Главная страница
qrcode

Философия. Работа Н. Г. Шумского Деонтология в психиатрии


Скачать 51.63 Kb.
НазваниеРабота Н. Г. Шумского Деонтология в психиатрии
Дата18.06.2020
Размер51.63 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаФилософия.docx
ТипРеферат
#159318
Каталог

Федеральное государственное бюджетное учреждение

«Национальный медицинский исследовательский центр

психиатрии и наркологии им. В.П.Сербского» Минздрава России

Реферат

на тему:

«Работа Н.Г. Шумского «Деонтология в психиатрии», ее актуальное значение в профессиональном образовании врача-психиатра»


Выполнила ординатор 2 года

по специальности «Психиатрия»

Голенкова В.А.
Преподаватель: проф., к.м.н., д.ф.н. Иванюшкин А.Я.


Содержание

С.

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1 Этапы развития медицинской этики..…………………………………..5

Глава 2 Работа Николая Георгиевича Шумского……………………………….9

Глава 3 Отрывок из работы Н.Г. Шумского……………………………..…….13

Заключение………………………………………………………...……………..15

Библиографический список……………………………………………………..16

Введение

Выражения «биоэтика», «врачебная этика», в первую очередь, включают в качестве своей составной части термин «этика». Термин «этика» происходит от древнегреческого слова «ethos» и в строгом смысле определяется как философская дисциплина, изучающая явления морали и нравственности. В первоначальном значении «этика», «мораль», «нравственность» - разные слова, но один термин, но со временем ситуация меняется. Особой, и весьма непростой, проблемой, вызывающей много дискуссий среди специалистов по этике, является соотношение понятий «мораль» и «нравственность». Часто они выступают как синонимы, однако между ними есть определенные различия. В процессе развития культуры, в частности, по мере выявления своеобразия этики как области знания за разными словами начинает закрепляться разный смысл: под этикой главным образом подразумевается соответствующая ветвь знания, наука, а под моралью (нравственностью) - изучаемый ею предмет. Таким образом, этику можно определить как философскую науку, основным предметом изучения которой является мораль.

Медицинская этика представляет собой часть общей этики. Выделение медицинской этики обусловлено рядом причин, в частности, тем, что деятельность врача из-за своей сложности и большого разнообразия неповторимых ситуаций далеко не всегда может опереться на закон, правила, существующие инструкции или прямые указания руководителей. Очень часто она не в состоянии уложиться в рамки официальных предписаний. Врач постоянно действует в условиях, исключающих возможность указания или совета со стороны, руководствуясь в своих действиях не только официальными предписаниями, но и сложившимися этическими правилами своей профессии, а также пониманием своего долга, который диктуется ему его совестью.

Медицинская этика - одна из самых древних профессиональных этик, определяется как философская дисциплина, изучающая вопросы морали и нравственности, а также принципы поведения медицинских работников в процессе их профессиональной деятельности. Медицинская деонтология (греч. «deon» – долг) - учение о профессиональных, моральных и юридических обязанностях и правилах поведения медиков по отношению к больному, также включает в себя профессиональную ответственность врача перед обществом. Термин «деонтология» был введен в 1834 году английским философом-утилитаристом Джереми Бентамом, в отечественную медицину данный термин ввел Н.Н.Петров в 1939 году.

Положения медицинской деонтологии рассматриваются в рамках медицинской этики, поскольку являются взаимосвязанными понятиями, не резко обособленными друг от друга. Б.Д. Петров,
Термин «биоэтика» определяется как наука, изучающая противоречия между интересами людей, а также их сообществ в области здоровья и достижениями биологии, медицины и фармации, которые прямо или опосредованно могут нанести ущерб здоровью и качеству жизни, с целью выработки нравственных норм, требований, принципов и иных механизмов, обеспечивающих использование таких достижений только во благо человека и природы.

Соблюдение принципов общечеловеческой морали, милосердие и сострадание в особенности важны для клинической медицины. В медицине необходимо строгое соблюдение определенных духовно этических норм, которые будут способствовать защите гражданских и юридических прав больных и улучшению помощи больным.


