Главная страница
qrcode

Ричард Флорида Новый кризис городов Новый кризис городов м издательская группа Точка


НазваниеРичард Флорида Новый кризис городов Новый кризис городов м издательская группа Точка
Дата06.09.2019
Размер5,65 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаflorida_richard_novyy_krizis_gorodov.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#157446
страница1 из 19
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Ричард Флорида Новый кризис городов
Новый кризис городов М Издательская группа Точка
ISBN 978-5-6041116-8-0
2 Аннотация Эта книга — об огромных возможностях и сложнейших вызовах современных мегаполисов и о том, как они влияют на развитие нашей цивилизации. Большие города — инкубатор инноваций, моделей экономического и социального прогресса. Но они же — зоны ярко выраженного неравенства и классового расслоения. Известный урбанист, профессор Ричард Флорида, автор нашумевшей книги о креативном классе, пристально рассматривает этот острейший парадокс нашего времени и предлагает новые пути для его разрешения. Выводы автора будут интересны и полезны самой широкой аудитории — от руководителей городских администраций, топ-менеджеров крупных компаний и
девелоперов до студентов, клерков и работников сферы обслуживания, населяющих сегодня большие города. Ричард Флорида Новый кризис городов Посвящается Миле и Валентине Как бы там ни было, в них заключены два враждебных между собой государства одно
— бедняков, другое — богачей. Платон Государство Большие города только тогда способны давать нечто всеми каждому, когда все и каждый участвуют в их сотворении.
Джейн Джекобс (Jane Jacobs) Смерть и жизнь больших американских городов
**
* * *
*
Переводчик А. Егунов, по изд. Платон. Собр. соч. В х т. Т. 3 (1). — М, 1971.
**
Переводчик Л. Мотылев, по изд. Джейкобс Д. Смерть и жизнь больших американских городов. — М, 2011. Крупные города — движущая сила процветания и прогресса. Важно, чтобы их преимущества были доступны везде и всюду. Автор книги предлагает перспективные идеи создания эффективных городов, открывающих более широкие возможности для всех. Майкл Блумберг, бывший мэр Нью-Йорка
Успешные мировые мегаполисы сегодня похожи друг на друга значительно больше, чем на другие города своих стран. Они имеют похожую историю успеха и похожие проблемы. Сергей Кузнецов, главный архитектор города Москвы Книгу надо прочитать, чтобы понять, считает ли автор термина «креативный класс города, а не национальные государства, центрами политической власти нового века. Похоже, считает. Екатерина Шульман, политолог Большие города — угроза для человечества или наша единственная надежда на будущее Флорида ставит вопрос, актуальный и для России.
3 Сергей Капков,
экс-руководитель Департамента культуры города Москвы Эта книга — о горожанах, которым не нашлось места в светлом урбанистическом завтра. Эта книга о поражении. Но самоосознание поражения — уже надежда на то, что это завтра все же наступит. Григорий Ревзин, партнер КБ Стрелка Ричард Флорида первым объяснил, как приток людей креативного класса помогает возрождению американских городов. Теперь он идет дальше и продолжает изучать пути расширения урбанизации ив присущей ему манере предлагает новые оригинальные решения.
Уолтер Айзексон, писатель Предисловие к русскому изданию Говоря о новом кризисе глобальных мегаполисов, вызванном неконтролируемым ростом ценна жилье, усугубляющимся неравенством и активной джентрификацией бедных кварталов, мы в первую очередь думаем о крупных американских городах и столице Великобритании. Однако ни одна страна и ни один город в мире от этого не застрахованы. История социально-экономического развития Москвы существенно отличается от Лондона, Нью-Йорка и других крупных городов США и Европы, о которых говорится в этой книге. И все же в результате взрывного роста, который Москва переживает на протяжении уже почти тридцати лет с момента распада Советского Союза, столице России удалось войти в список городов-суперзвезд наряду с Нью-Йорком, Лондоном, Сан-Франциско, Сингапуром и Гонконгом. Столь бурный рост обусловлен активной урбанизацией по принципу победитель получает все, в результате которой многонациональные мультикультурные города по большому счету делятся сегодня на сравнительно небольшую группу городов-победителей и гораздо более многочисленную группу проигравших. Чтобы наглядно продемонстрировать, каким образом принцип победитель получает все отразился на географическом распределении мировой экономики, приведем всего два статистических показателя (в книге их, конечно, больше в 50 