Главная страница
qrcode

Москаленко В.Д. - Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости. Профилактика любовной зависимости психотерапия


НазваниеПрофилактика любовной зависимости психотерапия
АнкорМоскаленко В.Д. - Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости.doc
Дата24.10.2017
Размер1,16 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаМоскаленко В.Д. - Когда любви слишком много. Профилактика любовн
ТипРуководство
#44298
страница6 из 9
Каталогid37808137

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Вовк і семеро козенят.ppt.ppt, Бременскі музиканти.ppt.ppt, Бедлер Р., Гриндер Д., Сатир В. - Семейная терапия и НЛП - 1999., Analiz_rechevoy_kommunikatsii.pdf, Skazka_v_treninge_Stishenok.pdf и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9

56

Не твое дело, грубо ответил Толя.

Мать хотела отвлечь его, стала расспрашивать об учебе, но он замкнулся и ничего не стал рассказывать. Тамара Ивановна теперь очень тревожится, как бы окончательно не порвались отношения с сыном. Толя считает, что его не понимают. Тамара Ивановна считает, что ее не уважают.

У другой соседки, Веры Максимовны, проблемы по­серьезнее. Ее мама лежит с последствиями инсульта в не­врологической клинике. Вера Максимовна каждый день после работы ходит в больницу. Надо и покормить маму, и перестелить постель, протереть тело, чтобы не образова­лись пролежни.

А муж Веры Максимовны, Виктор, вслух не возражает против частых визитов жены к матери, но ведет себя при этом как обиженный, обойденный вниманием маленький мальчик. Он как бы говорит всем своим видом: «Ты мне так нужна, без твоей заботы я чувствую себя покинутым. Что же ты продолжаешь уделять внимание только мате­ри, а не мне?»

В обоих случаях во взаимоотношениях между людьми отсутствовало подтверждение чувств. Если бы мать юно­ши не ставила под сомнение истинность и адекватность чувств сына, она бы не стала посмеиваться над его пробо­ром. Кстати, желаемая цель — направить его энергию на учебу — не была достигнута. Толя стал учиться небреж­нее. Дома отмалчивался. Отсутствие открытых отноше­ний не способствует ничему хорошему, в том числе и дос­тижениям в учебе.

Виктор, муж Веры Максимовны, не смел вслух заявить о своих претензиях на внимание жены. Он знал, что скажет жена: мама так больна и беспомощна, мой долг быть там и т.д. Вера Максимовна была бы обижена, уязвлена, что он не понимает элементарных вещей, могла бы даже обвинить мужа в черствости. Все это были бы ее защитные формы поведения.

Если у первой истории финал пока неутешительный — сын и мать испытывают отчуждение и не знают, как попра-

57

вить сложившееся положение, то у второй — финал более счастливый.

Однажды Вера Максимовна сказала:

  • Я была бы рада чаще оставаться вечером с тобой, Виктор. Но ты же знаешь, что сейчас мама требует заботы.

  • Не беспокойся, я тебя понимаю,— выдавил из себя Виктор, несмотря на обиду. И, удивительное дело, оби­да сразу куда-то делась.

  • Я рада, что ты понимаешь, как я себя чувствую. Я хотела бы быть одновременно рядом и с мамой, и с тобой.

Что произошло в разговоре между Виктором и Верой? Произошло подтверждение чувств друг друга. Она сделала первый шаг навстречу. Она увидела, что он куксится, как обиженный мальчик. И своим поведением как бы сказала ему: «Я согласна с тобой. Ты совершенно прав. Мы недо­статочно времени проводим вместе, мама отбирает у нас драгоценное время. Но нельзя же жить, если не делать то, что ты должен делать. Это мой долг — ухаживать за боль­ной матерью, но я понимаю и твои нужды».

Вместо защиты своей позиции, своей безусловной пра­воты Вера Максимовна подтвердила только одно — его чув­ства реальны, истинны и уместны. Неуместных чувств не бывает. Бывает только неуместный способ их выражения.

Чувствовать обиду, негодование, раздражение, горечь, досаду нормально. А близкий человек может признать и подтвердить эти чувства. Возможно, здесь находится ключ к разрешению многих кризисов. Без подтверждения чув­ства (в психологических терминах — валидизации чувств) взаимоотношения могут быть испорчены непоправимым образом.

Если бы Вера не могла простить Виктору его обиду («В такой час он только о себе думает. Какой эгоист!»), то и Вик­тор не простил бы ей то, что она отвергла его в тот момент, когда он хотел сближения и нуждался в ней.

58

Понять чувства другого не значит согласиться с ним во всем. Это лишь означает, что ты уважаешь сходство и раз­личие между вами. Подтверждение чувств — один из крае­угольных камней хороших, прочных взаимоотношений. Иначе жизнь двоих превращается в борьбу за власть, в со­ревнование за занятие вершины. А мы вступаем в близкие отношения не для состязания, а для партнерства.

Признание чувств и достоинств другого человека вовсе не означает, что исключается всякая критика, высказыва­ние недовольства. Если уж ты, моя дорогая, недовольна чем-нибудь (ну, допустим, тем, что он не воспользовался появив­шейся возможностью занять более высокую должность), то ты вполне можешь покритиковать его.

Об одном только прошу тебя — критикуй его действия, но не ставь под сомнение его человеческое достоинство. Разговор может идти примерно в таком ключе:

  • Мне очень жаль, что ты не захотел стать руково­дителем группы.

  • Зачем мне это нужно, зарплата увеличится всего ничего, а ответственности свалится ого-го сколько.

  • Хорошо, что ты такой ответственный. Но тебе необходимо расти профессионально. Ты не упускаешь свой шанс?

На этом можно и закончить разговор. А теперь представь, что бы началось, если бы ты разговаривала как диктатор:

  • Смотри, не упускай своего счастья. Теперь ты дол­жен занять это место.

  • Без тебя знаю.

  • Много ты знаешь. Вечно позволяешь другим себя обойти, размазня.

О какой прочности отношений можно говорить в такой ситуации?!

Для построения близких доверительных отношений, мо­жет быть, много усилий и не потребуется. При условии, что во взаимоотношениях есть самое главное — доверие, чест­ность, открытость.

ЛЮБОВЬ ИЛИ ЗАВИСИМОСТЬ?

Как отличить любовь, или здоровую, безопасную при­вязанность от нездоровой, патологической привязанности? Иными словами, чем отличается любовь счастливая от не­счастной любви?

Послушаем Наталью. Это молодая, очень привлекатель­ная женщина с высшим образованием. Успешная в своих делах, обеспеченная, экономически независимая. Ей 31 год. Замужем никогда не была. Она рассказывает: «Мне хро­нически не везет в любви. Я не понимаю, в чем причина. Характер у меня покладистый, говорят даже, приятный. Я общительная, веселая, в компании могу оживить веселье, люблю танцы, занимаюсь фитнесом. Слежу за фигурой. Мужчинам я нравлюсь. Мне тоже нравятся мужчины — серьезные, солидные, умные и темпераментные.

Недавно был у меня очередной роман, как всегда, недо­лговечный, месяца четыре мы были знакомы. Вначале все шло хорошо. Он проявлял ко мне интерес, мне он тоже нра­вился. Я не заметила, когда и как это случилось, что он стал для меня дороже всего на свете. Я на нем «зависла». Да, я излишне часто ему звонила. Да, я не скрывала, что он для меня — все! Я взвалила на себя все его дела, я была пере­полнена его проблемами. Я терпела, когда он все меньше и меньше уделял мне внимания. Вечерами я с трудом удер­живала себя, чтобы не звонить ему. Я сидела и тупо ждала звонка. Думаю, что он знал, в каком я состоянии. Он пере­стал звонить совсем. Мы расстались».

У Наташи было несколько романов, протекавших по сходному сценарию. Вначале они нравятся друг другу при­мерно в равной степени. Затем приходит озарение: «Это — он!» Наташа ничего не может с собой поделать, она виснет

60

на нем. Свои интересы, свои дела и даже своих подруг она куда-то забрасывает. Она просто ни о чем другом, кроме как о своем возлюбленном, не думает. Ее любовь напоми­нает одержимость, зависимость. Она своим вниманием поглощает мужчину. Ему нечем дышать, у него не остается психологического пространства для своей жизни. Его гра­ницы нарушены, к нему она вторгается как оккупант, пы­тается подчинить его себе. Ее границы также пришли в со­стояние коллапса. Но он уходит. Она «удушила» его в сво­их объятиях.

Горе Наташи безгранично. Она считает, что жизнь кон­чена. Пока не вспыхнет новая любовь, смотреть на Наташу больно. Глаза гаснут, фигура теряет спортивность. Издале­ка видно, что у нее «никого нет». Наконец, новая встреча... и все повторяется.

Не напоминает ли вам состояние Натальи зависимость от алкоголя? Эйфория, депрессия. Подъемы и спады. Не­утолимая потребность любви как неутолимая потребность алкоголя. Роковая зависимость.

Есть даже слово такое «любоголизм» по аналогии с ал­коголизмом. «Любоголичкам» всегда мало того тепла, кото­рое дает партнер. Они не могут смириться с тем, что суще­ствуют два отдельных «я», они хотят, чтобы существовало единое «мы».

А это означает внутреннюю несвободу, зависимость. Если же человек зависим, перед ним маячит опасность стать несчастливым. Если возлюбленный чуть-чуть ослабляет свою любовь, начинаются страдания. А уж если изменяет, уходит... Тяжесть состояния оставленной женщины в этом случае напоминает состояние отнятия того вещества, к ко­торому выработалось пристрастие. Похмельный синдром. Требуется глоток того же самого — новой любви в одном случае, алкоголя — в другом, чтобы стало легче.

Как алкоголизм — заболевание рецидивирующее, то есть повторяющееся, так и сценарий «любоголизма» по­вторяется. Алкоголик дает зароки — все, хватит, надо за­вязывать. Брошенная женщина тоже может сказать себе:

61

«Все, я больше влюбляться не буду. Одни страдания от этой любви».

Это попытка избавиться от несчастной любви на рацио­нальном уровне. Попытка терпит неудачу, поскольку мощ­но восстает против этого наше подсознание. Только усили­ваются представления о своей зависимости, беспомощно­сти и ненужности.

А подружки-доброжелательницы нашептывают: «По­смотри на него. Разве он достоин твоих слез?» Возникает ненависть. Как будто переключателем щелкнули. Была любовь и вдруг — раз! И ненависть. Это другое несчастье.

Пока не наступит индифферентное, равнодушное, спо­койно нейтральное отношение к человеку, который при­нес страдания, счастья не видать. Выздоровления не будет. Как при алкоголизме. Пока сильно влечение к водке, то никакие зароки, никакие страшилки, никакие кодирова­ния не помогают. Выздоровление возможно в том случае, когда достигается дезактуализация влечения. Простыми словами, тогда, когда больше не тянет болезненным обра­зом к алкоголю.

Если в душе человека царит гармония, то любовь, как бы она ни была сильна, не конкурирует с другими влечениями. Наоборот, здоровая любовь как бы приумножает все внут­ренние силы — питает творчество, раскрывает таланты, при­дает особую глубину дружбе, заботе о детях, близких.

При любовной зависимости отношения с мужчинами за­нимают непомерно большое место в жизни и вытесняют, обесценивают все остальное. Не так ли алкоголь правит жизнью алкоголика, вытесняя или поглощая все другие интересы? Несчастной любви свойственны измененные, смещенные переживания. Зачем Наташе было так вовле­каться в проблемы любимого мужчины, чтобы оставлять даже своих подруг? Если он позвонит, она способна отме­нить любую другую встречу, любое намеченное дело.

Стереотипность, повторяемость ситуации напоминает особенности алкоголизма. Когда не страдающий алкоголиз­мом человек собирается на вечеринку, невозможно зара-

62

ч

нее предсказать, как он будет там вести себя. Не исключе­но, что ему случится много выпить. Но это не обязательно. Все будет зависеть от настроения, от того, какая компания соберется.

Поведение алкоголика на вечеринке можно просчитать наперед по часам и минутам, от первой рюмки до момента, когда он станет невыносим и его начнут выпроваживать. Есть женщины, судьбу которых тоже можно просчитать наперед.

Какие бы горькие дни не приходилось переживать ду­шевно здоровой, эмоционально зрелой женщине, за нею всегда будущее. Она может его планировать. И ее обстоя­тельства меняются, встречается новый человек, жизнь мо­жет пойти по-другому. Важнейший показатель психичес­кого здоровья — широкий, многовариантный модус жиз­недеятельности .

Жизнь женщины, страдающей от любовной зависимо­сти, — это безостановочный изнуряющий поиск мужчины, который «даст ей все». Он, по ее ожиданиям, целиком пе­ревернет ее судьбу, даже в том случае, когда в перевороте нет необходимости.

В любом человеческом союзе, и в любви тоже, каждый из участников должен пройти свою половину пути навстре­чу другому. «Любоголички» же в своем неудержимом по­рыве спешат пробежать всю дистанции целиком — за себя и за партнера.

