Главная страница
qrcode

Начало Экспедиции Антелоп-Хиллс. Отчеты о потерях аббревиатурой rip покоятся с миром


НазваниеОтчеты о потерях аббревиатурой rip покоятся с миром
АнкорНачало Экспедиции Антелоп-Хиллс.doc
Дата06.02.2017
Формат файлаdoc
Имя файлаNachalo_Expeditsii_Antelop-Khills.doc
ТипОтчет
#35653
Каталогid123821254

С этим файлом связано 25 файл(ов). Среди них: Novakovich.pdf, B_A_RYBAKOV_-_IZ_ISTORII_KUL_TURY_DREVNEJ_RUSI.djvu, Zh_Zh_Rua_Zh_F_Misho-Istoria_rytsarstva.djvu, Dzhexon_T_A_-_Borba_Irlandii_za_nezavisimost.pdf и ещё 15 файл(а).
Показать все связанные файлы

http://ketsalk-western.ru/?p=6204

Начало Экспедиции Антелоп-Хиллс


Форд, получивший свое прозвище за то, что подписывал отчеты о потерях аббревиатурой «RIP» («покоятся с миром») был хорошо известен своим безжалостным и деловитым подходом к борьбе с индейцами. Причина этому была проста – команчи уже давно прославились своими зверствами по отношению к белым поселенцам.

Для своих жертв они не делали различий по возрасту, расе или полу, за тем только исключением, что считали, что мужчины, достаточно взрослые для того, чтобы держать в руках оружие, должны драться до последнего, не позволяя взять себя в плен, что расценивалось  команчами как проявление трусости и повод предать пленника как можно более мучительной смерти, вроде зажаривания на медленном огне.

Детей (не достигших полового созревания), как правило, испытывали и, если считали, что они достаточно сильны и здоровы, то принимали в племя. Женщин после полового созревания насиловали и использовали для рабского труда. По примерным прикидкам, заселение Команчерии обошлось белым примерно в 17 жизней за каждую квадратную милю – все благодаря команчам.

Не понаслышке зная о всем этом, Форд не видел причин, по которым сам должен проявлять какое бы то ни было милосердие к команчам, и был твердо намерен отвечать жестокостью на жестокость, что зачастую приводило к тому, что он приказывал убивать всех встреченных во время кампании команчей, без разбора пола и возраста. Он получил весьма четкие указания от губернатора Раннелса: «Я хочу, чтобы вы осознали, что от вас требуется активный и энергичный подход. Изучайте все встреченные следы враждебных или подозреваемых во враждебности индейцев и, насколько возможно, перехватывайте и карайте их, если подозрения подтвердятся».

Форд собрал отряд примерно из 100 Техасских Рейнджеров и Ополчения Штата. Тем не менее, он понимал, что даже с учетом того, что на его стороне были магазинные винтовки, ружья для охоты на буйволов и современные револьверы системы Кольта, ему все равно нужны дополнительные люди, поэтому он отправился к тем, кому ему не нужно было бы платить (в то время как рейнджеры и ополченцы состояли на жалованье).

Среди традиционных врагов команчей были индейцы тонкава, тогда проживавшие в резервации на реке Бразос. Это племя получило бессмертие и хвалу в техасской истории, будучи друзьями и союзниками техасских поселенцев; впрочем, в техасской истории нечасто упоминается тот факт, что тонкава были (по крайней мере, по некоторым данным) каннибалами, за что их крайне не любили буквально всех их индейские соседи.

Форду, впрочем, по всей видимости, было все равно, лишь бы они ели команчей, а не рейнджеров. Сведения о людоедстве тонкава, прочем, настолько смутны и отрывочны, что иногда возникает впечатление, что это было что-то вроде индейского черного пиара образца девятнадцатого столетия.

19 марта 1858 Форд отправился в Резервацию Бразос, неподалеку от нынешнего Форт-Уэрта, Техас, и пополнил свою армию индейцами тонкава. Форд и вождь Тонкава, Плачидо, были намерены преследовать команчей и кайова в сердце их владений среди холмов реки Канэйдиэн и дальше, в горы Уичита и, если удастся, «убить их воинов, уничтожить запасы провизии, нанести удар по их домам и семьям и, в общем, лишить их возможности вести войну».

