Главная страница
qrcode

Программа просветления Вернера Эрхарда. Предисловие


НазваниеПрограмма просветления Вернера Эрхарда. Предисловие
Анкорtransform.doc
Дата15.11.2016
Размер1.02 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаtransform.doc
ТипПрограмма
#967
страница9 из 17
Каталогtopic44148670_28731708

С этим файлом связано 72 файл(ов). Среди них: Imya_vetra.rtf, strahi_mudreca_kniga1.doc, Nesterov_Nebesnyy-Stokgolm_452854_fb2.zip, Gordon_Koul_2_Shaman_290530_fb2.zip, Books.zip, 263c0692a43b.zip, Latynina_Yulia_Delo_o_lazorevom_pisme_-_royallib_ru.fb2, Anatoliy_Korolev_Instinkt_pyat.fb2, Kogan_Effekt-nedostignutoy-celi_436552.fb2 и ещё 62 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

- Что нефизично, неправдоподобно и не зависит то соглашений или концепций?

- Ум, - предполагает кто-то.

- Сознание, - кричит другой.

- Нет, - говорит тренер, - вы не поняли. Вы даёте мне концепции. Это не зависит от рассудка, концепций или соглашений.

- Мысли, - говорит одна женщина.

- Воображение.

- Переживание, - говорит кто-то.

- Да, ПЕРЕЖИВАНИЕ, - кричит тренер, - переживание, нифизично, неизмеримо, не определяется правдоподобием и не зависит от соглашений. Нереальность - это переживание. Нереальность - это переживание... не чувства... не мысли... не размышления, не анализ... ваше переживание.

Он делает паузу, смотрит на доску, на которой он написал "переживание" на стороне "нереальности", затем смотрит на учеников.

- Ещё минуту, мы ещё не закончили. Если реальность - это эффект, эффект, эффект, то нереальность - это причина, причина, причина, источник всех вещей. И конечно, наше переживание - это источник, как некоторые из вас уже догадались...

Что же получается? Слева у нас "реальность", которая физична, измерима, базируется на соглашениях и создаёт мир эффекта, эффекта, эффекта, эффекта. Справа - нереальность, которая нефизчна, неизмерима, не базируется на соглашениях и которую мы должны признать источником или причиной всех вещей...

Он делает паузу.


- Что нибудь не так?

Он ждёт, долгое время ответа нет. Наконец, доносится голос с заднего ряда.

- Да, - говорит Митч, - только одна проблема: переживание - это самая реальная вещь, которую я знаю. Как, чёрт побери, оно попало на сторону нереальности?

Тренер ведёт себя так, как будто он не слышит Митча. Он просто смотрит на учеников.

- Да, - вдруг кричит он и снова поворачивается к доске, - маленькое затруднение - переживание - это наиболее реальная вещь из всех нам известных. Это источник всех вещей. На нём основано абсолютно всё. Оно реально.

С другой стороны, у нас есть то, что большинство людей называет "реальностью". Она полностью зависит от соглашения, полностью зависит от соглашения. Если достаточно большое число людей согласиться, что мир плоский - бац! - у нас есть реальный плоский мир. Если физики соглашаются, что атом - это мельчайшая частица материи, атом становится реальной мельчайшей частицей материи. Конечно, когда они потом соглашаются, что мельчайшая частица материи - электрон, реальность меняется. И, конечно, через некоторое время они согласятся, что мельчайшая частица это не электрон, а... позитрон или кусок антиматерии или что-нибудь ещё. Зависит от того, будут они соглашаться в будний день или в выходной.

- Вы турки! - кричит на нас Мишель, - из маленького затруднения получилась гигантская проблема. То, что все называют реальным, а действительности иллюзия. А то, что все называют нереальным, в действительности самая реальная вещь, какую мы знаем. То, что мы обозначили на доске как "реальность" - это "нереальность", а то, что обозначили как "нереальность"

- это "реальность".

Мишель глядит на нас, затем подходит к доске, перечёркивает слово "реальность" и пишет над ним "нереальность", перчёркивает "нереальность" и пишет "реальность". Затем снова выходит на край платформы.

- Однако я хочу вас предостеречь, - громко продолжает он, - не выносите этого из зала... не то вас лишат права голоса. Если вы начнёте говорить людям, что физики тратят своё время на игру с иллюзиями, вас посадаят под замок. Физикам, конечно, всё равно, они знают, что их профессия основана на интеллектуальной игре с договорными нереальностями, но остальные лишат вас права голоса.

И попробуйте сказать людям, что единственная реальная вещь - это ваши переживания. Большая радость. Когда мы говорим о нереальной физической вселенной, мы должны называть её кодовым словом - "реальность". А когда говорим о нашем реальном переживании тренинга, нам приходится называть его "нереальностью". Действительно, с точки зрения общества, "реальный" тренинг

- это что-то, что можно измерить, записать, с чем можно согласиться...

Мишель смотрит с сардонической улыбкой. Он садится на стул.


- Да, Генриэтта?


- Ты хочешь сказать, что физическая вселенная нереальна?

- То, что мы называем физической вселенной, полностью базируется на соглашении. Сейчас физики договариваются о существовании всё большего и большего числа частиц, которых они не видели. "Хорошо, Чарли, - говорит один физик другому, - что-то должно вызывать этот феномен. Давай назовём это позитроном и посмотрим какие у него могут быть свойства". "Ладно, Бэлли, - говорит Чарли, - давай только назовём какую-нибудь другую частицу чарлитроном". Иногда физикам удобно считать, что свет это волны, иногда, что движущиеся частицы. Их не интересует, что такое свет на самом деле. Они знают, что им никогда этого не узнать, потому, что свет реально не может быть ничем, кроме переживания. Они знают, что оперируют в мире нереальности, в котором свет не может быть ничем иным, кроме того, на что они согласяться. И ничем другим...

Да, Генриэтта, физическая вселенная нереальна, но только никому этого не говори, не то тебя лишат права голоса.

Генриэтта, нервничая, стоит с микрофоном. В зале раздаётся смех.

