Главная страница

Колпакова О. - Карл Фаберже и русские ювелиры (История России) - 2008. Ремнем или без, нона Руси появлялось много талантливейших мастеров золотых и серебряных дел. В древних славянских захоронениях можно встретить искусно выполненные ожерелья и серьги из драгоценных и полудрагоценных камней


Скачать 11,53 Mb.
НазваниеРемнем или без, нона Руси появлялось много талантливейших мастеров золотых и серебряных дел. В древних славянских захоронениях можно встретить искусно выполненные ожерелья и серьги из драгоценных и полудрагоценных камней
АнкорКолпакова О. - Карл Фаберже и русские ювелиры (История России) - 2008.pdf
Дата25.03.2018
Размер11,53 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKolpakova_O_-_Karl_Faberzhe_i_russkie_yuveliry_Istoria_Rossii_-_
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#5612
Каталогid24455514

С этим файлом связано 40 файл(ов). Среди них: Sozdanie_sobstvennogo_dela_-_V_Yu_Kornyushin.pdf, Lyubimaya_ili_lyubovnitsa_Khozhdenie_po_mukam.rtf, Bogataya_zhenschina_-_Kim_Kyosaki.doc, Biografia_Benzhamina_Franklina.doc, The_Black_Cat_and_Other_Stories_level_3.pdf и ещё 30 файл(а).
Показать все связанные файлы

С
ремнем или без, нона Руси появлялось много талантливейших мастеров золотых и серебряных дел. В древних славянских захоронениях можно встретить искусно выполненные ожерелья и серьги из драгоценных и полудрагоценных камней. Русские мастера превосходно владели сложнейшими техниками обработки драгоценных металлов и камней, умели прекрасно сочетать цветные камни и жемчуг с перегородчатыми эмалями иска нью. Развиваясь вдали от западного ювелирного искусства, русское ювелирное дело отличалось своеобразием и было тесно связано с народными традициями. Форма посуды из металла повторяла форму деревянной утвари. Драгоценные изделия украшали рисунками, похожими на рисунки по дереву или керамике, растительным орнаментом и чешуйками — узором, покрывающим купола древних церквей. Не было в Киевской Руси уголка, где бы ни работали искусные мастера. Ново время монголо-татарского нашествия многие из мастеров были уведены в пленили убиты, а мастерские уничтожены. Поэтому Иван в середине XV века, отправляя послов в Западную Европу, наказывал добывать искусных мастеров и рядить их, чтобы ехали к великому князю внаем. Но годился русскому царю мастер не всякий, а хитрый, который бы умел сосуды делать и кубки, да чеканить бы умели писать на сосудах. Охотно ехали в Россию купцы, которым было разрешено свободно торговать украшениями. Им ас тер а внаем рядиться не отказывались, многих прельщал самый богатый в Европе царский двор. К концу XV века у Ивана III был уже целый штат мастеров, делавший посуду, оружие, доспехи — как лично для князя Московского, таки на подарки гостям, ханам — турецкому и крымскому, да и другим важным особам. К великому сожалению, не сохранились имена этих умельцев. Но по чудесным изделиям можно судить о высочайшем уровне мастерства. Чеканка, чернь, литье, басма,
скань, резьба на серебре, эмаль — все приемы обработки и украшения использовали они в своих работах, пополнявших сокровищницу русского царя. Правда, немногие современники видели эту роскошь. До Петра богатство не выставляли напоказ. Украшения и дорогие костюмы берегли и передавали из поколения в поколение без переделок и изменений — за модой не гнались, да и незачем было. Заграничные гости бывали в России нечасто, асами русские много не путешествовали. Посему носили тоже, что и предки. Драгоценные металлы и камни для ювелирных изделий до XVII века везли из Византии, Китая, Индии и других стран своих приисков Россия тогда не имела, и тем удивительнее обилие украшений, которыми владели не только богатые и знатные люди. У всех царей были свои хранилища драгоценностей, которые они постоянно пополняли. В сундуках Ивана Грозного хранились украшения из бирюзы, кораллов, изумрудов, рубинов, жемчуга и сапфиров. Своей второй жене, Марии Тем р ю ко вне, Иван Пуговицы Оказывается, пуговицы, без которых до сих пор не обходится ни один гардероб, раньше были весьма ценным украшением, которое хранили, дарили, завещали и перешивали с одного костюма на другой. Большие пуговицы нашивали и на воротники на шапки. Потому, какие пуговицы пришиты на кафтане, можно было определить, насколько состоятелен человек. Количество пуговиц тоже имело значение. Обычно на кафтан или шубу пришивали 11 штук. На царских нарядах было больше полусотни золотых пуговиц. Пуговицы делали из бриллиантов, перламутра, финифти, стали.
