология черного юмора. От переводчика Книга, которую вы держите в руках, посвящена черному юмору


НазваниеОт переводчика Книга, которую вы держите в руках, посвящена черному юмору
АнкорА. Бретон. Антология черного юмора.pdf
Дата19.11.2017
Размер1.03 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаA_Breton_Antologia_chernogo_yumora.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#5935
страница2 из 30
Каталогvirchenkot

С этим файлом связано 53 файл(ов). Среди них: Istoria_russkoy_muzyki_Tom_3.pdf, Ritorika_i_istoki_ievropieiskoi_litierat_Avieri.pdf, Buxtehude__Cantatas_Arcadia.pdf, Tayming_v_animatsii_Dzhons_Khalas (1).doc и ещё 43 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
ДЖОНАТАН СВИФТ
(1677-1745)
Судя по всему, подлинная история черного юмора начинается
именно со Свифта. Более ранние проявления этого феномена, по­
рой мелькающие, например, у Гераклита, киников или английских
драматургов елизаветинских времен, выглядят в этом смысле
слишком уж разрозненными и разнородными. Неоспоримая само­
бытность Свифта, удивительная цельность его творчества, до
последней буквы подчиненного тому неповторимому и практиче­
ски неведомому дотоле переживанию, которое он способен вызы­
вать, а также поистине непревзойденный характер самых разных
его удач и свершений — все это вполне оправдывает исторически
отводимую ему здесь пальму первенства. Вопреки мнению, пу­
щенному в оборот Вольтером, меньше всего походит он на «улуч­
шенного Рабле». Сравнение с Рабле и его грубоватой, но незлобивой
шуткой весельчака-выпивохи, вообще может быть последним из
всех, какие только приходят в голову; самого же Вольтера со
Свифтом разделяет отношение к извечному спектаклю бытия,
удачно отраженное их человеческими обликами, и если в одном
застыла усмешка человека, словно окуклившегося в собственном
скептицизме, человека не чувства, а разума, то в другом — невоз­
мутимость, ледяное спокойствие того, кто чувствует совсем
иначе и именно потому земным порядком неизменно возмущен.
Кто-то однажды сказал, что Свифт «заставляет рассмеяться,
сам держась от этого веселья в стороне». Наверное, только ценой
подобных лишений тот юмор, о котором мы здесь говорим, и
способен обнажить присущую ему по Фрейду возвышенность и
вырваться за рамки обыденного комизма. В этом смысле Свифт
также может быть с полным правом назван изобретателем
новой разновидности шутки — жестокой и мрачной. До крайно­
сти своеобразный строй мысли вдохновляет многие из его притч
и рассуждений — наподобие «Философии одежды» или «Размыш­
лений о палке от метлы», — которые поразительным образом
оказываются созвучными самым современным умонастроениям,
и их одних достаточно, чтобы подтвердить непреходящую акту­
альность всего его творчества.
Говорят, взгляд Свифта был таким подвижным, что цвет его
глаз мог меняться от небесно-голубого до бездонно-черного, а их
выражение — от простодушного к устрашающему. Подобная
переменчивость превосходно согласуется с его мироощущением:

Бретон А. .: Антология черного юмора / 13
«Мне всегда были ненавистны, — пишет он, — разного рода нации,
ремесленные касты и прочие сообщества; по-настоящему любить
я мог лишь то или иное конкретное существо, и при том, что я
всем сердцем привязан к какому-нибудь Джону, Питу или Томасу,
собственно животное, именуемое человеком, внушает мне лишь
ужас и отвращение». Это мало с чем соизмеримое презрение
Свифта к роду человеческому не мешает ему, однако, исступлен­
но желать для него справедливости. Он мечется между дублин­
скими дворцами и своим маленьким приходом в Ларакоре, мучи­
тельно пытаясь разрешить — создан ли он для того, чтобы уха­
живать за зебрами и умиротворенно наблюдать прыжки форели
в собственном пруду, или же призван участвовать в делах госу­
дарственных. Словно против воли, чаще он выбирает последнее и
вмешивается в ход истории со все нарастающим усердием и ак­
тивностью. О нем говорили: «Этот ирландец, называющий свою
страну местом очередной ссылки, не в силах, тем не менее, обос­
новаться где-либо в ином краю; этот ирландец, для которого
родина — лишь мишень для злой шутки, швыряет ей на помощь
все свое состояние, свободу и даже саму жизнь, и вот уже без
малого сотню лет спасает ее от того рабства, которое угото­
вила ей Британия». И точно так же этот женоненавистник,
автор «Письма одной чрезвычайно юной особе по поводу замуже­
ства», в собственной жизни вынужден иметь дело с чувствами
самыми что ни на есть запутанными: три женщины, Варина,
Стелла и Ванесса, оспаривают друг у друга его любовь, а он, са­
мым оскорбительным образом разорвав отношения с первой, поз­
же обречен наблюдать за терзаниями двух других, сошедших в
могилу, так его и не простив. Священник, от одной из них он
получает следующие строки: «Будь я действительно набожной,
вы стали бы тем Богом, которому бы я молилась». До самой его
смерти мизантропия оставалась той единственной чертой, ко­
торую он не пытался в себе подавить даже под гнетом житей­
ских обстоятельств. Однажды, указывая на расщепленное мол­
нией дерево, он сказал: «Вот так же кончусь и я — с головы». И
действительно, словно ведя к «той божественной разновидности
счастья, имя которой — легковерность, к просветленному уми­
ротворению безумца среди подлецов», в 1736 году его настигает
умственное расстройство, но целых десять лет до полного сума­
сшествия проходят при ужасающей ясности ума. В своем завеща­
нии он оставил десять тысяч фунтов на учреждение приюта для
умалишенных.
НАСТАВЛЕНИЯ СЛУГАМ

Бретон А. .: Антология черного юмора / 14
[...] Господа обычно ссорятся со слугами из-за того, что те не закрывают за собой дверей; но ведь ни хозяин, ни хозяйка не понимают, что дверь должна быть открыта, прежде чем ее можно будет закрыть, и что это двойной труд — открывать и закрывать двери; поэтому лучше, и проще, и легче не делать ни того, ни другого. Однако, если к тебе все время пристают, чтобы ты закры­
вал дверь, и об этом уж трудно забыть, тогда, выходя, так хлопни дверью, чтобы вся комната затряслась и все в ней задребезжало;
это покажет твоим господам, как ты старательно выполняешь их указания.
Заметив, что входишь в милость к хозяину или хозяйке, не упусти случая мягко предупредить об уходе; и когда тебя спросят о причине и выкажут нежелание расставаться с тобой, отвечай,
что ты предпочел бы жить у них, чем у кого-нибудь другого, но что бедного слугу нечего упрекать, если он хочет себе добра, что службой богат не станешь, что работы у тебя много, а жалованье получаешь маленькое. Тут, если твой хозяин хоть сколько-нибудь щедр, он прибавит тебе пять-десять шиллингов за четверть года,
лишь бы не отпускать тебя; но если ты промахнешься в расчете,
а уходить тебе не захочется, то попроси кого-нибудь из твоих приятелей-слуг сказать хозяину, что ему-де удалось уговорить тебя остаться.
Разные лакомые кусочки, которые тебе удастся стянуть в тече­
ние дня, сберегай до вечера, чтобы устроить пирушку со своими собратьями; позови и дворецкого, если, конечно, он принесет вы­
пивку.
Напиши копотью свечки свои имя и имя своей милой на потол­
ке кухни или людской, чтобы показать свою ученость.
Если ты молод и пригож, то когда за столом шепчешь что-ни­
будь хозяйке, тычься носом в ее щеку; а если у тебя свежее дыха­
ние, дыши ей прямо в лицо; я слыхал, что в некоторых домах это приводило к отличным последствиям.
Не иди, пока тебя не позовут три-четыре раза; ведь одни собаки бегут, как только их свистнут. А когда хозяин крикнет: «Эй, вы!»
— то уже никто из слуг не обязан идти на этот зов, потому что
«Эй!» ведь не имя [...]
[...] Некоторые привередливые дамы, опасающиеся простуды,
замечали, что кухонные девушки и парни часто забывают закры­
вать за собой дверь, выходя на задний двор и возвращаясь обрат­
но; эти хозяйки придумали прикреплять к двери блок с веревкой,
на конце которой привязан большой кусок свинца, тогда дверь закрывается сама, и надобно сильно толкать ее, чтобы она откры­
лась; это — тяжелый труд для слуг, которым по их работе прихо­
дится входить и выходить через эту дверь по пятьдесят раз в день;

