Главная страница
qrcode

ПерископЪ 04'. Перископ ъ, 0 4 5 2 дорогие читатели!


НазваниеПерископ ъ, 0 4 5 2 дорогие читатели!
АнкорПерископЪ 04'
Дата15.12.2017
Размер8.44 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаPeriskop_04_39_526.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#51815
страница2 из 2
Каталогmurgenich

С этим файлом связано 10 файл(ов). Среди них: Краткость - сестра таланта!.docx, Amerikanskiy_atlas.pdf, PostSunday.pdf, Periskop_04_39_526.pdf, Periskop_05_39_526.pdf, tDT2-_beforegame.pdf, tDT2_preview.pdf, gazeta_aprel.pdf, Posobie_Vyrabotka_lovkogo_boevogo_strelka_1929.pdf, diana-budisavljevi_263_-dnevnik-1941-45.pdf.
Показать все связанные файлы
1   2
Д.С.: - Синьор Фруста, расскажите, как всё начиналось, пожалуйста. Почему Вы выбрали загадки энигматов главной целью своей жизни?
С.Ф.: - О, это любопытная история. Мне было 16 лети родители уже подталкивали меня к мысли,
что пора бы определиться, кем я хочу стать в будущем. Трудность была в том, что я сам совершенно не имел об этом никакого представления Моя старшая сестра
Лодвига рано вышла замуж, занялась обустройством семейного гнёздышка и к тому времени была счастливой матерью троих карапузов. Брат Марко окончил факультет государственного управления и служил чиновником в Венеции — пусть пока мелким,
но никто не сомневался, что он далеко пойдёт. Сестра Мария, которая старше меня всего на два года, с младых ногтей увлекалась оптикой и уже училась в Университете им. Александро да Винчи.
Даже мой горячо любимый брат- близнец Энрико — единственный,
кого я был старше — уже выбрал свой путь он всерьёз занимался фотоделом.
И один только я чувствовал себя кораблём без паруса, не ведающим, куда ему плыть, но ничего не мог с собой поделать ни одно занятие не привлекало меня настолько, чтобы я вознамерился посвятить ему всю мою жизнь. Я
возлагал большие надежды на
Провидение, которое поможет мне сделать правильный выбор, буквально на чудо.
И оно произошло.
В м году этой эпохи, как все,
наверное, помнят, был найден первый артефакт — гренландское стекло. О, как всколыхнулось научное сообщество Новость получила такой резонанс, что целых два месяца даже в пабах только об этом и говорили. Ещё бы шли недели, а учёные никак не могли разгадать природу и назначение этого странного предмета Я собирал вырезки из газет сего малейшим упоминанием,
чуть лине каждые выходные упрашивал отца съездить в Ра- венну, чтобы снова целый день провести в музее и видеть артефакт воочию, пусть и под стеклянным колпаком. Перед моим внутренним взором разворачивались целые вселенные, я, можно так сказать, был влюблён в него.
Спустя год нашли второй артефакт. Тогда я почувствовал, что приключения только начинаются,
и после колледжа подал документы на исторический факультет
Императорского Университета.
Д.С.: Известно, что Вы многое знаете и многое умеете. И если со знаниями понятно — университет
Вы окончили с отличием, — тоне- которые Ваши навыки вызывают удивление. К примеру, известно,

что Вы мастерски стреляете из карабина и первоклассно пилотируете дирижабль. Откуда такие умения, синьор Фруста?
С.Ф.: О, отовсюду понемногу.
Первопричина моей, если можно так выразиться, полиспециализа- ции, — любознательность, ярко проявившаяся в самом раннем детстве итак до сих пор являющаяся одной из главных черт моего характера. Сколько себя помню — я всегда стремился к новым знаниям, с восторгом постигал всё, до чего мог дотянуться.
Что касается стрельбы из карабина тут всё просто. Когда я ещё
учился в средней школе, на каникулы меня неизменно отправляли в Северную Америку — в имение деда, синьора Джузеппе Фрусты.
Дед был заядлым охотником и брал меня с собой всякий раз, как отправлялся за дичью. Он живи посей день, но десять лет назад вовремя ожесточённой схватки медведь порвал ему руку. Несмотря на страшную рану, дед пристрелил-таки зверя, нос охотой с тех пор ему пришлось распрощаться, увы.
Летать я научился не где-ни- будь, а в Царстве Ашоки. Один из индийских правителей, прослышав,
что я интересный собеседник, несколько лет назад позвал меня насладиться фестивалем летних плодов. Я был его почётным гостем. Итак как фестиваль длится весьма долго (почти 2 месяца прим. редактора, а я маялся от
18
П ОСЛЕ ДАМ Э НИ ГМ АТ О ВПЕР ИСК ОП Ъ , 0 4 ’ 5 2 6 ПОСЛЕДАМ Э НИ ГМ АТ О В
скуки, между делом я освоил несколько новых, порой весьма экзотических умений. Помимо полётов наличном дирижабле Его
Княжеского Высочества я проводил время в близком контакте с местной природой, где научился ловить и готовить змей, создавать яды и противоядия, кидать дротики. Видите ли, окружающая действительность постоянно подбрасывает нам возможности научиться чему-то новому. Однако большинство знакомых мне людей выбирает весьма узкое направление и не желает выходить за его рамки, в то время как я никогда не отказываюсь учиться всему, до чего только могу до- тянуться.