Васильевич преподнес трехкилограммовое золотое блюдо, на котором лежал головной убор замужней женщины — кика, украшенная драгоценными камнями и жемчугом. В 1552 году, в честь взятия Казани, Иван IV повелел сделать Шапку царства Казанского. Необычный получился головной убор. Восточный и русский стиль переплелись на золотой тулье вьется орнамент в русском стиле. Украшена шапка жемчугом, гранатами, бирюзой. Эти камни любили восточные мастера. Фамилии мастеров теперь уж не узнать. Известно только, что много было ювелиров, приглашенных из-за границы. Славилась средневековая Русь и серебряными украшениями. И хотя в земле русской в то время было мало серебра, это не мешало серебря ник а м : в переделку шли монеты с Востока и Западной Европы, старые изделия и даже одежда, в ткань которой входила металлическая нить. Вначале века английским мастерам-серебряникам пришлось вернуться к себе народи ну — местные умельцы справлялись с заказами сами. Укреплялось государство, все роскошней становились украшения. Но мастера сохраняли традиционные для Руси ясность форм и благородство изделий. В 1627—1628 годах для русских царей был изготовлен Большой наряд скипетр, держава и венец — символы власти. Инокиня Марфа в миру Ксения Ивановна мать первого царя из ди-
Золото почиталось на Руси с древнейших времен. Золотые руки, золотое сердце — все самое лучшее ив материальном, ив нравственном отношении на Руси называют золотым. Огромное количество золота было в старину в храмах ив царских палатах. Цари владели золотой посудой, раззолоченными санями, имелась даже позолоченная шлюпка. Никогда не выходили из моды золотые украшения. Распространено на Руси золотое (и серебряное) шитье. По бархату или шелку вышивали пряденым или воло­
ченным золотом, накладывая металлическую нить на ткань и прикрепляя ее поперек стежками тончайшего шелка. Русские искусницы славились большим мастерством только опытный глаз иногда может отличить вышивку от ткани. Шитьем украшались одежды священников, бояр, царей.
В старину жемчуг называли «зеньчуг» и добывали его в чистых российских реках. Жемчуг появляется внутри раковины моллюска. Цветом он бывает белый, желтоватый, розовый и даже черный. Огромное количество жемчужин хранилось в церквях и монастырях. Жемчугом украшали одежду и иконы. Несмотря на то, что с жемчугом связано много предостерегающих поверий (жемчуг, говорят в народе, — к слезам, к утрате, цари любили его. Им украшали прически, обшивали одежду и обувь. Для того чтобы расшить платье, жемчуг отмеряли литрами. Супруга последнего российского императора Николая II, Александра Федоровна, дарила своим дочерям в дни рождения и дни ангела по крупной жемчужине, чтобы к совершеннолетию у девушек собралось по ожерелью. Сама Александра Федоровна, выходя замуж, тоже получила в подарок жемчуг. Мария Федоровна, вдова Александра III, преподнесла ей ожерелье в пять ниток, которое стоило
142 579 рублей. Использовался для ювелирных украшений и перламутр — внутренняя часть раковины. Из него делали пуговицы, бусы, им инкрустировали разные предметы. Жаль, что жизнь жемчуга недолговечна. Со Средних веков на ювелирных изделиях ставилось клеймо — оттиск изготовителя. В России узаконено государственное клеймение серебряных изделий в м, золотых — в 1700 году. Гребнями не только скрепляли волосы, чтобы они не мешали при работе, но и украшали прическу. В основном гребнями пользовались женщины, но есть свидетельства, что Петр I тоже носил маленькую косую гребенку. Клеймение Гребень Жемчуг
настии Романовых, весьма интересовалась ювелирным делом. Бережно хранила она драгоценности, оставшиеся после Смутного времени, пополняя сокровищницу новыми изделиями. Целый штат девушек и женщин вышивали для нее золотом, серебром и жемчугом. Но увидеть эту роскошь можно было только в церкви и на особо важных приемах. При Петре I в открытые между Россией и Европой ворота въезжали на Русь специалисты из разных областей, в том числе иностранные бриллиантщики, золотых и серебряных дел мастера. С 1714 погоды в Россию прибыли больше полутысячи ювелиров, чтобы поработать во славу российской империи. Водной только Москве трудились 43 мастера золотых дели мастера по серебру. Петр Великий, в отличие от многих особ своего окружения, был равнодушен кр ос коши в личной жизни его подданные ели на золотой посуде, а он любил вилки и ножи с деревянными черенками. Но могущество, слава и величие империи для него были неотделимы от золотого блеска. Нет другого такого раззолоченного города, как Петербург. Ни один двор Европы не демонстрировал миру такое обилие национальных украшений, как русский. Для коронации своей супруги Екатерины Петр заказал корону, украшенную алмазами и крупным жемчугом, с огромным — больше голубиного яйца — рубином, венчающим этот символ власти. Порфира — золототканая мантия императрицы — была осыпана таким количеством золотых двуглавых орлов, что Екатерина склонялась под тяжестью своего наряда
3
Все сокровища, которые хранились в дворцовых покоях, Петр объявил собственностью не монархов, а государства. Правда, объявление регалий государственными не означало их неприкосновенности. Монархи могли сделать из старинных украшений новые. Государева шкатулка постоянно пополнялась.