Глава 1 Этапы развития медицинской этики

Развитие медицинской этики можно разделить на 5 этапов:
этап – период античной этики. Началом осмысления фундаментальных нравственных ценностей можно считать эпоху становления классового общества с его разделением материального и духовного труда. Наиболее изученным и значимым для нас является процесс осмысления нравственных проблем, а также становления этики в Древней Греции, где большую роль в развитии данного понятия сыграли Сократ (ок.
  • этап начался с появлением монотеистических религий и характеризовался совмещением функций врача и священника, продолжался до тех пор, пока профессия врача не стала самостоятельной.
  • этап – сопровождался открытием большого количества медицинских факультетов, характеризовался доминированием гуманных христианских идеалов, широкое распространение получила благотворительность, открывалось большое количество больниц для бедных. Важнейшей особенностью этого периода явилось формирование партнерских отношений между врачами и медицинскими сестрами. С этого времени справедливо можно говорить не только о врачебной, но и о медицинской этике.
  • этап называется деонтологическим. Это название связано с выходом книги «Деонтология, и наука о морали» (1834), которую написал английский философ и правовед Джеремия Бентам. В ней он утверждал: «Основание деонтологии - принцип пользы, иначе говоря, это значит, то определенный поступок является хорошим или плохим, достойным или недостойным, заслуживающим или не заслуживающим одобрения в зависимости от его тенденции увеличивать или уменьшать сумму общественной пользы». В данной книге он ни разу не упоминает о врачах, считая деонтологию необходимой для людей любой профессии. Не смотря на это, в дальнейшем этот раздел этической теории, рассматривающий проблемы долга, моральных требований и нормативов, был крепко связан с медициной.
    В Советской России новый этап в развитии медицинской этики был предопределен социально-экономическими особенностями развития общества. Дело в том, что развивающийся в XIX веке капитализм коренным образом изменил характер взаимоотношений между врачом и обществом. В 20-30-е годы в условиях нового режима врач мыслился как представитель враждебного, буржуазного класса, которому дозволяется работать лишь под строгим контролем со стороны пролетариата. В той мере, в какой социальная роль врача считалась не столько самостоятельной, сколько чисто служебной, лишалась смысла сама постановка вопроса о какой-то особой этике врача. Вообще медицинская или, как тогда предпочитали говорить, врачебная этика понималась как обоснование и утверждение корпоративно-сословной морали, чуждой классовым интересам пролетариата. Достаточно распространенной была точка зрения, согласно которой все советские люди, независимо от пола и профессии, руководствуются едиными нравственными нормами коммунистической морали, и существование каких бы то ни было специфических норм профессиональной морали будет ограничивать действие общих норм.

    5 этап - начало современного (биоэтического) этапа истории медицинской этики связано со Второй мировой войной. Как известно, в 1947 г. в Нюрнберге состоялся судебный процесс над нацистскими врачами, проводившими эксперименты на людях. В тексте приговора им были сформулированы юридические и этические условия допустимости медицинских экспериментов на людях. Это и есть так называемый «Нюрнбергский кодекс», где впервые был сформулирован принцип добровольного согласия субъекта. В том же 1947 г. была организована Всемирная медицинская ассоциация - ВМА, являющаяся неправительственной международной ассоциацией медиков, которая с самого начала стала уделять большое внимание проблемам врачебной этики. В 1948 г. ВМА приняла «Женевскую декларацию». Положения «Нюрнбергского кодекса» были дополнены в «Хельсинкской декларации», принятой в 1964 г. В середине ХХ в. Появляются ВОЗ, ЮНЕСКО, Совет Европы, одной из целью которых стала разработка регламентирующих современную медицинскую науку и практику этических документов.

