Главная страница

Кропоткин П.А. - Лекции по истории русской литературы. 2016. П. А. Кропоткин Москва 2016


Скачать 1,25 Mb.
НазваниеП. А. Кропоткин Москва 2016
АнкорКропоткин П.А. - Лекции по истории русской литературы. 2016. pdf
Дата25.01.2017
Размер1,25 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKropotkin_P_A_-_Lektsii_po_istorii_russkoy_literatury_2016_pdf.p
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#37979
страница1 из 26
Каталогid332980378

С этим файлом связано 6 файл(ов). Среди них: Kheffe_O_-_Spravedlivost_Filosofskoe_vvedenie_djvu.djvu, Uots_A_-_Priroda_muzhchina_i_zhenschina_Put_osvobozhdenia_pdf.pd, Kant_I_-_Osnovy_metafiziki_nravstvennosti_pdf.pdf, Markuze_G_-_Eros_i_tsivilizatsia_Odnomerny_chelovek_djvu.djvu, Kropotkin_P_A_-_Vzaimopomosch_kak_faktor_evolyutsii_2007_pdf.pdf, Pozdnie_manuskripty_Bauer.pdf, Kropotkin_P_A_-_Lektsii_po_istorii_russkoy_literatury_2016_pdf.p.
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
common За исключением немногих лет перед и вслед за освобождением крестьян, у нас не было политической жизни, и русский народ был лишен возможности принимать какое-либо активное участие в деле созидания институций родной страны. Вследствие этого лучшие умы страны прибегали к поэме, повести, сатире или литературной критике как к средствам для выражения своих воззрений на национальную жизнь, своих нужд и своих идеалов. А потому всякому желающему ознакомиться с политическими, экономическими и социальным идеалами России, с надеждами той части русского общества, которая созидает историю, — приходится обращаться не к официальным изданиями не к передовым статьям газета к произведениям русского искусства.
П.А. Кропоткин
Москва 2016

УДК 329.14(100)+316.723
ББК 66.62 (0+7105)
К83
Кропоткин ПА. Лекции по истории русской литературы Мс Курс лекций по истории русской литературы, опубликованный в этой книге, был прочитан ПА. Кропоткиным в Институте Лоуэла (Бостон) и издан отдельной книгой в США в 1901 году, русский перевод книги подготовил в 1905 году В. Батуринский.
Кропоткин, опираясь на традицию народнической литературной критики, разработал своеобразную этико-эстети- ческую систему, на основе которой был построен этот лекционный курс. Прочитанный для иностранцев, он содержит в себе популярный обзор всей русской литературы, который интересен нетривиальными характеристиками знакомых нам со школы писателей и произведений, а особую ценность придает ему личность автора, великого русского анархиста.
Публикуется под лицензией Creative Разрешается любое некоммерческое воспроизведение со ссылкой на источник К

Оглавление
Константин Мильчин. Предисловие Предисловие к первому английскому изданию Глава I. Введение
14
Русский язык. — Древняя народная литература народные предания песни былины Слово о полку Игореве». Летописи монгольское нашествие его последствия переписка Иоанна Грозного с Курбским; церковный раскол протопоп Аввакум. — XVIII столетие Петр I и его современники. Тредьяковский, Ломоносов, Сумароков. — Времена Екатерины II: Державин, Фонвизин. — Масоны Новиков, Радищев. — Начало XIX столетия Карамзин и Жуковский. — Декабристы Рылеев.
Глава II. Пушкин.
Лермонтов
Пушкин Красота формы. — Пушкин и Шиллер. — Его юность изгнание позднейшая деятельность и смерть. — Волшебные сказки Руслан и Людмила. — Лирика. — «Байронизм». Драматические произведения. — Евгений Онегин». — Лермонтов Пушкин или Лермонтов Его жизнь Кавказ поэзия природы. — Влияние Шелли. — Демон. — Мцыри. — Любовь к свободе. — Смерть. — Пушкин и Лермонтов как прозаики. — Другие поэты и романисты той же эпохи.
