Главная страница
qrcode

Правы ли отрицатели Католической Церкви. Правы ли отрицатели Церкви


НазваниеПравы ли отрицатели Церкви
АнкорПравы ли отрицатели Католической Церкви.doc
Дата15.11.2016
Размер237 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаPravy_li_otritsateli_Katolicheskoy_Tserkvi.doc
ТипДокументы
#2457
страница1 из 4
Каталогtopic34759313_28554385

С этим файлом связано 3 файл(ов). Среди них: Pravy_li_otritsateli_Katolicheskoy_Tserkvi.doc, Pochemu_nado_byt_katolikom.doc, Progulka_protestanta_po_pravoslavnomu_khramu.rtf, istoria_baptizma_ot_apostolov_do_segodnya_cherez.doc.
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4

Правы ли отрицатели Католической Церкви?.

Андрей Беломорский

Правы ли отрицатели Церкви?
Среди людей, верующих в существование Бога, верующих, что Христос есть Сын Божий, истинный Бог и совершенный человек, признающих боговдохновенность Св. Писания, находится большое число таких христиан, которых можно было бы назвать отрицателями Церкви. Сюда относится большое число различных сект, признающих себя верными ученика ми Христа, исполняющих во многих отношениях очень добросовестно повеления Христовы и в то же время отвергающих обязанность покорности христиан тому учреждению, которое установил Христос - покорность Церкви Христовой.

Правда, многие из них не согласятся с нашим мнением о них, как об отрицателях Церкви. Они скажут: «Мы же признаем Церковь, как таинственное Тело Христово; как же вы можете нас обвинять в отрицании Церкви?» Но одно дело признавать и исповедовать Церковь теоретически, другое дело признавать ее практически, безусловно подчиняясь ее решениям, как решениям богоустановленного учреждения, не обходимого для приведения верующих ко Христу. Тот же, кто признает Церковь за безусловный авторитет, которому он обязан повиновением, должен признавать видимость Церкви, ясную очерченность ее границ, т.к. не зная того, где именно находится истинная Церковь, нельзя и знать, кому следует повиноваться. Христос ясно требовал от своих учеников не только признания Церкви, но и повиновения ей, Он требовал от них ясно выраженного церковного мышления: кто не слушается Церкви, тот для них должен быть, как язычник и мытарь (Мф 18,17). Поэтому отрицание авторитета Церкви, данного ей Иисусом Христом, является отрицанием Церкви в весьма существенных чертах.

Весь христианский мир нередко разделяют на три части: католичество, православие и протестантизм. При этом католичество и православие, сходясь в существенном во взгляде на Церковь, как на установление Христово, необходимое верующим для спасения, расходятся лишь во взгляде на структуру Церкви. Католики, относя слова Христовы: Ты Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою (Мф 16,18) - к апостолу Петру, утверждают, что Христос придал Церкви единодержавную форму правления, поставив во главе ее апостола Петра, от которого эта власть после его смерти перешла на его преемников — Римских Пап. Православные же, считая, что эти слова относятся или ко всем апостолам, или к вере ап. Петра, но не к его личности, настаивают на соборном управлении Церкви и не признают видимого возглавления Церкви на земле. Протестанты, в свою очередь, в подавляющем большинстве своем отрицают или сильно искажают принцип видимости Церкви, ставя во главу угла своего религиозного сознания отдельного человека в его отношении к Богу, придавая собранию верующих лишь значение вспомогательного средства для христианина на пути к Богу. Правда, и среди протестантов имеются значительные группы, приближающиеся в своих суждениях о Церкви к точке зрения католиков и православных; но таковых мень­шинство. Большинство же их может быть в известной сте­пени названо отрицателями Церкви. В особой степени это можно сказать о так называемых «свободных церквах» или сектах.

Сект существует великое множество, некоторые из них почти совсем оставляют почву христианской религии; другие же строго придерживаются Св. Писания, но толкуют его самостоятельно, не считаясь с тою традицией толкования Св. Писания, которая была создана святыми на протяжении столетий; все они могут быть отнесены к категории отрица­телей Церкви.

Мы не можем здесь разбирать учение различных сект, так как на это не хватило бы здесь места. Остановимся на учении и заблуждениях наиболее многочисленной группы из них, известной под именем баптистов. Баптисты (известные также под именем штундистов) развивают чрезвычайно большую активность как во всем мире, так в частности и среди рус­ских. Они имеют большую возможность распространять сям учение и в самой России, но и вне России активность их среди русских чрезвычайно велика. Они непрерывно подготовляют кадры своих проповедников из русских эмигрантов.

