Главная страница
qrcode

Прикосновение пустоты


НазваниеПрикосновение пустоты
АнкорПрикосновение пустоты.doc
Дата24.12.2016
Размер139 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаPrikosnovenie_pustoty.doc
ТипГлава
#14381
Каталогtopic29370288_27037995

С этим файлом связано 88 файл(ов). Среди них: Otryvki_iz_dnevnikov_slavnogo_rytsarya_Filigona.doc, Tsel_zhizni.doc, piraty.docx, Spiritualist_Glava_1.docx, Fyorrilend_-_konkurs.docx, Dead.doc, Glava_4_sakran.doc, Legenda_o_Nebesnom_Strannike.docx, 2_-_Troe_protiv_tysyach.docx и ещё 78 файл(а).
Показать все связанные файлы

Глава 1

Прикосновение пустоты
«…ренегаты – предатели всего, во что мы верим. Отринувшие путь, по которому мы следуем. Несущие угрозу невинным и беззащитным. Не важно, встали они на этот путь из зависти, алчности, мести или безумия - все ренегаты без исключения должны быть судимы и наказаны соизмеримо их провинности»

Из манифеста «О ренегатах»,

895 год от Великого Пожара.

Ночь. Город. Тишина.

Небольшой каменный дом освещается только светом убывающей луны и звездами, беззаботно мерцающими в темной вышине. Сквозь открытое окно пробивается неяркий свет, ветерок ласково колышет занавески. Свет исходит от разномастных свечей, выстроенных полукругом на простом, грубо сколоченном столе. Тут же, между свечей, разбросанных листков пергамента и флаконов с чернилами, склонив голову и тихо посапывая, сидит молодой человек. Темные волосы перехваченные ремешком на лбу, чтобы не лезли в глаза, растрепались. Стекающая изо рта слюна намочила один из пергаментов, на котором твердой рукой были выведены непонятные символы, лишь отдаленно напоминающие буквы.

Молодому человеку снилось, что он собирается в путешествие, и что ему надо как можно быстрее собрать вещи в дорожный сундук и оттащить его к ожидающему у двери экипажу.

«Тиаран!» - доносится откуда-то с первого этажа голос учителя, - «Ты где там пропал?»

Тиаран смотрит на открытый сундук, примостившийся между кроватью и столом, и спешно запихивает туда какую-то одежду, книги, посуду, и, почему-то, умывальник и клетку с птицей. Последняя еле влезла в полузаполненный сундук, а учитель кричит все громче и все нетерпеливее. Птица в клетке – нахохленный одноглазый ворон – молчит и зыркает единственным глазом по сторонам.

Лошади, впряженные в экипаж, уже бьют копытами, а у Тиарана в руках откуда ни возьмись появился огромный меч, и он никак не влезает, а его надо взять обязательно. Тиаран пытается сломать его, чтобы он поместился в сундук. Но меч не ломается, а голос учителя все ближе. «Тиаран! Сколько можно…»

Вдруг что-то трескается неподалеку, но это не меч, это из сундука вываливаются сложенные туда юношей вещи – одна из его стенок пропала. Клетка выпала на пол и открылась, ворон летает по комнате, его хриплое карканье заглушает крики учителя и нетерпеливое ржание лошади за окном. А времени уже совсем нет, и…

Металлический звон, как будто кто-то колотит серебряной ложкой по серебряной же рюмке, раздался в комнате Тиарана. Юноша резко поднял голову, и начал озираться в поисках источника шума. Несмотря на быстроту движений молодого человека, было хорошо видно, что он ещё не в полной мере отличает реальность от сновидений. Судорожно пометавшись по комнате ещё около минуты, Тиаран пробормотал под нос ругательство и полез куда-то за пазуху

Вскоре на свет появился маленький блестящий сфероид на цепочке, вибрировавший на руке юноши и издававший тот самый раздражающий звук. Тиаран сжал сфероид и пробормотал что-то под нос. Звон прекратился.

- Ясно, - сказал через некоторое время Тиаран, протирая свободной рукой слипшиеся во сне глаза, - Буду через полчаса.

Сфероид недовольно звякнул, юноша поморщился, зевнул и недовольно протянул:


- Ладно, через двадцать минут. А с чего такой переполох?

Подождав ещё несколько секунд, юноша отпустил кулон, и он весело закачался у него на шее.

- Ну и иди на шхар тогда, - сказал он металлической побрякушке, и двинулся к висевшему на одной из стен умывальнику.

Ополоснувшись, юноша одел по верх свободной белой рубахи камзол с множеством карманов, натянул сапоги, снял с крючка возле двери пояс с коротким мечом, синего цвета плащ и спешно покинул комнату. Как только дверь за Тираном захлопнулась, свечи на столе синхронно погасли. Поплутав по темным закоулкам, Тиаран вышел на сравнительно широкую улицу, освещенную не только ночными светилами, но и фонарями.

Быстрые шаги юноши отдавались эхом в опустевших улицах. Тиаран в очередной раз подавил зевоту и прибавил шаг. Ради ерунды его бы не вызвали в такой поздний час. А раз творится что-то серьезное, то лучше поторопиться.

Ставни почти на всех домах были закрыты. Ночной ветерок, прилетавший откуда-то сверху, нес свежесть и прохладу. Тиаран зябко поежился, кутаясь в теплый шерстяной плащ. Двигался он явно по привычному пути, не задумываясь выбирая повороты и бесстрашно срезая путь по темным переулкам. Улицы были совершено пусты, и судя по зависшей над крышами луне, шел пятый или шестой час ночи.

И только в конце улицы, возле с виду неприметного двухэтажного здания, было заметно какое-то движение, сновали туда-сюда люди с факелами. Тиаран проверил меч на поясе и неприметный медальон, свисавший на цепочке на одном из карманов. Медальон был серебряный, круглой формы и довольно крупный. В центре медальона выступала ладонь с прижатыми друг к другу пальцами, и с вытравленной посредине спиралью.

Теперь было видно, что люди около здания закованы в доспехи разной степени поношенности и все, как один, носят синие плащи. Само здание оказалось «Пятым отделением городской стражи Тронада», ну, по крайней мере, так гласила табличка, помещенная справа от входа. Тиаран приветственно покивал стражникам, обменялся кое с кем приветственными рукопожатиями и двинулся в сторону входа. Из здания как раз выходили двое мужчин, также закованных в доспехи и сжимающих в руке факелы.

- Здоровья тебе, Танн. В чем причина тревоги?! – обеспокоено спросил Тиаран одного из факелоносцев.

- Ренегат, - бросил он в ответ, - Слух прошел, кто-то из мастеров.

- Понял, - пробормотал Тиаран, устремляясь внутрь.

Миновав небольшое подобие прихожей, Тиаран оказался в большой, освещенной множеством свечей комнате. Повсюду стояли небольшие канцелярские столы, заваленные бумагами и свитками. Широкие застекленные окна были задрапированы занавесками, по стенам шли деревянные панели с незатейливой резьбой.

В углу, за одним из столов со скучающим видом сидела молодая девушка, одетая в такой же, как и Тиаран, форменный камзол и плащ. Каштановые волосы выбивались из-за металлического обруча, голубые, водянистые глаза смотрели сонно и с некоторой ленцой, лицо не выделялось особой красотой, а возле уголка рта примостилась приличных размеров родинка. Девушка изучала какой-то свиток, время от времени делая пометки на небольшом листке бумаги. С её камзола свисал такой же, как и у Тиарана амулет, только вместо ладони со спиралью на нем был изображен широко распахнутый глаз.