Глава III. Гоголь
80
Малороссия. — Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород». — Деревенская жизнь и юмор. — Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем. — Историческая повесть Тарас Бульба. — Шинель. — Комедия Ревизор. — Его влияние. — Мертвые души главные типы. — Реализм в русской повести.
Глава IV. Тургенев. Толстой
102
Тургенев: Главные черты его искусства. — Записки охотника. — Пессимизм его ранних повестей. — Ряд повестей, изображающих руководящие типы русского общества. Рудин. — Лаврецкий; Елена и
Инсаров. — Базаров. — Почему Отцы и детине были поняты —
«Гамлет и Дон-Кихот». — Новь хождение в народ. — Стихотворения в прозе. — Толстой Детство и Отрочество. — Вовремя и после Крымской войны. — Юность в поисках идеала. — Рассказы. — Казаки. — Педагогические работы. — Война и мир. — Анна
Каренина». — Религиозный кризис. — Христианское учение в изложении Толстого. — Главные пункты христианской этики. — Последние художественные произведения «Крейцерова Соната Воскресение Глава V. Гончаров. Достоевский. Некрасов

168 Гончаров Обломов. — Русская болезнь обломовщина. — Исключительно ли русская она — Обрыв. Достоевский его первая повесть. — Общий характер его произведений. — Записки из мертвого дома. — Униженные и оскорбленные. — Преступление и наказание. — Братья Карамазовы». Некрасов: споры о его таланте Его любовь к народу. — Апофеоз русской женщины. Другие прозаики той же эпохи Сергей Аксаков. — Владимир Даль. — Иван
Панаев. — Хвощинская (В. Крестовский — псевдоним. Поэты той же эпохи Кольцов. — Никитин. — Плещеев. Поклонники чистого искусства Тютчев. — А. Майков. — Щербина. — Полонский. — А. Фет. — А.К. Толстой. — Переводчики.
Глава VI. Драма
Ее происхождение. — Цари Алексей и Петр I. — Сумароков. — Псев- доклассические трагедии Княжнин. — Озеров. — Первые комедии. — Первые годы XIX столетия. — Грибоедов. — Московская сцена в пятидесятых годах. — Островский: его первые драмы. — Гроза Позднейшие драматические произведения Островского. — Исторические драмы А.К. Толстой. — Другие драматические писатели.
Глава VII. Беллетристы-народники
Их положение в русской литературе — Ранние беллетристы-народни- ки: Григорович. — Марко Вовчок. — Данилевский. — Переходный период Кокорев. — Писемский. — Потехин. — Этнографические исследования Реалистическая школа Помяловский. — Решетников. — Левитов. — Глеб Успенский. — Златовратский и другие народники Наумов. — Засодимский. — Салов. — Нефедов. — Современный реализм Максим Горький.
Глава VIII. Политическая литература, сатира, художественная критика, современные беллетристы
Политическая литература. — Цензурные препятствия. — Кружки. — Западники и славянофилы. — Заграничная политическая литература
Герцен. — Огарев. — Бакунин. — Лавров. — Степняк. — Драгомиров. —
Чернышевский и Современник. — Сатира Щедрин (Салтыков). — Художественная критика, ее значение в России — Белинский. — До- бролюбов. — Писарев. — Михайловский. — Что такое искусство — Толстого. — Современные беллетристы Эртель. — Короленко. — Современное направление литературы Мережковский. — Боборыкин. —
Потапенко. — Чехов.