- Но если мы попадём под автобус, то нас задавит. Ты сам говорил, что задавит.

(Смех).

- Правильно, - отвечает Мишель, - вне всяких сомнений, нереальная физическая вселенная материальна, она может убить. Настоящая реальность - это наше переживание. Но ты лучше поверь соглашению о том, что надвигающийся на тебя автобус материален, чем бы он ни был в переживании других людей. "Автобус" - это соглашение, он нереален и он может убить. Поняла?

- Я думаю, да, - говорит Генриэтта, смеясь.

(Смех).

- Да, Элания, встань.

- Всё это очень интересно, но я не понимаю, как это отвечает на вопрос "кто это сделал?" Ты обещал ответить на этот вопрос.

- Совершенно верно, мы всё ещё не выяснили, кто это сделал. Однако, теперь, когда мы знаем, что реально, а что нереально, нам будет несколько легче, чем если бы мы оперировали в мире иллюзий, мире эффекта, эффекта, эффекта...


Ответ настолько прост, что мне даже неловко его произносить. Реально переживание, верно?

- Да.


- Хорошо. Кто является причиной или источником твоего переживания?

Элания стоит с достоинством, но не отвечает секунд десять.

- Ну.., - неуверенно начинает она, - причиной одним моих переживаний являются один люди или вещи, а других - другие.

- НЕТ! ВСЕ ТВОИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ИМЕЮТ ОДИН И ТОЛЬКО ОДИН ИСТОЧНИК.

- Один источник? - робко спрашивает Элания.

- Один источник, - мягко говорит тренер, игнорируя дюжину поднятых рук.


- Кто или что является источником твоих переживаний?

- Ну... я, - тих говорит Элания.

- Да, ТЫ! - кричит Мишель, - не твоя мама, не твой муж, не я, не эдипов комплекс, а ТЫ!

- Но я не являюсь источником всего, что я переживаю. Когда меня сбивает автобус, он тоже отчасти является причиной моего переживания.

- Автобус - это соглашение. Ты должна согласиться с тем, что этот сгусток вещества является автобусом до того, как ты переживёшь удар.

- Соглашусь я, что это автобус или нет, меня всё равно убьёт.

- Тебя, конечно, убьёт. Но твоё переживание будет определяться твоим соглашением о нереальной физической вселенной. Ты являешься источником этих соглашений и всех последующих переживаний.

- Это кажется несколько абстрактным, - говорит Элания, садясь под лёгкие аплодисменты.

- КОНЕЧНО, ЭТО КАЖЕТСЯ АБСТРАКТЫМ! Вы не хотите признать, что вы отвечаете за все свои переживания. Если бы вы это сделали, вам пришлось бы оставить все свои игры, тотально зависящие от ваших претензий на то, что другие люди виновны в том, то с вами происходит.

Если реальность существует, только по соглашению, каждый из вас отвечает за свою "реальность". Каждый создаёт свои собственные переживания. Вы не можете назвать ничего, за что вы не несли бы ответсвенность. Кирстен? Возьми микрофон.

Кирстен с раздражением берёт микрофон и быстро говорит:

- Ты, кажется, хочешь сказать, что острые боли в руках и плечах от моего наследственного артрита - это моя вина.

- Мы говорим не о вине, мы говорим об ответственности.

- Я не собираюсь брать на себя ответственность за жжение в руках. У моей матери то же самое. Это наследственное.


- Это твоё переживание, это ты чувствуешь жгучую боль, правильно?

- Да, - она смотрит на тренера, она явно озадачена.


- Кто является источником этого переживания боли?

Она в недоумении смотрит и не отвечает.

- Я, - говорит она, - ты имеешь в виду меня? - Она кладёт руку на грудь.

- Ты источник своего артрита, ты источник переживания этого жжения в руках. Никто тебе его не давал. Никто не может пережить его за тебя. Нет никого ни здесь, ни в другом месте, кто был бы источником жжения в твоей левой руке. Ты слушаешь, Кирстен? Это ты! Ты отвечаешь! Ты источник и причина своей боли, - он поворачивается к аудитории.

- Это касается и всех остальных артритов, язв, гипертоний, простуд, головных болей и прочих недомоганий. Всё это ваше. Вы источник ваших переживаний. Когда вы начинаете это понимать и принимать ответственность за все свои переживания, ваша жизнь начинает работать.

Вы "думаете" (он изображает пальцами кавычки), что вы таковы, каковы вы есть из-за того, что отец или мать сделали вас такими. Или муж, жена, босс или кто угодно ещё, кого вы обвиняете в том, что ваша жизнь не работает. Но это всё эффект, эффект, эффект, эффект. У МЕНЯ ЕСТЬ ДЛЯ ВАС НОВОСТИ! Если твоя жизнь не работает, угадай, кто это сделал? Кто угадал?

Он делает паузу и смотрит через плечо на затерроризированную аудиторию.

- Правильно, это вы, - добавляет он.

В тишине поднимается рука.

Встаёт молодой человек с густыми чёрными волосами, в толстых очках.

- Хорошо, как насчёт Бога?! - со злостью и раздражением говорит он.

- Что это значит - "а как насчёт Бога?" При чём Он здесь, чёрт подери? Что ты знаешь о Боге? Вы все? Кто это - Бог? Мне не нужно ваше религиозное говно. Ты хочешь сказать, что Бог это сделал?

- Я хочу сказать, - раздражённо продолжает черноволосый, - что вполне может быть, что наши жизни написаны и запланированы для нас. То, что случается с нами в этой жизни - это карма /* Карма - термин из индуизма, означающий приблизительно общую сумму хороших и дурных деяний, совершённых человеком в "прошлых жизнях". Карма, подобно Богиням у греков, неотступно преследует человека в нынешне жизни... */ наших прошлых жизней. Случайностей нет. Всё предопределено.

- Как телепердача, да? - Мышель стоит теперь рядом с Клиффом, - слушай, Клифф, что ты знаешь о Боге? Готов поспорить, что ты не узнаешь Бога, если Он наступит тебе на ногу. Единственная реальная вещь в твоей жизни - это твоё переживание. Вне его либо темнота, либо иллюзорная сфера верований и правдоподобности. Ты ничего не знаешь о Боге.