- Здоровья тебе, Айна, - сказал Тиаран, приблизившись к девушке и усевшись на один из стоявших неподалеку стульев.

- И тебе здоровья, Тиаран, - глухим голосом ответила она, - Быстро ты.


- Мне тут недалеко идти, - сказал Тиран, - Значит, ренегат? Кто он уже известно? И откуда такая спешка?

- Хаббол Нагарил – мастер-привратник - был замечен в порочащих его контактах, если ты понимаешь, о чем я. Кто-то из башни нашел связь между недавними исчезновениями людей, колебаниями в Потоке и долгим затворничеством многоуважаемого Хаббола… - девушка оторвалась от записей и обратила на Тиарана взгляд ничего не выражающих глаз, - Похоже, мы имеем дело с бездной.

- Только не бездна, - протянул Тиаран, обессилено опрокидываясь на спинку стула, - Чем ему океан не понравился? Или семь ветров хотя бы?

- Отсутствием высокоразвитых резидентов, я думаю, - Айна опять вернулась к своему пергаменту, - Как бы то ни было, сейчас мы ждем капитана Джакса и капрала Ханта и выдвигаемся в сторону Второй Восточной улицы. Мастера Тевалендариэль и Гаррох уже там, обеспечивают прикрытие и выстраивают барьеры.

- Ради такого случая можно было бы и побольше мастеров согнать, - пробурчал Тиаран, поглаживая свисающий с камзола медальон.

- Врата пока закрыты, - сказала Айна старательно выводя что-то чернильной палочкой, - И любая излишняя активность может спровоцировать их нежелательное открытие. Сам понимаешь, чем это может кончиться. Мастер Тевалендариэль сказала, что на первом этапе операцию будет проводить наше и шестое подразделение при поддержке трех мастеров. Ну и при неощутимом наблюдении Верховного, конечно же. Четыре соседних отдела и все мастера, с которыми успели связаться, обеспечивают прикрытие на случай прорыва.

Какое-то время тишину в комнате нарушал только скрип чернильной палочки по бумаге.

- Что ты там пишешь? - спросил Тиаран, подняв подбородок и пытаясь усмотреть в пляшущем свете свечей содержание записей напарницы.

- Завещание, - ответила она.

Входная дверь распахнулась, и в зал, где сидели Тиаран и Айна, ворвался средних лет мужчина в расшитом золотом камзоле. Синий плащ с золотой же оторочкой небрежно болтался за спиной. Лицо с пышными черными усами выражало усталость и раздраженность. Тиаран и Айна встали со стульев и вытянулись по струнке.

- Здоровья капитану, - сказали они синхронно и изобразили полупоклон.


- И вам здоровья, - сказал капитан Джакс, - Где ваш третий?

- Капрал Хант не ответил на зов, - сказала Айна, - Скорее всего, как всегда забросил кулон куда подальше после окончания смены. Я отправила к нему одного из рядовых, так что он должен придти с минуты на минуту.

- У нас нет времени его дожидаться, - Джакс резко развернулся и двинулся в сторону выхода, - За мной.

Немногочисленный рядовой состав пятого отделения был уже построен и пересчитан. Тридцать стражников, пять капралов и два сержанта сгрудились возле входа в некоем подобии строя. Капитан Джакс замер на лестничной площадке, возвышаясь над своими подчиненными, и окинул их внимательным взглядом. Тиаран и Айна встали позади капитана, словно малые дети, пришедшие в гости вместе с родителями и не находящие себе места на празднике взрослых. Сержанты со скрепляющими плащи серебряными бляхами, отдавали отрывистые приказы, собирая личный состав в подобие строя. Переругиваясь и перешучиваясь, солдаты в синих плащах сформировали нечто, отдаленно напоминающее три шеренги.

- Слушать! – зычно рыкнул капитан Джакс, и все разговоры тут же стихли, - Врать не буду, ребята, сегодня нам предстоит неприятная и опасная работа. Напоминаю вам, что от наших слаженных действий зависят человеческие жизни, и в первую очередь – ваши жизни. Так же могу вас заверить, что какую бы гадость не впустил этот привратник, старая добрая сталь справится с ней без труда.

Капитан сделал паузу, убеждаясь в том, что все его внимательно слушают. Тиарану казалось, что большинство взглядов направлено не на многоуважаемого Джакса, а на него и Айну, замершую рядом с ним в какой-то безмятежной прострации.

- Когда подойдем к дому ренегата, командование перейдет к кому-то из башни, и мой меч присоединится к вашим. Хочу напомнить, что указания нового командира надо будет выполнять неукоснительно – слишком многое поставлено на кон. Будем надеяться, что удача от нас сегодня не отвернется. За мной.

С этими словами капитан Джакс спустился с лестницы и двинулся вперед по лестнице. Колонна последовала за ним. Тиаран и Айна шли чуть поодаль.

- Какая вдохновляющая речь, - сказала девушка своим непроницаемо-холодным голосом.

- Ты тоже это почувствовала? – спросил Тиаран.

- Если ты про то, как нас с тобой буравили тридцать семь пар ненавидящих глаз, то – да, - Айна нервно коснулась своего медальона, - Мы-то тут при чем?

- Сама знаешь, при чем, - буркнул Тиаран, решив остаток пути провести в молчании и подготовке к предстоящей операции.

Тиаран знал Айну уже больше года, и все никак не мог привыкнуть к её специфическом чувству юмора. Чего только стоило это её заявление о завещании. Читала она труд по истории, разбирала какую-то очередную формулу или взаправду писала свою последнюю волю? Жаль, что он не догадался заглянуть в листок, который она оставила.

Не успели они миновать двух кварталов, как сзади послышался топот сапог. Тиаран обернулся и увидел две бегущие вслед за ними фигуры: одетого в покрытый металлическими заклепками нагрудник солдата – он пришел в их отделение недавно и работал в другой смене, поэтому имени его Тиаран не помнил, и капрала Ханта, собственной персоной. Свет от факелов в руках идущих в колонне стражей высветил черные, коротко стриженные волосы и не лишенное привлекательности лицо. Капралу было не больше двадцати пяти, в его одежде наблюдалась какая-то неуловимая небрежность, видимо, одевался он в спешке. На груди, болтаясь на цепочке, свисал круглый медальон с изображенным на нем равносторонним крестом.


- Здоровья вам, братья и сестры, - запыхавшись возвестил капрал, подбегая, - Надеюсь, мы все идем праздновать чьи-то именины?

- Ренегат-привратник. Мастер. Черная Бездна, - холодно возвестила Айна, не удостоив подбежавшего товарища даже взглядом.

- Здоровья вам, - кивнул Тиаран Ханту и безымянному солдату. Солдат пробормотал приветствие и заполнил недостающее место в идущей впереди колонне, - Куда ты опять кулон задевал?

- Между грудей одной прелестницы с Третьей Южной, - похабно улыбнулся брюнет. Айна издала неодобрительное хмыканье, - Да ладно тебе, Ай. Можно подумать, ты у нас невинная селянка. Я слышал, внушительницы весьма искушены в постельных утехах.

- Я отказываюсь комментировать это заявление, - сказала она, прибавляя шаг и набирая дистанцию.