Бретон А. .: Антология черного юмора / 15
однако до чего не додумается изобретательный ум? И предусмот­
рительные слуги нашли отличное средство против этого неснос­
ного злополучия: они догадались подвязывать блок таким обра­
зом, чтобы свинцовый груз не действовал. Что же до меня, то я предпочел бы держать дверь всегда открытой и для этого класть внизу тяжелый камень.
Подсвечники у слуг обыкновенно поломаны: ведь ничто не может держаться вечно. Однако взамен их можно изобрести мно­
гое другое: ты можешь с удобством воткнуть свечку в бутылку,
приклеить ее к столу, накапав сала с нее же, прилепить ее к деревянной обшивке стены куском масла, сунуть ее в пороховни­
цу, или в старый башмак, или в расщепленную палку, или в дуло пистолета, или в кофейную чашку, или в стакан, а то — в кружку,
в чайник, в скрученную салфетку, в горчичницу, в чернильницу,
в полую кость, в кусок теста, да, наконец, можно просто вырезать дыру в ковриге хлеба и воткнуть свечку туда.
Приглашая к себе приятелей вечерком на пирушку, научи их стучаться условным стуком или скрестись у кухонного окна так,
чтобы ты-то услышал, а хозяйка — нет: ты должен стараться не беспокоить и не пугать ее в такой неподобающий час.
Всегда сваливай свою вину на любимую собачку или кошку, на обезьяну, попугая, или на ребенка, или на того слугу, которого недавно прогнали, — таким образом, ты оправдаешься, никому не причинив вреда, и избавишь хозяина или хозяйку от неприят­
ной обязанности тебя бранить.
Когда тебе понадобятся инструменты для какой-нибудь работы,
то чем оставлять ее несделанной, лучше действуй любым предме­
том, каким вздумается. Например, если кочерга куда-то запропа­
стилась или сломалась — мешай в камине щипцами, нет под рукой щипцов — мешай мехами для раздувания огня, ручкой совка, палкой щетки или швабры, а то и хозяйской тростью. Если нужна бумага, чтобы опалить птицу, рви первую попавшуюся на глаза книгу. Вытирай башмаки за отсутствием тряпки краем занавески или камчатой скатертью. Галуны с ливреи оборви себе на подвязки. Если дворецкому нужен ночной горшок, он может воспользоваться большим серебряным кубком.
Есть много способов тушить свечу, и тебе следует запомнить их все: можно ткнуть концом свечи в деревянную обшивку стены
— от этого свеча тухнет сразу; можно положить ее на пол и затоп­
тать огонь ногами; можно перевернуть ее пламенем вниз, чтобы оно затухло от стекающего сала; сунуть ее горящим концом в гнездо подсвечника или размахивать ею в воздухе, пока она не потухнет; помочившись перед сном, ты можешь окунуть ее в ночной горшок; можешь также, поплевав себе на пальцы, кру­