- Я знаю, что Бог существует. Я прочувствовал это. Я пережил это, как вы говорите.

- Хм, ты пережил Его. Опиши нам своё переживание Бога, Клифф.

Клифф минуту думает, затем говорит:

- Ты явно меня провоцируешь. Ну ладно, я расскажу. Занимаясь медитацией, я пережил моменты экстаза и единства со всей вселенной. Если с тобой такого не было, тебе не понять, о чём я говорю.


- Я оценил твоё переживание, Клифф. Для меня это не проблема. Какие выводы ты извлёк из своего переживания?

- Бог существует, - отвечает Клифф, - Он всемогущий и всезнающий. Наши жизни могут быть предопределены.

- Удивительно, - говорит тренер, поворачиваясь к остальным, - жопы, вы

видите, что делает Клифф? Он берёт явно ценное переживание и приклеивает к

нему совершенно постороннее верование. Вот что я тебе скажу, Клифф, -

продолжает он, - снова поворачиваясь к Клиффу, - ты прячешься в веру. Твоя


жизнь не работает, а ты чувствуешь себя правым, веря, что Бог это сделал. Когда ты перестанешь обвинять Бога?

- Я не обвиняю Бога! Всё, что я хочу сказать, это то, что какое бы направление, хорошее или плохое, ни приняла наша жизнь6 это может быть уже заранее решено. Я никого не обвиняю!

- Тебя так заебали, что ты даже не понимаешь, что то, что ты говоришь, значит: "Если моя жизнь не работает, то это потому, что Бог так предопределил". И ты опускаешь руки, садишься, жалуешься, скулишь и ждёшь магического момента объединения со вселенной, когда ты сможешь забыть о том, что происходит сейчас. Поэтому ты выключаешь свои переживания!

Ну и ладно. Есть много других зомби, которые составят тебе компанию. И у меня есть ещё новости.

Мишель терроризирует нас как учитель, и мы ждём экзамена.

- Каждый раз, когда вы выключаете своё переживание и не берёте ответственность за него, вы приносите в жертву свою сущность. Вы также обрекаете себя на повторения. Вы застреваете на воспроизведении своей дряни.

Клифф, который уже сел, снова хочет говорить.

- У меня создаётся впечатление, - говорит он, - что, что бы мы ни сказали, мы не можем победить, - он снова садится.

- Это верно. Мне не для того платят, чтобы я проигрывал. Скажу ещё. Что бы вы ни говорили сейчас, я выиграю, но в конечном счёте ВЫ не можете проиграть. Да, Кирстен?

- Мне нужен пакет и платок.

Ассистент спокойно подаёт ей всё необходимое. Она нервничает, но её не рвёт.


- Хорошо, - говорит тренер, - Барбара?

- Мне очень жаль, - говорит Барбара, крупная, привлекательно одетая женщина под тридцать, - я всё время следила за тобой, но я нахожу идею тотальной ответственности нелепой. Две недели назад, пока я была на работе, мою квартиру взломали, и я лишилась новой стерео-системы, телевизора и кое-какой одежды. Уверяю тебя, я не была причиной ограбления своей квартиры.

- Конечно, была, - говорит тренер, направляяь к своему термосу.


- Но я не грабила свою квартиру?


- А кто грабил?

- Я не знаю вора! - раздражённо говорит Барбара.


- Кто заставляет тебя думать, что твою квартиру ограбили?

- Я пришла домой, а моей стерео-системы нет!

- Может быть, я её одолжил.

(Смех).

- Мою квартиру ограбили, и я не несу ответственность.

- Ты говоришь мне, что ты пережила ограбление своей кватриры, и я говорю тебе, что ты создала это переживание.

- Но я не создавала. Я поставила дополнительные замки, я говорила сторожу...


- Ты берёшь ответственность за покупку стерео-системы?

- Да.


- Ты берёшь ответсвтенность за покупку телевизора и дорогой одежды?

- Конечно, но я их не крала.


- Ты берёшь ответственность за наём этой квартиры?

- Да.


- Ты берёшь ответственность за наём на работу, которая весь день оставляет квартиру пустой?


- Что из этого?


- Берёшь?

- Да.


- Ты берёшь ответственность за то, что не завела друзей, которые могли бы всё время находиться в кваритире?

- Может быть, но...


- Когда ты пришла домой и обнаружила, что из твоей квартиры исчезли вещи, чья это была идея, что тебя ограбили?

- Моя идея!

- Именно.


- Проклятье, - раздражённо говорит Барбара, - что именно?

- Именно ты создала идею, что тебя ограбили.

- Но не я была причиной ограбления.

- Не было бы никакого ограбления, если бы ты его не создала. Если твою стерео-систему украли, то сделал это ты.

- Ты спятил.

- В этом весь ЭСТ, - беспечно говорит Мишель, делает шаг к Барбаре и кричит: "СОЙДИ С УМА, БАРБАРА! Ты думаешь штампами и ПОЗВОЛЯЕШЬ ДРУГИМ ЛЮДЯМ диктовать реальность, тогда как ты создаёшь её сама!

- Не кричи, - нервно говорит она.

- Я кричу, когда я кричу, Барбара, а когда я не кричу, я не кричу, - спокойно отвечает он, - ты создала ограбление. Кажется абсурдным, верно?

- Да.


- Барбара ограбила собственную квартиру. Кажется абсурдным, а, жопы?

(Нервный смех, несколько "да". "Полный абсурд!" - кричат некоторые).

- Прекрасно, - говорит Мишель и продолжает тихим серьёзным голосом.

- Жил однажды старый учитель Дзэна по имени Ноноко. Он жил один в лесной хижине. Однажды ночью, когда Ноноко сидел в медитации, сильный незнакомец вошёл в дверь и, размахивая мечом, потребовал у Ноноко денег. Ноноко, продолжая считать свои вдохи и выдохи, сказал незнакомцу: "Все мои деньги на полке за книгами. Возьми, сколько тебе нужно, но оставь десять иен. Мне нужно на этой неделе вернуть долг.