Многое из того, что можно сказать о баптистах, относится также в значительной степени и к представителям других религиозных общин, сходных с ними по взглядам. А потому ознакомившийся с опровержением баптистов сможет нередко ответить и на возражения других сектантов против тех же пунктов церковного учения.

Слово баптисты происходит от греческого слова «баптидзейн», что значит погружать в воду, крестить. Таким образом, по-русски их можно было бы назвать «крещенцами». Уже само название показывает, что учение о крещении составляет существенный пункт баптистского вероучения.

Баптисты в отличие от всех католиков, православных и подавляющего большинства протестантов, считают, что кре­щение может быть совершено лишь над взрослым человеком, после того как он сознательно уверовал в Иисуса Христа как своего личного Спасителя и исповедовал эту веру перед со­бранием баптистов. Тем самым они отвергают крещение детей, считая такое крещение недействительным, и перекрещивают всех, приходящих к ним, если таковые были крещены в младенчестве.

Кроме того, баптисты признают лишь крещение посредством погружения в воду, отвергая общераспространенное на Западе обливательное крещение, признаваемое за действительное также и Русской Православной Церковью, придерживающейся вообще погружательного крещения.

Баптисты появились в период реформации, когда на За­паде возник целый ряд новых религиозных обществ, отде­лившихся от Католической Церкви или от ранее возникших протестантских религиозных групп.

Таким образом, баптисты не насчитывают еще и 400 лет своего существования. Правда, сами они возводят свою ро­дословную ко временам Христа, считая первым баптистом

святого Иоанна Крестителя. В дальнейшем мы увидим, что такое утверждение баптистов не имеет никаких оснований.

Первые предшественники баптистов были анабаптисты, возникшие в самом начале реформационного движения Мартина Лютера. Анабаптисты также отвергали крещение детей, но перекрещивали приходящих к ним путем облива­ния и без тщательного опроса принимаемого относительно его веры. Поэтому баптисты отвергают учение анабаптистов как ошибочное. Уже значительно позже, в XVII веке, возникли первые объединения баптистов. Они возникли в Англии, среди вернувшихся на родину эмигрантов, принадлежавших к пуританскому исповеданию (Пуритане отличались от дру­гих протестантов своим стремлением упростить до крайности богослужение, упразднив из него все, что не прямо указано в Библии).

От одной из таких пуританских общин, основанной в Лондоне в 1616 г. Генрихом Якобом, отделилась группа ее членов, не желавших признавать крещения младенцев. Это отделение произошло в 1638-40 гг.

В 1642 г. были крещены погружением проповедник Самуил Блэклок и с ним еще 54 человека; так возникла первая община баптистов. От них началось распространение баптистов по всему миру. Кроме этой группы и несколько раньше ее воз­никла в Англии же другая, подобная ей группа, взгляды которой на спасение людей отличались от взглядов группы, упомянутой нами раньше. Блэклок и его сторонники считали, что Бог желает спасения лишь определенной части человече­ства, почему их и назвали партикулярными (частными) бап­тистами, тогда как другие считали, что Бог желает спасения всего человечества и лишь сами люди препятствуют выпол­нению этого божественного плана своими грехами. Этих пос­ледних назвали общими баптистами.

Баптисты распространились довольно быстро по разным странам, но все же прошло больше двухсот лет, прежде чем первые баптисты появились в Польше, а оттуда перешли в Россию. На юге России среди живших там немцев-протестан­тов стали распространяться первые баптистские сочинения с 1860 г. Под влиянием баптистских сочинений они тоже приняли повторное крещение и создали первую баптистскую общину. Отсюда баптистское влияние стало быстро распространяться на других жителей Юга России, главным образом ни немецких колонистов. В некоторых местах их называли «штундиетами» (от немецкого слова «штундэ» час), так как они придавали там особое значение часам духовных поучений. Первая община штундо-баптистов была основана Онкеном и 1869 г. А уже в конце XIX века общее число их достигало 2-х с половиной тысяч. Преследование дореволюционного пра­вительства создавало им как бы ореол мучеников и только содействовало их распространению. Первое время после рево­люции секты преследовались меньше, чем православная и католическая церкви; но вскоре и сектантов стали преследовать, подводя их под категорию контрреволюционеров и врагов народа, В период второй войны, в связи с ослаблением прямого гонения на христианство в советской России, допущенным правительством по тактическим соображениям, баптисты раз вернули большую активность и являются теперь самой многочисленной и активной сектой в России. В отличие от не которых других сект (как напр., «Свидетели Иеговы») баптисты хотя и отвергают церковную иерархию и многие церковные установления, но в то же время не проявляют столь крайней нетерпимости и слепой нехристианской враждебности по отношению к ним. Другим положительным моментом, отличающим эту религиозную группу, является то, что они действительно стремятся не отходить от христианских догматов (учение о Св. Троице, о Богочеловечестве Христа, о бессмертии души и т.п.) и потому никак не могут быть поставлены на одну доску с сектами, удаляющимися совсем от основ христианства. Баптисты отличаются искренней набожностью и нравственным образом жизни. Все их заблуждения проистекают оттого, что они, отрицая Церковь как богоустановленное учреждение и как хранительницу и толковательницу Божественного Откровения, воспринимают его по-своему. Понимая практикуемое католиками и православными почитание и при­зывание святых в смысле подобающего только Богу покло­нения, они отвергают его самым решительным образом и счи­тают его кощунством. Подобным же образом отвергают они почитание икон и мощей, смешивая это с запрещенным в Св. Писании идолопоклонством. Не признавая Причастие таин­ством и не веря в пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, отвергают и Бескровную Жертву, приносимую на алтарях православными и католическими священниками. Вообще, они отвергают священство, а также и монашество.