Михайлова МВ
К истории перевода книги ПА. Кропоткина Идеалы и действительность в русской литературе. Избранные письма ПА. Кропоткина
В.П. Жуку
Константин Мильчин. Предисловие
Есть красивая легенда якобы большинство прохожих на вопрос, кому именно поставлен памятнику метро «Кропоткинская» уверенно отвечают «Кропоткину». Логично же. Памятник на самом деле Эн- гельсу, нов начале х по по ночам на нем даже кто-то писал мелом или белой краской — «Кропоткин». Утром надпись прилежно стирали. На самом деле Кропоткин на Энгельса совершенно непохож да, у обоих борода, но совершенно разная, прическа и овал лица тоже имеют очень мало общего. Спорить о том, кому более уместен памятник в центре Москвы — младшему основоположнику марксизма или князю-анархисту, мы здесь не будем, как и подробно описывать личность Петра Кропот- кина. На одно перечисление сфер человеческой деятельности, к которым он имел лишь малое отношение, займет несколько страниц и будет похоже на разделы предметного каталога библиотеки от анархизма до этики, от биологии до сейсмологии. Но нас сейчас интересует Кропоткин-литературовед. На одном из этапов своей абсолютно голливудской жизни, после ареста в России, бегства из тюремной больницы, бегства заграницу, нескольких арестов уже в эмиграции, Петр Алексеевич прочитал цикл лекций по истории русской литературы в США и Канаде. В 1907 году они впервые были опубликованы на русском под сложным названием Идеалы и действительность в русской литературе. Пусть эта формулировка вас не смущает, тут есть и про идеалы с действительностью, нона самом деле в первую очередь это курс русской литературы XIX столетия, для
Кропоткина очень близкого, но только что закончившегося. Первая реакция, которая возникает, когда начинаешь читать эту книгу — зависть. Черная, мрачная, худшая из ее разновидностей. Причем зависть двойная. Первая — к слушателям, которые ходили на эти лекции. Судя по текстам, Петр Алексеевич легко бы вписался вкруг популярных в Москве и других крупных городах лекторов. Несмотря налет разницы, его язык прости понятен, его метафоры не стали банальны,
но по-прежнему легко считываются, а то, что интересовало его, интересует и современного человека. Ну, если, конечно, такому человеку важна русская литература. Но есть и вторая зависть, корпоративная, лекторская, к самому Кропоткину, к его легкости изложения, к его умению согласиться с устоявшейся точкой зрения так, чтобы лекция не стала скучна, и его умению не согласиться так, чтобы это не выглядело нонконформизмом ради нонконформизма. И, конечно, ты завидуешь тому, что Кропоткин писал из другой эпохи и смотрел на русскую литературу со своей оптикой. Он пишет о том, что сейчас совершенно не бросается в глаза, но было очевидно для Кропот- кина, младшего современника. Вся образованная Россия читала Об- ломова“ и обсуждала обломовщину. Каждый читатель находил нечто родственное в типе Обломова, чувствуя себя в большей или меньшей степени пораженным той же болезнью. Образ Ольги вызвал чувство почти благоговейного поклонения ей в тысячах молодых читателей ее любимая песня, „Casta Diva“, сделалась любимой песнею молодежи. Или, скажем, про не совсем очевидный сейчас, но понятный тогда пацифизм Толстого. О том, что Война и мир это пацифистский манифест, повлиявший на несколько поколений. Едва ли нужно напоминать, что Война и мир является могучим протестом против войны. Влияние, оказанное великим писателем в этом отношении на его современников, можно было уже наблюдать в России. Вовремя русско-турецкой войны 1877-1878 годов в России уже нельзя было найти корреспондента, который описывал бы события в прежнем кроваво-патриотическом стиле. Фразы вроде того, что враги узнали силу наших штыков или мы перестреляли их как зайцев, до сих пор остающиеся входу в Англии, вышли у нас из употребления. Если бы в письме какого-нибудь военного корреспондента нашлись подобные пережитки дикости, ни одна уважающая себя русская газета не решилась бы напечатать подобных фраз. А вот взгляд Кропоткина на Горького, он для него в первую очередь беллетрист, ярлык, который сейчас непросто налепить на одного из классиков школьной программы Горький — несомненно большой художники притом — поэт но он также результат того длинного ряда беллетристов-народников, которых мы имели в России за последние пятьдесят лет
Предисловие к первому английскому изданию
В марте 1901 года я прочел в институте Лоуэлля, в Бостоне, восемь лекций по истории русской литературы в XIX столетии, и этот краткий курс был поводом к составлению настоящей книги.