В апреле 1858 Форд основал Лагерь Раннелс возле того места, где раньше находился Форт-Белкнап. Форд продолжал действовать согласно указаниям Раннелса в том плане, чтобы «идти по следу любых враждебных индейцев и наказать их как можно более сурово», «не позволяя ничему помешать этой задаче» (возможную помеху часто интерпретируют как Соединенные Штаты, чья армия и агенты по делам индейцев могли потребовать отказаться от затеи нарушать границы Индейских Территорий в Оклахоме). 15 апреля рейнджеры Форда, сопровождаемые воинами тонкава и разведчиками из племен анадарко и шауни пересекли Ред-Ривер и вступили на Индейскую Территорию, после чего эта армия проследовала в ту часть Команчерии, что располагалась в оклахомских Индейских Территориях. Тем самым Форд нарушил федеральный закон и энное число договоров; впоследствии, однако, он отметал эти обвинения, говоря, что его задачей было «найти индейцев и драться с ними, а не изучать географию».

Битва при Литл-Роуб-Крик


Битва при Литл-Роуб-Крик произошла 12 мая 1858 года и представляла собой три отдельных столкновения, имевших место в течение одного дня, между команчами с одной стороны и объединенными силами техасских рейнджеров, ополчения и индейцев тонкава с другой стороны.

Первое столкновение произошло на рассвете 12 мая 1858. Форд считал свое нападение, равно как и кампанию в целом, симметричным ответом на постоянные набеги команчей на мирные поселения в Техасе: раз команчи не воздерживались от того, чтобы вредить гражданским, значит и он этого делать не обязан. Поэтому в этот день, в самом сердце Команчерии, люди Форда не раздумывая атаковали первый из обнаруженных ими лагерей команчей. Тонкава попросили разрешения напасть на команчей, пока те спят, и Форд согласился. Женщины и дети, пережившие первые минуты боя и не взятые в плен тонкава попытались бежать, в то время, как немногочисленные оставшиеся в живых мужчины прикрывали их отход; однако они подверглись нападению со стороны рейнджеров Форда, эффективно применивших свои современные револьверы, убив всех мужчин-воинов, равно как и многих женщин и детей. Очень многие поздние историки, такие как Ференбах и Денсон, окрестили это событие резней, добавляя, что жителей поселения тонкава впоследствии  частью съели, частью обратили в рабство.

Форду приписывались безвкусные шуточки над телами убитых и так далее. Однако все эти историки явно забывают, в какую эпоху все это происходило и в каких условиях тогда приходилось жить; сам Форд в своих мемуарах, «Техас Рипа Форда» под редакцией Стивена Оутса, не отрицая тех жестокостей, которые были совершены с его ведома или по его приказу, дает четко понять, что Индейские Войны в его понимании были безжалостной борьбой за выживание Техаса, в которой его единственным правилом было всегда делать то, что лучше всего послужит для защиты поселенцев – «посредством любых методов, которые окажутся необходимы.

Второе столкновение было не столь простым, хотя официальные доклады Форда свидетельствуют о том, что техасцы намеревались поступить со вторым лагерем точно так же, как с первым. Смешанные силы Форда продолжали двигаться вперед и атаковали относительно крупный лагерь из 70-100 жилищ дальше по течению реки. К несчастью, кто-то из команчских воинов заметил техасцев после утреннего нападения на отдаленный лагерь и поспешил предупредить вторую, более крупную группу, что позволило команчам предпринять ответные действия.

Самый большой удар команчам был нанесен, когда их легендарный вождь Пхохебитс Квашо, «Железная Рубашка» был убит во время этого боя. Он был известен тем, что носил испанскую кольчугу, благодаря которой заслужил репутацию неуязвимого воина, поскольку она, судя по всему, позволила ему пережить попадания из легкого огнестрельного оружия. Тем не менее, в этом бою тонкавский стрелок Джим Покмарк попал в него из винтовки системы Шарпса для охоты на буйволов, от чего его не защитила бы никакая кольчуга. Железная Рубашка, немолодой уже к тому времени человек (ему, вероятно, было за 60), собрал своих людей после полученного предупреждения и повел их в атаку и сам двинулся впереди всех, свято веруя в собственную неуязвимость. Хотя подобный метод работал при столкновении с другими врагами, у которых не было оружия, способного пробить его броню, на сей раз ему не повезло, что сильно сказалось на боевом духе его воинов, которым Железная Рубашка говорил, что умеет сдувать пули в сторону собственным дыханием. Так что, если бы к ним не подошли подкрепления, его последовали были бы перебиты во время воцарившегося среди них после его смерти хаоса.