Бретон А. .: Антология черного юмора / 16
тить ими фитиль, и свеча потухнет. Кухарка может окунуть свечу в котел с варевом, а конюх ткнуть ее в корыто с овсом, или в охапку сена, или в кучу навоза; служанка может тушить свечу о зеркало — ничто так не чистит зеркала, как свечная копоть; но самый скорый и лучший из всех способов — это задуть ее, —
свечка останется чистой, и ее легко зажечь снова [...]
(Пер. Е. Лопыревой)
СКРОМНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
имеющее целью не допустить, чтобы дети бедняков в
Ирландии были в тягость своим родителям или своей родине,
и, напротив, сделать их полезными для общества.
Печальное зрелище предстает перед теми, кто прогуливается по этому большому городу или путешествует по стране, когда они видят на улицах, на дорогах и у дверей хижин толпы нищих женщин с тремя, четырьмя или шестью детьми в лохмотьях,
пристающих к каждому прохожему за милостыней. Эти матери,
не имея возможности честным трудом заработать себе на пропи­
тание, вынуждены все время блуждать по улицам, вымаливая подаяния для своих беспомощных младенцев; а те, когда вырас­
тают, или становятся ворами за отсутствием работы, или покида­
ют любимую родину для того, чтобы сражаться за претендента на трон в Испании, или же продают себя на Барбадос.
Я думаю, все партии согласны с тем, что такое громадное коли­
чество детей на руках, на спине или под ногами у матерей, а часто и у отцов, представляет собой лишнюю обузу для нашего королев­
ства в его настоящем плачевном положении. Поэтому всякий, кто мог бы изыскать хорошее, дешевое и легкое средство превратить этих людей в полезных членов общества, вполне заслужил бы,
чтобы ему воздвигли памятник как спасителю отечества.
Но моя задача отнюдь не ограничивается заботой о детях одних только профессиональных нищих; она гораздо шире и распро­
страняется вообще на всех детей определенного возраста, родите­
ли которых по существу так же мало способны содержать их, как и те, кто просит милостыню на улицах.
Со своей стороны, обдумывая в течение многих лет этот важ­
ный вопрос и зрело взвешивая некоторые предложения наших прожектеров, я всегда находил, что они грубо ошибаются в своих расчетах.
Правда, только что родившийся младенец может прожить це­
лый год, питаясь молоком матери, с незначительным прибавле­
нием другой пищи, которая обойдется не больше, чем в два шил­
линга. Эту сумму мать, конечно, может добыть или деньгами, или

Бретон А. .: Антология черного юмора / 17
в виде остатков пищи, пользуясь своим законным правом про­
сить милостыню. А по отношению к детям, достигшим года, я именно и предлагаю применить такие меры, благодаря которым они не будут в дальнейшем нуждаться в пище и одежде и не только не станут бременем для своих родителей или для своего прихода, но, напротив, сами будут посильно способствовать тому,
чтобы многие тысячи людей получали пищу и, отчасти, одежду.
Другая важная выгода моего проекта заключается еще и в том,
что он положит конец добровольным абортам и ужасному обы­
чаю женщин убивать своих незаконных детей (обычай, увы,
очень распространенный у нас!). При этом бедные невинные младенцы несомненно приносятся в жертву с целью избежать не столько позора, сколько расходов, и это обстоятельство способно исторгнуть слезы из глаз и возбудить сострадание в самом жесто­
ком и бесчеловечном сердце.
Поскольку население нашего королевства насчитывает сейчас полтора миллиона, то, по моим расчетам, среди них может ока­
заться около двухсот тысяч женщин, способных иметь детей. Из этого числа я вычитаю тридцать тысяч супружеских пар, которые в состоянии прокормить своих детей (хотя я не думаю, чтобы их было так много, учитывая нынешнее трудное положение в коро­
левстве). Но если и допустить, что это так, то все же останется еще сто семьдесят тысяч женщин, способных иметь детей. Я вычитаю еще пятьдесят тысяч женщин, в число которых входят женщины с выкидышами или те женщины, чьи дети умерли от несчастных случаев или болезней на первом году жизни. Остается таким образом сто двадцать тысяч детей, рождающихся ежегодно от бедных родителей.
Возникает вопрос: как вырастить и обеспечить это количество детей? Как я уже сказал, при настоящем положении вещей это совершенно не представляется возможным с помощью тех спосо­
бов, который до сих пор предлагались. Ибо мы не можем найти для них применения ни в ремеслах, ни в сельском хозяйстве.
Мы не строим домов (я имею в виду: в деревне) и не возделыва­
ем землю. Эти дети крайне редко могут добыть себе пропитание воровством, раньше чем они достигнут шестилетнего возраста,
если только они не одарены выдающимися способностями. Впро­
чем, я должен признать, что они усваивают основы этого занятия гораздо раньше, однако в это время их можно считать только учениками. Как мне сообщило одно ответственное администра­
тивное лицо из графства Кэйвен, ему не приходилось встречать больше одного-двух случаев воровства в возрасте до шести лет,
даже в той части королевства, которая широко известна своими быстрыми успехами в этом искусстве.