    Развитие медицинской этики в Советском Союзе во многом было обусловлено формированием новой политической идеологии и системы здравоохранения. В этот период традиционную медицинскую этику было принято критиковать за обоснование и утверждение корпоративно-сословной буржуазной морали, связь с религиозной традицией, чуждой классовым интересам пролетариата. Поэтому вместо термина «медицинская этика» в советской медицине чаще употребляли термин «деонтология». Под деонтологией понимали совокупность правил, соответствующих той или иной конкретной области медицинской практики. Примером такого понимания может служить работа Николая Николаевича Петрова в 30-50-х годах, посвященная медицинской деонтологии. Он, крупнейший русский хирург, один из основоположников отечественной онкологии, публикует в журнале «Вестник хирургии» статью «Вопросы хирургической деонтологии», а в 1945 г. - небольшую книгу с таким же названием. Эти публикации стали первыми шагами в реабилитации медицинской этики. Характерно, что Н.Н. Петров обосновывал использование термина «медицинская деонтология» тем, что понятие «врачебная этика» более узко, поскольку оно относится только к корпоративной морали, отражающей научно-карьерные и служебно-карьерные интересы врачей. Данная книга приносила определенную пользу, привлекая общественное внимание к этико-деонтологическим проблемам.

    Широкое же обсуждение проблем деонтологии началось в 60-80-е гг., в то время не осталось ни единого раздела медицины, не опубликовавшего статьи рода «Деонтология в...», и далее писалось – в педиатрии, акушерстве, онкологии, хирургии и т.п. Так как в этих работах деонтология предполагалось, как научное название медицинской этики, то вопрос обсуждался достаточно широко, к чему и стремился Н.Н. Петров и ему подобные.

    Заметную роль также сыграло проведение в 1969 г. в Москве первой Всесоюзной конференции по проблемам медицинской деонтологии. Вскоре после нее, в 1971 г., высшим государственным руководством был утвержден текст «Присяги врача Советского Союза», которую должны были принимать все выпускники медицинских институтов, приступающие к самостоятельной профессиональной деятельности. Одновременно с этим в учебные программы медицинских институтов было введено преподавание медицинской деонтологии.

    В СССР в 1971 году была законодательно утверждена Присяга советского врача, позже, в постсоветское время, она была сначала заменена на «Клятву российского врача», а в 1999 году законодательно была утверждена «Клятва врача России». Современная клятва врача в России установлена статьей №71 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в 2011 году. В ноябре 1994 года
    В последней трети ХХ века начинается новый этап в развитии медицинской этики. Она перестает быть сугубо корпоративной и становится частью биомедицинской этики, которая предполагает широкое общественное обсуждение проблем, возникающих в результате стремительного прогресса биомедицинских технологий. Обсуждение проблем медицинской деонтологии стало у нас в стране одной из предпосылок возникновения и упрочения интереса к биоэтике.


    Глава 2 Работа Николая Георгиевича Шумского

    Николай Георгиевич Шумский был учеником и последователем профессора А.В. Снежневского. Он является автором большого количества книг: «Диагностические ошибки в судебно-психиатрической практике», «Женщины-убийцы», «Врубель. Жизнь и болезнь», соавтором клинических глав в руководствах по психиатрии, в книгах: «Алкоголизм», «Справочник по психиатрии». Он работал ученым-секретарем редакционных отделов, с его участием были изданы: «Энциклопедический словарь медицинских терминов» в трех томах (1982-1984) и «Большая медицинская энциклопедия» в 29 томах (1974-1988).

    Его книга «Введение в клиническую психиатрию» (1998) в соавторстве с Г.В. Морозовым до сих пор считается одним из лучших учебников по психиатрии. В данной книге Н.Г. Шумский посвящает целую главу большому количеству вопросов, касающихся этических норм и особенностей взаимодействия врачей-психиатров с больными, их родственниками в условиях стационара и амбулатории, вопросов межколлегиальных взаимоотношений.

    В данной главе, посвященной деонотологии в психиатрии, Шумский Н.Г. подробно раскрывает специфику ведения пациентов, страдающих психическими расстройствами. Он указывает на определенные особенности данной группы больных и их родственников, течения психического заболевания, длительности терапии и лечения в условиях стационара и диспансера, прогноза дальнейшей жизни больного и его окружения. Он пишет: «Особенности деонтологии в психиатрии определяются характером проявлений психических болезней и продолжительностью их существования - годы, десятилетия, всю последующую жизнь после начала заболевания. Ни при каких других болезнях, кроме психических, не встречаются с таким постоянством самые разнообразные отрицательные социальные последствия».