Как правило, они плохо понимают, в чем суть проблемы. Часто они усматривают даже преимущества в своем уме­нии любить. Они считают, что так любить могут только из­бранные женщины. Это их естественная психологическая защита, помогающая жить. Она же мешает трезво взгля­нуть на неудачи и попытаться спастись.

Одно из существенных отличий женщин, способных на здоровую любовь, удовлетворяющие взаимоотношения для обоих партнеров, и женщин, страдающих от любовной за­висимости, заключается в качестве самооценки у тех и дру­гих. Здоровые женщины, способные на любовь, ценят

63

свой ум, свои качества, свое духовное богатство, свою лич­ность. Сами ценят, а не ждут, пока их оценит извне кто-то другой. Эти женщины знают, чего хотят от жизни и что они могут делать для себя сами. Попроси их написать план своей жизни на ближайшие 5 лет — это задание их не зат­руднит. В общем и целом, они предвидят свою жизнь. Они способны прилагать активные усилия по реализации сво­его плана жизни.

Женщины, склонные к зависимости, обычно жаждут признания извне. Для них только оценка других людей не­сколько насыщает, подпитывает их неустойчивую само­оценку. «Если я не стану женой, я буду чувствовать себя несостоявшимся человеком», — говорила одна вполне дос­тойная женщина. Эта женщина считала себя ценной толь­ко рядом с мужчиной. Только мужчина мог обеспечить ей чувство безопасности и защищенности, ощущение «я — в порядке». Она думала, что без опоры на мужчину она даже не сможет существовать.

Здоровые женщины отличаются эмоциональной зрело­стью. Они могут пользоваться всеми своими чувствами. Они могут переносить страдания, одиночество, связанное с духовным ростом. Им хорошо и с собой наедине. Они зна­ют ответ на вопрос: «Кто я такая?»

У них хорошо развита самодисциплина — они могут от­ложить удовлетворение желаний. У них более постоянное настроение. У них не столь велика амплитуда колебаний судьбы.

У зависимых женщин, несмотря на интенсивность их страданий, чувства все же поверхностны, реакции незре­лы, как у подростка. Ни подождать, ни выбрать достойного партнера они не могут. Чувства часто меняются, и качает их из ада в рай. Им как будто неважно, от кого зависеть. Лишь бы кто-то был. У них плохая самодисциплина. Они не могут откладывать удовлетворение своих желаний на по­том. Совсем как дети.

Возможно, это происходит потому, что с детства в них жи­вет чувство пустоты и голод на внимание. Они стремятся как

64

можно скорее заполнить свою внутреннюю пустоту, утолить голод на внимание. Голодный человек плохо делает покуп­ки. Он спешит и хватает, что попадется. Эти женщины луч­шие свои качества бросают на ветер, даже честность с са­мими собой не является высшей ценностью. И образуются «дырки в душе». Потеряна какая-то часть личности, утраче­на целостность, нет чувства идентичности. Они определяют «Кто я?» только через взаимоотношения.

Если здоровые женщины активно строят свою жизнь, то зависимые занимают пассивную позицию. На мужчину и даже на детей они смотрят как на источник своего счастья и полноты существования. Если же «любоголички» не счаст­ливы, то они считают других ответственными за это: «Он виноват, он погубил мою молодость!» В результате они бес­конечно злобны и чувствуют себя поверженными, разру­шенными и еще больше опустошенными. Одни разочарова­ния. Возможно, корень проблемы в несамодостаточности.

В действительности никто не может сделать другого сча­стливым. Для личности с высокой самодостаточностью ха­рактерно ощущение «Я достойна (достоин) любви и потому любима (любим)». Так будет до тех пор, пока женщина вер­на себе, пока она ценит себя такой, какая есть.

У зависимых людей эта логика извращена: «Я любима — значит я достойна любви». Сама способность вызывать при­вязанность ставится в зависимость от внешнего обстоятель­ства — от отношения конкретного человека. Это как будто восполняет дефицит «я».

Зрелые, самостоятельные личности давно психологичес­ки отделились от родителей и теперь могут образовать но­вую эмоциональную привязанность. Когда они строят се­мью, то разделение ролей в семье у них не столь жесткое, как у зависимых. Члены здоровой семьи могут меняться ролями. Это снижает их взаимозависимость. В то же время это является тренингом выживания в одиночку, на случай потери партнера.

Зависимым лицам очень трудно отделить себя от роди­телей, сменить давно надоевшую работу, и даже посвятить

5-6306 65

себя развлечениям, найти свое хобби. Потеря партнера для них так страшна, что они не могут выносить даже подготов­ку к этому. Им очень трудно упражняться в снижении за­висимости. Им больно дать больше свободы другому. По­этому роли в такой семье твердые, закостенелые, ригидные.

Зависимые люди даже стремятся увеличивать инфан­тильную взаимозависимость, а не снижать ее. Они тем са­мым снижают свое значение, саботируют свою свободу. Свободу партнера они тоже подрывают постоянно. Жен­щины демонстративно отказываются приобретать новые навыки. Они надеются своей беспомощностью привязать к себе партнера. Их позиция — пассивное ожидание, без собственных усилий. Они хотят получать любовь, заботу. Их «даю» и «беру» не сбалансировано, превалирует же­лание брать.

Неумение воспринимать и уважать отдельность, уни­кальность, «друтизм» любимого человека — очень распро­странено среди таких женщин. Правда они и себя не вос­принимают как отдельных людей. Это является источни­ком многих ненужных страданий.

На интеллектуальном уровне для них другие люди суще­ствуют. Но на более глубоком уровне для них другие люди являются лишь отражением их женского существования. В глубине души весь мир — она сама.

Между берегами душ любящих людей плещется море. Иногда хорошо быть рядом, но не очень близко. Иначе воз­никает психологическая теснота и нет пространства для развития каждого из партнеров. Один дуб не растет в тени другого.

Когда один человек говорит другому: «Я не могу жить без тебя», — это не любовь. Это паразитизм одной лично­сти на другой. Любовь — это свободный выбор двух лю­дей жить вместе. Причем каждый из партнеров может жить и в одиночку.

Если бы было так легко избавиться от любовной зависи­мости, наверное, не существовало бы доброй половины ли­тературы, искусства, песен, романсов. И все же каждая из

66

нас выбирает для себя сама — страдать и мучиться по по­воду и без повода или быть свободной.

Маргарет Битти в своей книге о созависимости приво­дит следующие характеристики любви и любовной зави­симости (пристрастия). Она считает, что любовь возника­ет в открытой системе взаимоотношений, а пристрастие — в закрытой. О системах, в которых мы живем, мы еще бу­дем далее говорить.

Сравнение характеристик любви и нездорового при­страстия (по М.Битти, 1997):

Любовь

Нездоровое пристрастие

Имеется пространство для духовного роста, для того чтобы расправлять кры­лья; желание роста для другого.

Зависимость, основанная на безо­пасности и комфорте; использует­ся интенсивность потребности и ненасыщаемость как доказатель­ство любви, что в действительнос­ти может быть страхом, отсутстви­ем уверенности, одиночеством.

Раздельные интересы; у каждого партнера могут быть свои друзья; поддер­живаются и другие значи­мые отношения.

Тотальная вовлеченность; ограни­чение жизни в обществе; старые друзья заброшены, равно как и прежние интересы.

Поощрение друг у друга стремления к личностному росту; уверенность в соб­ственной ценности.

Постоянная занятость мыслей по­ведением другого; зависимость собственной идентификации и са­моценности от одобрения другими.

Доверие, открытость.

Ревность, стремление обладать другим как собственностью; страх конкуренции, партнер стережет свое «сокровище».

Взаимно поддерживается неприкосновенность, це­лостность личность.

Удовлетворение потребности од­ного партнера останавливается ради потребностей другого парт­нера, отказ от себя, лишение себя чего-то важного.

5-

67

Желание рисковать и быть реальным, тем, кто ты есть.

Стремление к абсолютной неуяз­вимости, что исключает возмож­ные риски.

Пространство для иссле­дования чувств как внутри взаимоотношений, так и за пределами их.

Заверения, успокаивание путем повторяющейся, ритуальной дея­тельности.

Способность наслаждать­ся как вдвоем, так и в оди­ночестве.

Непереносимость одиночества, неспособность переносить разлу­ку даже в конфликте; в этом слу­чае партнер еще крепче цепляет­ся. В случае разлуки или разрыва отношений — потеря аппетита, беспокойство, сонливость, агония чувств.

Распад взаимоотношений любви и нездорового пристра­стия (по М.Битти, 1997):

Любовь

Нездоровое пристрастие

Распад принимается без чувства утраты собствен­ной адекватности и соб­ственного достоинства.

Чувство неадекватности, крити­чески низкая самооценка. Часто разрыв — это одностороннее ре­шение.

Несмотря на то, что партне­ры разошлись, они желают друг другу хорошего и мо­гут оставаться друзьями.

Окончание отношений сопряжено с насилием, грубостью, часто — с ненавистью. Один пытается причи­нить боль другому. Используется манипулирование, чтобы вернуть партнера назад.




Отрицание как психологическая за­щита, фантазирование. Переоценка приверженности одного из партне­ров данным взаимоотношениям.




Поиски разрешения трудностей вне себя — алкоголь, наркотики, новый любовник(ца), изменение ситуации.

КРУГИ ИНТИМНОСТИ

Для построения здоровых взаимоотношений с людьми бывает полезно осознать, насколько близки вам эти люди, велики ли их влияние на вас и ваша степень ответственно­сти за них. Впрочем, все это — близость, влияние и ответ­ственность — обычно бывает взаимным, двусторонним. Когда мы на кого-то влияем, этот кто-то может в равной сте­пени влиять на нас. Мы берем за кого-то ответственность, и кто-то в какой-то мере за нас тоже несет ответственность.

Ниже я привожу концепцию и упражнение из курса Мэ-рилин Мюррей «Круги близости, ответственности и влия­ния». В упражнении требуется расположить людей, с ко­торыми у вас есть отношения, по кругам в зависимости от близости (интимности), ответственности и влияния. Очень важно при этом осознавать, в каком круге находитесь вы у себя сами.

На семинарах я обычно вначале предлагаю заполнить крути так, как люди чувствуют эмоциональную дистанцию с другими. Сколько бывает вариантов! В первый круг часто помещают кого угодно, и даже не людей, а работу, но не себя. Мамы «тащат» детей в первый круг, бабушки — внуков. И даже после того, как я объяснила правила заполнения кру­гов, одна моя слушательница сказала: «Я у себя все равно в 28-м круге». В этом случае она не сможет быть счастливой в любви. На ее лице можно было прочесть: «Я — жертва».

От одного весьма успешного человека я услышала фразу, которая мне очень понравилась: «Я у себя первый». Только при том условии будут ладиться и взаимоотношения и дела, если человек у себя первый. Это означает, что он сам несет за себя ответственность, он сам влияет на себя и находится в близких, гармоничных взаимоотношениях с собой.

69

Попробуйте с карандашом в руках поразмышлять, кто вам ближе, кто дальше. Воспользуйтесь ниже приводимой инструкцией и рисунком.

Круги интимности, ответственности и влияния



Номера кругов

1. Бог и ты

Если ты в этом круге помещаешь лишь себя, то ты бу­дешь себялюбивым и эгоцентричным. Если ты в этот круг помещаешь только Бога, то ты станешь мучеником и бу-

70

дешь страдать от своей религиозности, это причинит вред твоему физическому и эмоциональному здоровью. Только ты сам можешь заботиться о своем здоровье. Если ты в этот круг поместишь кого-то кроме Бога и себя, то это нанесет тебе вред — эмоциональный, физический, духовный — и повредит твоим отношениям с другими людьми. Ты можешь сблизиться с любым другим человеком или даже с Богом только до той степени, до которой ты близок самому себе, до которой ты знаешь самого себя.

2. Родители и родные братья и сестры, если ты - ребенок.
2а. Супруг(а) или любимый человек, если ты взрослый.
26. Дети несовершеннолетние, если они живут с тобой.


Может быть больно, когда кто-то покидает круг 2. Или когда ты кого-то включаешь в круг 2, а он тебя в свой круг 2 не включает. Или когда в твоем круге 2 более одного взрос­лого, например, супруг и родитель, или возлюбленный, или взрослый ребенок и т.п.

3. Совершеннолетние дети, лети несовершеннолетние,
если они не живут с тобой, внуки, другие близкие род­
ственники, а также очень близкие друзья, которым
можно раскрыть душу.


Многие люди имеют множество друзей и знакомых, но не решаются рассказать им о своей жизни и чувствах. За­частую у мужчин нет ни одного друга в круге 3, у них есть только приятели для рыбалки или других развлечений, кол­леги по работе. Но нет никого, перед кем этот мужчина мог бы раскрыть душу. Такие мужчины ожидают, что их суп­руги будут находиться как в круге 2, так и в круге 3.