Бретон А. .: Антология черного юмора / 18
Наши купцы убеждали меня в том, что мальчик или девочка в возрасте до двенадцати лет — не ходкий товар; и даже достигнув этого возраста, они оцениваются не выше трех фунтов или самое большее в три фунта, два шиллинга и шесть пенсов. Это не может возместить затраты родителей или государства, так как пища и лохмотья ребенка стоят по крайней мере в четыре раза дороже.
Поэтому я скромно предлагаю на всеобщее рассмотрение свои мысли по этому поводу, которые, как я надеюсь, не вызовут ника­
ких возражений.
Один очень образованный американец, с которым я познако­
мился в Лондоне, уверил меня, что маленький здоровый годова­
лый младенец, за которым был надлежащий уход, представляет собою в высшей степени восхитительное и полезное для здоровья кушанье, независимо от того, приготовлено оно в тушеном, жаре­
ном, печеном или вареном виде. Я не сомневаюсь, что он также превосходно подойдет и для фрикасе или рагу.
Я беру на семя смелость просить всех обратить внимание и на то обстоятельство, что из учтенных нами ста двадцати тысяч детей двадцать тысяч можно сохранить для дальнейшего воспро­
изведения потомства, причем только четвертая часть этих мла­
денцев должна быть мужского пола. Это больше, чем обычно оставляется баранов, быков или боровов; я принимаю здесь во внимание, что эти дети редко бывают плодом законного брака
(обстоятельство, на которое дикари не обращают особого внима­
ния), и поэтому одного самца будет вполне достаточно, чтобы обслужить четырех самок. Остальные же сто тысяч, достигнув одного года, могут продаваться знатным и богатым лицам по всей стране. Следует только рекомендовать матерям обильно кормить их грудью в течение последнего месяца, с тем чтобы младенцы сделались упитанными и жирными, и хорошо годились бы в кушанье для изысканного стола. Из одного ребенка можно приго­
товить два блюда на обед, если приглашены гости; если же семья обедает одна, то передняя или задняя часть младенца будет впол­
не приемлемым блюдом, а если еще и приправить его немного перцем или солью, то можно с успехом употреблять его в пищу даже на четвертый день, особенно зимою.
Я рассчитал, что только что родившийся ребенок весит в сред­
нем двенадцать фунтов, а в течение года, при хорошем уходе,
достигнет и всех двадцати восьми.
Я согласен, что это будут несколько дорогие блюда и потому подходящие для помещиков, которые, пожрав уже большую часть родителей, по-видимому, имеют полное право и на их потомство
[...]