Принимая приглашение прочесть вышеупомянутый курс, я вполне сознавал лежавшие предо мной трудности. Трудно читать лекции или писать о литературе какой-нибудь страны, когда эта литература почти неизвестна слушающей или читающей публике. Между тем есть всего три или четыре русских писателя, сочинения которых имеются в хороших, и более или менее полных, английских переводах вследствие чего мне часто приходилось говорить о какой-нибудь поэме или повести, тогда каких можно было бы охарактеризовать гораздо более легкими простым путем — прочтя из них несколько отрывков.
Но, несмотря на указанное серьезное затруднение, дело заслуживало того, чтобы попытаться его выполнить. Русская литература представляет такие богатейшие сокровища оригинального поэтического вдохновения в ней чувствуются свежесть и юность, которые отсутствуют в более старых литературах; ей присущи искренность и простота выражения, делающие ее еще особенно привлекательной для тех, кому приелась уже литературная искусственность. Наконец, она имеет еще одну отличительную черту русская изящная литература в поэме, повести и драме — касается почти всех тех социальных и политических вопросов, которые в Западной Европе и Америке — по крайней мере в наше время — трактуются, главным образом, в по- литико-социальной журналистике и редко находят себе выражение в области искусства.
Ни в какой иной стране литература не занимает такого влиятельного положения, как в России. Нигде она не оказывает такого глубокого непосредственного влияния на интеллектуальное развитие молодого поколения. Некоторые романы Тургенева, и даже гораздо менее известных писателей, несомненно, послужили ступенями в развитии русского юношества за последние пятьдесят лет
Причина такого влияния литературы в России вполне понятна. За исключением немногих лет перед и вслед за освобождением крестьян, у нас не было политической жизни, и русский народ был лишен возможности принимать какое-либо активное участие в деле созидания институций родной страны. Вследствие этого лучшие умы страны прибегали к поэме, повести, сатире или литературной критике как к средствам для выражения своих воззрений на национальную жизнь, своих нужд и своих идеалов. А потому всякому, желающему ознакомиться с политическими, экономическими и социальными идеалами России, с надеждами той части русского общества, которая созидает историю, — приходится обращаться не к официальным изданиями не к передовым статьям газета к произведениям русского искусства.
Ввиду совершенной невозможности исчерпать такой обширный сюжет, как русская литература, — в тесных границах моего курса, а следовательно ив настоящей книге, я предпочел остановиться, главным образом, на современной литературе. Писателей разных периодов, до Пушкина и Гоголя, этих двух основателей современной русской литературы, я касаюсь только в кратком вступительном очерке. Затем я беру главных, наиболее выдающихся писателей в области поэзии, повести, драмы, политической литературы и литературной критики — и вокруг этих гигантов русской литературы я сгруппировал менее крупных писателей, упоминая об них очень коротко. Я сознаю, что почти каждый из последних носит индивидуальную окраску и заслуживает ознакомления с ним некоторым из менее известных авторов иногда даже удавалось представить известное течение мысли более ярко, чем их более знаменитым собратьям по перу но вышеуказанный план является необходимостью в книге, задачей которой было — дать только широкую общую идею о русской литературе.
Литературная критика всегда имела крупных представителей в России, и взгляды на известные литературные явления, выраженные в настоящей книге, опираются на труд наших великих критиков Бе- линского, Чернышевского, Добролюбова и Писарева, а равным образом их современных последователей Михайловского, Арсеньева,
Скабичевского, Венгерова и др. Биографические данные о современной русской литературе заимствованы мною из превосходного труда о современной русской литературе, принадлежащего перу последнего из вышеупомянутых писателей, а также из биографий, помещенных в х томах Русского энциклопедического словаря
Пользуюсь этим случаем, чтобы принести сердечную благодарность моему старому другу м-ру Richard Heath, который взял на себя труд просмотреть настоящую книгу, как в рукописи, таки в корректуре.