крупнейших агломерациях мира живет всего 7% населения земли, при этом на них приходится 40% всей экономической активности в глобальном масштабе. Маленький городок в окрестностях Сан-Франциско привлекает миллиарды долларов инвестиций — это больше, чем способна достичь любая страна в мире — за исключением США, пожалуй. Население Москвы, которая остается самым богатыми влиятельным городом на постсоветском пространстве, увеличилось затри десятка лет примерно на 30% — 12,5 млн горожан в 2018 г. по сравнению с 9 млн в 1990 г. Первая рыночная волна превратила Москву в город возможностей и город свободы, но и, как большинство российских городов, в обитель хаотичной точечной застройки, транспортных проблем, криминала. Сегодня Москва играет в экономике России примерно такую же роль, как Лондон в экономике Великобритании, обеспечивая, по официальным данным, 16% ВВП страны при менее чем 10% населения и принимая львиную долю иностранных инвестиций. В Лондоне, по приблизительным оценкам, производится 22% ВВП Великобритании и проживает 12,5% населения страны. Для столицы России (как и для всей страны) остается высоким уровень неравенства. Еще один характерный признак нового городского кризиса — высокие цены на жилье. Москва в этом плане относится к когорте самых дорогих городов мира. В отношении ценна жилье действует простое правило она должна равняться 2,6 годового дохода. Поданным за 2016 г, на квартиру в российской столице средний москвич должен был копить 21 год, что в целом соответствует уровню Нью-Йорка (24 года, Парижа
(16 лети Токио (18 лет. Престижный район Золотая миля на западе Москвы состоит из дорогих квартир, многие из которых являются инвестиционным приобретением — бетонными депозитными ячейками. В этом вся суть нового кризиса городов. Даже притом, что плотная концентрация компаний, талантливых специалистов и новых идей обеспечивает поразительные темпы развития инноваций и роста, она же является причиной еще большего расслоения общества просто потому, что городское пространство не безгранично. Возникает урбанистический порочный круг. Богатые люди стремятся в самые привлекательные города и занимают там лучшие места. Сочетание выгодного местоположения и принадлежности к определенному классу еще больше укрепляет их позиции и умножает социально-экономические преимущества. Самые обеспеченные горожане имеют доступ к лучшим школам, самым качественным услугам, самым выгодным экономическим возможностям — а всех остальных выдавливают в менее престижные районы. В тоже время Москве удалось успешно избежать некоторых самых острых проблем, характерных для многих супергородов мира. Доставшаяся городу в наследство от советских времен смешанная система расселения, когда водном районе могут жить и состоятельные люди, и семьи с низкими доходами, способствует тому, что гетто пока не появляются и джентрификация не становится столь явно выраженной, как в США и Лондоне. Доступность и качество социальной инфраструктуры на территории города также остается стабильно высоким. Как уже говорилось ранее, если кризис, с которым сегодня сталкиваются страны, связан с урбанизацией, то и решение этой проблемы следует искать в урбанизации. Властями Москвы за последние 5–10 лет были сделаны реальные усилия по улучшению городской среды, транспортной ситуации, созданию общественных пространств. Масштабное строительство жилья и введение имущественных налогов оказывают стабилизирующее воздействие на уровень ценна недвижимость. Активно инвестируются средства в развитие инновационной инфраструктуры, проводятся культурные мероприятия, привлекаются выдающиеся архитекторы и художники из всех уголков мира. В 2010 г. состоялось торжественное открытие института медиа, архитектуры и дизайна Стрелка, в создании образовательной программы которой приняли участие голландское архитектурное бюро
OMA и его основатель архитектор Рем Колхас. Цель этой образовательной программы — повысить уровень развития креативных отраслей в Москве. Я рад, что мой давний интерес к России позволил мне участвовать в обучении нового поколения российских архитекторов,