Техасские офицеры ожидали, что после гибели лидера команчей, Железной Рубашки, Форд немедленно прикажет воспользоваться воцарившимся среди индейцев замешательством и атаковать их превосходящими силами. Они считали, что смогут легко сломить их сопротивление, взять в плен или перебить женщин и детей и, не задерживаясь, двинуться дальше вверх по течению реки. Как офицеры техасской армии, так и Плачидо, вождь тонкава, были сильно удивлены и раздосадованы, когда их предводитель вместо этого приказал им держать позицию.

Причиной этому послужило то, что он заметил движение среди холмов над Литл-Роуб-Крик, и счел это признаком того, что с того направления приближался крупный отряд индейцев. Как оказалось, предусмотрительность Форда спасла его армию если не от поражения, то от тяжелых потерь – точно. Железная Рубашка, едва завидев техасцев, отправил посланников за подкреплениями, в частности,к  ближайшему лагерю команчей, где располагались воины под руководством его сына по имени Пета Нокона (муж Синтии Энн Паркер). Очень скоро он прибыл на поле битвы в сопровождении ста или более воинов команчей (Форд в своем отчете губернатору сообщал, что Пета Нокона командовал, по меньшей мере, 500 воинами, но это маловероятно, поскольку он редко водил с собой больше сотни людей, да и прибыл он слишком быстро, чтобы успеть собрать столь крупный отряд).

Понимая, что его воины, вооруженные преимущественно луками и копьями, не могут на ближней дистанции соперничать с оснащенными револьверами рейнджерами, и не собираясь повторять ошибку своего отца, поведшего своих воинов в лобовую атаку, Пета Нокона пытался выманить своих врагов в окружавшие Литл-Роуб-Крик заросли, где команчи могли бы воспользоваться своими превосходными навыками верховой езды и владения своим традиционным оружием, в то время как преимущество техасцев в огневой мощи было бы не столь значительным.

Форд, однако, не поддался на эти уловки. Более того, вопреки попыткам команчей выманить своих давних врагов, тонкава, в сторону от позиций техасской армии, вызывая их на поединки, Форд запретил тонкава принимать вызов, после того, как некоторые из их числа были убиты таким образом. Впоследствии он так отзывался об этих поединках:

«Глядя на эти поединки, невольно мысленно обращаешься к давно минувшим дням рыцарства; турнирам и поединкам; и сопутствующим таким событиям проявлениям храбрости. Участники демонстрировали великолепные умения в воинском искусстве, копья и щиты использовались с величайшей ловкостью, и представление в целом было необычным для цивилизованного человека зрелищем».

Впрочем, как бы он ни восхищался красотой этого зрелища, Форд сам не испытывал ни малейшего желания в нем участвовать, равно как и разрешать это своим солдатам. Также он запретил принимать вызовы и тонкава, после того, как они проиграли несколько таких боев подряд. После этого он приказал тонкава начать массированную атаку на команчей, надеясь, что это заставит Пету Нокону вывести в бой всех своих людей, после чего он намеревался отправить в бой своих рейнджеров, чья превосходящая огневая мощь повернула бы ход сражения в его пользу.

Эта стратегический ход, тем не менее, провалился, поскольку только в этот момент Форд заметил, что тонкава поснимали белые головные повязки, которые он приказал им надеть с тем, чтобы иметь возможность различать их и команчей в пылу боя (сам Форд и более опытные солдаты умели их различать, поскольку команчи носили другую одежду, украшали головы буйволиными рогами и пользовались другим видом боевой раскраски, но большая часть его людей была не в состоянии отличить команчей от тонкава. Видя, что дела у его союзников идут плохо, он дам им сигнал к отступлению, после чего повел в бой своих рейнджеров и ополченцев.