4. 5 и так далее. Родственники, друзья, коллеги по работе
и т.п.


В зависимости от частоты, с которой вы контактируете с этими людьми, вы помещаете их в соответствующий круг. Состав людей, входящих в эти круги, часто меняет­ся, особенно когда вы путешествуете или переезжаете с места на место.

71

В эти круги также можно включить работу, животных и т.п.

Вы сами отвечаете за то, чтобы строить ваши отношения с людьми соответственно тому, в каком круге они находятся.

Способность человека повлиять на вас, вызвав при этом либо радость, либо боль, определяется тем, к какому кругу он принадлежит. Чем ближе к вам круг, тем сильнее влияние.

Как разобраться с теми, кто входит в круги 2 и 3

  1. Отношения с этим человеком безопасны?

  1. Готов (а) ли я рядом с ним оставаться ранимым и уязви­мым человеком?

  1. Доверяю ли я этому человеку?

  2. Честен ли со мною этот человек?

  1. Носят ли отношения с этим человеком односторонний характер?

  1. Рассказываем ли мы друг другу о своих чувствах?

  2. Уважаем ли мы друг друга?

  3. Заботимся ли друг о друге ?

  4. Идут ли эти отношения на пользу обоим?

  5. Приятно ли мне находиться рядом с этим человеком?

  6. Радуется ли этот человек возможности побыть со мной?

  1. Показывает ли этот человек, что ему приятно меня ви­деть?

  2. Могу ли я рядом с ним оставаться «Естественным ре­бенком»?

  3. Этот человек меня подбадривает и побуждает меня к тому, чтобы при нем я был(а) «Естественным ребенком» ?

  4. Рядом с этим человеком я доволен (а)/расслаблен (а) или ощущаю напряжение/тревогу?

  1. Интересны ли мы друг для друга?

  1. Какова история наших отношений? Делили ли мы друг с другом в течение продолжительного времени радость/ грусть/интересы ?

  1. Какие у нас есть общие интересы?

  2. Есть ли у нас общие ценности ?

  3. Как часто мы общаемся?

ТАК ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ - ЗДОРОВЫЕ ИНТИМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ?

Мы разобрали с вами, милые читатели, тринадцать ми­фов интимных отношений. С какой целью? Возможно, это поможет вам построить хорошие, прочные, здоровые от­ношения, дарящие радость и удовлетворение жизнью. Именно такой смысл мы вкладываем в понятие интимные отношения.

Эти отношения могут быть построены только на основе неподдельного взаимного уважения. Главное условие для таких отношений — свобода. Свобода стать тем, кем ты хочешь стать. И никто не вправе диктовать другому, что ему следует делать.

Важнейшая характеристика здоровых взаимоотноше­ний — бережное отношение к человеческому достоинству. Мне нравится, как Дженет Войтиц определяет здоровые интимные отношения. Здоровые интимные отношения — когда вам удалось создать среду, находясь в которой каж­дый может сказать:

  1. Я могу быть самим собой (естественно, что все утвер­ждения относятся к представителям обоих полов).

  2. Ты можешь быть самим собой.

  3. Мы можем быть самими собой.

  4. Я могу расти (речь идет, конечно, о духовном росте, о развитии личности).

  5. Ты можешь расти.

  6. Мы можем расти вместе.

Просто? Как сказать. Мало кто из моих знакомых вырос в семье, где бы обеспечивались все шесть условий.

Посмотрим, как в любовных взаимоотношениях идет про­цесс достижения интимности. Страстная влюбленность —

73

это всего лишь фаза в развитии отношений, потом возника­ет семья, все члены которой будут сами расти и давать сво­боду для роста близких.

Что значит быть самим собой? Познание себя длится всю жизнь. Мы никогда не знаем точно, кто мы есть. Но если нам только попробуют перекрыть канал свободы, сразу по­чувствуем, что нас притесняют.

Человек прекрасно понимает, когда его осуждают, не це­нят. Поэтому мы так тревожимся, так боимся сделать ошиб­ку. А ведь каждый человек имеет право на ошибки. Учит только собственный опыт. Когда мы заимствуем чужой опыт, мы вначале делаем его своим, то есть ишпернализуем. За­имствовать у других — не значит жить чужим умом.

Если ты ценишь свою свободу быть тем, кто ты есть, ста­новиться тем, кем ты хочешь быть, развиваться в желае­мом направлении, ты никогда не будешь строго судить сво­его партнера за те же стремления. «Я принимаю тебя безо всяких условий, и ты принимаешь меня безо всяких усло­вий». Это основа здоровых отношений. Это не значит, что изменения в вас обоих нежелательны или невозможны. Это только означает, что вы начинаете с восприятия партнера таким, какой он есть.

«Мы свободны быть самими собой». Каждая пара стро­ит свои отношения на основе разделения общих ценностей и интересов. Вначале они решают, что каждый из них це­нит в жизни как отдельный человек, а затем они строят об­щий союз. Некоторые различия между ними несуществен­ны и могут быть проигнорированы. Например, такие, как: «Ты всегда оставляешь тюбик зубной пасты незавинчен-ным», «Я не люблю ходить с тобой на футбол».

Другие различия уже более серьезны, над ними следу­ет поработать, прийти к какому-то согласию, если мы хо­тим, чтобы наши отношения оставались здоровыми. При­мерами серьезных разногласий могут быть: «Я не хочу, чтобы ты продолжала свою учебу в университете», «Мне не о чем говорить с твоей мамой, больше моей ноги в ее доме не будет».

74

Люди объединяются в пары не столько для того, чтобы легче переносить жизненные тяготы, сколько для того, что­бы ярче, интереснее прожить жизнь. Наслаждаться кра­сотой моря, закатом, хорошим обедом и так далее — вдво­ем, согласитесь, приятнее.

Вот это уже примеры того, что входит в понятие «мы». Осознание того, что у меня есть свое «я», а у тебя — свое, необходимо; это чувство самоценности. Оно возрастает, когда мы осознаем, что у нас есть «мы». И «мы» не отменяет ни моей, ни твоей индивидуальности. Это не сумма «я» и «ты». Это нечто большее.

Иногда супруг представляет свою супругу незнакомым людям на вечеринке таким образом: «Познакомьтесь. Это моя половинка. Моя лучшая половина». Пусть это шутка. Давайте теперь представим серьезно, что каждый из суп­ругов есть только половина целого, то есть 1/2. Семейную жизнь в силу ее сложности можно представить арифме­тическим действием «умножения», а не «сложения». Ум­ножьте:

1/2 х 1/2 = 1/4.

В результате мы получили одну четвертую — четвертуш­ку целого. И это символ здоровой семьи? Я бы выбрала сим­волом здоровой семьи единицу. Единица — это нечто цель­ное, завершенное, самодостаточное. Единица — хороший символ и семьи, и личности. Выразим взаимодействие цель­ных личностей в семье арифметическим действием умно­жения:

1x1 = 1.

Наглядно?

Итак, здоровые взаимоотношения способны создать те двое людей, каждый из которых представляет собой пол­ноценную личность, а не «половинку».

Пара растет тогда, когда ставит перед собой общие цели. Любить — не значит все время смотреть друг другу в глаза. Главное — смотреть в одну сторону, иметь общую цель. При этом надо отметить, что наши отношения развиваются и

75

улучшаются не столько благодаря достигнутым целям, сколько в процессе движения к поставленной цели. Ва­жен именно разделяемый при этом опыт переживаний.

Чем больше ты хочешь разделить с другим, чем больше делятся с тобой, тем больше степень близости.

Здоровые отношения — это не борьба за власть. При борьбе за власть (при этом люди обычно прикрываются словами «борюсь за человека») будет победитель и жерт­ва. Исчезает равноценность партнеров, значит, появляет­ся порабощение одного человека другим.

Женщины, посвятившие себя «спасению» несчастно­го мужчины, потерпевшего крах в жизни, хотят только вла­сти над ним, а не его свободного развития. Матери, кото­рые отреклись от себя ради ребенка, не дали возможнос­ти свободно развиваться ни себе, ни ему.

В здоровых интимных отношениях у каждого из парт­неров появляется чувство, что его понимают и ценят, при­чем ценят все стороны его личности — ум, чувства, тело.

Интимные отношения не предполагают полного слия­ния. Человек не обязан чувствовать то же самое, что чув­ствует его партнер, и думать точно так же, как думает он.

Здоровые отношения, как уже отмечалось, не сводятся к сексу. Сексуальное удовольствие заканчивается слад­ким содроганием. Интимные отношения — это праздник разделения всего, что есть в жизни.

Само собой разумеется, что построить здоровые отно­шения нелегко. Однако стоит рискнуть. Не помешает и знать кое-что о «правилах» строительства.

Мастер налаживания взаимоотношений в семье, се­мейный психотерапевт известный не только у себя на ро­дине в США, но и во многих других странах, Вирджиния Сатир незадолго до своей смерти посетила нашу страну, прочитала ряд лекций, провела семейные консультации. Из ее заветов, ее уроков я почерпнула следующие прави­ла построения близких взаимоотношений в семье:

76

Я хочу любить тебя, но не держать тебя. Я хочу ценить тебя без рассуждения. Я хочу присоединиться к тебе, но не вторгаться в тебя. Я хочу пригласить тебя, но не требовать тебя. Я хочу покинуть тебя, но не упрекая. Я хочу критиковать тебя, но не обвинять. Я хочу помогать тебе, но не попрекать в неумении. И если я могу получить от тебя то же самое, мы сможем встретиться и по-настоящему обогатить друг друга!

Попробуйте пожить по этим правилам хотя бы неделю. Вы увидите, как это трудно.

А что хорошее дается легко?

СТАДИИ СУПРУЖЕСКИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

  • До сих пор вы говорили о взаимоотношениях влюб­ленных вообще, не касаясь их возраста, длительности их союза. Но ведь отношения бывают совершенно различ­ными у пары двадцатилетних в первые месяцы влюблен­ности и у пары тридцатипятилетних, проживших в бра­ке лет десять. Не так ли? спросит меня читатель.

  • Да, это правда. Наши чувства изменчивы. А отно­шения все время в развитии.

  • Есть ли какие-нибудь общие признаки, закономер­ности изменения отношений в парах или у всех людей все происходит по-разному?

  • Действительно, у всех людей все бывает неодина­ково. Но все же есть и некоторые закономерности. Да­вайте вместе посмотрим на развитие отношений у моих знакомых.

Итак, жили-были Катя и Вася. Они познакомились на третьем курсе Политехнического университета, когда им было по двадцать лет. Сейчас им уже по тридцать два года, они женаты десять лет, сыну восемь лет. В общем, это бла­гополучная семья, но отношения Кати и Васи развивались не без трудностей.

Когда они познакомились, а было это осенью, то влюби­лись, что называется с первого взгляда. Вечерами прогули­вались вдоль речки, разговаривали и не переставали удив­ляться, до чего же много у них общего. Совпадали взгляды на жизнь, интересы, вкусы. Они любили почти одни и те же книги. Когда Катя узнала, что Вася очень любит скри­пичный концерт Мендельсона, она была поражена до глу­бины души — это ее любимый концерт. Даже отношение к еде было одинаковым. Вася любил картошку с малосоль­ными огурцами, и Катя тоже.

78

Они мечтали о ближайшем будущем, далее чем на месяц вперед не загадывали. Естественно, что все эти мечты осу­ществились. Они очень много времени проводили вместе. Состояние каждого из них можно было передать простыми словами популярной когда-то песенки:

«Лишь бы день начинался и кончался тобой».

Когда они поженились в двадцать два года, то такое еди­нение (как будто это не два человека, а один) продолжа­лось еще полгода. Однако реальная жизнь вмешивалась в их отношения.

Вася занимался греблей, часто уходил на тренировки. Это стало беспокоить Катю, она не возражала против тре­нировок, но начала упрекать Васю в невнимании к себе. Часто они говорили теперь о том, кому делать покупки, кому заниматься уборкой квартиры. Крупных ссор не было, но прежняя идиллия уже исчезала.

Когда они окончили университет, Вася стал работать в крупном конструкторском бюро. Катя сидела дома с ребен­ком. Она не могла пожаловаться, что муж ей не помогает. Вася очень радовался своему отцовству.

И все-таки у Кати не проходила тревога оттого, что слиш­ком много времени Вася проводит вне дома. Он не бросал спорт, начал думать об аспирантуре, стал учиться на вечер­них курсах английского языка. Долгие часы проводил в Интернете. И это в субботу!

Настроение у Кати почти постоянно было неважное. Те­перь она боялась потерять Васю и даже ни в чем не упрека­ла его. Она все ждала, что вернутся прежние отношения.

Однажды Катя встретила давнюю подругу. Состоялся разговор на тему «как живешь»: почему плохо выглядишь, разве можно так запускать себя — и растолстела, и брюки уже не современные, никуда не годятся.