Незнакомец подошёл к полке и взял все деньги, кроме десяти иен. Он также взял с полки красивую вазу.

- Будь осторожен с вазой, - сказал Ноноко, - её легко разбить.

Незнакомец ещё раз оглядел маленькую пустую комнату и собрался уходить.

- Ты забыл сказать спасибо, - сказал Ноноко.

Незнакомец сказал "спасибо" и ушёл.

Не следующий день в деревне был переполох. Полдюжины людей заявили, что их ограбили. Когда приятель Ноноко заметил пропажу вазы, он спросил у него, не стал ли он также жертвой вора.

- А, нет, - сказал Ноноко, - я одолжил вазу и немного денег незнакомцу. Он сказал спасибо и ушёл. Он был очень мил, но небрежен с мечом.

(Тишина).

- Ноноко выбрал не считать свою квартиру ограбленной, - комментирует Мишель через некоторое время.

(Тишина).

- Суфии рассказывают другую историю на ту же тему, - спокойно продолжает он, - богатый мусульманин пришёл в мечеть прямо из гостей и, конечно, должен был снять свои очень дорогие туфли и оставить их у входа в мечеть. Когда он вышел после молитвы, туфель не было.

- Как мог я быть таким неосмотрительным, - сказал он другу, - как глупо я сделал, что пришёл в мечеть в таких дорогих туфлях. Я стал причиной того, что какой-то бедняк взял их и решил, что украл. Я бы охотно отдал их ему, а вместо этого я отвечаю за создание вора.

(Тишина).

Кто-то кашляет.

(Тишина).

- Кто ограбил твою квартиру, Барбара? - спрашивает Мишель.

(Тишина).

- Я не оставляла свою стерео-систему у входа в мечеть, - говорит она наконец.

(Смех).

- Нет, ты не оставляла.

(Тишина).

- Но я вижу, что ты имеешь в виду.


- Что я имею в виду, Барбара?

Барбара хмуриться в серьёзной концентрации.

- Я купила кое-какие дорогие вещи, - говорит она, - а однажды... дорогие вещи исчезли... вот и всё.

- Спасибо, Мишель, - заключает она и садится.

(Долгие аплодисменты).

- Вы впоследствии можете удивиться, почему, когда выпукники ЭСТа аплодируют тренеру или лидеру семинара, он или она аплодируют им. Но это просто. Тренер знает, что вы и только вы создаёте тренера в своей вселенной, и если он потом вам нравится, то это ваше создание, и вы заслуживаете доверия.

Но если вы, жопы, переживаете меня как высокомерного фашисткого мерзавца (смех), угадайте, кто создал меня?.. Именно...

(Смех и аплодисменты).

* * *

- Каждый из вас является единственным источником своих переживаний и, таким образом, НЕСЁТ ТОТАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВСЕ СВОИ ПЕРЕЖИВАНИЯ. Когда вы это поймёте, вы отбросите девяносто процентов говна, управляющего вашей жизнью. Да, Хэнк?

- Слушай, - говорит дородный Хэнк. Он чрезвычайно рассержен, - я согласен, что я отвечаю за всё, что я делаю. Это ясно. Но когда меня грабят, я не собираюсь брать ответственность за то, что меня ограбили.


- Кто является источником твоего переживания, Хэнк?

- В этом случае грабитель.


- Грабитель может забрать твой ум?

- Мой ум и мой бумажник.

(Смех).


- Ты берёшь ответственность за то, что вылез в то утро из постели?

- Конечно.


- За то, что вышел на улицу?

- Да.


- За то, что увидел человека с пистолетом?


- За то, что увидел?


- Да, за то, что увидел грабителя?


- Ответственность за то, что я увидел его?

- Да.

- Ну, хорошо, - говорит Хэнк, - я его, конечно, увидел.


- Если бы у тебя в тот момент не было бы глаз, ушей, носа и кожных ощущений, ты не пержил бы этого грабителя, не так ли?

- Мой бумажник пережил бы!

- Если бы у тебя не было чувств, ты бы никогда не узнал, что твой бумажник пропал. Ты понимаешь, что ты несёшь ответсвенность за то, что увидел человека с реальным пистолетом, который требовал денег?

- Хорошо, я понял.


- Ты берёшь ответственность за то, что был в этот час на улице и имел деньги, которые можно было украсть?

- Ладно, я понял.


- За то, что выбрал не рисковать жизнью, сопротивляясь этому человеку, и выбрал отдать свой бумажник?

- Когда парень с пистолетом требует отдать деньги, выбора нет.


- Выбрал ли ты быть в то время на том месте?

- Да, но я не выбирал встречу с этим парнем.


- Ты его видел, верно?

- Конечно.


- Ты ведь берёшь ответственность за то, что видел его?

- Да, за то, что видел его.

- Теперь пойми: ВСЁ, ЧТО ТЫ ПЕРЕЖИВАЕШЬ, НЕ СУЩЕСТВУЕТ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ТЫ ЭТОГО НЕ ПЕРЕЖИВАЕШЬ.

- Этот грабитель всё ещё жив.

- В тот день рядом с тобой было существо с Марса. Существа с Марса слышат только ультразвук и видят свет только очень высокой частоты. Других чувств у них нет. После ограбления он, вероятно, сказал бы тебе: "Слушай, ты заметил, какую страшную радиацию испускал этот пузырь?" (Смех).

- Всё, что переживает живое существо, создаётся исключительно этим существом. Оно является единственным источником этого переживания.

- Но что-то должно быть снаружи!

- Есть такая теория, что снаружи находятся СТИМУЛЫ, - лаского говорит Мишель, - миллиарды каждую миллисекунду. Но то, как ты их переживаешь - это твой вклад во вселенную.

- Но я не выбирал быть ограбленным.

- НИКТО за тебя не выбирал. Ты и только ты создаёшь способ которым ты переживаешь вещи.

- Хм...


- Выбрал ли ты, видя приближающегося человека, одолжить ему сотню долларов?

- Нет!