Баптисты не молятся за умерших, т.к., по их мнению, это бесполезно: судьба умерших — говорят они — решается не­зависимо от наших молитв, сразу после их смерти. Отрица­ние почитания святых распространяется также и на Божию Матерь. Баптисты считают, что и она была подвержена греху, как и все люди. Они учат также, что так называемые «братья Господни», о которых упоминается в Св. Писании, были ее детьми. Как мы видим, учение баптистов содержит целый ряд моментов, неприемлемых для церковно мыслящего хри­стианина.

Что касается русских баптистов, то они имеют некоторые особенности. Так напр., они особенно ополчаются против Креста и крестного знамения, против храмов и т.д. Посколь­ку все эти вопросы, а также и некоторые другие здесь еще не названные, являются предметом дискуссий между бапти­стами и церковно мыслящими русскими людьми, мы разбе­рем здесь ряд возражений, приводимых баптистами против практики Церкви и постараемся дать на них ответы.

1. Церковь поступает неправильно, признавая, кроме Св. Писания, еще и Предание. Слово Божие говорит лишь о Св. Писании, как об источнике веры, приводящей к праведности и спасению (2 Тим 3,16), предание же от людей, а не от Бога; Сам Христос осудил фарисеев за соблюдение преданий (Мк 7,13).

Ответ: В том, что Св. Писание является источником веры, Церковь никогда не сомневалась и не может со­мневаться. Св. Писание — это Слово Божие; все книги Библии, как Новый так и Ветхий Завет, являются боговдохновенными или инспирированными, т.е. написанными под воздей­ствием Духа Святого. Но утверждение, что лишь одно Св. Писание может служить источником веры, нигде в Библии не находится. Наоборот, Библия совершенно ясно говорит, что Св. Писание не охватывает всего совершенного Спаси­телем: Многое и другое сотворил Иисус; но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин 21,25). Из этих слов любимого ученика Господа следует со всей ясностью, что записанное апостолами не исчерпывает всего того, что могло бы быть сообщено о Его жизни на земле, о Его проповеди и чудесах, совершенных Им. То, что уже сами апостолы пользовались словами Христа, не записанными в Евангелиях, свидетельствует несомненно о древности обычая устного предания. Так, например, сам апостол Павел приводит слова Христо­вы: Блаженнее давать, чем принимать, не встречающиеся нигде в Евангелии (Сравни: Деян 20,35). Значит, уже он пользовался переданным устно. Следует обратить внимание также на тот факт, что в начале христианства проповедь Евангелия совершалась устно, следовательно, в это время переданное устно было даже главным и непосредственным источником христианской веры, т.к. приводимые апостола ми также многочисленные свидетельства из писаний Ветхого Завета являются лишь подтверждениями их устной пропо­веди о Христе и о наступлении Царствия Божия. Если бы в это время апостолы и их ученики придерживались также взгляда современных баптистов на Св. Писание, как на единственный источник христианской веры, то они должны были бы ограничить всю свою проповедь истолкованием ветхозаветных пророчеств о Христе, что, конечно, не при­несло бы успеха делу христианства. Сам апостол Павел ясно подчеркивает значение устного предания: Что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить (2 Тим 2,2). Здесь апостол Павел не только ясно одобряет принцип ус­тного предания, но и желает его сохранения в будущем: были бы способны и других научить. Ясно, что если бы он считал только Писание источником веры, он бы этого не сказал. Еще яснее виден его взгляд на Писание и устное предание из следующего места его послания фессалоникийцам: Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим (2 Фесс 2,15). Все попытки объяснить дело так, как будто здесь речь идет о чем-то другом, а не о преданиях, явно тенденциозны и не убедительны. Стоит взять такой надежный справочник, как, например, «Греческо-немецкий словарь к книгам Нового Завета» В. Бауэра, чтобы убедиться, что и здесь греческое слово «парадосис» переводится как Uberlieferung, т.е. сло­вом, точно соответствующим русскому слову предание. Зна­чит, баптистам остается только или признать два источника откровения - Св. Писание и Предание, или оспаривать ав­торитет св. Павла.