I Петр I установил государе т вен н ы й надзор за ювелирным производством, повелел построить в Петергофе шлифовальную фабрику для обработки и полирования "амоцветов и стекол, положил начало разработке месторождений
Полукружье от орденской шляпы Серебро, золото, бриллианты, рубины
драгоценных камней в своей стране и переодел жителей в европейские костюмы. Вместе с европейским костюмом к распространенным кольцам, браслетам, серьгам, цепочкам, монистам, ожерельям из жемчуга, добавились прежде редкие на Руси украшения диадемы, броши, пряжки и запонки. Петр Великий обязал мастеров объединяться в цеха. Это была привычная для европейцев организация дела, поэтому первыми создали свои цеха иностранцы. Благодаря цеховым книгам, счетам, аттестатам, которые вели пунктуальные немцы — члены ювелирного иностранного цеха в Петербурге, сохранились фамилии многих ювелиров. Иностранные ювелиры брали к себе в ученики своих земляков, но нередко поступали в подмастерья и русские. Затем русские мастера золотых и серебряных дел объединились в свой цех. К сожалению, книги русского цеха не сохранились. Но до нас дошли фамилии некоторых первых русских ювелиров Санкт-
Петербурга: С. Ларионов, Ф. Разумов, М. Вельский, И. Золотарев. В конце
XVIII века в столице в русском цехе работали 44 мастера, а в иностранном — 139 мастеров. Неизвестный художник Портрет новгородской крестьянки Ожерелье В Европе существовала легенда, что в стародавние времена кормилицы-слу­

жанки, присматривающие за молодыми девушками, каждое утро измеряли шею девушки ниткой. Они уверяли если девушка благоразумна, то шея за ночь не потолстела. Девушки привыкли носить на шее своеобразный амулет-нитку как знак добродетели. Позже нитку стали украшать. Так появилось ожерелье. Это древнее украшение из нанизанных на нитку камней, жемчуга, кораллов, а в древности — ракушек или зубов животных. В отличие от колье, сходные по форме, размеру и оформлению бусинки (медальоны, пластины) крепятся отдельно друг от друга. Самым популярным в России было жемчужное ожерелье. Ожерелье Золото, драгоценные камни
Главный камень Иеронима Позье Не все ювелиры работали, объединившись в цех. Были и мастера- одиночки. Одним из самых знаменитых бриллиантщиков был придворный ювелир швейцарец Иероним
Позье. Этот чрезвычайно деликатный и осторожный человек смог пережить несколько дворцовых переворотов и стать любимым ювелиром трех русских императриц — Анны Иоанн о в н ы , Елизаветы Петровны и Екатерины П. Могли мечтать об этом маленький бедный мальчик, покидая в 1729 году Швейцарию в поисках лучшей жизни Десятилетний Иероним и его отец пришли в Россию буквально пешком. На столь нелегкое путешествие решились они после приглашения родственника, который состоял при Алмаз своим блеском и твердостью превосходит все другие минералы. Название его в переводе с греческого — несокрушимый. Это самый первый камень среди драгоценностей. На Руси алмазы появились около 1500 года. Это были камни из Индии. Из алмазов делали пуговицы и запонки. Его брали с собой в сражения, потому что считалось победит та сторона, у которой алмаз больше. Всемирно известные алмазы имеют собственные имена например, Орлов, Шах, «Санси». Алмаз Орлов с 1784 года украшает навершие скипетра российских императоров. Граф Орлов преподнес этот камень, купленный за 400 ООО рублей, Екатерине II вместо букета цветов. Алмаз Шах — необычной формы, напоминает саркофаг. Его история записана персидскими буквами на гранях. В 1829 году принц Хосрев-Мирза передал это сокровище персидского двора России. Шахом рассчитались за убийство в Тегеране русского посла, писателя Александра Сергеевича Грибоедова. В России алмазы впервые обнаружили в 1829 на золотом прииске Среднего Урала.
дворе Петра I хирургом. Он мог бы помочь небогатым Позье устроиться, и, вполне возможно, вскоре из маленького Иеронима получился бы хороший доктор. Но, добравшись до места, Позье обнаружили только пепелище — в 1729 году пол­
Москвы выгорело. Тяжелое путешествие и навалившиеся одна за другой беды подорвали здоровье Позье-отца, и вскоре мальчик остался один вне знакомой стране. К счастью, ему впервые повезло искусный гранильщик Граверо, родом из Парижа, согласился взять его на семь лет в обучение. Работать с камнями Иерониму очень понравилось, но постоянные оскорбления хозяина сделали годы учебы довольно трудными. Заняв денег, в 21 год молодой человек решил открыть собственную мастерскую. Как негодовал разленившийся
Граверо, за которого Иероним делал большинство заказов Он кричал, что
Позье станет нищим, умрет от голода и не сможет получить без него ни одного заказа Но ничего этого не случилось России нужны были ювелирные украшения. В огромных количествах При Анне Иоанновне, Елизавете Петровне, и особенно при Екатерине Великой двор сверкал от изобилия бриллиантов. Правда, иногда придворным нечем было платить за заказанные драгоценности, но это их не останавливало. Анна Иоанновна сама любила наблюдать, как режут и шлифуют камни. Она приказывала установить аппарат для обработки камней в комнате недалеко от ее покоев и несколько разв день приходила смотреть на работу
Позье. Императрица лично принимала участие в подборе людей для путешествия на Восток, в Китай, зад р а го ценными камнями. Такая экспедиция зарубинами и алмазами была очень опасной и могла длиться два-три года. Но снаряжать караваны оказывалось быстрее и дешевле, чем искать и разрабатывать собственные месторождения самоцветов. Елизавета Петровна технологией не интересовалась, зато был большой модницей и обожала театр, балы и подарки. Она запрещала являться во дворец с хрустальными украшениями вместо бриллиантовых, поэтому каждое П. Борель. Портрет императрицы Анны Иоанновны Г. Бухгольц. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