- ПРОСНИСЬ, ХЭНК!

- Я не понимаю.

- В Нью-Йорке в тот день было восеьмь миллионов человек. Двадцать из них, возможно, ограбили. Все остальные 7 999 980 человек ухитрились этого избежать.

Ты ухитрился быть ограбленным.

- Хм...

- Спасибо.

(Аплодисменты).

- Фред. Бери микрофон.


- У моей жены рак. Я переживаю её рак. Я несу ответственность?

- Правильно, Фред.


- Это говно! Как я могу отвечать за рак у своей жены?

- Ты несёшь ответственность за создание переживания определённого поведения своей жены, кторые ты называешь, по соглашению с другими, болезнью под названием рак.

- Но не я вызвал рак.

- Слушай, Фред, я понимаю, что то, что я говорю, плохо вяжется с твоей системой верований. Ты сорок лет усердно трудился над созданием своей системы верований, и я понимаю, что сейчас твой ум открыт настолько, насколько он вообще может быть открыт. Сорок лет ты верил, что вещи случаются вовне, а ты, пассивный, невинный посторонний являешься ЖЕРТВОЙ - автомобилей, автобусов, биржевых кризисов, невротических друзей, рака. Я понимаю. Каждый в этом зале жил в той же системе верований. Я - НЕВИНЕН, ВНЕШНЯЯ РЕАЛЬНОСТЬ - ВИНОВНА.

НО ЭТА СИСТЕМА ВЕРОВАНИЙ НЕ РАБОТАЕТ! ЭТО ОДНА ИЗ ПРИЧИН, ПО КОТОРОЙ НЕ РАБОТАЕТ ВАША ЖИЗНЬ! Реальность - это твоё переживание, и ты являешься единственным творцом своего переживания. Марсия? Спасибо, Фред. (Аплодисменты). Возьми микрофон, Марсия.

- Мне очень жаль, но я думаю, что ты играешь словами. При нормальном использовании слов, если у человека жена заболевает раком, её рак имеет какую-то причину, и это явно не Фред.

- Я это признаю.

- И большинство людей сочтёт бессмысленным сказать, что Фред создаёт рак у своей жены.

- Я понимаю. Верно, что с женой произошли определённые физические перемены, которые, как мы знаем, создал не Фред, и которые сегодня называют "раком". Но понимаешь ли ты, что реальность Фреда, переживание Фредом её рака, может существенно отличаться от чьей-то ещё? Некоторые люди, кажется, могут радостно умирать от рака, да-да, радостно переживать рак, хотя большинство и не может. И если ты, Марсия, переживаешь рак жены Фреда как тяжёлую, ужасную вещь, ты должна знать, что это ты создаёшь её такой, это ты создаёшь этот частный случай рака в своём переживании.

(Тишина).

- Ага, - говорит Марсия наконец, - я начинаю понимать, к чему ты клонишь.

- Предположим, племя индейцев встречает человека, который ходит, распевая и заявляя, что разговаривает с Богом. Они принимают его за святого и отпускают. Мы называем его шизофреником и сажаем под замок. Мы СОЗДАЁМ шизофреника. Ирокезы создают святого. Кто-нибудь ещё может создать мессию. Кто бы что ни создал в своём переживании, он несёт за это ответственность.

- Я начинаю понимать, - говорит Марсия, - но, может, есть какие-то вещи, пространство, время, атомы или, скажем, различия между мужчиной и женщиной, которые реальны, одинаковы для всех?

- Конечно, они реальны, но ярлыки и переживания этих реальностей будут всегда различны. Ты не сможешь назвать ни одного аспекта пространства, времени или различия между мужчиной и женщиной, которые люди переживали бы одинаково, даже люди в этом зале.

- Я смогу, но мне неловко сказать.

(Смех).

- Скажи.

- Ну хорошо... у мужчины есть член, а у женщины нет.


- Все с этим согласны?

(Три или четыре "нет").


- Что ещё?

- О, - говорит Марсия, - они видели таких мужчин, каких я не видела.

- Ты права, будь ты проклята, они видели. КАЖДЫЙ ЁБАНЫЙ МУЖЧИНА, КОТОРОГО ОНИ ВИДЕЛИ, АБСОЛЮТНО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЛЮБОГО МУЖЧИНЫ, КОТОРОГО ВИДЕЛА ТЫ.

(Тишина).

- Я понимаю, - неуверенно говорит Марсия, - но ты на платформе, а я нет. Все с этим согласятся.


- Да ну? - говорит Мишель, - все согласны, что я на платформе?

Несколько человек энергично кричат "нет".

- Где я, Марсия? - спрашивает тренер. Он делает шаг к ней и внимательно смотрит на неё.

- На платформе, - говорит она, нахмурившись.

- Где я, Марсия? - снова спрашивает он.

Марсия в смущении смотрит на него. Она глядит по сторонам за помощью.

- Ты на платформе.


- Посмотри на своё переживание, Марсия, - говорит тренер, там ли я?

- Да, так, как я вижу, ты на платформе.


- А, - говорит Мишель, - так, как ты это видишь. Ага. Где же я, Марсия?

Она глядит на него.


- Я... в моём переживании?


- Да! И если я в твоём переживании, то кто меня создал?

- Я.

- Как тебе не стыдно! (Смех).

- ДА! Ты создаёшь меня. Ты создаёшь меня каждую секунду, когда ты вибараешь создать меня в своём переживании. Теперь, Марсия, берёшь ли ты ответственность за выбор создать меня и позволить мне быть на этой платформе, а тебе быть здесь в зале и не на платформе?

- ...да.


- Берёшь ли ты ответственность за создание рака у жены Фреда?

(Молчание).

- Да.

- Спасибо. (Аплодисменты).


- Дэвид?

- Ты по-прежнему играешь словами, - решительно говорит Дэвид, - Марсия может взять ответственность, но готов поспорить, что она не собирается оплачивать больничные счета.

- Я согласен.

- Есть разница между принятием отвественности за создание своей злости или страха - это я понимаю и согласен, что это важно, - и за создание солдат во Вьетнаме или рака у чьей-то жены.