Бретон А. .: Антология черного юмора / 19
[...] Один искренне любящий свою родину и весьма почтенный человек, добродетели которого я высоко ценю, недавно, разгова­
ривая со мною на эту тему, соизволил внести в мой проект не­
большое дополнение. Он сказал, что многие джентльмены наше­
го королевства за последнее время уничтожили во время охоты почти всех своих оленей, и он полагает, что недостаток оленины можно было бы прекрасно возместить мясом подростков, маль­
чиков и девочек не старше четырнадцати и не моложе двенадца­
ти лет. Ведь в настоящее время огромному числу людей обоего пола во всех странах грозит голодная смерть из-за отсутствия работы, и родители, если они еще живы, а за неимением их —
ближайшие родственники, — будут рады избавиться от детей. Но,
отдавая должное мнению моего достойнейшего друга и столь славного патриота, я все же должен заметить, что не могу с ним полностью согласиться. Ибо что касается мальчиков, то мой зна­
комый американец на основании своего богатого опыта уверял меня, что их мясо обычно бывает жестким и тощим, как у наших школьников от их большой подвижности, и имеет неприятный привкус, а откармливать их было бы слишком невыгодно, так как не оправдало бы расходов. Что же касается девочек, то здесь я осмелюсь высказать свое скромное соображение в том смысле,
что это будет все же некоторая утрата для общества, так как они сами вскоре должны будут стать матерями. К тому же весьма вероятно, что некоторые щепетильные люди станут осуждать это мероприятие (хотя, конечно, совершенно несправедливо), как граничащее с жестокостью, что, по моему мнению, всегда являет­
ся самым серьезным возражением против любого проекта, как бы хороши ни были его конечные цели [...]
[...] Я полагаю, что выгоды моего предложения столь очевидны и многочисленны, что несомненно будут признаны в высшей степени важными.
Во-первых, как я уже заметил, проведение его в жизнь значи­
тельно уменьшит число католиков, которые из года в год навод­
няют нашу страну, так как они являются основными производи­
телями детей для нации, а вместе с тем — и нашими самыми опасными врагами. Они нарочно не покидают пределов страны,
чтобы отдать королевство во власть претендента, надеясь вос­
пользоваться отсутствием большого количества добрых проте­
стантов, которые предпочти лучше покинуть свое отечество, чем остаться и платить против своей совести десятину епископально­
му священнику.
Во-вторых, у даже самых бедных арендаторов найдется теперь хоть какая-нибудь ценная собственность, которую можно будет согласно закону, описать и тем помочь уплатить ренту помещи­

Бретон А. .: Антология черного юмора / 20
ку, так как хлеб и скот у них уже отняты, а деньги — вещь в наших краях совершенно неизвестная.
В-третьих, так как содержание ста тысяч детей от двух лет и старше не может быть оценено менее, чем в десять шиллингов ежегодно за душу, то национальный доход увеличится тем самым на пятьдесят тысяч фунтов в год, не говоря уже о стоимости ново­
го блюда, которое появится на столах наших богатых джентльме­
нов с утонченным гастрономическим вкусом. А деньги будут об­
ращаться только среди нас, так как товар полностью выращива­
ется и производится в нашей стране.
В-четвертых, постоянные производители детей, помимо еже­
годного заработка в восемь шиллингов за проданного ребенка, по прошествии первого года будут избавлены от всех забот по его содержанию.
В-пятых, это новое кушанье привлечет много посетителей в таверны, владельцы которых, конечно, постараются достать наи­
лучшие рецепты для приготовления этого блюда самым тонким образом, и в результате их заведения будут посещаться всеми богатыми джентльменами, которые справедливо гордятся своим знанием хорошей кухни, а искусный повар, знающий как угодить гостям, ухитрится сделать это кушанье таким дорогим, что оно им непременно понравится.
В-шестых, это в значительной степени увеличило бы число браков, к заключению которых все разумные государства или поощряют путем денежных наград, или понуждают насильствен­
но, с помощью законов и карательных мер. Забота и нежность матерей к своим детям значительно возрастут, когда они будут уверены, что общество тем или иным путем обеспечит судьбу бедных младенцев, одновременно давая и самим матерям еже­
годную прибыль. Мы были бы свидетелями честного соревнова­
ния между замужними женщинами: кто из них доставит на ры­
нок самого жирного ребенка. Мужья стали бы проявлять такую же заботливость к своим женам во время их беременности, как сейчас к своим кобылам, готовым ожеребиться, коровам, готовым отелиться, и свиньям, готовым опороситься; и из боязни выкиды­
ша они не станут колотить своих жен кулаками или пинать нога­
ми (как это часто бывает) [...]
(Пер. Б. Томашевского)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

перейти в каталог файлов


связь с админом