- Обязательно тебе вот так все время её доставать, - сказал Тиаран, неодобрительно глядя на товарища-капрала.

- Она первая начала, - сказал он, засовывая свободную руку в факел идущего чуть впереди стража и глядя, как пламя перекидывается на кожаную перчатку. – Значит, бездна?

- Да, приятного мало, - Тиарана, казалось, совсем не удивляют манипуляции шедшего рядом молодого человека.

- Ничего, прорвемся. И не таких видали, - пламя перебралось на камзол и начало подбираться к плащу.

На занявшегося огнем Ханта начали оборачиваться идущие впереди солдаты. Посыпались беззлобные шутки и предложения «затушить его подручными средствами» в случае необходимости. Хант только довольно улыбался и поджигал ещё не занявшиеся огнем участки одежды.

- Ты что, совсем тупой! – прошипела Айна, обернувшись.

- Это даже не прозвучало, как вопрос. Так ведь? – Хант повернулся к Тиарану. В данный момент огонь пожирал его волосы и лицо.

- Нет, не прозвучало, - согласился Тиаран, сдерживая улыбку.

- Немедленно погаси! Пылаешь тут, как лесной пожар. Что, если тебя ренегат заметит!

- Это опять не прозвучало, как… - занявшиеся огнем глаза Ханта встретились с ледяными озерами глаз Айны, - Ладно, ладно.

И объявший его огонь тут же потух.

- Надеюсь, ты не пользовалась своими подлыми приемчиками? – спросил он, подозрительно сощурившись.

Внушительница только возмущенно фыркнула и опять отвернулась. Тиаран подумал, что Хант намеренно устроил этот цирк с самовоспламенением, чтобы немного снять напряжение и развеселить окружающих. Его он знал дольше, чем Айну, практически с детства. Хант всегда был душой компании и мастером выдумывать разнообразные проделки. Тиаран не раз принимал в них участие, но ничем хорошим это, как правило, не кончалось. Пара шрамов и периодически ноющее колено до сих пор напоминали о проверке предположения Ханта, что на вершине дерева яблоки зреют раньше.

- Надеюсь, против пришлых в твоем арсенале найдется что-нибудь подейственнее Бездымного пламени? – спросил Тиаран, косясь на оставшегося без единой подпалины напарника.

- Не извольте сомневаться, - ответил Хант.

Из-за угла дома в конце улицы появились клубы тумана, свиваясь кольцами и отливая в свете луны сиреневыми оттенками. Тиаран услышал, как капитан Джакс дал команду остановиться и приготовиться к обороне. Расслабленность среди стражей растворилась, как комок снега, брошенный в костер. Зазвенело оружие, заскрипели приведенные в боевую готовность арбалеты. Стражи рассредоточились по сторонам улицы, готовясь к нападению неведомого противника. Тиаран и Хант не отрываясь смотрели на Айну, которая как ни в чем не бывало продолжала двигаться к загадочному туману.

Сделав ещё десяток шагов и как будто присмотревшись к таинственному метеорологическому феномену, она обернулась и обратилась к застывшему посреди дороги капитану:

- Он безопасен. Это мастер Тевалендариэль обеспечивает прикрытие.

Джакс кивнул, и махнув рукой, сделал знак двигаться дальше. Солдаты вновь собрались в подобие колонны и продолжили путь, неодобрительно поглядывая на клубящуюся впереди волну тумана.

Айна теперь сильно оторвалась от Тиарана, и шла практически наравне с капитаном, о чем-то с ним переговариваясь вполголоса.

- Ну, рассказывай, кого ты на этот раз… добился? – спросил Тиаран своего шедшего рядом товарища.

- Да никого я не добился. Это я так, Айну позлить. У нас же тренировка была очередная на полигоне. Мастер Шавран из меня все соки выжал.


- Ты хоть восстановиться успел?


- Да, я как пришел, сразу спать завалился, - Хант потянулся и хрустнул пальцами, - У тебя как дела с тем свитком из библиотеки?

- Шхарово, - ответил Тиаран, - Думал, голова от натуги лопнет. Заснул за столом опять.

Повернув за угол, колонна вступила в окутанный туманом участок улицы. Судя по распахнутым дверям и кое-каким брошенным впопыхах вещам, эвакуацию соседних с обиталищем ренегата домов уже произвели.

Висела неестественная тишина, разговоры стихли как-то сами с собой и возобновляться не спешили. Тиаран посильнее закутался плащ – по мере приближения к дому ренегата начал прибывать неестественный холод. Хант тоже не решался больше шутить с огнем, его обычно улыбчивое лицо посерьезнело и вытянулось.

Вдалеке замерцали отблески факелов, становившиеся все ярче и отчетливее по мере приближения. Дымка, пропитавшая все вокруг загадочностью, скрадывала расстояние и приглушала шаги, так что только приблизившись на достаточно близкое расстояние Тиаран смог увидеть несколько закрепленных на высоких стойках факелов и замершую в их свете фигуру.

Прямо около кованных ворот с незатейливыми железными украшениями стояла женщина в длинном, струящемся подобно свету луны, платье. Широкие рукава были сведены за спиной, скрывая ладони. Самыми отличительными чертами этой женщины были полное отсутствие волос на голове и уши, формой напоминавшие листья ивы. Женщина слегка покачивалась из стороны в сторону и что-то тягуче напевала себе под нос.

Тиаран и Хант прибавили шаг, быстро обойдя замедлившуюся колонну и нагнав Айну и капитана Джакса. Они вчетвером подошли к загадочной женщине и склонились в легком поклоне.

- Здоровья мастеру Тевалендариэль, - поприветствовал её Джакс, как самый старший по званию, - Пятый отдел стражи Тронада прибыл в ваше распоряжение.

- Здоровья вам, капитан Джакс, - послышался через время звонкий голос Тевалендариэли, - Капитан Нейтан со своим отделением в данный момент заканчивает эвакуацию квартала, так что вы прибыли очень вовремя.

Женщина прекратила раскачиваться и развернулась с какой-то неземной грацией. Декольте у платья было закрытое, и на нем разбрасывая в разные стороны подобия лучей был вышит открытый глаз, точь-в-точь такой же, как у Айны на медальоне. Тевалендариэль была очень стройной, даже тощей, но платье сидело на ней идеально, подчеркивая осиную талию и средних размеров грудь. Огромные голубые глаза в обрамлении тонких черных бровей мерцали в свете луны как два необычных, отшлифованных до блеска сапфира. Тонкие губы раздвинулись в вежливой улыбке.

- Здоровья и вам, - её взгляд скользнул по медальонам замерших справа от Джакса капралов, - Стихийник, созидатель и внушительница. Необычное сочетание. К сожалению, не знаю ваших имен, уважаемые коллеги.

Тиаран и оба его напарника по очереди представились, заворожено глядя на женщину с вызывающе необычной внешностью.

- Что ж, Айна остается со мной, чуть попозже мы постараемся заглянуть к мастеру Хабболу и проверить, как он там поживает. Хант… правильно? Поступаешь в распоряжение мастера Гарроха, он скоро подойдет, - она неопределенно махнула рукой в противоположную сторону улицы, - Готовит первый круг обороны на случай прорыва. Огневая поддержка ему пригодится. А ты, Тиаран… Останешься пока с нами. На всякий случай.