- Ты прав, Дэвид, так оно и есть.

- Это не то же самое, - говорит Дэвид, удивлённый согласием.

- Это не то же самое, Дэвид. Страх - это страх, а чей-то рак - это чей-то рак. Для некоторых людей чей-то рак страшнее собственного страха. Для тебя важен твой страх, а рак жены Фреда нет. Я понял. Я понял, что некоторые вещи, которые ты создаёшь, ты создаёшь как чрезвычайно важные для себя, а другие как тривиальные и назначительные. Всё, что я говорю - ты, конечно, не обязан мне верить, - это то, что ты создаёшь и то, и другое.

- Я подумаю об этом, - говорит Дэвид, нахмурившись.

(Аплодисменты).


- Робби?

- Ты путаешься, Мишель, - говорит Робби, молодой негр, - с одной стороны, ты повторяешь, чтобы мы не верили тому, что ты говоришь, с другой - ты очень громко и авторитарно провозглашаешь идеи, в которые, если мы согласимся, мы должны поверить.

- НЕТ! Вы НЕ ДОЛЖНЫ в них верить. Вы не должны с ними соглашаться. Я только прошу вас ИССЛЕДОВАТЬ СВОЁ ПЕРЕЖИВАНИЕ и посмотреть, не переживаете ли вы РАБОТОСПОСОБНОСТЬ определённых точек зрения, развитых Вернером. Если вы не можете с этими положениями пережить свою реальность, то вера в них не будет улучшением, какую бы систему верований вы не имели сейчас. ВЕРОВАНИЯ НЕ РАБОТАЮТ!

- Послушай, - говорит Робби, - я работаю в электронной фирме, и мой босс стопроцентый болван. Кто бы что ни делал, ему ничего не нравится. Как я могу за него отвечать?


- Ты думаешь, что твой босс идиот?

- Я знаю, что мой босс идиот, - улыбаясь говорит Робби.

- Сколько других турок застряло на боссах-идиотах? - спрашивает Мишель.

Поднимается, по крайней мере, пятьдесят или шестьдесят рук. Нервыный смех. Мишель качает головой.

- Хотите знать, почему вещи не работают? Потому, что вы не хотите, чтобы они работали! Если бы в вашей конторе вещи работали, ваш босс должен был бы заслужить доверие, а вы знаете, что ваш босс - жопа и не заслуживает никакого доверия. Будьте вы прокляты, если станете хорошо работать в неправильном мире. Нет уж, сэр!

Вы все ёбнутые. Ваш босс не работает потому, что знает, что его босс этого

не заслуживает. Ты валяешь дурака из-за своего босса, и я удивляюсь, почему


не работает эта жопа, твоя секретарша?

ЕСЛИ РАБОТА НЕ ДЕЛАЕТСЯ, ТО ВОЗЬМИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ УВИДЕТЬ, ЧТО ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ СДЕЛАНА! Мне всё равно, кто заслуживает доверия. Это тебе выгодно хорошо работать. И если ты начинаешь брать ответсвтенность за создание своего отвратительного босса - бац! - твой босс начинает меняться.

Я расскажу вам одну историю. Я как-то работал в отделе внешних сношений Корпорации Барроу. Мой босс никогда не улыбался и никогда не поощрял меня. На протяжении года я делал так мало, как только мог. Затем я прошёл тренинг и идея, что я создаю своего говённого босса, показалась мне нелепой. Тем не менее, примерно через месяц я решил попробовать, тольк ради шутки заставить работать весь отдел. Я вообразил, что это не Корпорация Барроу, а моя корпорация. Корпорация Рида.

И я начал работать. Если кто-то не делал свою работу, её делал я, причём иногда даже так, что этого никто не замечал. Я был вроде вредителя, который по ночам чинит машины, вместо того, чтобы их ломать.

И вы знаете, через три месяца и мой босс, и моя секретарша работали в два раза лучше. Мы с боссом теперь три или четыре раза в неделю выпивали вместе. Он по-прежнему не хвалил меня, особо не улыбался, но послушайте, мы ведь начали работать.

- Но если я стану работать лучше, - говорит Робби после долгих колебаний, - это не сделает моего босса меньшим болваном.

- Может, и нет, - говорит Мишель, - но это сделает меньшим болваном тебя. Ты станешь получать больше сыра, а об этом мы и говорим.


- Да, я понимаю. Но ты говоришь, что мы должны работать лучше, даже если нам не нравится система, в которой мы работаем?


- Вы ничего не должны. Мы просто пытаемся ответить на вопрос, кто отвечает за твою хорошую работу. Этот твой босс?

- Нет.


- А кто?

- Я.

- Прекрасно. Я только хочу, чтобы вы увидели и пережили, что это вы переживаете своего босса как болвана, который ничего не понимает. Это вы отвечаете за свою работу. Не обвиняйте тупых, алчных и ленивых боссов. Это вы выбрали заниматься идиотизмом. ПРОСНИТЕСЬ! ВЫ - причина всего. И не забывайте этого...

* * *

На вопрос "кто это сделал?" ответ дан. "Правда" освободила некторых, но некторые, как и предупредил Мишель, описались.

Остаток третьего дня, т.е. вторая половина, состоит из четырёх длинных процессов. Каждый из них чрезвычайно интерсно пережить. Первый процесс наступает как долгожданное освобождение от груза ответственности за вселенную.

В этом процессе тренер предлагает ученикам возможность обгадить самих себя. Процесс состоит из разыгрывания которких нелепых ролей, каждая из которых требует криков, жестикуляции и часто противоречит нашим социально принятым ролям. Кажется парадоксальным, что как только нас научили брать полную ответственность за свою жизнь, мы сразу начинаем дурачиться. Для некоторых это прекрасная возможность раскрепоститься. Для других это ещё труднее, чем процесс опасности, т.к. нас просят оставить все свои действия, достоинство, серьёзность, респектабельность. В двух наиболее рудных ролях женщин просят сыграть крикливого, глупого, буйного пьяного, а мужчин - хорошенькую десятилетнюю девочку, читающую глупенький стишок про самоё себя. Женщин просят быть агрессивно-мужественными, а мужчин - кокетливо-женственными. Во всех ролях учеников просят пронаблюдать, действительно ли они вошли в роль или застряли и не могут дестичь полного физического выражения.