2. Такие предания, которые достоверно подтверждены многими свидетелями и исходят из уст апостолов, мы бы тоже готовы были принять. Но ведь Церковь считает преданием всякие легенды, возникшие в течение веков, и рассказанные кем-либо из почитающихся Церковью лиц. Сюда относятся всевозможные церковные обряды, выдуманные людьми и ничего общего с апостолами не имеющие. Все это принимается Церковью как Предание и ставится на одну ступень со Св. Писанием.

Ответ: Такое утверждение основано на заблуждении. Цер­ковь вовсе не относит к священному Преданию все то. что высказали те или иные благочестивые или даже святые люди. Под Священным Преданием понимаются Церковью те исти­ны, которые не были записаны апостолами и не вошли в состав Св. Писания, но были сохранены устно и засвидетель­ствованы лишь после, людьми достойными доверия. Если, например, какая-нибудь истина сообщается несколькими людьми святой жизни, как преданная от апостолов, то по­чему мы должны считать их обманщиками и отвергать эту истину только потому, что она не повторена и в Св. Писании?

3. Католическая Церковь, а также многие православные богословы относят к числу боговдохновенных книг также и такие книги Ветхого Завета, как, например, Юдифь, Товия, 1-го и 2-ю книги Маккавейские и т.п. На самом же деле такие книги нельзя относить к Св. Писанию, так как они должны у каждого вызывать сомнение в отношении их боговдохновенности. Подлинный текст иных из них не сохранился, а переводы обнаруживают некоторые расхождения между собою. Совершенно недопустимо принимать столь сомнительные документы как Св. Писание.

Ответ: Прежде всего следует спросить делающих такое возражение, откуда они сами-то знают, какие книги относят­ся к Священному Писанию и какие нет. Ведь не думают же они, что Священное Писание сразу появилось в готовом объеме, включая в себя все книги, признаваемые баптистами и дру­гими протестантами за боговдохновенные. Если бы это было так, то ведь ни одно христианское исповедание, ни один христианин вообще не мог бы и думать признавать какие- то другие книги относящимися к Св. Писанию. Но дело обстоит совсем иначе.

В первые века христианства еще не было полной ясности в отношении того вопроса, какие книги являются боговдохновенными, а какие только поучительными. На Востоке, например, долго возражали против боговдохновенности кни­ги Апокалипсиса св. Иоанна. А монофизитские церкви Во­стока (напр., коптская и эфиопская) признают еще и до сих пор некоторые апокрифические (неподлинные) книги Ветхо­го Завета за боговдохновенные, хотя эти книги не признаются таковыми ни католиками, ни православными, ни протестан­тами. Отдельный христианин или группа христиан никогда не могут сами наверное решить столь важный вопрос. Решить его может лишь сама Церковь, т.к. Церковь есть мистическое Тело Христово, и она одна может безошибочно решать во­просы, касающиеся христианской веры. Католическая Цер­ковь признает все книги Нового и Ветхого Завета боговдохновенными; потому каждый католик считает, что весь Ветхий Завет входит в состав Св. Писания. Православная же Церковь не выносила специального решения по этому вопросу, но ее богословы, придерживающиеся более строго православной традиции, сходятся в этом пункте с католическим учением; попавшие же в той или иной степени под влияние протес­тантизма, отрицают, следуя протестантам, боговдохновенность некоторых книг Св. Писания (Ветхого Завета).