воскресенье, когда проходил бал, во дворце просто слепило глаза от обилия бриллиантов. А значит, у ювелиров всегда находилась работа. Наряды дам очень богаты, равно как и золотые вещи их, брильянтов придворные дамы надевают изумительное множество. На дамах сравнительно низшего звания бывает брильянтов на 10—12 тысяч руб. Они даже в частной жизни никогда не выезжают, не увешанные драгоценными уборами, и я не думаю, чтобы из всех европейских государынь была хоть одна, имевшая более драгоценных уборов, чем русская императрица, — писал в своих воспоминаниях
Позье. По заказу Елизаветы Петровны
Иероним Позье делал звезду, украшенную бриллиантами. Чтобы высокочтимая заказчица представляла, как будет выглядеть изделие, он смастерил модель из воска разместил на ней камни так, как они будут в готовом изделии. До него никто так не делали это привело в восторг императрицу. Но выгодные заказы, богатство и уважение были только одной стороной жизни придворного ювелира. Елизавета ложилась спать на рассвете и часто ночью посылала за своим ювелиром, чтобы дать ему работу. Иногда господину
Позье, дожидаясь приема, приходилось просиживать во дворце всю ночь. Недоброжелатели, стремящиеся лишить Позье доверия императрицы, множество вельмож-долж­
ников, отсутствие честных и трудолюбивых учеников — все это изматывало талантливого мастера. Получив от Петра III
J назначение личным ювелиром с чином бригадира и разрешением входить в царские покои в любое время, когда только
Позье этого захочет, бриллиантщик почувствовал, что упал в пропасть, из которой выбраться будет нелегко. При Петре III Позье делал заказы для принцесс голштинских, племянниц императора, которые былине так богаты. Поэтому мастер искусно использовал вперемешку с бриллиантами фальшивые камни. Никто и догадаться не мог, что изящные уборы принцесс наполовину состоят из ненастоящих камней. Но все же мастер был предан алмазу. В браслетах, табакерках, брошах, головных шпильках, пряжках, изготовленных Позье, часто присутствуют только алмазы. Настоящим произведением искусства стала большая императорская корона, изготовленная для коронации Екатерины IV
в 1762 году. Пять тысяч бриллиантов, семьдесят пять жемчужин и великолепная темно- красная шпинель, украшающая вершину, — равных среди европейских ценностей корона не имеет. Скопив достаточно денег за почти тридцать лет работы при дворе, в 1764 году Иероним Позье или, как его называли на русский манер, Еремей Петрович, отпросился у императрицы в отпуск в Швейцарию. Назад он не вернулся. Россия таки не стала для него родиной, хотя именно здесь он достиг всего, о чем только можно мечтать, кроме одного — спокойствия за собственную жизнь. Это украшение до сих пор очень распространено. Цепи носят на шее, запястьях, поясе, пальцах. Славянские купцы дарили своим женам цепочки, и по количеству оных судили о достатке мужа. В XIX веке были распространены цепочки для часов, которые надевали на шею. А длиной они были иногда до колен.
Екатерина II, истинная продолжательница петровских реформ, тоже считала, что великолепие императорского двора — это показатель успехов государства. Шубу она заказала себе из самой неудобной, тяжелой золотой парчи, чтобы все издалека видели она императрица. Паруса для ее баржи сшили из парчи с золотыми кистями. На собственные дни рождения она сама делала подарки. И у нее получалось своим величием пробуждать патриотические чувства. Многие иностранцы, в том числе и мастера золотых и серебряных дел, почитали зачесть служить ей. В XVIII веке на царский двор работали многие опытные иностранные ювелиры Луи Давид Д ю вал ь , Георг- Фридрих
Якарт, Леопольд Пфистерер, Жан- Пьер Адор, Иоганн
Готтлиб Шарф. Русские мастера учились у них изготовлению модных французских вещей. Особым спросом пользовались фермуары^, шатлены
2
, эгреты и букетики цветов. Стараясь сохранить национальные черты, русские мастера шли потому же пути, что и западноевропейское ювелирное искусство. Сначала в изделиях использовалось много барочных элементов, камни сочетались с литьем и яркими
Эгрет, эгретка Мода украшать шляпки или прически перьями пришла с Востока. В х годах, после приезда принца Хосрева-Мирзы эгретки и эспри — украшения из свободно развевающихся перьев с драгоценностями — стали модными как никогда. Страусовые, петушиные, павлиньи перья украшали не только шляпы и прически, но и одежду, веера, зонтики. Перья украшали бриллиантами и другими камнями.
главу угла. К счастью, это не остановило развитие ювелирного искусства. Выдающимся образцом мастерства была корона императрицы, сделанная в виде золотой древесной ветки. Листики к ветке крепились с помощью крупных бриллиантов, а завершали убор два огромных сапфира. Модно было надевать к платью без рукавов потри браслета на каждую руку, большие круглые серьги, широкие пряжки для пояса и украшать перстнями и кольцами каждый палец руки. эмалями. Затем в букетах, гирляндах цветов появляется изящество рококо, и, наконец, в моде снова строгий классицизм. Камни старались крепить так, чтобы совсем не было видно металла. Красочные, яркие самоцветы или строгие завораживающие алмазы были главными в ювелирном искусстве
XVIII века. В Бриллиантовой комнате своей бабки провел детство Александр, но это не сделало его поклонником алмаза. Александр I и его супруга Елизавета Алексеевна не ставили роскошь во Это украшение надевают наголову, на лоб. Камень или драгоценная застежка держатся на шнурке, обруче или нитке бус. В России фероньер­
ки носят с конца XVIII века. Они были модны ив веке.