Лысая женщина хитро улыбнулась, и повернувшись к Джаксу дала ему указания по расстановке его подчиненных. Капитан слушал очень внимательно, периодически кивая и задавая наводящие вопросы. Айна смотрела на Тевалендариэль с откровенным обожанием, впитывая каждое её слово.

- Что в ней такого особенного? – спросил Тиаран у своей напарницы вполголоса, - Смотришь на нее, как кошка на крынку со сметаной.

- Тевалендариэль одна из самых сильных внушителей, - шикнула в ответ Айна, одаривая Тиарана неодобрительным взглядом, - К тому же, из эльфов. Таких, как она, в Тории по пальцам пересчитать можно.

- По пальцам десяти рук, - добавил Хант.

- Я с тобой вообще не разговариваю, - надулась внушительница.

Эльфийка закончила инструктаж и вновь развернулась в сторону дома. Капитан Джакс тем временем выстраивал своих подчиненных в соответствии со всеми правилами тактики и стратегии. Стражи притащили откуда-то деревянные коробки и устроили посреди улицы что-то вроде баррикад. Часть – в основном, арбалетчики - отправилась в выходящий к дому ренегата переулок и закрепились там. Кто-то догадался вытащить из домов неподалеку мебель и сделать из них укрытия – людские жизни были в любом случае дороже бездушной мебели.

Тевалендариэль внимательно смотрела сквозь решетчатые ворота на входную дверь. Внезапно, послышался скрип дверных петель, и на улицу ступил некто, одетый в обширный балахон и обладающий густой растительностью на голове. Мастер-внушительница не проявляла ни малейшего беспокойства по этому поводу, но стражи, повинуясь громогласным приказам сержантов и капитана Джакса, побросали предметы обихода и заняли оборонные позиции. Хант поднял руку, на которой заплясали багровые языки пламени, а Тиаран уже потянулся за мечом, но Тевалендариэль подняла руку в останавливающем жесте. Как только фигура вступила в освещенный факелами и тонкой луной круг света, Тиаран удивленно воскликнул:


- Учитель Дионар?! Это вы?

- И тебе здоровья, дорогой ученик, - калитка скрипнула, и на закутанную туманом мостовую вступил старик в плотном халате с дорогой вышивкой. Под халатом виднелась белая сорочка, на ногах были одеты крепкие башмаки.

Густые седые волосы спускались с головы каскадом, переходя в окладистую бороду. Голубые глаза смотрели из-под пышных бровей, покрытое морщинами лицо было искажено гримасой усталости.

- Мастер Дионар, как там Хаббол? – вопросила Тевалендариэль, по-прежнему глядя мимо старика на дом ренегата, - Вы сумели с ним поговорить?

- Он отказался со мной разговаривать. Даже выйти ко мне отказался. Сказал через дверь своего кабинета, чтобы я убирался по добру поздорову, - старый мастер, словно осунулся и уменьшился в росте, говоря о привратнике, - Что ж, по крайней мере, я попытался. С твоего позволения, я возглавлю штурм – мне знакома планировка и практически весь арсенал… ренегата…

Тиаран заметил, что последнее слово далось Дионару с особым трудом.

- Учитель Дионар, что вы тут делаете? Вы знали мастера Хаббола? – спросил Тиаран.

- Не возражаю, - сказала эльфийка, не обращая внимания на реплики Тиарана. Хант и Айна удивленно смотрели то на Тиарана, то на одетого в халат старика, которого он называл учителем, - Как вы думаете, он что-то заподозрил?

- Нет, вроде, нет. Он был крайне взволнован, но, похоже, с трудом понимал, что происходит в данный момент, - сказал Дионар, запуская руку во внутренний карман - В таком случае я возьму своего бывшего ученика и трех арбалетчиков.


- Два созидателя? – с сомнением протянула Тевалендариэль, - Вы уверены, что справитесь с закрытием врат при необходимости?

В ответ на это мастер Дионар достал из-за пазухи маленькую палочку из дерева неизвестной породы и помахал ею перед эльфийкой. Палочка была молочно-белого цвета и будто бы чуть подрагивала в свете факелов.

- Вполне, - сказал мастер Дионар, - Обеспечьте арбалетчиков специальными снарядами. Достаточно по одной штуке, вряд ли у них будет возможность перезарядить оружие.

Тевалендариэль кивнула, и подозвала к себе капитана Джакса. Тем временем, мастер Дионар спрятал палочку обратно за пазуху, взял Тирана за рукав и отвел его чуть в сторону.

- Рад видеть тебя, мальчик мой, - тепло сказал Дионар, - Жаль, мы что встретились при таких печальных событиях.


- Я тоже рад вас видеть, учитель, - кивнул Тиаран, - Значит, вы знаете ренегата?

- Хаббол мой старый друг. Мы редко общались в последнее время, после смерти жены и дочери он заперся в своем доме и практически не выходил наружу. Да и гостей принимал неохотно. Кто бы мог подумать, что такой опытный и могущественный привратник, как Хаббол купится на стандартную уловку…


- Думаете, ему пообещали вернуть дочь и жену?

- Судя по некоторым его репликам – да. Привратники все время имеют дело с миром мертвых. И лично я не знаю ни одного привратника, который не размышлял бы над возможностью кого-то оттуда вернуть, - старый маг тяжело вздохнул и бросил быстрый взгляд в сторону чернеющего в свете тонкой луны и дрожащих факелов особняка, - Боюсь, резиденты бездны уже свели его с ума. Гаррох сказал, что чувствует врата на крови – а это очень плохо. И ещё его старый кривой нос учуял, что врата почти открыты – а это плохо вдвойне. Собственно, из-за этого мы и подняли на ноги соседние отделения и башню. Жаль, что мы не заподозрили его немного раньше.

- Айна что-то говорила про убийства… Значит, он не приносил людей в жертву, а строил с их помощью врата? - протянул Тиаран, - Такое вообще возможно?

- Высшее искусство привратников, в открытых библиотеках о нем нет ни слова, - кивнул мастер Дионар, - Но Гаррох сказал, что Хаббол имел доступ к апокрифам…

- Плохи наши дела, да? – сказал Тиаран.

Мастер Дионар удрученно кивнул, и поглубже запахнул края халата.


- Старый Гаррох заканчивает барьер – чувствуешь, как похолодало? – Тиаран кивнул, - Что-то ещё хочешь спросить?


- А что, если мы не сумеем помешать открыть врата?

- Как только увидишь, что врата открыты – отступай, прикрывая арбалетчиков. Обычным металлом тут не обойдешься, сплавь с серебром. И по возможности подожги что-нибудь – там вроде ковер в коридоре лежал. Этот мир не спроста назвали Черной Бездной, темно там, как в гробу. Возможно, получится отпугнуть пришлых хотя бы на пару минут – мастер Дионар поднял голову, - И луна, как назло, сегодня не полная… Ладно, пора начинать. Пойдем за мной.