Боговдохновенность всех 27-ми книг Нового Завета не вызывает в наше время никаких сомнений также и у пра­воверных протестантов. Но тут они и попадают в ужасное противоречие со своей собственной традицией: дело в том, что главный вождь протестантизма, Мартин Лютер, называл в свое время послание апостола Иакова «соломенным послани­ем». Но если такой человек, как Лютер, которого, вероятно, никто из протестантов не решится обвинить в недостаточном знании Священного Писания или в недостаточном желании правильно его понять, мог считать боговдохновенную книгу «соломенным посланием», то разве одного этого факта не достаточно вполне, чтобы доказать полную несостоятельность тезиса многих протестантов, в том числе и баптистов, о том, что объем Св. Писания может быть установлен из него са­мого. Если сегодняшние баптисты, и вообще не либеральные протестанты, признают полный объем Нового Завета, то где у них гарантия, что это будет в их рядах иметь место всегда? Если сегодня какой-нибудь баптист стал бы, ссылаясь на авторитет Лютера, говорить то же самое в отношении послания Иакова, что и реформатор 16-го века, какой авторитет смог бы его заставить отказаться от своего мнения? Ссылки на позднейшие, более научные исследования ученых вряд ли могут служить действительно убедительным доказательством для верующего христианина; так как он помни т хорошо, что не так давно, всего в прошлом веке, многие либеральные протестантские богословы, ссылаясь на научные исследования Св. Писания, отвергали подлинность Евангелий и отрицали Божество Иисуса Христа. Авторитет светской науки не может быть последней инстанцией для верующего сердца христианина. Какой же авторитет может ему сказать, какие книги входят в состав Библии, какие принадлежат к Св. Писанию? Отрицатели Церкви, не желающие признать за нею этого авторитета, тем самым, совершенно против своей воли, подрывают и авторитет Св. Писания, к которому они прибегают, как к единственному источнику веры. Ясно, что это противоречие не может быть решено последовательно теми, кто не желает подчиняться авторитету Церкви. Книги Св. Писания, признанные Церковью за таковые, отнюдь не могут вызывать сомнения у церковно мыслящего христианина. Безошибочность Церкви гарантирует ему боговдохновенность признанных Церковью книг; также и в том случае, если не сохранился подлинный текст. Это возражение, между прочим, совершенно несостоятельно, поскольку оно относится не только к непризнаваемым протестантами книгам. Подлинный текст Евангелия от Матфея тоже не сохранился, что не мешает всем вероисповеданиям признавать его бо­говдохновенность. А все сохранившиеся тексты новозаветных книг являются также лишь значительно более поздними копиями с оригиналов и потому различаются друг от друга незначительными вариантами. Ставшим на точку зрения позражателя, придется вообще объявить все Св. Писание! «со мнительным», пока не разыщутся оригиналы, написанные свв. Авторами. Как видно из всего сказанного, разобранное возражение баптистов не выдерживает никакой критики.

4. Церковь монополизирует право истолкования Се. Пи­сания; Христос же Сам сказал; Исследуйте Писания (Ин 5,39); само Св. Писание может дать каждому ищущем и истину ответ на все вопросы, если только к нему обратиться. Но Церковь желает держать верующих в неведении относительно подлинного христианского учения, несоглас­ного во многом с учением Церкви, и потому стремится удержать верующих от изучения и самостоятельного ис­толкования Св. Писания, возбраняя им это.

Ответ; Прежде всего следует установить, что церковные власти, как католические, так и православные никогда не стремились скрывать Св. Писание от верующего народа. Па- оборот, они заботились о том, чтобы народ знал Св. Писание, и потому издавали Библию в большом числе экземпляров. Чрезвычайно распространено заблуждение, как будто до Лю­тера на Западе существовала только латинская Библия. Биб­лия была переведена уже до Лютера на немецкий язык католическими авторами. В православном мире не существо­вало такой явной необходимости переводить Библию на русский язык, т.к. употреблявшаяся православными Библия в славянском переводе была понятна русскому читателю. Когда же с течением времени славянский язык становился ему все более и более чужим, православные церковные власти озаботились изданием полного перевода Библии на русский язык, сделанным целой комиссией специалистов и ра­зошедшихся в большом числе экземпляров.

Что же касается настоящего времени, то об этом и гово­рить бы не следовало, т.к. в настоящее время все вероис­поведания стремятся довести Св. Писание до сознания каждого верующего. Католические священники проводят в своих приходах «библейские часы», чтение Библии реко­мендуется и одобряется высшею католическою церковною властью, переводы Св. Писания и отдельных книг его по­являются весьма часто, существует целое «библейское дви­жение», одобряемое и поддерживаемое католической цер­ковной властью, и т.д.