Короче, Катя поменяла стиль жизни, стала заботиться о своей внешности, бывать на экскурсиях, начала думать о возвращении на работу. Ее жизнь перестала вертеться вокруг одного только Васи. Появились свои собственные интересы.

79

Перемены в жизненной стратегии не прошли незамечен­ными. Вася в субботу остался дома, оставил на время ком­пьютер. Произошло новое сближение.

Но через году Кати появились снова сомнения. Она даже подозревала, что у Васи есть любовная связь на стороне. Точно она не могла знать, но... Горевала, даже плакала. А потом вдруг заметила, что один ее сотрудник (теперь Катя уже работала) смотрит на нее не так, как на остальных. У них ничего серьезного не было, но Катя стала тщательнее заниматься макияжем перед работой и с удовольствием носила новый костюм.

В семейной жизни опять наступил период сближения. Вася занимался дома, по вечерам уже на курсы не ходил — он ус­пешно их закончил. Сын радовал своими смешными словеч­ками. Нельзя сказать, что муж стал домоседом. У него давно сложился свой круг друзей, отлучался он и в командировки, бывал на заседаниях какого-то технического общества.

Катя спокойно к этому относилась, возможно, потому, что и сама стала активнее — ходила в фитнесс-клуб, там не только физкультура, но и общение. Катя могла теперь без мужа пойти в театр, в гости. А что? Если он постоянно за­нят, не хоронить же себя. Впрочем, вместе с Васей они тоже проводили время, да и дома дел хватало. Упреков не было. Каждый стал уверенным в себе, заботился о своем и про­фессиональном, и личностном росте. Они хорошо балан­сировали между «я» и «мы».

К 32 годам отношения стали более прочными, чем 10 лет назад, и более стабильными. Во всяком случае, у Кати не воз­никало опасений, что она теряет мужа, что он кем-то увлек­ся на стороне.

Она теперь знала все его сильные и слабые стороны. Зна­ла, что если он отвлечется от семьи, то потом обязательно вернется к заботам о ней. Катя чувствовала, что она необхо­дима Васе. Сейчас их близость была совсем непохожей на ту, юношескую. Близость стала качественно иной.

Отношения Кати и Васи претерпели изменения, соответ­ствующие следующим стадиям развития супружества:

80

  • симбиоз,

  • дифференциация,

  • практикование,

  • возобновление дружеских отношений,

  • взаимозависимость.

Рассмотрим каждую из этих стадий.

Симбиоз — это первая стадия и прекрасное время нака­ла чувств. «Я влюбилась в него по уши», «Мы — одно це­лое». Это такое сильное слияние, что оно доходит до взаи­мопоглощения личностей, жизней.

Цель этой стадии — образование сильнейшей привязан­ности. Сходство между двумя любящими превозносится, различия не замечаются. Страсти накалены. Очень высо­ка степень заботы друг о друге, взаимные «даю» и «беру» процветают. Требования к партнеру минимальные. Обыч­но каждый прилагает усилия, чтобы приспособиться к парт­неру и доставить ему удовольствие. Каждый чувствует себя настолько хорошо, что не рискует выставить какое-то тре­бование, быть эгоистичным, не рискует не быть дающим, не быть чувствительным к нуждам другого.

Каждый партнер испытывает достаточно большую за­боту о себе, и отношения получают солидную основу.

Если эта основа создана, можно двигаться к следующей стадии — дифференциации, если нет, то пара может дли­тельное время пребывать в состоянии симбиоза, но союз грозит стать дисфункциональным, негармоничным. Будет преобладать стремление к слиянию, желание избежать конфликтов, тенденция преуменьшать различия. Возник­нут отношения типа «стоячая волна». Возможен противо­положный по поведению вариант — откровенная враждеб­ность, гнев, конфликты, то есть отношения типа «два узни­ка в одной камере».

Дифференциация следующая фаза отношений, время «снятия божества с пьедестала». Теперь каждый может сказать: «Жизнь без всяких проблем — это не жизнь». Эта

б-бзоб 81

стадия редко бывает легкой! По мере ее прохождения мо­жет возникнуть желание иметь больше пространства для себя. Хочется расширить свои внутренние границы.

Пара начинает замечать различия, партнеры чувствуют, что они не хотят так много времени проводить вместе. Хо­чется побыть наедине с собой, что может вызывать чувство вины. «Что случилось? Почему я больше не чувствую себя так, как обычно я себя чувствовал(а) с этим человеком?» Между прочим, чувство вины возникает совершенно на­прасно. Желание побыть в одиночестве, даже без любимо­го человека, исключительно необходимо каждому, кто хо­чет не прерывать процесса самопознания. Мы уже говори­ли, что изучение себя — пожизненный процесс.

Позитивная самооценка нам всем необходима. А как же мы сможем оценить себя, если не уединимся? Я как-то встретила в книге выражение, которое мне очень понрави­лось: «Бога можно услышать только в тишине». В нашей постоянной суете сделать это довольно сложно. У Пушки­на есть набросок, относящийся к 1829 году, то есть к зрело­му периоду его творчества:

Оставил я людское стадо наше,

Дабы стеречь ваш огнь уединенный,

Беседуя один с самим собой...

Часы неизъяснимых наслаждений!

Они дают нам знать сердечну глубь,

В могуществе и в немощах сердечных

Они любить, лелеять научают

Не смертные, таинственные чувства,

И нас они науке первой учат —

Чтить самого себя. Само слово дифференциация означает разделение, рас­членение, различение, способность отличать. В этой ста­дии отношений партнеры начинают замечать, что они и чув­ствуют, и мыслят несколько по-разному. У каждого появ­ляется желание отстоять свою индивидуальность. Иллюзия симбиоза поколеблена, появляются драматические неожи-

82

данности. Для одних дифференциация — это медленный и постепенный процесс, для других — это период бурного крушения надежд, развенчания иллюзий.

Практикование — стадия отношений, когда энергия че­ловека направляется на деятельность, не связанную с парт­нером. Это может быть и работа в доме, но на себя, и вне дома. При этом могут завязываться новые знакомства.

Партнеры уже более не настроены улавливать жела­ния друг друга. Каждый сконцентрировался на себе. Вни­мание каждого направлено на внешний мир. Главное те­перь независимость, автономия, индивидуализация. Разви­тие своего «я» становится важнее, чем развитие близких отношений.

На первый план у каждого выступают проблемы само­оценки, своего достоинства: «На что я лично гожусь, что мне по силам, чего я стою?» Между партнерами могут возни­кать конфликты, а примирение снова приводит к кратков­ременным эмоциональным сближениям. Некоторые люди называют этот период жизни «одинокий скиталец», дру­гие «путешествие за тысячу километров».

Возобновление дружеских отношений. После того, как каждый из партнеров четко определил свою индивидуаль­ность, реализовал себя вне семьи, у него появляется потреб­ность в интимности, эмоциональной подпитке, психологи­ческой поддержке. Теперь можно стремиться к возобнов­лению дружеских отношений со своим супругом.

Снова обостряется ранимость, уязвимость. Партнеры ищут комфорт, поддерживают друг друга. Периоды особо счастливой интимности сменяются периодами восстанов­ления независимости. Несмотря на тревогу, возникающую временами, и трения в отношениях, конфликты улажива­ются быстрее, становится возможным обсуждение труд­ностей, не то что было в период дифференциации. Теперь уже каждый из партнеров не боится быть поглощенным личностью другого, как это было в период симбиоза. Уста­навливается разумный баланс между «я» и «мы». Каждый

6-

83

партнер узнает себя глубже как дарителя радости другому партнеру. Возникает глубокая приверженность супруже­ству, постоянство.

Взаимозависимость фаза дальнейшего укрепления по­стоянства. Теперь каждый из партнеров убедился, что его любят. Настало время постоянства в отношениях, когда образ совершенного избранника — идеализированный и невозможный — мирно вытесняется реальным образом супруга. Две личности, разрешившие сомнения относитель­но самоценности, имевшие возможность проявить себя во внешнем мире, находят удовлетворение в совместной жиз­ни. Появляются глубокая привязанность и взаимное удов­летворение. Отношения развиваются больше в сторону роста и совершенствования «мы», чем «я».

Подобные стадии свойственны нормальным, здоровым интимным отношениям. Не следует думать, что только у страдающих неврозами людей бывают трудности в суп­ружестве. Трудности бывают у многих людей, может быть, даже у всех. Больным или инфантильным, незре­лым людям здоровые отношения строить, как правило, сложнее.

Хорошо, когда оба партнера проходят все стадии од­новременно, почти синхронно. Трудности возрастают, если один партнер еще живет в стадии симбиоза, а другой уже вступил в стадию дифференциации. Конфликты обо­стряются, когда один партнер еще хочет проявить себя во внешнем мире, реализовать все свои способности, а дру­гой с нетерпением стремится к возобновлению близких отношений.

Помните, когда Кате было труднее всего? Когда Вася больше времени стал проводить вне дома, а она, очарован­ная симбиотическими отношениями, не могла вынести разлуку. Вася уже заканчивал период дифференциации, готовый начать практикование (изучение иностранного языка, учеба в аспирантуре), а Катя все еще ждала частых прежних поцелуев и объятий.

84

Но после встречи с подругой в жизни Кати произошел перелом, она начала быстро расти как личность. И отноше­ния супругов не замедлили улучшиться.

Семья — это система. Изменения в одном звене тотчас сказываются на функционировании других звеньев. Никог­да не говорите: «Я изменюсь тогда, когда он ко мне изме­нится». Это тупиковый путь. Меняйте себя, свое поведе­ние, и он (она) обязательно на это прореагирует. Не может не прореагировать. Вы — звенья одной цепи.

Специалисты считают, что стадии взаимоотношений супружеских пар соответствуют стадиям развития ново­рожденного ребенка.

Симбиоз ребенка с матерью длится примерно пять ме­сяцев. Полное слияние, любовь и наслаждение. Мать удов­летворяет все потребности ребенка, который не ощущает себя отдельно от нее. Здоровые взаимоотношения с мате­рью в этот период создают предпосылки к здоровому сим­биозу во время влюбленности.

Затем наступает стадия дифференциации. Улыбка ре­бенка при появлении матери (между 5 и 6 месяцами) свиде­тельствует, что он ее выделяет. Значит, он как-то признает ее отдельное существование. Начинается процесс психо­логического отделения ребенка от матери. Этот процесс будет продолжаться: стадия дифференциации — 6 —9-й месяц, практикования — 10— 16-й месяц, стадия возобнов­ления дружеских отношений — 17 —24-й месяц. В резуль­тате развивается индивидуальность ребенка.

В стадии дифференциации ребенок начинает узнавать окружающий его мир (сюда входит и мать), исследовать его. Инструментами изучения служат глаза, уши, ноги, руки, рот. Дотрагиваясь до всего окружающего, ребенок узнает физические границы доступного мира. Теперь его интере­сы не сосредоточены только на матери, он любит и попол­зать по комнате, и поиграть на коленях матери. В этот пе­риод нормально развивающийся малыш обычно бывает си­яющим и довольным.

85

В стадии практикования энергия ребенка направлена во внешний мир. Он может «иметь любовные дела» на сто­роне, особенно когда уже начинает ходить. Он испытывает восторг, когда ему удается порвать все еще существующие симбиотические связи с матерью и убежать от нее. Он бу­дет играть в дальнем углу комнаты, наслаждаясь обществом матери издалека, на расстоянии. Растущая автономия — это новое завоевание ребенка. Бурное развитие моторных навыков необходимо и для того, чтобы убежать от матери, получить хотя бы частичную независимость.

Отношение матери к фазе практикования имеет реша­ющее значение для развития ребенка вообще и для его, казалось бы, такого далекого супружеского счастья в ча­стности.

Правильное отношение матери заключается в проявле­нии уважения к потребности ребенка в отделении, незави­симом существовании, в выражении радости по поводу его успехов. Разумная мать легко отпускает от себя ребенка, чтобы он «попрактиковался» во внешнем мире, и радост­ными аплодисментами встречает его возвращение. Если же она только терпит его стремление к независимости, либо даже препятствует проявлению этого стремления, то этого недостаточно для создания основы дальнейших хороших взаимоотношений с людьми.

Стадия возобновления дружеских отношений часто яв­ляется трудной как для ребенка, так и для матери. Это ста­дия поляризации: от полной независимости дети возвраща­ются к прежним формам тесной привязанности, они стре­мятся прочь и тотчас возвращаются обратно.

Ребенку необходимо, чтобы мать всегда была эмоцио­нально доступной, но в то же время он ласкается к ней толь­ко в определенные моменты. Иногда мать не знает, когда ей пестовать дитя, а когда поощрять его независимость, и ребенку приходится тратить много энергии на то, чтобы завоевать чувства матери (а ведь энергия больше необхо­дима для его развития).

86

Когда фаза уходов и возвращений успешно завершена, начинается укрепление индивидуальности, которую чело­век проносит через всю свою жизнь вместе со способнос­тью иметь эмоциональные привязанности.

Итак, вы видите, что супружество проходит те же ста­дии, что и детство. Все повторяется, не так ли?