Мастер Дионар в сопровождении своего бывшего ученика двинулся в сторону шепчущихся возле калитки особняка внушительниц. Тиаран повертел головой по сторонам, но Ханта не обнаружил. Айна стояла напротив Тевалендариэли, сложив руки лодочкой и закрыв глаза. Тевалендариэль простерла свои тонкие пальцы с аккуратно постриженными ногтями над ладонями напарницы Тиарана и что-то тихо напевала. Тонкие серебристые нити слетали с пальцев эльфийки и свивались в кокон в ладонях Айны. Подойдя поближе, Тиаран увидел, что в образовавшемся коконе проступают какие-то предметы. Миниатюрные стул, стол, шкаф с антресолями, стены с оконными проемами, дверь. Но самое интересное происходило посреди комнаты – прямо на полу сидела, скрючившись, небольшая человеческая фигурка. Перед ней мерно пульсировала, окрашивая весь кокон в багровые тона, пятиконечная звезда. Молодому созидателю показалось, что в звезде будто что-то плещется, поверхность её время от времени покрывалась мелкой рябью.


- Врата, - пробормотал Дионар, глядя на творение внушительниц, - Тевалендариэль, можешь сделать в большем масштабе?

- Так, чтобы он нас не заметил – не могу, - ответила эльфийка, прекращая пение, и вновь пряча руки в противоположные рукава, - Я и так на грани обнаружения балансировала.

- Этого достаточно, - сказал старый созидатель.

Веки Айны чуть подрагивали, но дыхание у нее было спокойное и размеренное. Внушительница время от времени облизывала родинку, что, как было известно Тиарану, являлось верным признаком волнения. Судя по всему, сама Айна видела внутренние покои дома ренегата более подробно. И его содержимое ей не нравилось.

Тем временем, к ним приблизился капитан Джакс в сопровождении трех стражей Все щуплые и одетые в не стесняющие движения кожаные нагрудники. У самого старшего, обладателя небольшой клинообразной бородки с проседью, на груди красовалась серебряная стрела. Двое остальных тоже выглядели довольно опытными, и свои арбалеты держали уверенно и непринужденно. Тиаран знал всех троих, но не очень близко, на уровне приветствий-прощаний. Обстановка была не самая успокаивающая – ночь, непонятный туман, ренегат-привратник, готовый распахнуть врата в один из самых мерзких смежных миров – так что Тиаран попытался улыбнуться и изобразить ободряющий кивок. Вышло не очень.

Вместо стандартных болтов в каждом арбалете красовались необычные золотые стрелы, разрисованные аляповатыми символами. Самый молодой из арбалетчиков – Ладер – посматривал на свою стрелу с любопытством и восхищением. Двое остальных не разделяли оптимизма младшего товарища. Тиарану казалось, что они присмотрели более подходящие, на их взгляд, цели для своих стрел. Самый старший практически в открытую направил свой арбалет на Тевалендариэль. Эльфийка если и заметила скрытую угрозу, то виду не подала.

- Мастер Тевалендариэль, вот лучшие стрелки пятого отделения. Канн, Ладер и Джакс, мой тезка, - капитан поочередно указал на всех трех стражей, - Доверяйте им, как мне.

- Благодарю вас, капитан. Можете присоединиться к своему отряду, вскоре мы начнем.

- А где капитан Нейтан и шестое отделение?– не слишком вежливым тоном поинтересовался Джакс, - Или мы должны будем в одиночку тут полечь?

- Они на противоположной улице, - Тевалендариэль обратила на капитана свои глаза, сверкнувшие холодными драгоценными камнями, - Видите ли, пришлые мало разбираются в планировке наших домов и вряд ли будут выстраиваться в очередь, чтобы выйти через парадный вход..

- Понял, - кивнул капитан Джакс, и больше ничего не спрашивая скрылся в сгущающемся тумане.

- Мастер Дионар, так как нам больше нет нужды прикрывать весь квартал, я сосредоточу все свои усилия на особняке и окрестностях, - сказала эльфийка, раздвигая руки своей протеже. Кокон расширился, и теперь в нем появился соседствующий с кабинетом коридор и остальные части дома. Айна скрипнула зубами и сморщилась, будто от боли, - Как вы заметили во время своей безрассудной дипломатической миссии, туман уже заполнил дом, так что ваше скрытное передвижения я обеспечу. Учтите, что он вас не увидит и не услышит, даже если вы там все впятером будете отплясывать танец урожая перед его носом, и если сделать все быстро, то потери попросту исключены. Ваша задача – пробраться до кабинета мастера Хаббола и помешать ему открыть врата. Есть целых три способа сделать это. Первый – стрелы в арбалетах. Достаточно, чтобы они хотя бы слегка оцарапали ренегата, и он лишится доступа к Потоку, что приведет к схлопыванию врат.

Судя по выражению на лице, никто из арбалетчиков не понял, о чем толкует эльфийка. Но, похоже, такие тонкости их и не интересовали. Тиаран только хмыкнул и отодвинулся от взведенного оружия подальше – золотистые стрелы явно действовали молодому человеку на нервы.

Сама же Тевалендариэль явно нервничала – даже хваленая выдержка внушителей, похоже, не справлялась с напором страстей эльфийки. О причинах нервозности Тиарану оставалось только догадываться: мастер Дионар, попытавшийся сначала поговорить с ренегатом, усталость из-за таинственного тумана, ею вызванного, или откровенное недовольство капитана и его подчиненных. Тевалендариэль была внушительницей, и чтобы почувствовать чью-то неприязнь ей даже не обязательно было находиться с этим человеком в одной комнате.

- Второй способ – уничтожение самих врат. В случае, если вам не удастся ранить Хаббола нашими стрелами, мастер Дионар постарается разрушить звезду, - взгляд Тевалендариэль обратился на старого мага, - И я ни в коем случае не сомневаюсь в вашей компетентности, но если что-то пойдет не так, останется лишь третий вариант. А именно – смерть ренегата. Эту часть возьмем на себя мы с Гаррохом – остальные нужны лишь в качестве прикрытия и сдерживающей силы. Мы не знаем, в какую часть Бездны будут открыты врата, но ничего хорошего и дружелюбного там точно нет.

Над улицей висела неестественная тишина. Тиаран, конечно же понимал, что таинственный туман наверняка скрывал звуки, что жители из ближайших домов эвакуированы и что у его товарищей-стражей вряд ли есть настроение и время поболтать. Но эта тишина пугала. Пугала до такой степени, что Тиарану приходилось прикладывать усилия, чтобы успокоить разбушевавшееся сердце и выбивающееся из-под контроля дыхание.

- Если быстро разобраться с ренегатом не получится, я немедленно проинформирую Верховного и мастера Гарроха, - эльфийка вроде поуспокоилась, во всяком случае, откровенное раздражение из голоса улетучилось, сменившись фирменными ледяными нотками, - Кроме него там ещё два стихийника и телесник. Они постараются прикрыть вас в силу своих способностей – как видите, одно из окон выходит как раз на ту сторону улицы. Наша задача сведется к тому, чтобы задержать пришлых до прихода подмоги. Подробности по операции оставляю на вас, мастер.

- Хорошо, - сказал старый созидатель, - Мы поднимемся вот по этой лестнице. Как вы видите, кабинет будет прямо за этой дверью. Тут в дело вступаешь ты, Тиаран. Твоя задача – открыть дверь и дать арбалетчикам пространство для обстрела. Я бы рекомендовал Прикосновение пустоты, но тебе, конечно же, виднее. Вы втроем, встанете вот тут, и как только между вами и ренегатом не останется преграды, выпустите в него стрелы. После этого, что бы не произошло, немедленно уходите вниз и на улицу – стрелы либо подействуют и он лишится связи с Потоком, либо нет, и тогда нас ждут большие неприятности. Тиаран прикроет ваш отход, а я… постараюсь разрушить врата.