Не зазорно стало использовать в украшениях стразы
( имитация бриллиантов из свинцового стекла) и обыкновенное стекло с тонким слоем фольги на нижней стороне. Дамы распускали немодное золотое шитье, чтобы заказать украшения. В моду вошел романтизма с ним гребни, броши, фе­
роньерки, парные браслеты. Во времена правления Николая 1^ вернулось увлечение богатыми украшениями. Украшения и драгоценные камни дам блистали волшебным
I светом среди всех сокровищ Азии, покрывающих стены храма, в котором царская роскошь, казалась, соперничала свели ч и ем Бога писал французский путешественник
Астольф де Кюстин о свадьбе дочери Николая I. В х годах в России начала развиваться собственная серебродобывающая промышленность. До этого серебро активно ввозили из Европы и делали из него разные предметы домашнего обихода. Не перечислить всего, что мастерили из серебра сервизы, самовары, чайники, зеркала, рукомойники, часы, табакерки, светильники. Павел I даже оконные рамы сделал в Михайловском замке из серебра. У Екатерины II былине только платья из серебряной парчи, расшитые серебром, но и парик из серебряных нитей. Серебром вышивали, из него делали ткани. В XVIII веке на серебряной посуде обедали в высшем свете. Гвардейские офицеры на полковых праздниках тоже на серебряной посуде едали. Реже стали пользоваться серебряной сервировкой в XIX веке. Серебро стало уступать место золоту и платине.
с собой столовый прибор, включавший серебряный стаканчик с ее вензелем. Благодаря этому по Европе ходили рассказы о баснословном богатстве России. До « страшных пределов, как писал журнал мод того времени, дошла роскошь при Александре II
1
, уже более ничего не остается, как зашивать все платье драгоценными каменьями. Императрица Мария Александровна сгибалась под тяжестью бриллиантов, которыми была украшена с ног до головы. Большинство ювелирных украшений изготавливалось и покупалось заграницей. Царская фамилия любила преподносить богатые подарки. Устраивая в Ницце народные обеды на тысячи человек, императрица Александра Федоровна позволяла каждому унести
Так что на вечный вопрос Что было вначале яйцо или курица Карл Фаберже мог ответить без малейшего колебания вначале было яйцо — вот это, выполненное русским мастером Михаилом
Перхиным, с золотой курочкой внутри. Оно пришлось по душе всему царскому двору и принесло настоящую всемирную славу русскому ювелиру Фаберже и всему ювелирному делу России. С этого яйца начался настоящий расцвет фирмы, которая до этого существовала более 40 лет. В 1842 году на углу Большой Морской улицы и Кирпичного переулка открылся маленький ювелирный магазин. Его хозяин, золотых дел мастер Густав Петрович Фаберже только что переселился с семьей из города Пернов Лифляндской губернии в Санкт-Петербург. Год назад он окончил обучение у ювелиров Андре аса Фе р дина н да Ш пи геля и Иоганна Вильгельма Кейбеля и получил звание ювелирных дел мастер. Сначала потомок французских протестантов снимал подвал, где вместе с маленьким магазинчиком размещалась и мастерская, затем перевел магазин напер вы й этаж. Немного позже магазин и семья ювелира Фаберже заняли дом. Фирма Фаберже была одна из первых ювелирных мастерских, готовившая вещи не только по заказу, но и для свободной продажи. У Фаберже царский двор покупал перстни с бриллиантами для подарков прислуге принцев и королей, посещавших российскую столицу. В 1846 году у Густава Фаберже, основателя фирмы, родился сын
Петер-Карл. У мальчика с детства обнаружились способности к рисованию, и отец поручил сотруднику фирмы Петеру-Хискиасу
Пендину заниматься с Карлом. Продолжил образование Карл заграницей. В Дрездене окончил торговую школу, в Париже — коммерческий колледж, во Франкфурте
Новые ювелирные предприятия открывались каждый год. Две из пяти фирм вскоре разорялись. Но кто смог наладить дело профессионально — процветал. В это время в Москве и Санкт-
Петербурге существовала основанная в 1793 году фирма Павла Сазикова. Работа на фабрике Павла Федоровича была налажена профессионально над изделием работали несколько человек тщательно выбирались образцы, талантливые художники старательно разрабатывали рисунок, затем приступали к работе чеканщики, гранильщики, скульпторы, при необходимости привлекались историки. Одними из первых Павел Федорович Сазиков и его сыновья использовали механические приспособления и паровой двигатель. На их образцовой фабрике серебряных изделий работало около 75 человек. Фирма «Сазиков и сыновья была первой ювелирной фирмой, обратившейся к отечественной истории и фольклору. Медведь-плясун, молочница, казачок украшали кубки, молочники, кувшины. Чернильницы в виде деревенских избушек — все это было необычно для дорогого и высокого искусства. Мировое признание и золотая медаль пришли к фирме после первой Всемирной выставки, проходившей в Лондоне в 1851 году, где Сазиковы представили большой канделябр в виде скульптурной группы, посвященной победе на Куликовом поле. С 1837 года фирма Сазикова имела звание Поставщика Двора Его Императорского Величества. Для царского дома мастера, кроме изделий в национальном духе, часто изготавливали фрейлинские знаки, ордена. В Санкт-Петербурге с 1810 года процветала семейная фирма Болина. В 1839 году Болины получили право называться придворными ювелирами. Диадемы, жемчужные броши в виде веток, браслеты из бриллиантов и другие изделия, выполненные придворными ювелирами этой фамилии, как оценивали знатоки, превосходили совершенством украшения испанской королевы, изготовленные знаменитым парижским ювелиром
Лемонье. В 1851 году, на первой Всемирной выставке в Лондоне, изделия Карла Болина покорили европейских ценителей. Любимыми изделиями фирмы были рубиновые серьги и браслеты, аметистовые броши, головные уборы из бриллиантов и жемчуга. От российского императора на выставке 1870 года в Петербурге за свою работу ювелир получил в награду золотую медаль за совершенную чистоту ювелирной работы, искусный подбор камней и изящество рисунков при долговременном существовании фирмы. Вначале века Болины были возведены в потомственное дворянское достоинство. Царский двор поручал фирме самые дорогие и ответственные заказы панагии, ордена и табакерки. Успешно существовала в Москве фирма Павла Акимовича Ов­
чинникова. Крепостной Овчинников восемь лет был подмастерьем. За старание и успехи он получил вольную, женился ив году на тысячу рублей приданного жены открыл собственное дело. Вскоре его имя стало известно во всей России. В 1867 году на выставке в Париже
Овчинников выставил необычный письменный прибор. Достойный памятник великого дела освобождения крепостных, — написали об изделии современники. Прибор был украшен фигурой крестьянина, который, крестясь, готовится начать сев на собственной земле. В своих работах мастер применял перегородчатую эмаль, секрет которой был утрачен во времена монголо- татарского нашествия. Овчинников сумел возродить старинный художественный прием. Своими знаниями ювелир щедро делился с учениками. Он открыл специальную школу, где изучали секреты ювелирного производства, атак же черчение, рисование, лепку, каллиграфию, геометрию, географию, русский язык, Закон Божий и даже пение. В школе занимались
130 учеников. Павел Овчинников был удостоен премии За образовательный уровень, ему присудили звание почетного гражданина Москвы.