Пета Нокона, столкнувшись с массированным револьверным огнем, был вынужден отступить. Нокона уже понял, что это оружие очень сильно отличалось от однозарядного огнестрельного оружия, к которому команчи уже давно привыкли. Их излюбленной тактикой до сих пор было кружить вокруг противника, принуждая его стрелять по движущейся мишени. Средний команчский воин мог в течение минуты выпустить около шести стрел, что с большой вероятностью позволяло убить врага задолго до того, как он успеет перезарядить свою однозарядную винтовку.

Пета Нокона не хотел противостоять противнику, вооруженному многозарядным оружием, так что команчи предпочти отступить. К этому моменту сражение превратилось в хаотичной преследование, продолжавшееся на протяжении нескольких миль, что свело на нет преимущество массированной огневой мощи техасцев. К концу боя большая часть отряда команчей под руководством Петы Ноконы смогла уйти, также купив время для людей Железной Рубашки и собственных семей. Ноконе даже удалось собрать жилища и продовольственные запасы своего отряда и также увезти их.

К этому времени стали прибывать воины из более отдаленных лагерей кайова, кайова-апачей и команчей. Видя, что обстоятельства более не складываются в его пользу, а боеприпасы ограничены, Форд принял решение прекратить сражение, равно как и Кампанию Антелоп-Хиллз. К сумеркам он начал организованный вывод войск и отступил обратно на территорию Техаса, задержавшись, впрочем, чтобы сжечь лагерь Железной Рубашки и уничтожить его продовольственные запасы и прочее имущество.

Причины успехов Техасских Рейнджеров в борьбе с команчами


  Как указывают Фрэнк Секой и Джон Юэрс в своей военно-исторической книге «Изменение военной доктрины Великих Равнин», команчи, равно как и прочие индейцы Великих Равнин, сочетали высочайшее мастерство верховой езды (которого они достигли за относительно короткий промежуток времени, поскольку лошадей они позаимствовали у европейцев вскоре после их прибытия в Новый Свет) с использованием сначала своих традиционных видов оружия, луков и копий, а потом – однозарядного огнестрельного оружия. Две вещи, однако, существенно снизили эффективность отработанных за многие годы тактик команчей в борьбе против белых  поселенцев.

Во-первых, сначала рейнджеры, а потом и регулярные кавалерийские части стали использовать тактику «холодного» лагеря (т.е., без разведения костров), свойственную кочевым народам, и неотступного преследования команчей до самых их поселений, где они прежде чувствовали себя в безопасности.

Во-вторых, на вооружение армии поступили многозарядные револьверы и магазинные винтовки. Все это позволило техасцам застать команчей врасплох в самом сердце их исконных земель, на территории, которую они прежде почитали недосягаемой для противника и где могли спокойно отсидеться после очередного набега. Таким образом, преимущество того, что у них не было постоянного местообитания оказалось сведено на нет, что показала битва при Литл-Роуб-Крик, а изобретение и применение многозарядного оружия сделало бесполезной тактику, которую команчи с большим успехом применяли на протяжении около двух столетий против испанцев, мексиканцев и ранних американцев.



Это сражение было первой ласточкой, показавшей, что существование команчей как кочевого народа подходит к концу. Несмотря на то, что они всегда были кочевниками, только появление у них лошадей превратило их кочевую культуру в полном смысле этого слова, причем культуру крайне кровожадную и воинственную. Большинство историков и антропологов считают, что уже к 1700 году команчи получили достаточное число испанских лошадей, чтобы совершить переход от уклада охотников/собирателей, охотившихся с помощью собак, к настоящей кочевой культуре. Эффекты этой трансформации были радикальными. Благодаря тому, что команчи были первым из племен Великих Равнин, которое сделало лошадей частью своего жизненного уклада и военной стратегии, они стали лучшими наездниками среди всех индейцев. Испанцам удавалось успешно вести военные действия против команчей только тогда, когда им удавалось застать их врасплох, а по той причине, что они были классическими кочевниками, это было крайне затруднительной задачей. Только когда рейнджеры переняли у команчей тактику «холодных» лагерей, форсированных маршей и использования разведчиков, им удалось повернуть вспять обычный ход дела, когда мобильные кочевники атаковали стационарные поселения и уходили в свои владения безнаказанными, поскольку противник не мог ни догнать их, ни найти их собственные поселения. Нападение при Литл-Роуб-Крик стало для них таким же сюрпризом, как прежде их нападения были для поселенцев.