Во время рассказа Дионар уверенно водил крючковатым пальцем по макету, мерцавшему в руках созидательницы. Стражники из отделения Тиарана согласно кивали, арбалеты покоились на их плечах, уставившись стрелами вверх. Негатив, направленный на сослуживцев-капралов и мастеров, как показалось Тиарану, немного спал. Дело предстояло не из легких, и нельзя было попросту тратить силы на дрязги и обиды.

- Пора начинать, - сказал старый мастер, открывая калитку. Железные петли тихо скрипнули, - Тевалендариэль, будь любезна.

Эльфийка кивнула, закрыла глаза, свела руки за спиной и вновь затянула тягучую мелодию. Невнятное шевеление воздуха перед домом, и входная дверь бесшумно открылась. Проем зиял чернотой и опасностью, Тиарану от одного взгляда на него стало не по себе.

Дионар шел впереди, за ним следовал молодой созидатель, и шествие замыкал клин из трех арбалетчиков. Старый мастер простер направленную к земле ладонь вправо. Под его пальцами закружилась темно-фиолетовая дымка с черными прожилками. Появилась округлая ручка, от нее, причудливо переплетаясь, спустилась металлическая проволока, и образовала полую сферу. Внутри сферы сверкнуло изогнутое необычным образом стекло с небольшими дырочками в верхней части. Посредине получившейся колбы появилось желеобразная субстанция, в которую ввинтился появившийся изниоткуда фитиль. Щелчок, и на фитиле заплясал огонек, отбросив на стены необычно яркий, зеленоватый свет.

- Внутри довольно-таки темно, - пояснил Дионар, переступая порог дома.

Перед глазами Тиарана предстала большая гостиная с двумя дверьми и лестницей, ведущей наверх. Комната находилась в явном запустении – по углам сплели паутину пауки, от лестницы расходились протоптанные в пыли тропинки, еле различимые в тумане. Одна вела к входной двери, другая уходила вглубь дома, видимо, на кухню. Туман проник по всей гостиной и в данный момент взбирался наверх, на второй этаж, тонкими струйками перелезая со ступеньки на ступеньку. Осмотревшись по сторонам, и не обнаружив ничего интересного, кроме пошарканной мебели в виде стола, кушетки и двух стульев с высокими спинками, да гобеленов с неразличимыми в полумраке рисунками, Тиаран двинулся наверх. Его бывший учитель уже преодолел половину пролета.

На втором этаже было так же темно, затхло и пыльно. Прямо от лестницы вперед уходил коридор с отходящими от него влево комнатами, но судя по следам в пыли туда очень давно никто не наведывался. Помня планировку второго этажа по макету, созданному Дайной и Тевалендариэль и следуя за старым мастером, Тиаран повернул налево, к кабинету. Мастер Дионар уже стоял перед массивной деревянной дверью.

Аккуратно ступая в зеленоватом свете и клубах стелившегося по полу тумана, Тиаран приблизился к замершему в нерешительности мастеру. Следом за ним, возле перил, выстроились арбалетчики и взвели свое оружие – Тиаран услышал щелчки убираемых предохранительных штырьков. Мастер Дионар поставил светильник на пол возле двери и повернулся к Тиарану. Внимательно посмотрев ему в глаза, он сделал приглашающий жест и отступил назад, к арбалетчикам. Тиаран приблизился к двери и коснулся деревянной поверхности.

«Дуб», подумал созидатель, «Падать будет громко». Хрустнув пальцами, он приложил руки одну руку к верхней дверной петле, а другую – к замку. Будет нелегко. Тиаран обернулся назад. Лицо его учителя выражало уверенность и спокойствие. Стражи из его отделения не были так спокойны, только самый старший из них, Канн, смотрел внимательно и сурово. Остальные нервно оглядывались по сторонам, и нервно кусали губы, словно только сейчас осознав, насколько опасным было само пребывание здесь.

Легкий кивок бородатого мастера. «Начинай».

Тиаран глубоко вдохнул. Прикосновение пустоты было не самым простым действом. Концентрация и контроль. Сдержанность и самоуверенность.

Раз. Обычное железо. Хорошо. Два. Стук сердца ударами молота отдается в голове. Уши заполняет шум, похожий на жужжание роя пчел. Три. Всего лишь материя. Ничего особенного. Четыре. Ты в моей власти. Пять.

На искаженном, покрывшимся морщинами лбе выступила испарина. Металл пошел волнами под пальцами Тиарана, вспенился, подобно морской воде, набежавшей на берег. То же самое происходило и со второй, нижней, петлей – рябь, колебания, пена, вспышка темного фиолетового огня на грани видимости, и она исчезла.

С силой выдохнув, Тиаран толкнул тяжелую, толстую дверь и, почувствовав, что она валится на пол, отскочил с линии обстрела. Глухой удар двери о пол, удивленное оханье, донесшееся из комнаты. Тренькнула тетива арбалетов, из комнаты донесся короткий крик и все стихло. Получилось.

- Уходите, - бросил мастер Дионар. В его руках опять была та белая палочка, - Быстро.

Арбалетчики немедленно повиновались и застучали сапогами по лестнице, сбегая вниз. Тиаран тяжело дышал, привалившись к стене. Мимо, не глядя на него прошествовал учитель. Молодой созидатель еле-еле нашел в себе силы, чтобы встать и опираясь на все туже стену, заглянуть внутрь комнаты.

Комната выглядела точь-в-точь как на ладонях внушительницы. На полу мерцала багровая пятиконечная звезда, рядом с ней, повалившись на отогнутый ковер, лежал закутанный в лохмотья человек. Из его тела торчали три золотые стрелы. В багровых отсветах было трудно что-то разглядеть, но скорее всего ренегат в данный момент истекал кровью.

«Похоже, удалось выполнить два условия из трех», - подумал Тиаран, глядя на выгнувшееся под неестественным углом тело привратника.

Над кровавыми вратами склонился мастер Дионар с занесенной палочкой и изучающее уставился в пляску светящейся жидкости. Тиаран подхватил фонарь и пройдя по поваленной на пол двери, вступил внутрь комнаты. Неожиданный прилив силы заставил забыть о боли в голове, во рту появился привкус крови, а мышцы рук и ног свело от новой, звенящей и вибрирующей боли, пополам с каким-то извращенным наслаждением.

- Это и есть врата на крови? – спросил Тиаран, тяжело дыша.


- Они самые, - глухо ответил ему учитель, - Тоже чувствуешь?

- Да.

- Тут стена между мирами очень тонкая. Все это эманации бездны, проникающие в наш мир через щели во вратах. Без поддержки Хаббола они и сами скоро разрушатся. Но рисковать мы не будем. Отойди, - с этими словами Дионар направил палочку на багровую звезду и зажмурился.

Тиаран отступил за порог, по-прежнему не отрывая взгляд от старого мастера и истаивающих врат. Взмах руки, палочка делает пируэт в воздухе и с едва слышным бульканьем падает в звезду, как в наполненный до краев колодец. Беззвучный взрыв сотряс здание, в центре врат появилось белое свечение и начало разрастаться к краям. Калейдоскоп из красного, белого и зеленого цветов закружился в комнате вперемешку с тенями, обрывками бумаги, клубами тумана и пыли. Через мгновение звезда исчезла, оставив после себя только начерченные углем на полу контуры. Зеленоватый свет лампы Дионара заполнил комнату.