    Мне бы хотелось более подробно рассмотреть основные особенности ведения больных, на которые указывает Н.Г. Шумский в своей работе. Автор подчеркивает, что при оглашении диагноза психического расстройства необходимо ограничиться терминами «невротический», «нервное истощение», объяснять простыми и понятными словами, которые употребляет сам больной в своих жалобах, какими расстройствами проявляется в данное время болезнь и какие лечебные меры способны эти расстройства ликвидировать. При этом Шумский Н.Г. поясняет: «Когда врач сообщает родным больного или ему самому о факте психической болезни, он всегда наносит своим сообщением психическую травму, какими бы смягчающими определениями оно ни прикрывалось».

    Также он отмечает, что прогноз психического заболевания – это очень деликатный вопрос, требующий осторожности со стороны врача. «Если прогноз болезни достаточно серьезен, не следует сразу же говорить родственникам всей правды, а в разговоре с больным лучше вообще обойти стороной этот вопрос. С течением времени все постепенно встанет на свои места и травмирующие обстоятельства будут восприниматься легче», - пишет Шумский Н.Г.

    Отдельное внимание Шумский Н.Г. уделяет особенностям лечения больного в амбулаторных условиях. Он подробно описывает всю специфику ведения пациента в диспансере. Так, он подчеркивает, что основной формой психиатрического обследования в условиях диспансера является расспрос, который «направлен на выявление особенностей настоящего психического состояния, что необходимо для решения первостепенного вопроса о виде наблюдения за больным (стационар/амбулатория)». Николай Георгиевич отмечает, что трудность расспроса вызывается тем, что, во-первых, основной контингент больных составляют лица с расстройствами, относящимися к пограничной психиатрии, во-вторых, большей, чем в условиях стационара, утомляемости врача, в результате чего «снижается его впечатлительность к сведениям, которые сообщает ему больной». Шумский Н.Г. подытоживает: «Таким образом, первоначальная оценка психического состояния больного должна быть «грубой», лишенной психопатологических нюансов, что делает ее более рельефной, а потому более значимой для психиатра. Всегда лучше переоценить степень тяжести существующей патологии, чем недооценить ее».

    На мой взгляд, важно отметить, что Шумский Н.Г. подробно освещает вопрос необходимости взаимодействия врача с родственниками пациента, объясняя это словами П.Б. Ганнушкина: «между врачом и больным опять есть средостение, известным образом заполненное пространство. Только в амбулаторных условиях роль такого «средостения» выполняет совместно проживающий с больным человек».

    Автор пишет, что важно сообщить родственнику о необходимости оценки возникновения как продуктивных, так и негативных симптомов. «Осознание того факта, что в результате психической болезни меняется личность больного, позволяет окружающим выработать правильное отношение и к самой болезни, и к ее последствиям. Самим больным о негативных симптомах, пожалуй, всегда лучше говорить только как об остаточных продуктивных расстройствах», - отмечает Николай Георгиевич.

    Важный вопрос, касающийся стационирования больного в психиатрическую больницу, Николай Георгиевич раскрывает больше, на мой взгляд, со стороны именно этических особенностей, не обращаясь к пунктам Закона, регламентирующего порядок недобровольной госпитализации. Шумский Н.Г. пишет о необходимости обсуждения данного вопроса с родственниками пациента, поскольку их согласие на госпитализацию облегчает задачу врача - в частности, дает ему возможность действовать уверенно и без колебаний. Он пишет: «В случае крайней необходимости лучше прибегнуть к силе. Больные, сохраняющие сознание болезни (а это возможно и при наличии психоза), обычно уступают, не видя другого выхода. Позже они почти всегда простят допущенное в отношении них насилие, но никогда не забудут и не простят обмана… Принуждение, а иногда и прямое насилие, совершенно неприемлемые в других областях медицины, в психиатрии представляются нередким явлением». Также он приводит в пример слова П.Б. Ганнушкина, утверждающего, что «...Принцип насилия, где бы оно ни применялось и какими бы соображениями ни диктовалось, все же сохраняет всю остроту и тяжести, и неприятности, почему психиатры и устанавливают возможно тесные, возможно узкие показания - именно показания явной опасности душевнобольного для себя или для других - при наличности каковых показаний только и может быть допущено принудительное помещение и дальнейшее содержание больного в специальном учреждении». Данные высказывания Шумского Н.Г. по поводу недобровольной госпитализации больного не противоречат постулатам существующего Закон №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», однако идут как бы параллельно ему.