Д.С.: Кто войдёт в предстоящую экспедицию, синьор Фруста?
Ходят слухи, что Вы решили отправиться весьма малым составом. Это неопасно С.Ф.: Ничуть. Нас будет четверо:
я, мой помощники компаньон
Хосе Альваро, а также двое нег- ров-носильщиков. Мыс Хосе привыкли выживать при полном отсутствии благ цивилизации, поэтому львиную долю груза будет составлять оборудование и инстру- менты.

Д.С.: Где Вы намерены искать следы энигматов, синьор Фруста?
С.Ф.: Пока не скажу — боюсь,
если я приподниму покров тайны и конкретнее расскажу о своих планах, кому-то моё путешествие станет уже менее интересным, да и у меня появится риск приехать на место и столкнуться там с кем-либо из читателей, которых мои намерения чересчур вдохно- вили.
Д.С.: Синьор Фруста, Вам уже тридцать шесть, а Вы всё ещё неженаты. Это сознательный и окончательный выбор, или Вы просто ещё не встретили свою судьбу?
С.Ф. (после долго молчания):
Есть одна синьорина, чьего имения не буду раскрывать. Мы познакомились в университете и очень полюбили друг друга, взаимно и искренне. Мы уже собирались пожениться, когда был обнаружен седьмой артефакт — Магнус
Имаго, колоссальных размеров надпись на стене Гранд-каньона.
По мнению большинства учёных,
полностью совпадавшему с моим,
это был новый шаг в изучении наследия энигматов, но моя возлюбленная так не считала. Она придерживалась малопопулярных взглядов, отстаиваемых некоторыми историками, что никаких энигматов не существовало в принципе, а все находки — не более чем затейливая шутка неразумной природы, случайные совпадения. До тех пор мы пытались обходить эту важную для обоих тему, но после открытия Магнус
Имаго выяснилось, что впредь это невозможно. Наши разговоры об артефактах неизбежно приводили к спорам, тек скандалами вскоре мы поняли, что не сможем быть вместе до тех пор, пока один из нас не докажет другому абсолютную правильность своей точки зрения. Пожалуй, за все прошедшие годы ни я, ни она не продвинулись ни на шаг к этой цели число найденных артефактов понемногу растёт, загадки множатся, а ответов по-прежнему нет. Ноя не отчаиваюсь. Возможно, моё путешествие поможет мне обнаружить неоспоримые доказательства своей правоты.
К тому же, я вовсе не одинок у меня есть наука и огромный мир, полный нераскрытых тайн.
Д.С.: Большое спасибо, синьор
Фруста, за время, уделённое нашим читателями искренние ответы. Надеемся, Ваши первые весточки не заставят себя ждать!
С.Ф.: Непременно Думаю, Вы сможете опубликовать их в уже следующем номере.
На этой ноте мы заканчиваем первый выпуск рубрики Последам энигматов» и с нетерпением ожидаем писем от синьора Фру- сты. К моменту, когда вы, любезные читатели, будете читать эти строки, он уже должен покинуть
Равенну.
Статья Доменики Скояттоло
ПЕРИСКОП Ъ , 0 4 ’ 5 2 6
СУДьбА РУбРИКИ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИя»
П И С ь МАВРЕ ДА К Ц И ю
20
В редакцию Перископа написал синьор Винсенто Аморе, доктор биологических науки примерный семьянин. Вот что он пишет:
«Я выписываю ваш журнал на протяжении двенадцати лет. Последние четыре года «ПерископЪ»
читаем не только мыс женой, но и наши подрастающие сыновья,
Чезаре и Помпео. Как праздничного угощения они ждут нового выпуска и с неизменным любопытством вчитываются в материалы рубрик Юным естествопытателям» и Географические открытия. Однако, к колоссальному разочарованию всей нашей семьи, рубрика Географические открытия загадочным образом и безо всякого объяснения редакции исчезла из журнала и не появляется вот уже три номера А
это, с позволения сказать, полных три месяца!
Будьте добры, разъясните судьбу рубрики. В том ли дело,