- Подать ВИСКИ! - кричат хором двадцать пять женщин, стоящих перед

аудиторией. Затем, обращаясь к воображаемому тапёру в воображаемом западном

баре: "А НУ СЫГРАЙ МНЕ НА ЭТОЙ ПИАНИНЕ, КРИВОЙ НОС!" "Меня зовут не Кривой

Нос!", - отвечают женщины сами себе. Затем, снова в роли пьяного, изображают

удар правой - "А ТЕПЕРЬ ЗОВУТ!"

Аудитория смеётся и аплодирует.

Но тренер немедленно замечает пятерых затрудняющихся женщин.

- Я вас предупреждал, - говорит он, - то, что вы делаете это на сцене, ещё не значит, что вы действительно это делаете.

Мишель снова тщательно объясняет им роль, карикатурно разыкрывая её, и пять женщин начинают новое представление.

- Подать ВИСКИ! - кричат пятеро, точнее четверо, т.к. одна из них, Лилиан, хорошенькая женщина, одервенела, как кукла. Роль сыграна и все, кроме Лилиан, возвращаются под аплодисменты на свои места.

- Нет, нет, - шепчет Лилиан, когда обнаруживает, что осталась на сцене одна.

- Я хочу, чтобы в этот раз ты совершенно перестала быть собой, - говорит Мишель.

- Я не могу, - мягко говорит Лилиан, - это слишком... я не могу, - она смотрит то на пол, то на сцену. Она смущена.

- Здесь нет никого, кроме жоп, - говорит Мишель, - оставь все свои старые действия и начни новые.

- Нет, пожалуйста, я не могу. Отпусти меня, - умоляет Лилиан и порывается уйти. Мишель встаёт на пути. Его голос твёрд и мягко настойчив.

- Нет смысла продолжать жить с этим барьером, Лилиан. Он уже достаточно попортил твою жизнь. Я хочу, чтобы ты избавилась от него. Я хочу слышать твой крик.

- Я не могу, - мягко говорит она и бросает на него перепуганный взгляд.

- Я хочу, чтобы ты только крикнула, - говорит Мишель, - только крикнула.

- Я не могу, - шепчет Лилиан. В её глазах собираются слёзы.

- КРИЧИ! - кричит Мишель.

- Я не могу! - говорит Лилиан громче.

- КРИЧИ, сука немая! - кричит Мишель.

- Я НЕ МОГУ! - громко говорит Лилиан.

- ЧТО? - спрашивает Мишель, прикладывая руку к уху.

- Я не могу, - спокойно говорит Лилиан.


- Перестань, Лилиан. Ты уже почти кричала. У тебя есть муж?

- Да.


- Хорошо. Ты на него кричишь?

Лилиан заливается краской.

- Да, - шепчет она, - но не на людях.

- Хорошо. Громко скажи: "не на людях".

- Не на людях! - громко говорит Лилиан.

- ГРОМЧЕ!

- НЕ НА ЛЮДЯХ!

- ГРОМЧЕ!

- НЕ НА ЛЮДЯХ! - кричит Лилиан.

(Смех и аплодисменты).

- Грандиозно, - говорит Мишель, - теперь я хочу, чтобы ты посмотрела мне прямо в глаза и сказала своим самым сильным голосом "Подать ВИСКИ!"

Лилиан, краснея и улыбаясь, смотрит ему прямо в граза и говорит: "Подать виски".

- ГРОМЧЕ!

- ПОДАТЬ ВИСКИ!

- Прекрасно, Лилиан, спасибо, - говорит Мишель, провожая её под громкие аплодисменты.

- Ну, мужчины, теперь ваша очередь...

Теперь на платформе стоят двадцать пять мужчин и тоненькими голосками рассказывают, что у них есть:

"Лукавые глазёнки и курносый носик,

Гладенькое тельце, кудрявые волосики,

Маленькие ножки, маленькие пальчики,

Вырасту большая - берегитесь, мальчики!"

Во второй группе молодой человек по имени Терри, по комплекции похожий на регбиста, затрудняется покачивать бёдрами, когда говорит про своё "гладенькое тельце". Мишель оставляет его.

- Не могу я сделать это говно, - заявляет Терри. Он явно чувствует себя очень дискомфортно, когда обнаруживает, что остался на сцене один с Мишелем, который, будучи на шесть дбймов ниже, выглядит карликом.

- А тут и нечего делать, - отвечает Мишель, - у каждого мужчины внутри есть маленькая девочка и барьер к её выражению блокирует целую обрасть. Каждый гетеросексуальный имеет гомосексуальные элементы, а у каждого гомосексуального есть вытесненная гетеросексуальность. Ты видел, как я и остальные двадцать четыре парня это сделали, и все мы выжили. Давай.

Мишель снова повторяет стишок высоким голосом и поводит бёдрами, когда говорит про "гладенькое тельце". Он просит Терри сделать то же саме.

Терри пытается, забывает большинство слов и двагается не больше, чем статуя. Когда он заканчивает, наступает полная тишина. Мишель обдумывает ситуацию.

- Хорошо, Терри, давай немного упростим, - говорит Мишель, - хочу, чтобы ты высоким голосом сказал "у меня курносый носик" и рукой показал на свой курносый носик.

- Я не могу, - мрачно говорит Терри.

- Я хочу слышать, как ты скажешь: "у меня курносый носик"! После долгих колебаний Терри говорит "у меня курносый носик" таким низким, глухим и угрюмым голосом, что аудитория смеётся.

- Заткнитесь, турки, - рявкает Мишель, скоро ваша очередь, и многие из вас, вероятно, не смогут сказать даже "маленькие пальчики". Хорошо, Терри, скажи снова, но мягче и женственнее.

- Я не хочу, - угрюмо говорит Терри.