    Вопрос, почему же Николай Георгиевич не упоминает в своей работе о пунктах действующего на тот момент Закона, остается открытым. Можно лишь высказывать предположения. На мой взгляд, Шумский Н.Г. решил посвятить полную главу вопросам деонтологии в психиатрии, не ссылаясь на юридические нормы, поскольку четко разграничивал две разные, не пересекающиеся между собой дисциплины: этику и юриспруденцию. Он уделили большое внимание подробному описанию особенностей ведения больных с психическими расстройствами как в условиях диспансера, так и в условиях стационара, необходимости взаимодействия с родственниками пациента, оглашения диагноза, прогноза и неизбежных последствий заболевания. Да, Николай Георгиевич не указывает на сроки проведения медицинского освидетельствования, подачи документов в суд коллегией врачей и апелляции решения суда по поводу недобровольной госпитализации, которые так четко и подробно расписаны в Законе «О психиатрической помощи», однако, как мне кажется, он рассматривает вопросы с этической стороны, ответы на которые ни в одном действующем этико-юридическом документе не раскрыты так полно и подробно. Работа Шумского Н.Г. относится к малому числу исключительно содержательных публикаций по вопросам этики и этоса в психиатрии. Отвечая на данный вопрос, хочется процитировать авторов книги «Этика психиатрии» П.Чодоффа и С. Блоха, которые писали: «Попытки выразить в категориях юриспруденции все аспекты взаимоотношений внутри профессии оставляют слишком мало места для проявления индивидуального этического суждения и могут вообще привести к отказу от самостоятельности в этих вопросах. Ведь уже отмечено кем-то, что «в аду не будет ничего, кроме права, и это право будет скрупулезно соблюдаться».

    Николай Георгиевич сыграл огромную роль в формировании молодых психиатров. Это был человек блестящей эрудиции и незаурядного таланта, удивительно скромный, порядочный. По сей день его работа является актуальной, отвечает на большое количество спорных вопросов, возникающих в ситуациях, где не всегда можно опереться на закон, существующие инструкции, уложиться в рамки официальных предписаний. Николай Георгиевич является «мостиком между психиатрией прошлого и психиатрией настоящего».
    Глава 3 Отрывок из работы Н.Г. Шумского

    На меня больше всего впечатление произвели следующие страницы из главы Н.Г. Шумского, описывающие необходимость взаимодействия врачей друг с другом, их взаимной поддержки, особенности влияния на психиатра его профессии, его душевные переживания, размышления по поводу врачебной ошибки.

    «Профессиональное совершенствование, выполнение норм коллективного врачебного долга, нравственные связи, возникающие у лиц одной профессии, как единое и нераздельное целое, всегда опираются на моральную поддержку товарища по специальности. Необходимость такой поддержки обусловлена во многом спецификой медицины - ее постоянным соприкосновением со страданиями больных и их близких, несовершенством медицинских знаний и, как следствие, невозможностью порой оказать необходимую помощь. Результатом этого является отрицательное эмоциональное воздействие врачебной работы на психику врача… Жизнь в определенной мере корригирует отрицательное влияние профессии на душевное состояние врача, вырабатывая у него со временем защитную реакцию. Ее основу составляет профессионализм и умение медика, в том числе психиатра, управлять с его помощью своими чувствами, ослаблять и даже подавлять возникающий у него эмоциональный резонанс на страдания больных. За это нередко врачей обвиняют в сухом и жестком отношении к больным, в пренебрежении своим долгом. Профессионализм дает возможность правильно оценивать состояние больных, в том числе в какой-то мере и степень субъективно испытываемых ими страданий. Способность трезво видеть больного со стороны - не только защитная реакция, но и совершенно необходимое условие для правильного отношения к нему и, в частности, для выбора лечебной тактики… Врач должен иметь возможность посмотреть со стороны и на самого себя. Непредвзятое и доброжелательное мнение товарищей по работе способствует правильной самооценке. Это одна из форм моральной поддержки. Что касается других форм, в которых эта поддержка врачей друг другу должна оказываться, то каждый вырабатывает их самостоятельно, исходя из своих личных качеств, опыта, общечеловеческих принципов взаимоотношений. Дать перечень рекомендаций поведения не представляется возможным. Очень важное значение имеет отношение врачей к собственным ошибкам и ошибкам других врачей. Такие ошибки должны быть подвергнуты нелицеприятному разбору с выяснением их причин. Разбор должен проводиться с тактом, чтобы не травмировать психику врача. «Ошибаются врачи всех специальностей. Меньше всех ошибаются врачи, не очень прочно связавшие свою деятельность с призванием к медицине. Они поэтому склонны передоверять свои заключения старшим, скрываться за спинами консультантов: они вряд ли переживают свои ошибки всерьез. Хорошие, настоящие врачи тяжело переживают свои ошибки. Трагические исходы таких переживаний нередки. Недаром именно у врачей количество случаев стенокардии и инфарктов миокарда особенно велико», - пишет И.В.Давыдовский.