Овчинникову Императорский дом поручал изготовление крестов, окладов. Фирма «Хлебников». Портсигары Серебро живописная эмаль, эмаль по резьбе, золочение
Дамы на балах украшали свои наряды букетиками цветов из драгоценных камней. Часто искусственные букеты сочетали с живыми цветами. Чтобы растения не завяли, их вставляли в специальное приспособление из золота в виде воронки с капсулой, в которую наливалась вода. Это приспособление называлось портбукет.
Портбукет. Золото, серебро, бриллианты, эмаль. XVIII в. Настоящими произведениями ювелирного искусства были многие ордена. В 1698 году Петр I учредил награду за выдающиеся заслуги — орден Святого Апостола Андрея Первозванного. Золотой крест с бриллиантами носили у бедра на голубой ленте. К ордену полагалась на грудь восьмиконечная звезда из серебра. Очень изящно выглядит щедро украшенный бриллиантами орден Святой Екатерины. Бриллиантовые звезды были такие большие, что ладонью не прикроешь. Кроме орденов в царской России делали много медалей, памятных знаков. К ордену был приравнен жалованный портрет императора, усыпанный бриллиантами. Его носили в петлице кафтана или на шее. Портреты жаловали не только за заслуги, но и просто по родству.
До сегодняшнего времени это одно из самых распространенных украшений. Легенды рассказывают, что изобрел кольцо еще Зевс, повелев Прометею носить на пальце вынутое из его оков звено. Кольцо присутствует и во многих русских сказках. В давние времена кольцо было не только украшением. На пальце носили печать, равносильную подписи. Лучники носили кольца, чтобы предохраниться от порезов тетивой. Появились даже боевые перстни — с массивными вставками из камней и металлов — для участия в кулачных боях. До VIII—IX веков кольца делали из железа и меди. Затем стали использовать серебро и золото. Из драгоценных камней для колец на Руси отдавали предпочтение изумруду, рубину, сердолику, жемчугу. Украшали кольца и эмалью. В допетровской Руси цари носили кольца на всех пальцах рук, включая большой. Носили кольца и простые люди. Кто не знает обручальные кольца Их до сих пор дарят друг другу как знак верности. В XVIII веке появились траурные кольца, их вручали всем, кто собрался на похороны. В царствование Николая I кольцами отмечали заслуги деятелей искусства. Так что кольцо — непростое украшение. Браслеты бывают разных видов обруч, цепочка или несколько цепочек, браслеты-медальоны или браслеты из драгоценных камней. Носят их в основном на руке у запястья или выше локтя. В х годах были модны парные браслеты. В XIX веке носили парные браслеты на одной руке, соединенные цепью один браслету кисти, другой — у локтя. Такое украшение называлось
эсклаваж (в переводе с французского рабство, сердечная неволя.