Воцарилась тишина. Старый мастер повернулся к Тиарану, явно стараясь не смотреть на тело ренегата, в полумраке похожее на мешок картошки. От него липкой патокой растекалась лужа крови. Тиаран заметил, что туман начал стремительно истаивать, открывая взгляду разбросанные повсюду книги, листки бумаги, чернильные палочки и другие, не характерные для заброшенного кабинета вещи. Такие как, например, чьи-то кости, волосы, сочащиеся полуразложившиеся органы, да и просто пятна крови, при ближайшем рассмотрении складывающиеся в непонятные письмена. Органы и кости создавали вокруг звезды необычный орнамент, и явно были выложены в определенном порядке. Тиаран заприметил что-то, напоминающее куку кишок с торчащими оттуда ребрами и еле сдержал в желудке запросившийся на волю ужин.

Одновременно с исчезновение тумана на Тиаран нахлынули запахи – отвратительные, тошнотворные запахи застарелой смерти и разложения. Мастер Дионар скривился, и резким движением попытался стряхнуть с ботинок чьи-то налипшие на него внутренности, на которые он наступил в тумане. Находиться в комнате стало попросту невыносимо.

- Пойдем отсюда, - сказал мастер Дионар, - Остальное – не наша забота.

Старик сделал два шага навстречу замершему в дверном проеме юноше. Неожиданно, из глубины комнаты послышалось шипение и треск, такой, который издает ломающаяся в лесу ветка. Сухой и гулкий. Дионар резко развернулся, широкие рукава его халата хлопнули о воздух. Тиаран двумя быстрыми шагами подошел к учителю и поднял лампу повыше, освещая комнату. Тело Хаббола билось в судорогах, разбрызгивая вытекшую кровь по стенам и на одежду Тиарана и его учителя.

- Что происходит? – обеспокоено спросил Тиаран.

Дионар вместо ответа выбросил вперед руки с растопыренными крючковатыми пальцами. Бьющегося в припадке привратника окутали цепи, от которых тут же отделились отростки и железными крюками впились в пол в нескольких местах.

- Мастер? – Тиаран поставил лампу на пол и вытащил меч из ножен.

- Врата не были открыты, - отрывисто бросил Дионар, скрестив руки в очередном непонятном жесте. Из пола выросли железные прутья и образовали над скованным цепями привратником полукруглую клетку, - И я понятия не имею, что происходит. Тевалендариэль?

Привратник издал нечеловеческий звук, воткнувшийся в голову Тиарана подобно жалу скорпиона. Из клетки повалил черный дым, пахнуло жаром и гнилью, и пол с треском провалился, увлекая скованного Хаббола за собой на первый этаж.

Тиаран и мастер Дионар не сговариваясь бросились к лестнице, причем юноша успел подхватить свободной рукой лампу. Спустившись вниз, они бросились к двери в комнату, находившуюся под кабинетом мастера Нагарила. Оттуда послышался громкий хлопок, дополнившийся звуком разлетающихся кирпичей, будто кто-то проломил стену. Распахнув дверь, они увидели дыру в потоке, с которой свисали осиротевшие цепи и пробитую стену, из-за которой слышались крики, рев пламени и все тот же нечеловеческий рев.

Улица позади особняка Хаббола почти ничем не отличалась от Второй Восточной – пустынная, освещенная факелами и запруженная баррикадами из вытащенной на улицу мебели. Стражи окружили ренегата неплотным кольцом. Привратник, который по представлению Тиарана давно должен был умереть от потери крови, довольно бодро скакал среди машущих мечами людей и, довольно урча, избавлял их от внутренних и не очень органов. Тиаран с ужасом наблюдал, как деформированная и обзаведшаяся длинными когтями рука Хаббола распорола грудную клетку одному из стражей шестого отдела, пройдя через кожаную пластину, как сквозь лист бумаги.

Пока они с мастером Дионаром выбирались сквозь дыру в стене – достаточную и удобную для твари, которой стал привратник, но не для преклонных лет созидателя и его измотанного ученика, к стражам прибыла неожиданная помощь. Объятый огнем Хант появился из соседнего переулка и с диким криком бросился наперерез ренегату, который уже занес когтистую лапу над скрючившимся на каменной мостовой стражем. Хант и ренегат покатились кубарем по земле. Судя по крикам твари, огонь не пришелся ей по вкусу. В небо поднялись клубы черного зловонного дыма, Тиаран, как раз в это время перелезавший через невысокую ограду закашлялся и свалился обратно.

В лодыжке у него что-то хрустнуло, из-за боли посыпались искры из глаз и выступили невольные слезы. Уцепившись за забор, Тиаран попытался подняться и не обращать внимания на острую боль в ноге. Мастер Дионар, только закончивший преодолевать препятствие в виде обрушенной стены, широко взмахнул рукой в сторону предательского забора. Кованая решетка прогнулась и раздвинулась, лопнув в нескольких местах.

Из проулка с левой стороны дома показалась Тевалендариэль во главе пятого отряда стражи. За ней по пятам следовали Айна и капитан Джакс, последний уже с мечом наголо.

Катающийся по полу огненный дымящийся клубок распался. Хант обессилено лежал на земле, зажимая распоротый живот, из которого показались внутренности. Ренегат, окончательно преобразившийся, приземлился на все четыре конечности неподалеку от Тиарана, и тот сумел рассмотреть его во всей красе.

Лысая, уродливая голова сидела на узких плечах, которые оканчивались необычными, вытянутыми руками. Когти, длинные, острые и очень крепкие нервно скребли камень, оставляя на нем глубоки царапины. Ноги наоборот, укоротились, но судя по тому, как эта тварь перемещалась, они обладали невероятной силой. Остатки одежды скрывали туловище ренегата, но очертания у него были какие-то неестественные, угловатые. Лицо превратилось в карикатурную маску, абсолютно черные зрачки выделялись на молочно белой коже как два куска угля, упавшие в снег. Многочисленные ожоги покрывали его лицо и участки открытой кожи, но тварь, похоже, не собиралась сдаваться.

Избавившись от только мешающегося сейчас меча и поднявшись на ноги, Тиаран увидел, как один из капралов шестого отделения – плотного телосложения женщина лет тридцати – склонилась над раненым стражем, погрузив руки глубоко в его тело. Ещё один капрал и сгорбленный старик в черном появились из того же переулка, что и стихийник. Выждав, пока ренегат и Хант разойдутся, они немедленно атаковали монстра длинными плетьми, свитыми из света и пламени.

Яркие струи ожившего огня извивались разъяренными змеями, но нечеловеческая скорость и реакция преображенного ренегата в очередной раз спасла его от верной гибели. Мастер Дионар атаковал с другой стороны роем стальных игл, со свистом прошивших воздух и вонзившихся в одну из многочисленных баррикад – монстр вновь ушел неповрежденным, совершив головокружительный кульбит и приземлился рядом с корчащимся от боли Хантом. Тиаран выкинул вперед руку с вытянутыми указательным и средним пальцами. Левый рукав его камзола вытянулся и с бешеной скоростью устремился вперед, появлявшиеся на ходу нити сплетались в широкое полотно, кромка которого сверкала металлическим блеском.