Правда, как католичество, так и православие, стоят на точке зрения, что истолкователем Си. Писания является Церковь, тогда как протестанты считают, что каждый отдельный христианин может правильно его понять, если будет стремиться к этому. Но если бы это положение протестантизма было верно, то как можно было бы объяснить то ужасное раздроб­ление и расщепление внутри протестантизма, которое в нем царит? Почему бы тогда протестанты, исследуя Писания, не пришли к истине, объединившей бы их, дабы исполнилась молитва Христова: Да будут все едино (Им 17,21),

То, что не каждый может правильно понимать и толковать Св. Писание, видно уже из самой истории возникновении различных сект. Ведь каких только абсурдных и противоречащих здравому смыслу учений не возникало среди них! И почти все они ссылались на какие-либо места Священного Писания, понятые ими и истолкованные самостоятельно; и при этом надо заметить, что все или почти все основатели сект читали усердно Св. Писание, хорошо знали его и нередко были готовы претерпеть гонение за свое учение, что свиде­тельствует о их искренней убежденности в правоте пропове­дуемого ими учения.

Сект существует великое множество; и почти все они счи­тают себя истинными истолкователями Св. Писания. Вспом­ним, к каким абсурдам приводит самовольное истолкование Св. Писания. Представители довольно известной в России секты скопцов учили, что истинные христиане должны себя оскоплять, т.к. Св. Писание требует отсечения того органа, который может служить поводом ко греху (Мф 6,20 30); оно говорит также о сделавших себя скопцами для царствия Божия (Мф 19,12) и одобряет поступающих так. Секта па распространилась в разных местах России, и в результате ее распространения многочисленные молодые люди варварски изуродовали себя, вступив в нее; при этом они полагали, что лишь они поняли истинный смысл Св. Писания.

Некоторые секты дошли в истолковании Св. Писания до того, что стали ставить Ветхий Завет выше Нового (Суббот­ники); они даже ставят Моисея выше Христа. Другие наминают вводить на основании Св. Писания какие-нибудь неле­пые обычаи (так, напр., опросники избегают на основании Мф 16,6 вообще всякой квасной пищи!). Секта шалопутов додумалась до принятия учения о переселении душ, так как, по их мнению, Христос подтвердил это учение, назвав Иоанна Крестителя Илией (Мф 11,14). Секта «Свидетелей Иеговы», посвятившая себя особенно ревностному изучению и толко­ванию Св. Писания (основатель ее, Рассель, пожертвовал все свое состояние на распространение своих толкований, что свидетельствует о его убежденности и полной искренности), дошла до отрицания важнейших христианских истин: учения о Святой Троице, о божественности Христа, о бессмертии души..., - так что ее последователей трудно считать хрис­тианами. И все это совершается во имя самостоятельного толкования Св. Писания, которое, якобы, всем доступно!

А что мы должны будем сказать, если вспомним, к чему приводило самовольное толкование Св. Писания в древности! В 5-м веке секта циркумциллиан оправдывала на основании Св. Писания самоубийство (Ин 15,13), и не только оправды­вала, но и одобряла, причем будущие самоубийцы позволяли себе, в надежде на верное спасение, различные тяжкие грехи. Адамиты отвергали ношение одежды, т.к., по их мнению, Св. Писание осудило Адама за изготовление ее и полагали, что состояние рода человеческого до грехопадения восстановится, когда все люди станут по их примеру ходить «в костюме Адама»! Ясно, что самовольное толкование Св. Писания при­водило и приводит людей к абсурду, к безнравственности, к изуверству и ереси. Конечно, баптисты не разделяют назван­ных выше взглядов; но это происходит именно потому, что они, в отличие от «Свидетелей Иеговы», не толкуют Библию совершенно произвольно, а придерживаются в известной сте­пени унаследованного от Церкви (к которой они или их предки некогда принадлежали) понимания Св. Писания.

На это баптисты могут возразить, что приведенные выше доказательства являются аргументами человеческого разума и не являются убедительными для человека, признающего в качестве обязательного критерия лишь Слово Божие. Писание же полезно для научения,... для наставления в праведности (2 Тим 3,16), а значит, его должен каждый сам толковать, чтобы быть наставленным в праведности, чтобы научиться подлинному христианству. Приведенные же выше примеры являются лишь иллюстрациями к тому, что получается, когда не ищут истины в Писании, а стремятся им доказать свои же вымыслы.