БРАКИ СОВЕРШАЮТСЯ НА НЕБЕСАХ

  • Неужели в любовных отношениях все так сильно зависит от раннего детства? — с сомнением спрашива­ют меня мои собеседники. — Стоит ли тогда старать­ся, выбирать, строить отношения, пытаться воздей­ствовать на своего избранника? Не лучше ли плыть по течению?

  • От опыта детства, от атмосферы в родительс­ком доме действительно очень многое зависит в жизни взрослых людей. Но не нужно впадать в пессимизм. Зна­ния всегда рентабельны. Узнавайте больше, и это вам обязательно пригодится, отвечаю я.

  • Но зачем, если ничего нельзя изменить в своей судьбе?

  • Не надо паниковать. Вы — живая, творческая лич­ность, значит, от вас тоже немало зависит. В судьбе многое можно изменить даже немногим. Постарайтесь больше узнать о себе, о природе человека вообще, о пси­хологии взаимоотношений в парах. Тогда вы сможете хотя бы немного управлять своей «любовной лодкой», а не плыть по течению. Этого может оказаться доста­точно, чтобы достичь более надежного берега. Укреп­ляйте веру в себя. Посещайте психологические тренин­ги, семинары. Мозг человека очень пластичен. Совсем не обучаемых людей нет.

Вспомним снова Таню. Каким было ее детство? На пер­вый взгляд, детство было благополучным. Она всегда была сыта, одета, хорошо училась. Правда, ей не удавалось сде­лать мать счастливее и удержать дома отца. И не могло удаться! Не детское это дело.

Тогда она была не в состоянии понять степень своей изо­ляции внутри семьи. Она страдала от эмоционального го­лода, оттого, что никто не уделял ей ни времени, ни внима-

88

ния. И не было у нее навыков делиться с родителями соб­ственными переживаниями. «Она в семье своей родной казалась девочкой чужой». Вслед за этим обычно следует несчастная любовь.

Таня много делала по дому, хорошо училась, стремясь доставить удовольствие матери и отцу. Это было всего лишь попыткой завоевать их расположение, она «зарабатывала» себе на положительную самооценку. Своеобразная борь­ба за счастье.

И когда Таня выросла, ее избранником стал человек, на первый взгляд хотя и несчастный, но очень достойный. Ей казалось, что у него много ценных качеств. Уж теперь-то она получит то, что не удалось завоевать в детстве. Она ду­мала, что мама была виновата в отлучках отца. Мама пили­ла его, упрекала, а то и угрожала. Таня решила пойти пря­мо противоположным путем. Она завоюет своего мужа лю­бовью, пониманием, самопожертвованием, она принесет в дар всю себя.

Но что-то не складывалось в их семейной жизни. Или так­тика выбрана неправильно, или объект любви не тот. А Таня лишь решила, что мало старалась и с еще большим упор­ством стремилась удовлетворить все желания мужа. Она превратилась в типичную «жену-угодницу». Этот тип опи­сан в моей другой книге «Зависимость: семейная болезнь» (Москаленко В. Д., 2004).

О том, удовлетворяет ли муж ее нужды, она не задума­лась ни разу. Впрочем, подобная мысль ей и не могла прий­ти в голову, так как с детства она привыкла ублажать дру­гих. Ее же потребности ничего не значили. Ей было всего 5 лет, когда она попросила: «Мама, я хочу с тобой погулять». «Разве ты не видишь, что я занята? » Для мамы всегда что-то другое было важнее желаний Тани. И Таня научилась ни­чего не желать для себя.

Теперь, когда она уже была замужней женщиной, до­машнее дело — обед, стирка, уборка — всегда были для нее важнее собственных потребностей. До себя руки не доходили. А как же еще? Ведь и ребенок был в семье. Тем

89

более, что это его ребенок, ей он неродной. Еще подумают, что она плохо о нем заботится. У мачехи одни обязанности и никаких прав. Личностью Таня себя не ощущала.

Однажды она прочитала: «У нас появляется чувство са­мих себя только тогда, когда мы делаем что-нибудь для себя или когда мы развиваем какие-то свои способности. Если же все силы уходят на других, то мы обречены чувствовать свою пустоту».

Ей показалось, что это сказано про нее. Теперь настал твой черед, Таня! Хватит ублажать других, подумай о себе. Для этого не надо разводиться, если ты этого не хочешь. Во-первых, надо знать, чего ты хочешь, что тебе необходимо, чтобы жизнь была полной.

Когда мы не просим того, чего мы хотим или что состав­ляет нашу потребность, мы обесцениваем себя. Мы заслу­живаем лучшего. Возможно, нас учили, что это невежливо или неуместно говорить о себе.

Правда состоит в том, что если мы этого не делаем, то неудовлетворенные желания и потребности непременно возвращаются и преследуют наши взаимоотношения. Дело может кончиться тем, что мы злимся, негодуем. Либо мы начинаем наказывать кого-то за то, что он или она не дога­дались, не прочитали наших мыслей о том, в чем же состо­ит наша потребность.

Интимность, близость возможны только тогда, когда оба члена пары могут говорить, чего они хотят, в чем они нуж­даются. Иногда мы можем или даже обязаны требовать того, чего мы хотим. Это уже означает устанавливать границы. Тогда мы не контролируем другого человека, но обретаем контроль над своей жизнью.

Наше собственное отношение к своим потребностям тоже очень важно. Необходимо ценить свои потребности и относиться к ним серьезно, если мы хотим, чтобы другие люди относились к нам серьезно. Когда мы начинаем це­нить свои потребности, считать их важными, мы замечаем существенные изменения. Тогда наши желания и потреб-

90

ности начинают удовлетворяться. Пусть твоя медитация на сегодня будет примерно следующей.

Сегодня я буду с уважением относиться к своим же­ланиям и потребностям и к желаниям и потребностям других людей. Я буду говорить себе, другим и даже своей Высшей силе, чего я хочу и что мне необходимо. И я буду слушать и понимать также, чего они хотят и в чем они нуждаются.

Танин выбор мужа был продиктован эмоциональным голодом, длительным неудовлетворением элементарных психологических потребностей в родительском доме. Супруг с трудной судьбой — это то, что ей было нужно. Это давало ей возможность найти применение своим луч­шим душевным качествам, пострадать, принести себя в жертву.

Мы чувствуем себя комфортно только в привычных об­стоятельствах. Костя — ее муж — как раз и создавал ат­мосферу отчего дома: держал Таню на некотором расстоя­нии от себя, не очень был предан семейному очагу. Его надо было постоянно завоевывать. Потребность давать у нее была намного сильнее, чем потребность получать. Баланса «даю» и «беру» не было.

Страдать, терпеть эмоциональное отвержение — это урок, выученный Таней в детстве. Такие уроки мы помним всю жизнь. Противоположное — жить окутанной любо­вью, вниманием, в психологическом комфорте, в устойчи­вых отношениях — ей просто не было знакомо.

Она не могла достичь той степени близости отношений, которая ей была неведома. В ее семье практически не было близости между родителями, только размолвки, упреки, не­довольство, боль и напряжение. Никогда не было настоя­щего праздника разделения чувств, настоящей близости, любви.

Таня вошла в жизнь с формулой любви, в которую входи­ло только стремление отдать себя, ничего не требуя взамен.

Родительская семья — залог счастливого замужества.

ДИСФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СЕМЬЯ

Неудачный брак Тани и Кости связан с тем, что каждый из них вырос в не совсем благополучной, так называемой дисфункциональной, семье.

К дисфункциональным относятся те семьи, в которых:

  • не принято обсуждать имеющиеся проблемы;

  • не принято открыто проявлять чувства;

  • преобладают непрямые коммуникации (допустим, мать просит сына передать отцу нечто важное).

В таких семьях часто можно услышать:

  • будь сильным, хорошим, правильным, совершенным;

  • живи так, чтобы мы гордились тобой;

  • не будь эгоистом;

  • делай так, как я тебе говорю, а не так, как я делаю;

  • нечего тратить время на игры и забавы;

  • не раскачивай лодку, сохраняй имеющееся положе­ние вещей;

  • не выноси сор из избы.

В дисфункциональных семьях подавляются естествен­ные движения души, запрещается искреннее выражение чувств. Это семьи, основанные на подавлении одних чле­нов семьи другими. В роли угнетателей часто выступают родители, дети выступают в роли угнетаемых.

В одной семье девочку восьми лет поставили на колени за то, что она рассердилась на мать. На всю жизнь ей был преподан урок о том, что она не должна испытывать чув­ство гнева. Заодно девочка научилась перекрывать и ряд других чувств, которые принято называть положительны­ми. Отказ чувствовать для нее — способ избегать душев­ной боли.

92

Родители в дисфункциональных семьях часто в натяну­тых отношениях. Они или дерутся, или ссорятся, или мол­чат неделями после ссоры. Война — перемирие — снова война — короткий мирный договор — подготовка к новым набегам.

Зато правила в дисфункциональных семьях незыблемые, закосневшие. От каждого требуют ни больше, ни меньше, как быть совершенством, забывая, что таких людей просто не существует в природе. Начинаются эти требования вро­де бы с незначительных замечаний: «Не реви. Хорошие де­вочки (мальчики) не плачут». И вот уже укол достиг детс­кой души — ребенку дали понять, что он не относится к «хорошим».

Вся дальнейшая жизнь ребенка и затем взрослого чело­века может быть истрачена на опровержение этого заяв­ления родителя. Многие родители считают, что собствен­ных потребностей у ребенка не должно быть. Нередко в этих семьях один из родителей злоупотребляет алкоголем, а где алкоголь, там и насилие. Причем насилие может быть как физическим (побои), так и словесным (оскорбления).

Естественно, что в дисфункциональных семьях совсем не та атмосфера, которая позволяет каждому члену семьи расти духовно. Люди, выросшие в дисфункциональных се­мьях, имеют полное право сказать: «В детстве у меня не было детства».

Главные правила дисфункциональной семьи содержат три «не»: не говори, не чувствуй, не доверяй.

Дисфункциональные семьи не умеют ни сами разре­шить свои проблемы, ни обратиться за помощью к другим, так как живут в социальной изоляции, тратя все силы на поддержание ложного образа сплоченной, благополучной семьи. Иногда такие семьи называют фасадными, или псев­доблагополучными.

КАКОВА ЖЕ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СЕМЬЯ?

Это действительно здоровая семья. Когда я говорю здо­ровая семья, я имею в виду, разумеется, не столько физи­ческое здоровье семьи, сколько нормальные взаимоотно­шения между ее членами, хотя одно с другим связано.

Члены такой семьи:

  • открыто общаются между собой и слушают друг друга;

  • поддерживают друг друга;

  • учат уважать других;

  • развивают доверие к людям;

  • имеют чувство юмора и не отказываются от игр и раз­влечений;

  • имеют понятие о разделенной ответственности;

  • учат детей понятиям хорошего и плохого;

  • дорожат принадлежностью к семье, ее традициям и ритуалам;

• уважают потребность в уединении каждого;
. ценят услуги друг друга, заботу;

  • соблюдают время обеда и используют его как пре­красную возможность для беседы;

  • любят вместе проводить свободное время;

  • умеют распознать свои проблемы и не боятся обра­титься за помощью.

В здоровой семье удовлетворяются психологические по­требности каждого члена семьи. Естественно, что потреб­ности в еде, медицинской помощи, образовании и т.п. тоже удовлетворяются. Каждый чувствует свою принадлежность к семье и буквально «кожей ощущает», что он дорог.

Если же у кого-то есть необходимость почувствовать свою независимость, то ему предоставляется такая возмож-

94

ность, ему позволяют делать свои собственные ошибки и не стыдят его за это. Каждый член семьи имеет возможность расти духовно. В то же время он может развлекаться, иг­рать даже в «глупые» игры, дурачиться.

Все чувства в здоровой семье могут быть высказаны или выражены как словесным, так и бессловесным образом, ес­тественно, в приемлемой, цивилизованной форме. Допуска­ется выражение всех чувств, включая гнев, досаду, ненависть.

Если же есть повторяющиеся проблемы, то они разре­шаются усилиями всех членов семьи. В случае необходи­мости обращаются к специалистам.

Детей любят и не тяготятся ими. Родители выслушивают детей, а не читают им нотации. В то же время родители за­ботятся о себе, уделяют много времени своим взаимоотно­шениям, что дает детям модель для построения их отноше­ний с людьми.

В здоровой семье уважают границы духовного сувере­нитета, границы личности каждого.

Если же в семье имеется предрасположение к таким бо­лезням, как алкоголизм, депрессия, то члены семьи не за­малчивают эти проблемы, а свободно обсуждают их, обра­щаются за помощью к специалистам, если это нужно.

В здоровой семье каждый отвечает за свои действия, и другие не считают, что должны брать на себя всю ответ­ственность за поступки каждого члена семьи.