Кроме того, технологический прогресс был на стороне поселенцев. Испанцы, мексиканцы и техасцы прекрасно знали, что однозарядное оружие неэффективно против легкой кавалерии команчей, чье мастерство в стрельбе из лука верхом всем было прекрасно известно. Команчи постоянно двигались, из-за чего их противникам редко удавалось попасть в них с первого раза, после чего им зачастую просто не давали шанса перезарядить оружие. И, несмотря на то, что это часто недооценивается, но команчи неплохо научились пользоваться и огнестрельным оружием, хотя и считали, что луки лучше в плане скорострельности. Команчам удалось остановить испанскую экспансию в Северную Америку и даже расширить свою собственную сферу влияния. В конце XVIII века говорили, что команчи украли всех лошадей, какие были в Нью-Мексико. Их набеги на Мексику были столь разрушительны, что одной из основных целей мексиканского правительства после Мексикано-Американской войны было добиться того, чтобы США прекратили команчские набеги на Мексику. Кроме того, США пообещали компенсацию за каждый набег, который все-таки будет иметь место быть – и с 1848 по 1853 Мексика подала запрос на 366 таких компенсаций.

Третьим фактором было то, что изменение военной динамики привело к тому, что теперь не команчи нападали на поселенцев и диктовали им свои условия, а наоборот – рейнджеры атаковали поселения команчей и уничтожали их жилища, продовольственные запасы и лошадей, в результате чего выжившие уже не могли восстановить экономику своего отряда. Убийство женщин и детей случалось и прежде как со стороны команчей, так и со стороны противников, но сражение при Литл-Роуб-Крик ознаменовало переломный момент – теперь уничтожение нонкомбатантов использовалось как полноправная военная тактика. Так что многозарядное оружие окончило доминирование команчей на поле боя, а новая тактика рейнджеров перенесла военные действия на территорию врага, из-за чего команчи были вынуждены в беспорядке отступить. Только благодаря руководству Петы Ноконы их потери были гораздо меньше, чем могли бы быть.

Последствия сражения при Литл-Роуб-Крик


Сопровождавшие рейнджеров воины тонкава отпраздновали победу, украсив своих лошадей отрубленными конечностями убитых команчей. Также рейнджеры обратили внимание на то, что у многих из убитых команчей недоставало и других частей тела, а тонкава везли с собой пропитанные кровью мешки, что недвусмысленно намекало на грядущий праздничный пир. Сами рейнджеры ограничились другим трофеем: они разрубили на части кольчугу Железной рубашки и поделили ее куски между собой.

Форд с триумфом вернулся в Техас, сообщив, что его отрядом было уничтожено общим счетом 76 индейцев и еще 16 взяты в плен. Форд подал губернатору запрос о предоставлении ему полномочий на набор дополнительных рейнджеров, чтобы как можно скорее вернуться обратно на север и продолжить кампанию в сердце Команчерии. Этому, однако, не суждено было случиться – Раннелс уже потратил на эту кампанию весь годовой оборонный бюджет и был вынужден распустить рейнджеров.

Долгосрочные последствия  этой кампании и сражения в частности, тем не менее, были огромны. Это был первый раз, когда американские или техасские силы проникли вглубь Команчерии, нанесли удар по поселениям команчей и благополучно вернулись домой – то есть проделали все то, что на протяжении последних двух столетий постоянно делали сами команчи. Армия США в своих кампаниях против индейцев Великих Равнин после Гражданской войны приняла на вооружение многие из тактик Форда, включая убийство женщин и детей наравне со взрослыми мужчинами и уничтожение основы продовольственной стабильности команчей, буйволов.

В более ближней перспективе это сражение предрекло то, каким будет положение во время Гражданской войны: впервые в истории США отдельный штат увидев, что федеральное правительство не может или не желает защищать его граждан, отказался подчиняться ему, собрал собственную армию и проник на федеральную территорию, открыто проявляя неповиновение федеральным законам и соглашениям.

Прочие индейцы не забыли о том, что тонкава охотно сотрудничали с техасцами. В 1862 объединенные силы делаваров, шоуни и кэддо атаковали тонкава и истребили 133 из 309 членов племени, включая и престарелого вождя Плачидо. В наше время тонкава насчитывают всего 15 семей.
перейти в каталог файлов


связь с админом