В ответ на это следует сказать:

Объясните, пожалуйста, как может посторонний человек узнать, кто из сектантов учит тому, что действительно сказано в Библии, а кто проповедует свои фантазии? Почему он должен верить баптисту, а не адвентисту, не субботнику или «Свидетелю Иеговы»..., если они все одинаково ссылаются на ту же Библию? «Библия сама научает истине, научает пра­вильному пониманию Слова Божия», — говорят сектанты. Но почему же тогда не могут договориться между собою не только разные секты, а даже сами баптисты не могут при­вести свое вероучение в единую систему? Почему они не могут договориться между собою по столь важному вопросу, как о том, желает ли Бог спасения всех людей или нет? Почему они в этом вопросе распадаются на отвечающих положительно, что вполне соответствует учению Св. Писания: ... Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись (1 Тим 2,4), — и на утверждающих обратное, вопреки столь недвусмысленному свидетельству Слова Божия? Ясно, что Св. Писание может лишь тогда быть спасительным и полезным, когда оно правильно понято. Вельможа царицы Эфиопской Кандакии, приезжавший в Иерусалим на богомо­лье, хотя и читал усердно в боговдохновенной книге пророка Исайи, но не мог постичь ее смысла, пока апостол Филипп ему не истолковал его (Деян 8,26-36). Этот пример ясно показывает, что Св. Писание само не раскрывает смысла читающим; наоборот, Бог посылает апостола, чтобы он рас крыл смысл Писания ищущему истину. Лишь после этого вельможа уверовал и принял крещение (Деян 8,36).

То, что Писание само по себе вовсе не всегда понятно, высказал совершенно четко сам св. апостол Петр. Он прямо говорит, что в посланиях апостола Павла есть нечто неудобовразумительное (2 Петр 3,16). Да и сами баптисты порой признают трудность понимания тех или иных мест Св. Пи­сания, в особенности таких, которые находятся в прямом противоречии с некоторыми главными пунктами их вероу­чения. Вспомним, слова Христа — Ин 3,5 — о том, что в Царствие Божие могут войти лишь родившиеся от воды и Духа, т.е. принявшие таинство крещения, так плохо согла­сующиеся с баптистским учением! Рассмотрим этот вопрос в следующем их возражении.

5. Католики и православные поступают неправильно, совершая крещение младенцев. Крещение может принять только верующий в Господа нашего Иисуса Христа. Об этом свидетельствует Св. Писание (Деян 2,41; 8,37 и др.). Дети же не могут иметь этой веры, и потому крещение детей не имеет силы.

Ответ: Прежде чем разбирать этот упрек баптистов в свете Св. Писания, являющегося неоспоримым критерием истины для всякого церковно мыслящего человека, мы дол­жны были бы обратить наше внимание на тот факт, что крещение младенцев принято не только Католическою Цер­ковью и всеми без исключения Православными Церквами, но и подавляющим большинством протестантских религиоз­ных групп, базирующихся на провозглашенном Лютером и другими вождями реформации принципе, что лишь одно Св. Писание может являться источником истинной христианской веры. Уже один этот момент должен был бы нас заставить отнестись с сомнением к выше упомянутому утверждению баптистов. Еще большее сомнение должно нас охватить, если мы вспомним, что в истории Церкви нигде не упоминается о борьбе противников крещения детей с его сторонниками, что безусловно должно было бы иметь место, если бы приня­тый от апостолов обычай крестить лишь взрослых был со временем заменен крещением младенцев. Если в XVII веке в России незначительные обрядовые изменения, проведенные

по повелению патр. Никона, вызвали страшную бурю и про­должающийся до сего дня раскол старообрядчества, то я какой мере больше споров должно было бы вызвать измене­ние столь важного в деле спасения христиан таинства, как крещение. Если бы дело обстояло действительно гак, как это стремятся изобразить баптисты, и если бы христианская древность не знала совсем обычая крестить младенцев, то введение этого обычая, конечно, не обошлось бы без борьбы, о чем должны были бы иметься свидетельства. В древности это вызвало бы еще более горячие споры, чем в последующее время, т.к. тогда христиане еще гораздо ближе принимали к сердцу церковные вопросы.

Посмотрим теперь, как следует смотреть на этот вопрос с точки зрения Св. Писания, оставив в стороне другие дока­зательства.

Евангелист Лука повествует нам о том, что св. Иоанн Креститель исполнился Духа Святого... еще от чрева матери своей (Лк 1,15). А ведь тут не может быть и речи о какой либо сознательной вере, на которой так настаивают баптисты!

Затем Св. Писание свидетельствует совершенно определен но о том, что никто не может войти в Царствие Божие, если он не родится вновь от воды и Духа (Ин 3,5).

Это сочетание воды и Духа не может у читателя оставлять никаких сомнений на счет того, что здесь подразумевается возрождение путем крещения. Следовательно, если баптисты не хотят исключить младенцев из Царствия Божия, они должны признать крещение их имеющим силу.