что в Перфекрите не осталось больше неоткрытых островов, непознанных пещер и потайных троп Или же дело в том, что редакция посчитала тему малопопулярной и отказалась от дальнейшей публикации материалов о географических открытиях?
С нетерпением жду ответа.
Искренне Ваш,
Винсенто Аморе»
Отвечает редактор раздела
«География» Эдуардо Ротта:
Уважаемый синьор Аморе!
Редакция нив коем случае не намерена отказываться отруб- рики географических открытий!
Много лет назад именно она стала основополагающей для всего нашего журнала, и посей день не иссякают темы для статей вне Географические открытия действительно оставались неосвещён- ными на протяжении долгих трёх месяцев, но причиной тому неполная изученность Перфекрита даст Бог, мир не перестанет нас удивлять ещё долгие эпохи, вовсе нет Дело в том, что наши редакторы, возможно, излишне требовательны. Мы желаем представлять взыскательному взору наших читателей лишь только самые интересные и обязательно проверенные сведения, и именно по этой причине мы так долго не публиковали новых статей. Материалы наших корреспондентов казались нам то заурядными, тоне новыми, а то и вовсе выдуман- ными.
Но, приняв во внимание Ваше мнение и мнение Вашей семьи,
мы непременно уже в следующем номере возобновим рубрику и порадуем читателей интересными новостями из мира географических открытий.
С искренним уважением,
Эдуардо Ротта
ПЕРИСКОП Ъ , 0 4 ’ 5 2 6 КУР ь Е З Ы НАУКИ КУРьЕЗЫ НАУКИ
Венецианский физик германского происхождения
Ральф Франк любил припоминать Приснился мне как-то Александро да Винчи, я его и спрашиваю:
"Как у вас на том свете Наверное, все законы природы известны" А он говорит "Здесь дают право выбора можешь знать либо все, либо тоже, что и на Земле. Я выбрал второе, а то уж очень скучно было бы"».
d
Известная особенность физиков-теоретиков — их неумение обращаться с экспериментальным оборудованием и даже способность причинять этому оборудованию невосполнимый ущерб. Говорят, что наиболее ярко эта способность была выражена у Валерио Бруни. Многие экспериментаторы даже считали, что его не следует пускать в лабораторию, если вы не хотите, чтобы все приборы немедленно вышли из строя. Однажды в лаборатории Таддео Джеронимо в
Равенне произошел взрыв, обошедшийся, к счастью,
без человеческих жертв. Позже синьор Джеронимо говорил, что, как ему удалось узнать, как разв эту минуту на вокзале Равенны, в нескольких километрах от лаборатории, останавливался поезд, в котором путешествовал синьор Бруни. Ион добавлял Сам радиус действия этого эффекта заставляет признать
Валерио величайшим теоретиком всех времен!»
d
На одной из своих лекций Алехандро Гумбольдо сказал Каждый человек имеет некоторый определенный горизонт. Когда он сужается и становится бесконечно малым, он превращается в точку. Тогда человек говорит "Это моя точка зрения"».
Другое его занятное высказывание, на этот раз об одном из своих учеников Ах, этот-то? Он стал поэтом. Для математики у него было слишком мало воображения».
d
Еще до войны с Конфедерацией одному венецианскому естествоиспытателю были нужны для экспериментов стеклянные трубки, которые тогда вырабатывались стеклодувами только в германских землях. Когда он их выписал, таможенники наложили такую высокую пошлину, что выкупить их не оказалось никакой возможности.
Об этом узнал его приятель-купец и решил помочь несчастному ученому. Он посоветовал отправителям запаять концы трубок и наклеить на них этикетки Осторожно Немецкий воздух!”
Воздух? Таможенного тарифа на воздух несу- ществовало, и на этот раз трубки дошли до ученого без всяких пошлин
1   2

перейти в каталог файлов


связь с админом