Бромлей, Кент Январь, 1905 г
Глава I. Введение
Русский язык. — Древняя народная литература народные предания песни былины Слово о полку Игореве». Летописи монгольское нашествие его последствия переписка Иоанна Грозного с Курбским; церковный раскол протопоп Аввакум. —
XVIII столетие Петр I и его современники. Тредьяковский, Ломоносов, Сумароков. — Времена Екатерины II: Державин,
Фонвизин. — Масоны Новиков, Радищев. — Начало XIX столетия Карамзин и Жуковский. — Декабристы Рылеев.
Русский язык Одним из последних заветов, с которым умирающий Турге- нев обратился к русским писателям, была его просьба, — хранить чистоту нашего драгоценного наследия — русского языка.
Тургенев, знавший в совершенстве большинство западноевропейских языков, имел самое высокое мнение о русском языке, как орудии для выражения всевозможных оттенков мысли и чувства, ив своих произведениях он показал, какой глубины и силы выражения, и какой мелодичности прозы, можно достигнуть, владея русским языком. В его высокой оценке русского языка Тургенев, как читатели увидят из настоящих страниц, был совершенно прав. Словесное богатство русского языка поразительно тогда как в языках Западной Европы часто имеется одно только слово для выражения известного понятия, — в русском языке имеются два, три или четыре слова для выражения различных оттенков того же понятия. Русский язык особенно богат в выражении различных оттенков чувств — нежности и любви, скорби и веселья, а также различных степеней того же самого действия. Его гибкость особенно сказывается в переводах, и ни одна литература не может похвалиться таким количеством превосходных, точных и истинно поэтических переводов иностранных авторов, каким обладает наша литература. Поэты самых разнообразных характеров —
Гейне и Беранже, Шелли и Гете, не говоря уже о любимце русских переводчиков, Шекспире, одинаково хорошо переведены на русский язык. Сарказм Вольтера, заразительный юмор
Диккенса и добродушный смех Сервантеса — с одинаковой легкостью находят себе выражение в русском языке. Более
того, вследствие своего музыкального характера, русский язык чрезвычайно удобен в поэзии, для передачи мельчайших метрических особенностей оригинала. «Гайавата» Лонгфелло в двух различных, превосходных, переводах, капризная лирика Гейне, баллады Шиллера, мелодические народные песни различных национальностей и игривые шансонетки Беран- же — переведены на русский язык с точнейшим соблюдением ритма оригиналов. Головоломная смутность германской метафизики передается по-русски с такой же легкостью, как и точный изящный стиль философов XVIII столетия краткие, конкретные, выразительные и вместе стем изящные выражения лучших английских писателей — не представляют никакого затруднения для русского переводчика.
Вместе с чешскими польским, сербскими болгарским, а также несколькими другими наречиями русский язык принадлежит к великой славянской семье языков, которая, в свою очередь, — вместе со скандинаво-саксонской и латинской семьями, а также с языками литовским, персидским, армянскими грузинским, — принадлежит к великой индоевропейской или арийской ветви. Стечением времени, — мы надеемся, вскоре, и чем скорее, тем лучше, — сокровища народной поэзии южных славян и новые литературы поляков и чехов сделаются доступными для западноевропейских читателей. Нов настоящем труде я коснусь литературы одной лишь ветви великой славянской семьи, а именно русской, или восточной, ветви и даже при этом ограничении я принужден буду умолчать о южнорусской или украинской литературе и песнях. Я буду говорить лишь о литературе великороссов, или, проще, о русской литературе. Из всех славянских языков великорусский пользуется наиболее широким распространением. Это — язык Пушкина и Лермонтова, Тургенева и Толстого.