В такой семье разговаривают непосредственно друг с другом, прямым и открытым образом, не сплетничают, не шепчутся за спиной, не используют третьих лиц для пере­дачи информации.

Члены семьи разделяют чувства друг друга, но не подав­ляют один другого, смело смотрят правде в глаза. В то же время они умеют посмотреть на проблему как бы со сторо­ны, отстраненно.

Советы дают только в том случае, когда кто-то об этом просит, когда это уместно. Детей поощряют бороться с труд­ностями собственными силами, чтобы они не нуждались в родителях каждую минуту, а прокладывали в жизни свои

95

собственные пути. Детям разрешают выбирать, что делать, что носить и т.д.

Сравнение здоровых и нездоровых семей, то есть функ­циональных и дисфункциональных, приведено в нижесле­дующей таблице.

Таблица. Характеристики здоровых и нездоровых семей

Характеристики

Здоровые семьи

Нездоровые семьи

1. Власть

Демократия

Автократия

2. Время

Есть время для каж­дого.

Очень мало времени на каждого.

3. «Делу время, а потехе час»

Баланс между работой и игрой

Либо чрезмерная пере­груженность, либо пол­ная незанятость. Хаос жизненного уклада.

4. Качество времени

Каждому члену семьи уделяют полноценное время.

Не имеют понятия о ка­честве времени.

5. Чувства

Признают, ценят, вос­принимают и показы­вают, проявляют чув­ства.

Чувства либо не поощ­ряются, либо находятся под запретом.

6. Гнев

Не сердятся долго. По­ощряют выражение гнева.

Дом полон гнева, но вы­ражать его запрещено.

7. Честность

Честно и открыто де­лятся мыслями и чув­ствами со всеми чле­нами семьи.

Ложь допустима, в та­ких семьях обычно дер­жат секреты.

8. Обсуждения

Обсуждают самые де­ликатные темы.

Редко касаются дели­катных тем.

9. Сотрудни­чество

Семья работает как одна команда.

Семья фокусируется только на одном или двух своих членах.

10. Личностный рост

Достаточно простран­ства для индивидуаль­ного роста. Семья ле­леет этот рост.

Отбивают охоту и пре­пятствуют духовному росту своих членов.

96

Ниже приводятся характеристики людей, составляющих здоровую либо нездоровую систему взаимоотношений (цит. по М. Мюррей «Терапия последствий травм, жестокого об­ращения и депривации», материалы семинара 1 уровня.)

Здоровая система — в основании любовь и уважение:

Любящий

Деликатный

Милосердный

Смиренный

Принимающий

Здоровые, уместные границы

Побуждает других мыслить самостоятельно

Позитивно настроен

Дружелюбный

Добрый

Сочувствующий, принимающий чувства других

Уважительный

Всеблагой

Признательный

Внимательный к другим

Терпеливый

Законопослушный

Меняет основы

Готов к сотрудничеству

Прямой

Ответственный

Ценит всех людей

Ищет в человеке хорошее

Ищет правды, знаний

Честный

Достоин доверия, на него можно положиться

Тактичный

Творческий

Уравновешен

Слова его сочетаются с делами

7-6306 97

Ясно выражает свои мысли, чувства Гибкий Ранимый

Воодушевляет, ободряет других Убедительно высказывается

Преданно относится к здоровью группы в целом и отдель­ных членов группы (семьи)

Желает работать вместе с другими Радостный, мирный

Нездоровая система — в основании безоговорочное под­чинение авторитету, правилам

Недобрые

Закрытые, охраняющие свою территорию

Грубые

Гневливые

Считают себя лучшими

Критикуют, осуждают

Имеют жесткие границы или не имеют их вовсе

Только Я, Мы знаем правду

Негативно настроены

Отчужденные, холодные

Враждебные

Не заботятся о других

Не считаются с остальными

Враждебные

Склонны осуждать, выносить приговор

Неблагодарны, невежливы

Эгоцентричные

Нетерпеливые

Вероломные

Держатся только за традиции

Антагонистичны, воинственны

Хитрые, неискренние

Безответственные

98

Считают ценными лишь самих себя («Мы — ценные, а вы — нет».)

Ищут в человеке плохое

«Я/Мы скажем вам правду»

Обманщики

На них нельзя положиться

Не любят перемен, жестко фиксированы на привычном

Узко сфокусированы

Делают не так, как говорят

Высказываются двусмысленно

Негибкие

Занимают оборонительную позицию

Противопоставляют людей друг другу, шантажируют

В их словах звучит явная или скрытая агрессия

Считаются только с «авторитетами»

Конфликтуют с другими людьми

Склонны вызывать раздоры, беспорядки

На семинаре у Мэрилин Мюррей мы вспоминали харак­теристики людей, окружающих нас дома, на работе, в дру­гих сообществах (например, церковная община, группа Ал-Анон и др.). Тем самым удавалось оценить, насколько здо­ровая или нездоровая система взаимоотношений нас окружает. Мы обращали внимание также и на свои харак­теристики. Некоторые участники семинара даже вычис­ляли степень здоровой/нездоровой системы в процентах. Делали вывод, насколько мы соответствуем здоровой или нездоровой системам взаимоотношений.

7*

БЕСЦЕННЫЕ КАЧЕСТВА ТОЛЬКО ЧТО РОДИВШИХСЯ ДЕТЕЙ

Рассмотрим, как формируются качества ребенка в здо­ровой, открытой, функциональной семейной системе. И вмес­те с этим рассмотрим, как эти качества могут изменяться в нездоровой, закрытой, дисфункциональной системе.

У только что родившегося ребенка можно отметить пять особенностей: все дети ценны, ранимы, несовершенны, за­висимы и незрелы. Родители, уважая их изначальную цен­ность, помогают детям развиваться по каждой из означен­ных характеристик. Когда дети вырастут (естественно, в здоровой семье), они станут зрелыми, хорошо функциони­рующими людьми с положительной самооценкой, с прият­ным ощущением от возможности быть самими собой.

У зрелых людей имеются умения, которые позволяют им выжить в трудных условиях, а именно:

  • умение сосредотачиваться на себе, чтобы развивать­ся внутренне;

  • умение собрать и выделить энергию, необходимую для тяжелой работы — внутреннего роста;

  • способность приспосабливаться, чтобы выдержи­вать процесс роста, который требует постоянных из­менений.

Функциональная семья развивает и поддерживает такие умения в своих детях. Рассмотрим подробнее ранее указан­ные качества, так как от их развития в конечном счете зави­сит и семейное счастье детей, когда они станут взрослыми.

Ребенок - ценный человек. В функциональной семье ребенка ценят просто потому, что он родился. Ни один член семьи, ни один человек за пределами семьи не считается

100

более ценным, чем ребенок. В то же время семья ценит ре­бенка не больше, чем любого другого человека. Все члены семьи равноценны.

В начале жизни дети не имеют никакого понятия о том, кто они такие и как им следует к себе относиться. У них еще нет концепции себя. Еще нет выработанных форм по­ведения, правил для развития личности. Они обучаются этому, взаимодействуя вначале с мамой, а затем с мамой и папой.

Дети впитывают уважение своих родителей к себе. На этом позже будет построено самоуважение, собственная самооценка. Как родители их ценят, так они и будут к себе относиться.

Положительную оценку ребенку не надо завоевывать. В здоровой семье ребенок всегда ценится, ценится само его существование, а не его деяния. И дети знают: «Я родился ценным существом. Этого мне достаточно. Как хорошо быть самим собой».

Как семья может поддерживать самоценность ребенка? Приведем такой пример. Однажды вечером мама спокой­ным, но твердым голосом говорит:

  • Дочка, уже половина девятого. Тебе пора спать.

  • Я не хочу спать, — упрямится девочка.

  • Я понимаю, что ты не хочешь идти в постель. Но это нужно, тебе только восемь лет, а детям надо много спать. Завтра у тебя будет большой день.

Далее мама говорит о том, что она знает, что необходимо ребенку в этом возрасте, хотя и понимает, что дочери не хочется этого делать. Это нормально — чего-то не хотеть делать. Мама подчеркивает, что дочка сама может решить, что пора идти спать. Тем самым она избегает говорить «нет» желанию девочки и «да» своему приказу. Это дает ребенку некоторую свободу выбора.

Таким образом, мама проявила свое уважение к ребен­ку: она показала, что слышит то, что говорит дочка, понима­ет, чего та хочет и не хочет, и знает, как дочь себя чувству-

101

ет; она объяснила причины своей настойчивости, правила для детей; она сказала, как она может помочь выполнить эти правила, предоставляя возможность выбора; она была твердой в своем поведении, но не причинила боли ребенку: ведь она могла просто взять ребенка на руки и отнести в спальню или проводить туда. Девочку учат понимать, что если она не пойдет вовремя спать, то завтра могут быть не­приятные последствия, например, она будет уставшей, не сможет выполнить домашнее задание после занятий в шко­ле, поиграть и т. п.

Поскольку все эти правила гуманны, понятны, в них есть смысл, то все поведение мамы в конце концов воспринима­ется ребенком как забота о нем. Следовательно, мама отно­сится к дочери с уважением, подчеркивает, что ребенок — ценный человек. И девочка начинает сама ценить себя, в ней развивается положительная самооценка. В добавление к этому ребенок получил наглядный урок, что в жизни есть выбор (можно пойти спать добровольно).

Когда девочка станет взрослой, выйдет замуж и у нее будут какие-то разногласия с мужем, она вспомнит, что можно обсудить варианты, поделиться властью и достичь какого-то компромисса.

А как укладывали спать Таню? Очень просто: «Не гово­ри мне, что ты не хочешь идти спать. Меня не интересует, хочешь ты или не хочешь. Марш в постель!»

Такая реакция означает, что нежелание Тани идти спать не имеет никакого значения для матери. Подтекстом в раз­говоре звучит, что с мамой Тане говорить честно о своих желаниях не стоит. А когда мы испытываем определенное состояние (для ребенка это может быть дистрессом) в свя­зи с желанием или нежеланием что-то делать, то теряем частично или же целиком свою ценность.

Более того. Мама могла сказать: «Ах так? Не хочешь идти спать? Ну что же, тогда я лишаю тебя вечерних гуля­ний во дворе на неделю». Эти последствия могли показать­ся Тане слишком несоразмерными с ее сопротивлением воле матери.

102

И Таня усваивает следующий урок, очень прочный, как и все уроки, выученные в раннем возрасте. Только поведе­ние определяет мою ценность в глазах родителей, а сама-то я не представляю никакой ценности. Ребенок достаточ­но хитер, легко приспосабливается. И Таня быстренько убегает в спальню, притворяясь, что все в порядке, никому не высказывая своих чувств. Так она приобретает досто­инство в глазах родителей.

Для нее же это способ выживания. Она усваивает, что надо исполнять волю других, удовлетворять их потребнос­ти, отрекаясь от своих. То есть чтобы иметь позитивную самооценку, ей приходится воздействовать на внешние обстоятельства. Самооценка осознается не как внутреннее свойство личности, а как нечто, зависящее от внешних об­стоятельств: происходит перенос — от человека — к тому, что он делает.

Это очень серьезный урок и очень опасное состояние. Всю жизнь женщины могут нуждаться в подпитке своей оценки извне. Они будут стремиться задабривать супру­га, стремиться угодить начальнику, напрягать все силы, чтобы добыть себе внешние знаки своей ценности — одеж­ду, жилище, машину. А не дай Бог, муж бросит — тогда все, крах. Ибо наедине с собой этой женщине страшно остаться, внутри пусто. Без внешних знаков ее ценности она раздавлена.

Люди, выросшие в дисфункциональных семьях, в сис­теме эмоциональных репрессий, где власть родителя при­ближается к деспотии, обычно имеют очень низкую само­оценку. Из истории мы знаем, что страны с деспотичным режимом замедляли или прекращали свое развитие. То же может происходить и с душевным развитием ребенка.

Есть такой исторический анекдот. Российский импера­тор Павел был властителем, желавшим максимальной, пре­дельной власти над своими подданными. Однажды швед­ский посол в России Стендинк похвалил праздник и позво­лил себе заметить, что устроитель праздника Нарышкин — лицо очень важное. При этих неосторожно вырвавшихся

103

словах посла лицо императора переменилось и, повысив голос, он произнес следующую фразу: «Господин посол, знайте, что в России нет важных лиц, кроме того, с которым я говорю и пока я с ним говорю».

Эти слова показывают, что император совершенно ли­шает подданных права на человеческое достоинство, на возможность чувствовать себя ценными. Следует помнить, что Павел вступил на престол после многолетних униже­ний и страхов. Угнетенный человек, он же раб, всегда меч­тает порабощать других.

Я работала с больными алкоголизмом и наркоманией. У них пониженная самооценка, даже у тех, кто относится ко всем свысока, грубо, кто не признает авторитетов. Внеш­не они иногда выглядят как люди с переоценкой своей лич­ности. Но с чего бы это молодой человек так демонстриро­вал свою грубость для устрашения окружающих, если он не сомневается, что он достойный человек?