— отметил Колхас на церемонии открытия. Несмотря на все сложности, креативная экономика Москвы продолжает расти и развиваться. Город сегодня пестрит арт-кластерами, новыми театрами и ресторанами, культурными событиями, яркими стартапами. Фабрики, не так давно работавшие в центре города, закрылись или переехали на окраины, а в старые промышленные здания въехали дизайн-студии, архитектурные бюро, кафе, клубы, рекламные агентства и арт-центры — Artplay, Flacon, Красная Роза, «Винзавод». По приблизительным оценкам, креативная экономика обеспечивает от 4 до 7% промышленности в Москве (для сравнения в Лондоне — 11%). Однако проблемы, связанные с урбанизацией, никуда не исчезли. Статус единственного глобального мегаполиса в крупной сточки зрения населения и крупнейшей сточки зрения территории стране — неустойчивое явление. По степени влиятельности с Москвой способен соперничать лишь Санкт-Петербург, но его население почти вполовину меньше, чем в столице. Требуются эффективные стратегии, способствующие активному развитию других городов страны. Возможно, одним из способов решения этой проблемы могла бы стать передача полномочий с федерального на местный уровень — аналогичный подход, например, предусматривает новая экспериментальная политика Великобритании. Такая
5 стратегия позволяет с выгодой использовать преимущества, которые дает решение проблем на местном уровне, и учитывать принципиально разные потребности регионов. Новый кризис городов — это история вышедшей из-под контроля джентрификации центральных районов в самых крупных, самых богатых, многонациональных и космополитичных городах развитых стран ив тоже время история перенаселенных трущоб и невыносимой нищеты мегаполисов в странах третьего мира. Это книга о восхождении миллиардеров от урбанизации, которые предпочитают вкладывать средства в роскошные апартаменты, — и вместе стем о гибели когда-то крепкого среднего класса, очаровательных пригородов и небольших промышленных городов. Контраст между богатейшими и беднейшими городами просто поразителен, и разрыв между уровнем жизни богачей и бедняков в этих городах не может не вызывать беспокойства. Эта книга непросто рассматривает новые явления, но и называет их отличительным признаком характерных на сегодняшний день экономических и политических противоречий, давая определение кризису, поразившему систему, которую я называю урбанистическим когнитивным капитализмом. И все же я стараюсь сохранять оптимистичный настрой в отношении разрешения нового кризиса городов. Я глубоко убежден, что города были и остаются лучшим инструментом для выявления и решения самых острых социальных и экономических проблем. Многолюдные города, полные контрастов и различий, поддерживают в нас дух толерантности и стремление к инновациям. Когда-то давно Джейн Джекобс, основоположница урбанизма, сказала, что города — это котлы, в которых не только кипят новые экономические идеи и теории, но и выплавляется совершенно новая политика. Карл Маркс считал рабочий класс авангардом социального и экономического прогресса, однако сегодня истинным двигателем прогресса в развитии экономики и общества являются столкновения классов и межличностные столкновения, а также конфликты между целыми классами и идеями в больших городах. Ричард Флорида, июнь 2018 г. ВВЕДЕНИЕ Я родился в 1957 г. в Ньюарке (штат Нью-Джерси). В те времена Ньюарк был процветающим городом c сияющими универмагами, утренними и вечерними газетами, библиотеками, музеями, оживленным городским центром и многочисленным средним классом. Мои родители выросли в итальянском квартале, и я родился там же — в квартире рядом с городским Бран Брук Парком. Мой отец бросил школу в седьмом классе и пошел на фабрику вместе с другими итальянскими, польскими, ирландскими, немецкими, испанскими и африканскими рабочими. В период Второй мировой войны он плавал у берегов Нормандии и участвовал в нескольких легендарных сражениях, а все остальное время он каждый будний день ходил на эту фабрику — сначала как разнорабочий, затем как бригадир и, наконец, как менеджер. Когда я делал первые шаги, мои родители, как и миллионы других американцев, переехали в пригород. Они выбрали небольшой город Норт-Арлингтон, примерно в 15 минутах езды от Ньюарка — потому что, как они часто повторяли, в Норт-Арлингтоне хорошие школы, в том числе католическая школа Queen of Peace, где я и мой брат могли подготовиться к колледжу и будущей успешной жизни. Одна из сестер моей матери, тетушка
Лонни, тоже жила в этом городе. Ее муж, дядя Уолтер, окончил вечернее отделение инженерного колледжа Newark College of Engineering, стал магистром химических технологий, а затем сделал карьеру топ-менеджера в компании Colgate Palmolive. Семьи простых рабочих, как наша, и более преуспевающие семьи, как у моих дяди и тети, жили по соседству, водном районе. Несмотря на разный уровень доходов, мы все были частью одной американской мечты. Хотя мы уехали из Ньюарка, почти каждое воскресенье мы навещали
6 мою бабушку и других родственников в Ньюарке и устраивали большие семейные ужины по-итальянски.