Подобно всем другим языкам, русский воспринял в себя много иностранных слов скандинавских, турецких, монгольских, а позднее — греческих и латинских. Но, несмотря на ассимиляцию многих племен урало-алтайского или туранского корня, которая была уделом русского народа в продолжении многих веков, его язык сохранился в замечательной чистоте. Приходится только удивляться, что перевод Библии, сделанный
Глава I. Введение в IX ст, на языке, которым тогда говорили в Болгарии и Македонии, до сих пор в общем понятен даже русскому простолюдину. Грамматические формы и конструкции фраз этого перевода совершенно различны от теперешних но корни слови даже значительное количество слов — те же, которые были в употреблении тысячу лет тому назад.
Должно, впрочем, сказать, что даже в этот ранний период язык русских славян достиг уже высокой степени совершенства. Очень немногие слова евангельского текста сохранены по-гречески, причем это обыкновенно названия предметов, неизвестных южным славянам нов тоже время ни одно из отвлеченных понятий и ни один из поэтических образов оригинала не подверглись искажению, и переводчики нашли для них надлежащие выражения. Многие выражения перевода отличаются поразительной красотой и сохранили эту красоту до настоящего времени. Каждому памятны, например, затруднения, которые испытывал ученый доктор Фауст, в бессмертной трагедии Гете, при переводе фразы Вначале было Слово. Слово — Das Wort — в современном германском языке показалось доктору Фаусту чересчур низменным для выражения идеи Бог был Слово. Но Слово в старославянском переводе, помимо своего коренного значения, заключало гораздо более глубокий смысл, чем немецкое «Das Wort». Оно отчасти сохранило его и до настоящего времени в старославянском же языке в понятие Слово включалось также понятие о Разуме немецкий «Vernunft», и вследствие этого оно давало читателю идею достаточно глубокую, чтобы во второй части евангельского стиха не чувствовать противоречия.
Я глубоко сожалею, что не могу дать английским читателям понятия о красоте и строении русского языка, который был в употреблении вначале одиннадцатого века на севере России и образчик которого сохранился в проповеди новгородского епископа (1035 г. Короткие предложения этой проповеди, рассчитанные на понимание их новообращенною паствою, поистине прекрасны в тоже время христианское мировоззрение епископа, вполне свободное от византийского гностицизма, очень характерно и до сих пор понимается массой русского народа.
В настоящее время русский язык (великорусский) в замечательной степени свободен от провинциальных поднаречий
(patois). Малорусский или украинский, являющийся языком почти пятнадцатимиллионного народа и обладающий собственной литературой (как народной, таки литературой в собственном смысле этого слова, несомненно, представляет отдельный язык, в той же степени, как норвежский или датский отдельны от шведского или португальский и каталонский отдельны от кастильского или испанского. Белорусский, которым говорят в некоторых губерниях западной России, также необходимо рассматривать как отдельную ветвь русского языка, а не как местное наречие. Что же касается великорусского, или русского, то им говорит компактная масса почти 80 000 000 населения из северной, центральной, восточной и южной России, а также на Северном Кавказе ив Сибири. Произношение слегка разнится в различных частях этой огромной территории но все же литературный язык Пушкина, Гоголя, Тургенева и Толстого понятен всей этой огромной массе народа. Русские классики расходятся по деревням в миллионах экземпляров, и когда, несколько лет тому назад, истекли права издателей на сочинения Пушкина (50 лет спустя после его смерти, полные издания его сочинений — некоторые из них в 10 томах — были распроданы в сотнях тысяч экземпляров по невероятно низким ценам в тоже время отдельные издания его поэм, сказок и т.д. продаются теперь сотнями тысяч, по копейке и по 3 копейки за экземпляр, разносимые по деревням коробейниками. Даже полные издания сочинений Гоголя, Тургенева и Гончарова в томных изданиях иногда расходились, в виде приложения к Ниве, в количестве 200 000 экземпляров в течение одного года. Преимущества подобного интеллектуального единства нации вполне очевидны.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

перейти в каталог файлов
связь с админом