Ревность также проистекает из пониженной самооцен­ки, страстная борьба за власть, оскорбительный тон на­чальника с подчиненными — тоже оттуда. Когда такие люди попирают достоинство других, ими движет недоста­точная уверенность в своем человеческом достоинстве. Корни этого явления — в неудовлетворении потребнос­тей ребенка, в отрицании реальности его чувств, а также в непонимании ранимости ребенка, в чрезмерном огра­ничении его инициативы.

Ранимость ребенка. От природы все дети ранимы и дол­жны быть защищены своими родителями. У самих детей еще не возникла система внутренних границ. Ранее мы го­ворили, что внутренние границы нужны нам для защиты себя и для того, чтобы не ранить других. Дети нуждаются в защите в следующих областях: физической, сексуальной, эмоциональной, интеллектуальной и духовной.

А что значит защитить ребенка? Это значит, что мама или лицо, ее заменяющее, признает и уважает право ре­бенка на свое тело, мысли, чувства, поведение даже тогда, когда руководит им в сложной ситуации.

104

«Когда отец назвал меня очень грубым словом, мама про­молчала. Мне кажется, она предала меня. Я права? » — спра­шивает меня двенадцатилетняя девочка.

Что я ей скажу? Конечно, она права. Но по моим прави­лам в беседе с детьми о родителях можно говорить или хо­рошо или никак. Молчание и было ответом.

В здоровой семье дети всегда защищены. Защищенность и безопасность — краеугольные камни выживания. Обя­занность родителей — обеспечить детям безопасность, а в случае угрозы защитить детей. Это не сверхопека. Дети должны быть защищены от грубого поведения кого бы то ни было, кто может нанести оскорбление телу или душе ребенка. Тогда у них развиваются внутренние границы, не позволяющие и им, в свою очередь, кого-либо обидеть. Если ребенок имеет право на защищенность его внутреннего мира, значит, каждый другой человек тоже имеет это пра­во. У ребенка формируется понятие о чувствительности, ранимости других.

Если у ребенка нет понятия о границах своего суверени­тета, он становится очень уязвимым, его легко ранить, он может идти навстречу опасности, не замечая ее, он крайне доверчив. Во взрослой жизни это качество его подведет. Это все равно, что у автомобиля выключены предупредитель­ные огни. Одна встреча с обидчиком, другая, а дальше — полная утрата доверия, и вот уже для защиты выстроена стена, за которую спрятался ранимый человек.

Как будет девочка, оскорбленная своим отцом, отно­ситься к мужчинам? Естественно, с недоверием. Возмож­но, замкнется, спрячется за стену, выложенную из страха или молчания. Будучи очень ранимым, можно защищать­ся и агрессивным поведением. Все это случается тогда, когда родители или воспитатели не могли защитить ребен­ка и не научили его избегать обиды.

Легче всего показать это на примере нарушения физи­ческих границ. Допустим, ребенок не имеет понятия о том, что чей-то двор имеет свои границы и о том, что частную собственность надо уважать. Тогда он, сокращая путь к

105

себе домой, может пройти через двор соседа, повреждая грядки и клумбы с цветами. Естественно, что хозяин двора возмутится, возможно, накричит на ребенка, оскорбит его.

Как в этом случае должна поступить мама? Взяв малыш­ку за руку, пойти к соседу, извиниться за вторжение в его двор, обещать научить ребенка соблюдать границы. В то же время мама может показать, что не одобряет грубых слов соседа. Таким образом она ограждает ребенка от по­вторения подобных действий, дает понять, что другие люди очень чувствительны. Усвоив урок о ранимости других, ре­бенок начинает соблюдать чьи-то границы и осознавать свои собственные границы духовного суверенитета.

Если мама имеет понятие о сексуальных границах, то есть уважает собственное сексуальное «я», то она не нару­шит границ ребенка, например таким образом: «Почему ты так поздно вернулась? Наверное, уже непристойными де­лами занималась?» Это было бы оскорблением сексуаль­ного «я» дочери.

Сексуальной агрессией является даже такое «невинное» поведение матери: как только юноша собирается на сви­дание, у матери начинает болеть голова. Покидая больную мать, молодой человек испытывает чувство вины. А в ре­зультате он может стать импотентом, поскольку это чувство вины мешает естественному развитию отношений с девуш­кой и становлению его мужского достоинства. Он может отказаться от всяких взаимоотношений с девушками (сте­на самоизоляции) и всю жизнь играть роль «хорошего маль­чика, не покидающего свою маму».

Если у одного родителя нет никаких понятий о внутрен­них границах, а другой родитель построил для своей защи­ты глухие стены, то ребенок в такой семье может метаться от крайней ранимости до полной нечувствительности к вторжению в его духовное пространство. И нормальные отношения с людьми у него не сложатся.

Несовершенство ребенка. Это так естественно при­знать за детьми право делать ошибки. Все люди делают ошибки, но дети еще более несовершенны, чем взрослые.

106

Следует подчеркнуть, что и в функциональной семье все ее члены несовершенны. Это в природе человека. Есть та­кая английская поговорка: «У каждого пупок попахивает».

Совершенства в природе просто не существует. Так по­звольте же вашим детям ошибаться и не унижайте их из-за этого. Учите исправлять ошибки, но не дайте им повода усомниться в том, что они особенные, чудесные и безгра­нично любимы вами.

Когда родители не могут объяснить детям их ошибки, они берут на себя роль непогрешимого божества и перекрыва­ют путь к развитию связей с «Высшей силой», о которой у каждого могут формироваться свои понятия.

Что бывает, когда родители не позволяют детям быть не­совершенными и требуют быть только хорошими и послуш­ными? Реакция может быть двоякой. Дети могут тратить все силы на достижение совершенства и обязательно ког­да-нибудь потерпят неудачу. Либо они отдалятся от роди­телей, «забастуют», станут бунтовщиками, «плохими» в глазах родителей.

В зрелом возрасте это сказывается двумя крайностями: либо человек постоянно контролирует себя, не может рас­слабиться, кстати, пытается контролировать и супруга, и детей, то есть грубо диктовать им, как себя вести, либо во­обще не имеет понятия о вопросах контроля.

Сверхконтролирующими бывают жены больных алко­голизмом, а сами больные обычно теряют контроль над сво­им поведением. Сверхконтролирующие жены не могут жить без страха, боли и гнева. Они полны страха потер­петь неудачу при любом жизненном испытании.

Ребенок зависим от других в вопросах удовлетворения его нужд и желаний. Я глубоко убеждена в том, что после того как удовлетворены основные потребности ребенка (в еде, одежде, крыше над головой, медицинской помощи), на первый план выступает удовлетворение эмоциональных потребностей.

Только после того, как будут удовлетворены потребнос­ти ребенка в ласке, внимании, он сам научится понимать

107

свои желания, нужды. Взрослые не всегда знают, чего они хотят. А когда осознают свои желания, не всегда знают, как попросить других удовлетворить их, не испытывая при этом чувства неловкости, вины или стыда.

Это может быть результатом воспитания в дисфункцио­нальной семье, в которой с эмоциональными потребностя­ми ребенка могут поступать следующим образом: или ни­когда не позволять детям делать что-либо самостоятельно; или подвергать детей нападкам, по меньшей мере словес­ным, за то, что они выражают какие-то желания; или про­сто игнорировать желания детей.

В первом случае, когда родители все делают сами, не да­вая детям никакой самостоятельности, дети вырастают слишком зависимыми, без навыков заботы о себе.

Во втором случае, когда родители могут отругать ребен­ка за то, что он что-нибудь хочет, ребенок усваивает, что для него небезопасно выражать свои желания.

В третьем случае, когда родители игнорируют жела­ния ребенка, просто не реагируют на обращения к ним, вырастают люди, которые, как правило, не имеют своих желаний, которым и в голову не приходит, что можно что-то хотеть.

В моей практике мне встречалось много людей, считав­ших свой брак неудачным. В этих браках не только мужья ничего не делали для удовлетворения потребностей жен­щин, но ни женщины, ни мужчины не могли даже сформу­лировать, что же они хотят. Они неопределенно выражали свои желания: «Хотелось бы, чтобы он (она) был(а) внима­тельнее ко мне, чтобы помогал(а)». Как потом выяснялось, супруги никогда не говорили друг другу о своих желаниях.

Ребенок - существо незрелое. Дети должны оставаться детьми. Как говорится, «каждому овощу — свое время». Со­гласитесь, глупо было бы ожидать от восьмилетней Маши, чтобы она пришла со своей проблемой к маме и без слез, спокойно рассказала, что ее беспокоит, четко сформули­ровав свои чувства и трудности. Такое поведение невозмож­но в восемь лет!

108

Надо признать за Машей право плакать, кричать, а, воз­можно, упасть посреди комнаты и биться ногами об пол, хотя последнее более подходит трехлетнему ребенку. Значит, у Маши случилось что-то такое, что на минутку отбросило ее до уровня трехлетней девочки. А может, ей мешали взрос­леть и у нее закрепились задержанные, незрелые формы по­ведения. Сила реакции может объясняться и силой стресса.

Одна мама рассказала мне о том, как нашла верное сред­ство воздействовать на своих детей в подобных ситуациях: «Пока я кричала на дочку: «Прекрати! Ты ведешь себя как глупая, маленькая девочка. И тебе не стыдно?» — ничего не помогало, она еще сильнее билась ногами об пол. Но од­нажды я подошла к ней и взволнованно спросила: «Скажи мне, что с тобой происходит, что ты должна была упасть на пол и так сильно биться, что ты вынуждена так плакать и поднимать такой крик?» Удочери сразу высохли слезы, она поднялась, обняла меня и начала сбивчиво рассказывать, как ее девочки назвали ябедой, как это было несправедливо».

Что же случилось? Почему изменилось поведение девоч­ки? Весь секрет в том, что мать приняла как должное «ужас­ное» поведение дочери с проявлениями гнева, отчаяния и т. п. Для этого возраста ничего из ряда вон выходящего в поведении девочки не было. Признать право ребенка на проявление своих чувств и помочь ему найти приемлемые формы их выражения — вот и все, что нужно.

В одной семье росли две сестры — семилетняя Наташа и трехлетняя Люся. Оба родителя работали. Случилось так, что в этот год они не могли отдать детей в детский сад. Наташа стала нянчить младшую Люсю. Слишком большая ответ­ственность для семилетней девочки! Наташа все время боя­лась, что не уследит за Люсей и получит нагоняй от мамы. К тому же так хотелось поиграть с девочками своего возраста, покататься на велосипеде, но на ней — забота о сестренке.

Наташа была поставлена в положение ответственной, что не соответствовало ее возрасту. Поэтому она выросла не по годам серьезной, требовательной, все ее называли «мать-командирша».

109

С другой стороны, младшая сестра Люся росла забало­ванным ребенком, которому позволялось вести себя как угодно, включая формы поведения, подходящие лишь ма­леньким детям. Когда ей исполнилось восемь лет, она по­зволяла себе такие проявления гнева, которые обычно свой­ственны двухлетним, и некому было противостоять этим капризам. Ее все любили, она была окружена вниманием, и никто не объяснил, чего от нее ожидают, никто не подвел ее к уместным формам проявления своих настроений.

Люся осталась эмоционально незрелой, своей жизнью она никогда не управляла, достаточно было заглянуть в ее спальню — сплошной хаос. Такая же путаница свойствен­на была и ее отношениям с мужчинами.

Ни одна из сестер не имела возможности действовать соответственно возрасту. Обеим девочкам не уделяли дос­таточно внимания, времени, родители не руководили их взрослением.

Связь между характеристиками взрослого, зрелого че­ловека и воспитанием в функциональной либо дисфунк­циональной семьях перечислены в двух нижеприводимых таблицах.

Таблица. Воспитание в функциональной семье —

превращение естественных характеристик ребенка в признаки зрелого человека

Естественные харак­теристики ребенка

Характеристики зрелого человека

Ценный

Самооценка, исходящая изнутри

Ранимый

Ранимость, умение защитить себя, развитые здоровые границы

Несовершенный

Восприятие несовершенства как естественной черты людей

Зависимый

Взаимозависимость и способность понимать свои и чужие потребности

Незрелый

Зрелость соответственно возрасту

110

Таблица. Воспитание в дисфункциональной семье — трансформация естественных признаков ребенка в качества, необходимые для выживания, но затрудняющие жизнь взрослого человека

Естественные характеристи­ки ребенка

Дисфункциональные качества, необходимые для выживания

Характеристики зрелого человека, затрудняющие жизнь

Ценный

Менее, чем другие либо более, чем другие

Трудности достижения адекватной самооценки

Ранимый

Чрезмерно ранимый либо совсем не рани­мый

Трудности

в установлении

здоровых границ

Несовер­шенный

«Плохой», бунтарь либо «хороший», образцовый

Трудности в приятии своей реальности и несовершенства

Зависимый

Слишком зависимый либо отсутствие нужд и желаний

Трудности в удовлет­ворении собственных потребностей

Незрелый

Слишком незрелый, ха­отичный либо слишком зрелый, сверхконтро-лирующий

Трудности в умении спокойно восприни­мать реальность

Наверное, я утомила вас, мои дорогие читатели, этим су­хим анализом. Не знаю, к какому выводу пришли вы, но я считаю, что все эти классификации, все деления на функ­циональные и дисфункциональные семьи верны лишь при­близительно. Это схема. Но с помощью классификации мы можем легче ориентироваться.