Вначале века врос сийском ювелирном искусстве образовались два направления. Петербургские ювелиры с фирмами
Фаберже и Болина во главе делали украшения в западноевропейском стиле, а московские мастера отдавали предпочтения русскому стилю. Москвичи активно использовали народные мотивы, орнамент, исторические сюжеты, виды городов и памятников. На вновь ставших популярными чарках, братинах и ковшах писались поговорки. Серебряные солонки делали в форме деревянных крестьянских солон и ц , металлические изделия имитировали бересту и холстину. Среди московских особо известными были фирмы
Сазикова, Овчинникова, Хлебникова, О ловя ниш ник о в а , Губкина, мастерские Кур люков а , Алексеев а ,
Семеновой. Несмотря на разные направления, ювелиры двух столиц тесно сотрудничали и на равных участвовали во многих выставках, заслуженно получая медали. Самой знаменитой московской ювелирной мастерской была основанная в 1815 году фирма Ивана Дмитриевича
Чичелева. Она поставляла свои изделия из золота с бриллиантами, жемчугом и драгоценными камнями не только российскому императорскому двору, но и итальянскому королю Виктору Эммануилу, и австрийскому императору Францу Иосифу. Изящные ажурные диадемы, медальоны, браслеты, кресты в русском стиле с эмалью и драгоценными камнями выглядели очень торжественно и всегда пользовались спросом высокопоставленных особ. Фирма Ивана Семеновича Губкина прославилась после того, как в 1852 году ювелир пригласил для создания моделей художника-мо-
дельера, знатока русского орнамента Ивана Борникова. Одной из первых фирма продемонстрировала на выставках изделия из металла, имитирующего мех, дерево, мешковину. Серебряная позолоченная сахарница в виде плетеной корзинки, закрытой салфеткой, на которой сидела муха, поразила посетителей выставки в 1861 году и задала моду на изделия с салфеточками. Братья Грачевы Михаил и Симеон Гавриловичи продолжили дело своего отца, Гаврила Петровича, и прославились эмалевыми и филигранными изделиями. И хотя ювелиры работали в Петербурге, их посуда, сервизы, вазы украшались в русском стиле, как у многих московских ювелиров. Важную роль ювелиры отводили скульптуре, которая нередко была частью вазы, письменных приборов или ваз. Например, одну из ваз украшала скульптурная фигурка крестьянки. Их фирма, основанная в 1866 году, через тридцать лет получила звание придворного поставщика. Настоящей фабрикой было предприятие Ивана Петровича Хлебни ко в а , основанное в 1871 (по другим данным, в 1869) году. Уже через несколько лет работы на Всемирной выставке в Вене витрина Хлебникова сук р а ш е н н ы ми эмалью створами складня и другими изделиями вру с с ком стиле заслужила две медали. Привлекли внимание публики и необычный самовар на петушиных лапах с ручками в виде петушиных голов, кружка с рельефным изображением Дмитрия Донского, братина с шестью чарками, украшенные эмалью и камнями. От изделий, как отмечали современники, таки веяло стариной. Особенно славились чеканные
Каждым своим изделием Карл
Фаберже доказывал он не торговец, он — ювелир-художник. Самая высокая цена, которую ювелиру когда-либо приходилось получать —
250 тысяч рублей. Столько царская семья заплатила за колье, предназначенное их будущей невестке, принцессе Алисе Гессен-
Дармштадтской. Но любимыми вещами мастера были цветы, фигурки животных, птиц, людей. Карл
Фаберже не первый занялся фигурами и цветами. Цветы были традиционны для китайского искусства, а фигурки — для японского ювелир обладал богатой коллекцией нэцкэ*. Но он первым из ювелиров стал сочетать драгоценные и полудрагоценные камни, благородные и неблагородные металлы, драгоценные камни и эмаль. Нарциссы, сирень, гиацинты, жасмин, душистый горошек и другие цветы выполнялись из кварца, родонита, сердолика, агата, жемчуга, бриллиантов. Листья — из нефрита, зеленой яшмы или кварца. Ландыши, которые нижегородское купечество преподнесло в подарок императрице Александре Федоровне, сделаны из целых жемчужин, выступы лепестков — из мелких алмазов, листья — из нефрита, корзиночка для них из тончайшей золотой и платиновой проволок была заполнена мхом из золота разных оттенков. Фаберже сумел возродить забытую технологию цветного золота, и теперь в мастерской могли придать благородному металлу оттенок любого цвета. В украшениях прекрасно сочетались рубины, сапфиры, изумруды, бриллианты с агатом, халцедоном и лунным камнем. Это было совершенно новое направление в ювелирном искусстве. Полуфабрикаты из камня заказывали уральским мастерами на пе­
тергофской гранильной фабрике, а дорабатывали их сами. Поделки из полудрагоценного уральского и сибирского камня фигурки, цветы, печатки, коробочки, часы, набалдашники для тростей — украшались драгоценными камнями. Изделия пришлись по душе ценителям искусства, и вскоре Фаберже решил открыть собственные камнерезные мастерские. Каждый камень требовал к себе особого подхода. Мастер стремился выявить природную красоту выбранного экземпляра, достичь неповторимого художественного эффекта. Для этих же целей Фаберже применял эмаль. Эмаль, которую раньше называли финифть, применяли на Руси с XI века. Этот сплав стекловидной массы с примесью солей металлов и олова, обожженный в специальной печи, был самых разных цветов. В Ростове Ярославской губернии мастера могли добиваться до двадцати тысяч цветов и оттенков. Эмалью отделывали оружие, церковную утварь и одежду — на костюме царя Михаила Федоровича были финиф­
тяные пуговицы. С XVIII века большим спросом пользовались миниатюры, выполненные на эмали. Эти картины были яркими, долговечными, очень красивыми и дорогими. Работа с эмалью — одна из сложнейших в ювелирном деле, и Карл Фаберже отправил своего сына Александра в Париж, чтобы он изучал там опыт работы европейских эма­
льеров. Но, оказалось, иностранные мастера былине в состоянии делать эмалевые вещи также легко и изящно, как петербургские. Свои изобретения Фаберже старался держать в секрете, и если модель или идею конкуренты могли принять к сведению, то без технологических тонкостей сделать как у Фаберже» не удавалось. Многие секреты нераскрыты до сих пор. Недосягаемая техника, неиссякаемая фантазия, неповторимый стиль и изящество форма также поддержка императорской семьи с головокружительной скоростью сделали фирму Фаберже самой популярной и знаменитой в России и Европе.