С другой стороны донесся яростный крик Айны, Тиарана окатила волна отвращения и тошноты. «Неужели она и вправду решила, что это сработает?», - раздраженно подумал Тиаран, корректируя полет полотна. Ренегат не успел добраться до Ханта и был вынужден отпрыгнуть от несущейся к нему широкой извивающейся материи с полоской металла на конце. Тиаран стиснул зубы, чувствуя, как пульсирует кровь в вене у него на лбу. Все. Предел.

Полотно дернулось вперед, не достав до оскалившегося монстра нескольких сантиметров, и безвольно обвисло. Тиаран нервно щелкнул пальцами, и фиолетовое пламя поглотило излишки материи, вернув рукаву его прежнюю длину. Мастер Дионар и старик в черном, который, как решил Тиаран и был мастером Гаррохом, двинулись навстречу твари, загоняя его огненными плетьми в своеобразный треугольник. Третий его угол – Тевалендариэль – отстранила Айну и расставила руки в стороны. На кончиках её пальцев показалось серебристое свечение, не предвещавшее для ренегата ничего хорошего.

Хаббол, или по крайней мере то, что когда-то им было, почуял неладное и издал очередной пронзительный крик.

Тиаран постарался найти в себе силы и приблизиться к Ханту, чтобы хоть как-то помочь ему.

Вдруг, под обрывками одежды привратника-ренегата началось какое-то шевеление. Гаррох издал предупредительный вскрик и скрестил руки в защитном жесте.

Остатки материи на ренегате с треском порвались, и ночной воздух пронзили черные щупальца, похожие на кольчатых червей с острыми жалами на конце.

Щупальца в количестве шести штук, двигались с феноменальной скоростью и в разных направлениях. Судя по вскрикам, донесшимся со всех сторон, каждое из них нашло свою жертву.

Тиаран вскрикнул, увидев как одно из них вонзилось в голову Ханта прямо посреди лба, и начало вибрировать и покачиваться, будто что-то высасывая из схваченного судорогой стихийника. Завороженный творящимся в нескольких шагах от него воплощенным кошмаром, Тиаран далеко не сразу смог заставить себя оторвать взгляд от тошнотворного зрелища.

Такое же щупальце пронзило насквозь мастера Гарроха, выйдя с другой стороны и раздраженно раскачиваясь из стороны в сторону, отпугивало солдат шестого отделения стражи. Ещё одно воткнулось в тело капрала из шестого отделения, имени которого Тиаран не знал. Мастер Дионар попытался отразить атаку щупальца металлическим щитом в полный рост, оно лишь скользнуло по краю и обхватило руку старого созидателя, подняв его в воздух. Щит со звоном упал на землю. Капитан Джакс успел сбить обеих внушительниц на пол, прикрыв их своим телом, а сияние, объявшее уже обе руки эльфийки, обиженно потухло. Подчиненные Джакса принялись рубить щупальца мечами, арбалетчики шестого и пятого отделений начали стрелять по застывшему в трансе ренегату, но он не обращал на вонзавшиеся в него стрелы никакого внимания и лишь утробно рычал.

Наслаждение – вот что означал этот рык, понял вдруг Тиаран. Он выпивал жизненную силу Ханта и второго, безымянного капрала. Два мастера были на очереди. А на закуску он оставил себе внушительниц. Напившись, он без труда разберется с беззащитными стражниками, и с каждым убитым человеком он будет становиться все сильнее и опаснее.

Кровавая пелена застила глаза созидателя, и он, сделав решительный рывок к застывшему телу своего друга, пожираемого ренегатом, схватил левой рукой черный отросток, тянувшийся к самому Хабболу.

Щупальце вибрировало, было холодным, как лед и покрытым какой-то слизью. Кожа на руке тут же отреагировала жжением и болью, будто созидатель окунул руку в таз с ядовитыми медузами. Внутри ощущалось движение, вызвавшее у Тиарана не самые пристойные ассоциации. «Сейчас ты у меня получишь».

Глубоко вдохнув, Тиаран отрывисто прокричал несколько слов. Рукав вновь вытянулся, извергнув встопорщенные нити, но вместо того, чтобы образовать полотно, они все прошили насквозь щупальце ренегата, и извиваясь и пересекаясь начали двигаться по нему прямо к завизжавшему от неожиданной боли Хабболу. Ренегат издал очередной пронзительный крик и попытался освободить отросток от нитей Тиарана. Молодого созидателя метало из стороны в сторону, как щепку в водостоке во время ливня, но вот из второго рукава тоже вырвались посеребренные на конце нити и начали вплетаться в черную поверхность рядом со своими товарками.

Нити двигались очень быстро, проникая в плоть с легкостью и грацией иглы какой-нибудь селянки, вышивавшей узор на вороте рубашки. Из многочисленных ранок сочилась темно-синяя сукровица. Казалось, что Тиаран получил некоторый контроль над щупальцем, потому что движения его замедлились, а острый шип с чмоканьем покинул лоб стихийника.

- Сдохни, шхар пархатый! – крикнул Тиаран, глядя, как его нити достигли уже тела Хаббола.

Часть уже добралась до тела ренегата и образовав несколько лент с острыми лезвиями на конце, начала буквально его крошить на мелкие кусочки. Не способный освободиться от вживленной в его тело материи, Хаббол забился в припадке, истошно вопя и дергаясь всем телом. Остальные черные отростки, забыв о своих жертвах, кинулись на помощь хозяину, но они не успели преодолеть и половины пути до скачущего верхом на черном щупальце между землей и небом Тиарана. Вздрогнув всем телом, на землю опустился обессиленный, искромсанный, кровавый шмат мяса, в котором уже нельзя было опознать ту ужасную тварь, в которую превратился Хаббол.

Тиаран относительно мягко опустился на землю, ожидая, пока прекратятся последние судороги в теле ренегата. Испепелив ставшие ненужными нити во вспышке фиолетового огня, он двинулся в сторону Ханта, но упал на землю не дойдя до него двух шагов. Гаснущее сознание Тиаран успело заметить лишь как возле его ног заклубился дым, в котором показался силуэт высокого мужчины.

- Отдыхай, теперь все будет хорошо, - раздался на грани слышимости лишенный интонаций голос, - Настолько, на сколько это вообще возможно…

***

Темнота, в которую провалился Тиаран выстреливала пугающими образами, криками и незнакомыми запахами. Иногда ему казалось, что он видит лицо Ханта с уродливой дырой во лбу и провалами пустых глазниц. Иногда – что мир превратился в сходящуюся в себя спираль, и куда бы он не бежал, рано или поздно он прибегал в начальную точку. Иногда ему чудился запах гниющей плоти и шелест копошащихся в ней червей. Жжение в ладонях и гул, наполнявший голову, сводили с ума, и единственное, о чем он мечтал – чтобы весь этот кошмар прекратился. Это продолжалось вечность. А потом он проснулся.

Тиаран очнулся в незнакомой постели, уставившись сначала на незнакомый потолок, а потом, чуть переместив взгляд, в незнакомое окно. Судя по всему, он находился где-то очень высоко, так как вид из окна открывался на весь Тронад и далеко за его окрестности.

«Башня», - подумал Тиаран.

Созидатель смотрел, как солнце спускается за горизонт, и мир поглощают тени, поднимавшиеся из подворотен и переулков, низин и оврагов. Пустота, поселившаяся в сердце Тиарана, казалось, уже никогда не исчезнет.


перейти в каталог файлов


связь с админом