- Я понимаю, Терри. Другие тоже не хотели, но имели достаточно мцжества это сделать. Ты понимаешь? Если ты сомневаешься в своей мужественности, то вернейший способ заставить и нас сомневаться в ней - это оказаться неспособным быть маленькой девочкой. Полноценный человек, полноценный мужчина, должен быть и мужественным, и женственным одновременно.

- Я не сомневаюсь в своей мужественности, - грохочет Терри.


- Прекрасно. Я сейчас снова прочитаю этот стишок, а потом ты, хорошо?

- Я попробую, - говорит Терри.

- Я не хочу, чтобы ты пробовал, - говорит Мишель, - я хочу, чтобы ты прочитал.

- Хорошо.

Мишель проделывает всё сначала. Терри повторяет, плохо, но с большим количеством движений, чем раньше. Аудитория слабо аплодирует.


- Неплохо, Терри, - говорит Мишель, - ты показываешь талант. Слушай, ты ведь привлекательный мужчина, верно?

- Может быть, - по-прежнему мрачно говорит Терри.

- Я хочу, чтобы ты изобразил сексуальную женщину, которая хочет тебя соблазнить. Она идёт вот так... (компактный Мишель делает несколько шагов, сексуально покачивая бёдрами) и говорит тебе голосом Майи Уэст: "Эй, парень, ты бы меня проведал на днях" (смех и аплодисменты Мишелю). Ты можешь сделать это?

- Может быть.

- Прекрасно. Давай. Предположим, ты - это подставка.

Терри концентрируется, вихляет по платформе и похожим на Майю Уэст гортанным голосом замечательно завершает роль. Он награждается громкими аплодисментами.

- Грандиозно, - говорит Мишель. Терри, улыбаясь, идёт на место.

- Помните, что когда все вы - и мужчины, и женщины, и все, кто посередине, чувствуете, что надоели сами себе - то это хочет выйти наружу Майя Уэст, скрытая где-то глубоко в вас...

* * *

Второй длинный процесс. Мы отодвигаем стулья и ложимся н пол. Глаза закрыты. Нам помогают создать свой "центр", безопасное пространство где-то в мире, где мы могли бы отдохнуть и просто быть с собой. Нас просят найти любимое место в лесу, на море, в горах, где бы мы хотели создать свой однокомнатный центр. Мы действуем как будто в пантомиме, собственными руками создавая стены, окна, двери, мебель из любых материалов. Тренер велит сделать внутри центра стол, два стула, волшебную кнопку желаний, телефон, который позволит говорить с любым человеком в мире, телеэкран, часы, которые позволят увидеть любое событие прошлого, сцену, на которой можно оживлять людей, "кабинет способностей", где находятся "костюмы", которые, будучи надеты, дадут нам любые способности, и прочие вещи, которые позволят прикоснуться к любым аспектам самих себя и пере-пережить переживания прошлого.

Центры становятся полезным средством для переживания факта создания своих переживаний.

Учеников просят привести в свои центры двух людей, мужчину и жеенщину, с которыми они хотели бы быть в близких отношениях, причём создать их обоих собственными руками с головы до ног, как скальптор. После того, как создано нагое тела, его надо одеть, оживить и привести в центр. Процесс закончен. Наступает долгожданный обеденный перерыв...

* * *

После возвращения ученики находят под стульями маленькие пакеты с фруктами. Сочный помидор, разрезанный лимон, клубнику. Там также лежит гладкий чёрный камень, кусочек дерева, металлический кубик и маргаритка. Игрушки! Атмосфера становится легче. Видны улыбки, слышен смех. На некоторое время можно забыть о некогда тяжёлом речевом давлении, чьих-то трагический историях, "ошибках" собственной жизни. Однако, всё равно существует угроза, что даже эти безобидные вещи могут быть использованы как эмоциональный консервный нож для банки нашей души. Поступают инструкции, точные, отчётливые, как обычно.

Ученики должны брать предметы по одному, нюхать их, лизать, тереть о лицо,

отмечать температуру, структуру, форму, размер, цыет, вес. Посмотреть, как

они отражают всет, сколько в них семечек, попробовать их снаружи, потом

изнутри. Многочисленные качества и различия должны тщательно отмечаться и

"переживаться".

- Заметьте, что маргаритка имеет круглый центр, состоящий из сотен тычинок, и "глаз" посередине. Оторвите и исследуйте тычинку... Поглядите, как зазубрены и заострены листья маргаритки... Что вы видите на листьях?

Наконец, мы добираемся до восхитительной клубники и замечаем много твёрдых семечек. Мы отмечаем, как рзличны её вкус и цвет снаружи и внутри.

- Посмотрите, как она груба по сравнению с вашей коней...

Процесс восхитителен. Больнигство точно выполняет инструкции, но некторые так спешат, что съедают фрукты без промедления. Это особенно приятно после запретов есть в зале.

Позднее начинается последний процесс, связанный со свойствами этих объектов. Разлёгшись на полу, мы входим в своё пространство и создаём свой центр. Один за другим мы воображаем объекты и проникаем внутрь их. Кульминацией является создание огромной клубники, на которую мы начинаем забираться. Это кажется довольно, опасным, т.к. клубника тридцать футов в высоту. Но нам говорят, что мы можем использовать альпинистское снаряжение, и мы начинаем долбить ступеньки.

Взобравшись на вершину, мы прорубаем вход и начинаем спумкаться по каналу, проходящему через центр клубники. Затем мы постепенно проедаем себе выход наружу.

Последним событием дня является взбирание на шестидесятифутовую маргаритку. Погуляв по лепесткам, мы спускаемся на пол по стеблю.

Когда тренер постепенно возвращает нас из наших центров и созданных миров в тот, в котором мы создаём его и зал, мы все чувствуем себя прекрасно. Прекрасное расположение духа не омрачается даже тогда, когда Мишель говорит, что завтра нам предстоит трудный день, "анатомия ума" и "получение этого". После приятного часа, прожитого внутри камня, помидора, клубники и других необычных жилищ, "получение этого" кажется странно неважным - до завтрашнего дня.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

перейти в каталог файлов


связь с админом