и множество подарков для поездки делалось в мастерских Фаберже. В 1897 году на северной выставке в Стокгольме Карлу Фаберже присвоили звание поставщика короля Швеции и Норвегии. Многие другие европейские дворы обратили внимание на русского ювелира. Домна Большой Морской, 16, где находился магазин и где жила семья
Фаберже, стал тесноват для бизнеса. Карл Густавович решил построить новый. И непросто дом или магазина центр фирмы. На этой же улице, где издревле селились золотых и серебряных дел мастера, только уже под номером 24, за год (1899—1900) по проекту одного из родственников
Фаберже архитектора К.К. Шмидта вырос особняк. Четырехэтажный, с подвалами им ан сард н ы ми этажами во флигелях, дом в англо­
готическом стиле выделялся среди других зданий. Первый этаж дома был отведен под магазин. Именно здесь с 16 до 17 часов собиралась вся аристократия Петербурга, чтобы обменяться новостями, обсудить новинки, сделать заказы. На втором этаже дома ив дворовых корпусах Фаберже разместил мастерские, куда переехали Михаил
Перхин, Генрих Вигстрем и другие мастера фирмы. Рабочие места были оборудованы по последнему слову техники. Художники и дизайнеры разместились на верхнем этаже. Остальные комнаты заняли администрация фирмы и семья Фаберже. Это красивое здание было удобным для работы и жизни. Строительство обошлось в полмиллиона рублей золотом. В год переезда в новый дом произошло еще одно важное событие
Фаберже был признан парижскими ювелирами. На выставке в 1900 году в Париже фирма выставила императорские пасхальные яйца с сюрпризом и копии Нож для разрезания бумаги, настольная печать, круглая чаша, компас, чарка для водки
царских регалий. Изделия шли вне конкурса, так как Фа б ер же был членом жюри, но произвели огромное впечатление. Это был триумф российского ювелирного искусства. Правительство Франции наградило
Фаберже орденом Почетного легиона, а Парижская гильдия ювелиров присвоила ему звание мэтра. Отныне все двери в Европе были открыты для самого выдающегося мастера. Лондонский филиал возглавил младший сын Фаберже — Николай. Высшее английское общество облюбовало магазин для своих встреч. С 1907 погоды филиал в Лондоне продал больше 10 тысяч изделий. Учившийся в России принц Чак- рабон, частый гость Николая, вместе с женой- киевлянкой увез к себе на родину в Бангкок и образцы изделий фабрики Фаберже. С 1906 года Фа б ер же первая и единственная русская фирма в Сиаме
2
, Карл Фаберже — придворный ювелир и эмальер короля Сиамского. Каждый год ювелиры фирмы совершали деловые поездки в Бангкок. Достигла слава русского ювелирного дома Фаберже и берегов Америки. В 1910 году Николай II пожаловал Фаберже звание придворного ювелира. Популярность Фаберже была так велика, что художественно-про­
мышленное общество в 1912 году объявило конкурс рисунков для изделий из драгоценных металлов имени К. Фаберже. Это было весьма актуально ювелирные мастерские в России копировали заграничные рисунки и очень робко предлагали самостоятельное творчество, отражающее стиль и вкус русского народа. Огромное количество изделий в 1913 году было подготовлено к 300-летию дома Романовых. Это были небольшие ювелирные предметы с двуглавым орлом, короной монарха, датами. Императорская канцелярия заказала сотни миниатюрных кулонов в виде пасхальных яиц с гербом, георгиевским крестом, орлом. Все же придуманное почти тридцать лет назад украшение-сувенир было одним из самых популярных и ожидаемых публикой изделий Фаберже. Блюдо, карандашница, шкатулка

УДК 087.5:739.2(47)
ББК 85.125 К 23 СОДЕРЖАНИЕ Сокровищницы русских царей 2 Русский стиль 26 Главный камень Иеронима Позье . . . 8 Секреты успеха 29 Роскошь до страшных пределов . . .12 Всемирное признание 32
Фаберже: поиск Императорские пасхальные яйца. . . .36 собственного стиля 16 Фабрика Фаберже 41 Московские и петербургские Закрытие фирмы ювелиры XIX века 22 и судьба сокровищ 46 Ольга Колпакова Карл Фаберже и русские ювелиры Для младшего и среднего школьного возраста Книга рассказывает об истории ювелирного дела в России и о работе выдающихся ювелиров. Несколько глав посвящены фирме Карла Фаберже. Издательство Белый город Генеральный директор К. Чеченев По вопросам приобретения книг Директор издательства А. Астахов по издательским ценам обращаться по адресам Коммерческий директор Ю. Сергей 105264, Москва, ул. Верхняя Первомайская, Главный редактор H. Астахова да, корп. 10, стр. 2 Тел (495) 780-39-11, 780-39-12 Редактор О. Еремина 111399, Москва, ул. Металлургов, д. 56/2 Корректор О. Ситникова Тел. (495) 916-55-95 Компьютерная верстка Т. Бруссель
ISBN 978 5 7793 1588 3 Отпечатано в полном соответствии с качеством Лицензия ИД №04067 от 23 февраля 2001 г f ' -
„ предоставленного электронного оригинал-макета
• в ОАО Ярославский полиграфкомбинат» Издательство Белый город агаи
150049, Ярославль, ул. Свободы, 97 111399, Москва, ул. Металлургов, д. 56/2 Тел (495) 916-55-95, 780-39-11, 780-39-12 Дата подписания в печать 24.10.2008 688-75-36, (812) 766-33-93 Гарнитура SchoolBook; печать офсет, Факс (495) 916-55-95, (812) 766-58-06 формат 84 х 108, 1/16 Тираж 5000 экз. Сайт издательства www.belygorod.ru Заказ № 0828260.
E-mail: belygorod@belygorod.ru
© Белый город, 2008

перейти в каталог файлов
связь с админом