    Заключение

    На мой взгляд, данная работа Шумского Н.Г. актуальна и по сей день. В нашей стране действует большое количество различных этико-юридических документов, которые по сути должны регламентировать этическую деятельность врача-психиатра, однако в них в большей степени отражена лишь юридическая сторона проблемы. Шумский Н.Г. же в своей работе рассмотрел все особенности работы врача-психиатра именно с этической стороны. Он в мельчайших подробностях описал основные принципы взаимодействия врача с пациентом, объяснил всю необходимость взаимодействия с родственниками больного, рассмотрел вопросы о правильном оглашении диагноза психического расстройства, течения и прогноза заболевания, обсудил пути решения проблемы госпитализации больного в стационар или необходимости лечения в диспансере, длительном (иногда и пожизненном) приеме лекарственной терапии. Также Николай Георгиевич подробно рассказал о необходимости беспрерывного совершенствования врача в своей профессии, что может быть достигнуто при взаимодействии врачей друг с другом, их взаимной поддержке, рассмотрел вопрос «врачебной ошибки», охватил проблему молодых специалистов, их переживаний, ошибок и первых шагов в их карьере.

    На мой взгляд, Шумский Н.Г. в своей работе рассмотрел огромное количество важных вопросов, которые актуальны не только в работе врача-психиатра, но и врача в целом.

    Библиографический список

    Кодекс профессиональной этики психиатра : по состоянию от 19 апреля 1994 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа :
  • О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании : федеральный закон от 02 июля 1992 года N 3185-1-ФЗ [Электронный ресурс]. Режим доступа:
  • Медицинская этика и деонтология в историческом аспекте: учебное пособие / Г.М. Гайдаров, Т.И. Алексеевская. – Иркутск: ИГМУ, 2016. – 65 с
  • Медицинская этика: курс лекций / А.Л. Церковский, В.Л. Дуброва. - Витебск: ВГМУ, 2007. - 260 с.
  • Медицинская этика и деонтология (Часть I): учебное пособие / Л.Д. Ерохина. – Владивосток: Медицина ДВ, 2017. – 136 с.
  • Актуальные вопросы этики и деонтологии в медицине на современном этапе: учебное пособие для системы высшего профессионального образования – Иваново, 2014. – 85с.
  • Биомедицинская этика: практикум/ Под ред. С.Д. Денисова, Я.С. Яскевич – Мн.: БГМУ, 2011. – 255 с.
  • Биомедицинская этика: учебно-методическое пособие / Г.И. Авходиев, М.Л. Кот, О.В. Беломестнова. – Чита, 2009. – 216 с.
  • Биомедицинская этика: учеб. пособие для мед. Университетов / И.А. Асеева, В.Е. Никитин. – Курск: КГМУ, 2002. – 96 с.
  • Введение в биоэтику: учеб.пособие / А.Я. Иванюшкин, В.Н. Игнатьев и др. - М.: Прогресс-Традиция, 1998. - 381 с.
  • Введение в клиническую психиатрию (пропедевтика в психиатрии) / Г.В. Морозов, Н.Г. Шумский. - Н.Новгород: Изд-во НГМА, 1998 г. - 426 с.
  • Этика: учебник / А.А. Гусейнов, Р.Г. Апресян. - М.: Гардарики, 2000. – 472 с.

  • перейти в каталог файлов


  • связь с админом