Как-то жарким июльским днем 1967 г, когда мне было девять летя увидел, что город охвачен беспорядками. Отец вез нас на машине, повсюду был дым. Вовремя тех печально известных волнений улицы города были заполнены полицейскими, бойцами национальной гвардии и военными машинами. Нас остановил полицейский и предупредило снайперах. Мой отец развернул автомобиль и приказал мне лечь на пол. В следующие дни в Ньюарке погибло более 20 человек, преимущественно афроамериканцев, свыше 750 были ранены, а еще тысяча человек отправились в тюрьму. Материальный ущерб составил миллионы долларов. Разрушительные беспорядки перекинулись на многие крупные города, в том числе близлежащие Нью-Брансуик и Плейнфилд (Нью-Джерси), Детройт и Цинциннати в Ржавом поясе ив Атланту на Юге. Этот период назвали долгое жаркое лето 1967 года. Чаще всего эти беспорядки были спровоцированы жестоким обращением полицейских с афроамериканцами, однако истинные причины были глубже. В этих городах снижалась экономическая активность, сокращался рынок труда, их покидали работающее белое население и средний класса многие афроамериканцы, поселившиеся здесь в результате Великого переселения с Юга, оказались заперты в городских гетто [
1
]. Тогда я знал, что был свидетелем разразившегося кризиса городов, как его теперь называют. На протяжении всей современной истории крупные города были центрами промышленного и экономического роста и достижений в области культуры. В конце хи в х гг. все изменилось. Средний класс стал покидать крупные города, такие как Ньюарк, сократилось число рабочих мести экономика этих городов постепенно приходила в упадок. Когда вначале х гг. я пошел в старшие классы, Ньюарк стал жертвой экономического упадка, бедности среди национальных меньшинств, роста преступности и насилия. В 1975 г, когда я окончил школу, Ньюарк балансировал на грани банкротства. Вскоре после этого фабрика, на которой работал мой отец, навсегда закрыла свои двери, оставив его и сотни других людей без работы. Надежда, благополучие и американская мечта переселились в пригороды. Я столкнулся с суровой реальностью. Почему люди, компании и магазины покидали Ньюарк Почему город охватили расовые беспорядки и столь сильный упадок Почему закрылась фабрика, на которой работал мой отец Я никогда не забуду тот первый урбанистический кризис в моей жизни. Той осенью я поступил в Ратгерский колледж, где стал записываться на курсы, посвященные городами их проблемам, таким как расовый состав населения, бедность, упадок промышленности и городов в целом. На втором курсе профессор урбанистики Роберт
Лейк (Robert Lake) дал нам задание объехать Нижний Манхэттен и описать все, что мы увидим. Я был потрясен невероятными изменениями в Сохо, Ист-Виллидже и прилегающих районах сих оживленными улицами, артистами, музыкантами, дизайнерами и писателями, которые здесь жили и работали. Старые предприятия и фабрики превратились в студии и жилые кварталы. В клубах и на концертных площадках зазвучал энергичный панк, нью-вейв и рэп. Это были первые нежные ростки, которые предшествовали бурному расцвету крупных городов. Лишь в Питтсбурге, где я почти 20 лет преподавал в университете Карнеги-Меллона, я начал понимать, какие основные факторы влияют на американские города. Питтсбург разорила деиндустриализация — сотни тысяч людей уехали, значительно сократилось число высокооплачиваемых рабочих мест на предприятиях. Город смог выстоять только благодаря своим всемирно известным университетам, медицинскими научно-исследовательским центрами крупным благотворительным организациям. Муниципальные власти прилагали все усилия, чтобы повлиять на происходящее, и я как профессор экономического развития принимал в этом активное участие, но выпускники и сотрудники питтсбургских университетов уезжали. Очень многие мои коллеги, специалисты в области информатики и проектирования, как и мои студенты, переехали в такие центры развития высоких
7 технологий, как Кремниевая долина, Сиэтл и Остин. Я окончательно перестал понимать происходящее, когда компания Lycos, которая зародилась в стенах университета
Карнеги-Меллона и одной из первых стала осваивать Интернет, внезапно объявила о переезде из Питтсбурга в Бостон. Традиционное представление о том, что люди едут вслед за компаниями и рабочими местами, как мне казалось, было тогда неактуально. Руководствуясь известным опытом экономического развития, муниципальные власти Питтсбурга постарались привлечь компании, предложив им снижение налоговой ставки и другие льготы. Город вкладывал огромные средства в дотационные промзоны и бизнес-парки, был построен ультрасовременный конференц-центр и два прекрасных стадиона. Но ни компаниям, ни моим студентам, ни другим талантливым специалистам, которые покидали Питтсбург, это было ненужно. А Бостон не предлагал компании Lycos никаких налоговых льгот и прочих компенсаций. Более того, стоимость ведения бизнеса в Бостоне, включая арендную плату и зарплаты сотрудников, была гораздо выше, чем в Питтсбурге. Компания переезжала, потому что квалифицированные кадры, которые ей требовались, уже находились в Бостоне. Как я написал в 2002 г. в книге «Креативный класс Люди, которые создают будущее
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

перейти в каталог файлов


связь с админом