Лично я не знаю исключительно функциональных се­мей. В каждой семье есть свои трудности, свои несовер­шенные условия воспитания. Так что не спешите сожалеть, что вам не повезло родиться в исключительно «правиль­ной» семье. Беспроблемных семей просто не бывает.

Тем не менее, анализируя себя, развитие своей личнос­ти, мы скорее поймем, откуда у нас, допустим, стремление

111

командовать (несоблюдение внутренних границ) или же­лание угождать другим и вечная неловкость при высказы­вании собственных просьб (игнорирование потребностей ребенка). Поняв истоки своих особенностей, мы можем над ними «поработать». Результатом может быть улучшение — как собственного самочувствия, так и облегчение жизни следующему поколению.

важнейшие потребности души

Возможно, у моих читателей уже есть дети. Давайте еще раз подумаем, в чем нуждались вы, будучи ребен­ком, и в чем нуждаются теперь ваши дети. Впрочем, взрослые испытывают те же потребности. Если удовлет­ворение их у детей в значительной степени зависело от родителей, то взрослые и сами могут многое для себя сде­лать. Существенно повышается удовлетворение ниже описанных потребностей в гармоничном браке. О том, насколько полно удовлетворяются эти потребности, вы будете судить сами.

Выживание

Все мы выжили благодаря тому, что о нас кто-то заботил­ся. Как только новорожденный остается без попечения, он умирает. Для физического выживания новорожденному не­обходимо удовлетворить его материальные потребности в пище, оптимальной температуре окружающей среды.

Однако даже в этом возрасте мало удовлетворить лишь материальные нужды. Для полноценного выживания, для последующего гармоничного развития ребенку нужно еще что-то сверх удовлетворения этих видимых потреб­ностей.

Вы думаете, что кормящая грудью мать дает лишь необ­ходимые питательные вещества своему младенцу? Не толь­ко. Оказывается, очень важно прикосновение тел матери и ребенка, очень важна улыбка матери, ласковые погла­живания тельца ребенка. От этих «добавок» к питатель­ным веществам зависит качество выживания, гармонич­ность душевного склада ребенка.

Вы заметили, что большинство мадонн на картинах эпо­хи Возрождения, а также Богоматерь на русских иконах

s-6306 113

держат младенца у левой части груди? Это не случайно. Наиболее проницательные художники подметили, что ре­бенку на левой руке матери комфортнее, чем на правой, так как ребенок быстрее успокаивается, когда слышит биение сердца матери. Он так привык к этому ритму в ут­робе. Для ребенка в этом прикосновении, в этом спокой­ном ритме сердца заключается вся надежность и безопас­ность существования.

Обратите внимание, как носят детей матери в некото­рых африканских странах. Они их мягко привязывают к себе либо спереди, либо сзади. Близость к телу матери обес­печивает ребенку ту же безопасность, которая так нужна для выживания и нормального развития.

Дорогие юные мамы! Чаще гладьте своих детей, посто­янно поддерживайте хотя бы контакт взора, если не може­те соприкасаться с ними кожей. Я видела, как мамы возят детей в коляске сзади себя. Это очень плохо для души ре­бенка, потому что нет связи с матерью. Вы очень родные люди. Дайте знать об этом улыбчивым лицом, нежными руками, ласковым голосом.

Обеспечить выживание ребенку можно при соблюде­нии таких условий, как безопасность, стабильность, по­стоянство, защищенность. Все это обязаны создать роди­тели.

Взрослые выживают при тех же условиях. Для взрослых еще очень важно ощущение, что они могут управлять сво­ей жизнью, что именно от них самих зависит течение их жизни. Имеется прямая связь между удовлетворением этих потребностей у ребенка и ощущениями у взрослых — бе­зопасности, стабильности и так далее. Травматическое дет­ство оставляет трещины в фундаменте выживания.

Прикосновение

Не только маленьким, но и взрослым прикосновение ис­ключительно важно для полного душевного благополучия. Считается, что детям и пожилым людям требуется больше прикосновений, чем людям среднего возраста. А иначе, за-

114

чем бы люди обнимались при встречах, разлуках, то есть в моменты наивысшего напряжения эмоций?

Известный специалист в области семейных взаимоотно­шений Вирджиния Сатир считала, что каждому из нас для душевного благополучия необходимо от 4 до 12 объятий в день. Естественно, имеется в виду, что обнимаются близ­кие люди. И это не прихоть, не выдумка, а важнейшая че­ловеческая потребность.

Как-то я пожаловалась в кругу друзей, что мне будет тя­жело с ними расставаться. Дело было в Ратгеровском уни­верситете, где я училась быть семейным консультантом. В ответ на свои жалобы я услышала: «А мы вас обнимем на прощание, и вам станет легче». Это был ответ людей, спе­циализировавшихся, так же как и я, в налаживании семей­ных взаимоотношений. Это был психологически грамотный подход к решению маленькой проблемы, а вовсе не шутка.

Рекомендацию Вирджинии Сатир (4—12 объятий в сут­ки) я применяю на близких в своей семье и другим реко­мендую. Результаты, с моей точки зрения, очень хорошие.

А вот результаты научно контролируемых эксперимен­тов. В 1985 году американский ученый Л. Доссей опублико­вал работу, в которой показано величайшее значение при­косновения для здоровья. Кроликов длительное время под­вергали специальной диете, вызывающей атеросклероз (уплотнение артерий). В исследовании было задействова­но две группы кроликов. Одной группе сотрудники лабо­ратории ставили пищу и сразу уходили. В этой группе ате­росклероз удалось вызвать диетой. Другую группу кроли­ков кормили той же пищей, но сотрудники лаборатории вели себя иначе — никогда не забывали погладить кроли­ка. У кроликов этой группы атеросклероз не наблюдался. Вот уж поистине верно, что ласковое поглаживание и для кроликов полезно, да еще как! Поглаживание буквально продлило им жизнь.

Психологи утверждают, что дети, лишенные ласковых прикосновений, растут неуверенными в себе людьми, час­то терпят неудачи. На взрослых благотворность прикосно-

8- 115

вений я неоднократно могла наблюдать в группе незнако­мых людей, собравшихся для психотерапии. Перед нача­лом совместной работы проводим разминку. Все двигают­ся по кругу без определенного порядка, как бы «врассып­ную», подходят друг к другу, внимательно смотрят в глаза, дотрагиваются рукой. Пять минут такой разминки делают только что чужих людей уже не такими далекими, во вся­ком случае, не чуждыми друг другу. Атмосфера в группе сразу теплеет.

Советую вам, если вы работаете с группой детей в сади­ке, школе, даже в техникуме и вузе, предложить им начать знакомство с такой разминки, а затем предл°жите сесть за столы или за парты так, как им хочется. Пусть каждый вы­бирает себе пару. Вы увидите, насколько дело пойдет быс­трее и лучше. Меньше времени истратится на адаптацию, то есть «притирку» друг к другу.

А дома в благотворности прикосновений можете убе­диться на своем сыне или дочери. Вам нужно его разбу­дить в определенное время? Пусть будильник служит этой цели в крайнем случае. Подойдите к спящему ребенку и разбудите его ласковым прикосновением. Вы в награду получите его счастливую улыбку. Если же он закаприз­ничает, это будет значить только одно: ему мало вашей ласки, и капризами он дает вам знак: «Мама (папа), по­втори».

Внимание

Любому человеку — как ребенку, так и взрослому — не­обходимо внимание. Для ребенка оно обеспечивает надеж­ность, безопасность. Взрослому внимание позволяет утвер­диться в мысли: «Я кому-то интересен, я что-то значу, я пред­ставляю собой ценную личность». Положительная само­оценка — исключительно важное состояние души. Мы еще вернемся к этому при дальнейшем обсуждении других по­требностей человека. В конце концов, они все связаны меж­ду собой. Даже между материальными и духовными по­требностями нет непроходимой грани, все взаимосвязано.

116

При длительном пользовании некоторые наши вещи оду­хотворяются нами.

Как выразить свое внимание к другому человеку? Мож­но сказать: «Я тебя внимательно слушаю». Можно внима­ние выразить только жестом. Близким людям не нужен офи­циальный тон.

Каждый из нас множеством нюансов своего голоса, по­зой, мимикой может сообщить другому человеку очень зна­чимую информацию. Каждый человек есть и передатчик информации и приемник, улавливающий ее от других.

Нам жизненно необходимо знать, что на все перемены, происходящие в нас, кто-то откликается, как эхо в горах. Нет, еще сложнее. И это гораздо больше того, что может вместить фраза: «Вас внимательно слушают». К тому же есть возраст, когда эта фраза просто неприемлема.

Когда мать откликается на поведение ребенка выраже­нием лица, позой, голосом, она как бы посылает ему вес­точку: «Я тебя поняла, будь спокоен». Ребенок в это время получает подтверждение, что он живой, чувствующий и даже мыслящий человечек и его понимают самые дорогие, самые значимые для него люди. Без удовлетворения по­требностей в прикосновении, внимании ребенок останав­ливается в росте, чахнет, не развивается должным образом как физически, так и умственно, эмоционально и духовно.

Когда возможна такая неблагоприятная ситуация для ре­бенка? Естественно, когда нет мамы. В таких случаях нуж­ны люди, заменяющие мать. Может ли случиться так, что ребенок обделен и тогда, когда мама есть? Сколько угодно! Это бывает, когда мама сама была обделена вниманием и пониманием со стороны своих воспитателей и ребенок ну­жен ей для удовлетворения ее потребностей.

Потребности отменить нельзя. Мать сама все еще нуж­дается во всем, о чем вы уже здесь прочитали. Ее душа про­должает оставаться в недостаточно зрелом состоянии, что­бы посылать целительные лучи ребенку. Ее душа жаждет взять от ребенка. Что? Да то же самое, в чем нуждается каждый человек.

117

Это удивительно, как малые дети начинают улавливать специфические потребности матери и начинают удовлет­ворять их. Дети посылают какие-то свои знаки матери о том, что она им очень необходима, что она очень ценный чело­век, что она самая хорошая и т. д.

Дети как бы стремятся повысить самооценку матери. В конце концов, воспитание всегда было двусторонним про­цессом. Но что происходит при этом с ребенком? Он вы­нужден заплатить за это очень дорого — подавить нормаль­ные, естественные ростки в своей душе и затормозить свое развитие, рост. Вы видели таких детей. Их называют «ма­ленькими старичками».

Руководство

Руководить действиями ребенка или взрослого, вести его по жизни — это значит, в первую очередь отказаться от дик­тата и приказа. А что же надо делать? Прежде всего, помо­гать расти (не только физически, но и психически). Такая помощь может включать совет, доброе слово или невер­бальные формы поддержки. По-латыни «вербус» значит слово, невербальные формы — это любые виды помощи и поддержки, когда действуют не слова. Сюда входит также моделирование и обучение уместным для определенных слу­чаев здоровым социальным навыкам. Невербальные фор­мы общения играют огромную роль в нашей жизни. Дружес­кая рука ложится вам на плечо, и уже никаких слов не надо.

В разговорах с родителями я часто слышу о том, что они хотят воспитать хорошего, честного, чуткого человека. Цель благородная, хотя и довольно общая цель. Тем не менее, да­вайте думать о средствах достижения этой цели. Как надо вести ребенка по жизни, чтобы он стал добрым, чутким? Что может влиять на него? Влияет абсолютно все, но по-разному.

Слово, конечно, действует на ребенка, но психологи ус­тановили, что на маленьких, да и не очень маленьких детей сильнее слова действует картинка. Вам, верно, доводилось замечать, что люди всегда больше доверяют тому, что ви-

118

дят, чем тому, что слышат. Еще больше по силе воздействия на ребенка — движущаяся картинка (кино, телевидение, компьютерная игра). А еще больше, глубже, прочнее дей­ствует на ребенка пример поведения окружающих. Боль­ше всего впечатляет пример любимого и авторитетного че­ловека, то есть родителя. В юношеском возрасте возника­ют новые кумиры, авторитет родителей отодвигается на второй план. Так спешите моделировать социальные навы­ки детей, пока они еще маленькие.

Все услышанное, увиденное, пережитое в детстве откла­дывает свой отпечаток в душе и остается с человеком на всю жизнь, даже если сам он забудет об этом. Я знаю одну семью, которая для меня всегда служит примером трога­тельных взаимоотношений, как между супругами, так и между родителями и детьми.

1   2   3   4   5   6   7   8   9

перейти в каталог файлов


связь с админом