Чтобы ослабить действие этого убийственного для их учения места из Св. Писания (Ин 3,5), баптисты пытаются иногда представить дело так, как будто Христос, говоря здесь о воде, не имел в виду воду, как вещество, а лишь образ, понимая под этим Слово Божие. Что слово «вода», как и многие другие слова, может иметь также образное значение, совершенно ясно. Но почему надо стремиться в этом месте непременно заменить значение прямое образным, непонятно. Если Хри­стос имеет в виду не действительную воду, а слово Своего учения, то почему Он не говорит о родившихся от слова и Духа, но от «воды и Духа»? Ведь этим Он только затрудняет Никодиму понимание спасительной истины. В действитель­ности же Христос как раз стремится к тому, чтобы сделать природные вещи орудием в деле спасения: вода, хлеб, вино.

Если же начать вообще истолковывать в Евангелии все вы­ражения метафорически, то можно легко докатиться до пол­ного отрицания важнейших христианских истин, как это имело место у некоторых рационалистических сект, дошедших до отрицания факта исторического воскресения Спасителя.

Повествования Св. Писания о том, как крестили апостолы, позволяет предположить, что они крестили и взрослых, и детей. Здесь говорится о крещении апостолом Павлом «дома Стефанова» (1 Кор 1,16), «домашних Лидии» (Деян 16,15), «всех домашних» тюремного стража (Деян 16,33). Можно, конечно, предположить, что все эти семьи были бездетными, но такое предположение, особенно для того времени, когда бездетные семьи встречались не так часто, будет большой натяжкой.

Неудачны также попытки баптистов объяснить появление нового способа крещения торжеством предсказанных апосто­лом Павлом превратных учений (Деян 20,29—30). Апостол Павел нигде не говорил, что учащие превратно одержат верх над истинно верующими. Как раз наоборот: он ясно предска­зал, что учащие превратно немного успеют, что безумие их обнаружится пред всеми (2 Тим 3,9).

Баптисты пытаются нередко выйти из затруднительного положения, объявляя крещение детей ненужным, т.к. дети все равно не имеют грехов. При этом они опять попадают в жестокое противоречие со Св. Писанием, учащим, что всякий человек является на свет обремененным первородным грехом, ибо в Адаме все согрешили (Рим 5,21). Дети неверующих также не имеют никаких личных грехов и все же они, по слову апостола, «нечисты», если они не сделаются святыми через родителей (1 Кор 7,14). В Царствие же Небесное не может войти ничто нечистое (Апок 21,27). Следовательно, туда войти смогут лишь те, кто омоют тяготеющий на них с момента зачатия (Пс 50,7) грех при помощи Св. Крещения.

Но, скажут нам, и древности ведь многие праведники не крестили своих детей в младенческом возрасте, а дожида­лись, когда они станут взрослыми.

Это правда. Так поступили, напр., благочестивые родители свв. Василия Великого и Иоанна Златоуста. Однако тот факт, что поведение этих благочестивых родителей было отмечено как нечто необыкновенное, доказывает лишь то, что другие родители обыкновенно крестили своих детей и младенческом возрасте.

Но как же согласовать крещение младенцев с упомянутым выше местом Св. Писания (Деян 2,41 и др.), говорящим как будто бы ясно о том, что крещаемый должен иметь пору в Иисуса Христа? Конечно, новорожденные младенцы не могут иметь сознательной веры.

Однако в Евангелии мы находим примеры, когда вера одних лиц как бы засчитывается другим. Так, например, Спаситель исцелил расслабленного по вере принесших его (Мк 2,4—5). Подобно и в нашем случае: вера родителей крещаемого младенца или лиц, заменяющих их, засчитывается Богом, и они получают в таинстве крещения очищение от первородного греха, как и расслабленный получил оставление грехов по вере других.

Еще одно веское доказательство в пользу крещения мла­денцев находим мы в Ветхом Завете. Ветхий Завет, как псом известно, является как бы теныо или прообразом Нового Завета. А потому и многие обычаи, упоминаемые в ном, суть прообразы новозаветных установлений. Таким прообразом крещения служит, без сомнения, обрезание. Обрезание же совершалось по ветхозаветным правилам на 8-й день после рождения младенца. Следовательно, если Бог в Ветхом Завете требовал от верующих, чтобы они приводили к Нему и включали в число избранного народа также и младенцев, почему этого не должно быть в Новом Завете?

Небезынтересно вспомнить в связи с разбором данного вопроса то место в Евангелии от Марка, где повествуется, что ученики Христовы не допускали приносить детей ко Христу (Мк 10,13). Как же отнесся к этому Сам Христос? Иисус вознегодовал и сказал им: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им; ибо таковых есть Царствие Божие (Мк 10,14).

  1   2   3   4

перейти в каталог файлов


связь с админом