Главная страница
qrcode

Roma aeterna пространство, время и смысл истории


НазваниеRoma aeterna пространство, время и смысл истории
Дата28.03.2019
Размер366 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаROMA AETERNA-3.doc
ТипДокументы
#155949
страница1 из 6
Каталог
  1   2   3   4   5   6

ROMA AETERNA
Пространство, время и смысл истории
Если посмотреть на труды даже признанных авторов, то легко увидеть, что взгляды их на исторический процесс, и тем более на многие знаковые события этого процесса, иной раз диаметрально противоположны. Да и сами наборы таких «знаковых» событий у разных авторов различаются иной раз кардинально, равно как и сами модели исторического процесса.

По-разному осмысливают исторический путь человечества такие историософы, геополитики и этнологи, как, например, Николай Данилевский, Арнольд Тойнби, Освальд Шпенглер, Карл Ясперс или Лев Гумилев.

Так есть ли все же «объективное» содержание у истории? Имеет ли она цель и смысл или представляет собою так или иначе соединенную цепочку в значительной степени произвольно выбранных фактов?

Да и может вообще-то быть такая наука история. Ведь прошлое не может быть предметом научного изучения, поскольку его уже нет, а изучать ученый способен только то, что находится перед ним сейчас.

На самом деле, как мы постараемся сейчас показать читателю, научный взгляд на историю возможен, если вопреки устоявшимся представлениям мы посмотрим на историю с православной точки зрения. Но предварительно нам придется коснуться такого вопроса, как так называемое «научное мировоззрение»1.
О понятии «науки»
Уточним вначале само значение понятия «наука».

Около полутора столетий назад был не без изящества совершен некий идеологический трюк, а точнее, идеологическая диверсия, прежде всего направленная против христианского мировоззрения, в рамках которого и зародилась в XVI-XVII веках европейская наука, как отрасль «естественного богословия».

Суть этой диверсии заключается в том, что под вывеской здания науки обосновались, два совершенно разных предприятия. Одно из них – «наука-исследование» − собственно наука, определяемая как деятельность по получению и систематизации истинного, − в смысле объективного, и достоверного, − знания об окружающей нас объективной реальности.

Другое – это «наука-мировоззрение», оно же «научное мировоззрение», оно же «научная картина мира».

Подавляющее большинство грамотных и не очень обитателей нашей планеты искренне верят до сих пор, что преподаваемая им в школах, вузах и средствами массовой информации «научная картина мира» есть прямой результат «науки-исследования».

Последнее является очевидной неправдой, и давно разоблаченной неправдой.

Современная наука в своих самых важных и результативных отраслях, однозначно показывает, что в основе мироздания лежит не пресловутая материя, в какой бы то ни было форме, а некая информация, некие тексты, а говоря короче – Слово.

Самые точные и позитивные науки пришли к тому, с чего начинается Евангелие от Иоанна: «Въначале было Слово…» (Ин. 1:1). В древних Евангелиях по законам церковно-славянской грамматики Въначале писалось в одно слово, где между в и н вставлено ять. Это значит, что слово Въначале не являлось наречием, обозначающим признак времени. Напротив, оно обозначает отсутствие времени, еще не созданного Творцом Вселенной. Следовательно, Слово было и до начала времени и начала Вселенной. «И вся Тем быша», все создано Им. Сегодня физики описывают момент создания Вселенной словами: «из Ничего – во Время».

Что же касается так называемой «научной картины мира», то это псевдо-научная концепция, в основе которой лежат три философских постулата, обычно именуемые: редукционизм, эволюционизм и рационализм.

Редукционизм настаивает на том, что низшие, простые формы бытия более реальны, чем высшие его формы, которые есть комбинации низших форм, как в детском конструкторе. Возник он из ньютоновской физики, в которой Вселенная состоит из «материальных точек», взаимодействующих по законам, имеющим четкое математическое выражение и не допускающим никакого волюнтаризма типа стохастичности.

Бога-Творца, физико-математической апологией которого была ньютонова космография, идеологи, разумеется, отбросили, а за физику ухватились – не оторвать до сих пор. А ведь и правда – все просто и наглядно.

Эволюционизм – по сути – необходимая оборотная сторона редукционизма, утверждающая, что сложные формы бытия естественным образом получаются из простых, якобы под действием незыблемых законов природы. Основой эволюционизма первоначально послужила космогоническая теория Лапласа о самопроизвольном зарождении Солнечной системы из первичной газовой туманности под действием неких физических законов. Теория чисто умозрительная, не подтвержденная даже расчетами, не говоря уж про эксперименты.

Это не помешало шустрым идеологам немедленно преобразовать ее во всеобщий закон автоматического превращения простого в сложное, распространив в том числе на живую материю. Чего сам Лаплас в здравом уме и твердой памяти и не думал делать.

Рационализм − убежденность во всемогуществе человеческого разума. Наиболее полным воплощением этого разума являются математика и логика. Рационализм был с кровью вырван из программы создания универсального алгоритма вычисления истины разрабатываемой Лейбницем, что, кстати сказать, Готфриду Вильгельму не удалось.

А вот учение Лейбница о монадах − невидимых метафизических частицах, представляющих восходящую последовательность неделимых духовных единиц, несущих в себе некую информацию и весьма родственных пси-функциям современной физики, идеологи конечно отвергли. Оставив в качестве догмы идею возможности чисто логического познания мира.

Насколько же материал сегодняшней науки-исследования соответствует науке-мировоззрению? Оценим это на примере самых важных и результативных отраслей: физики, биологии и математики.

Что же открылось этим наукам в конце XX − начале XXI века?
Физика
Физике открылась ложность редукционизма. Ньютоновская концепция материи оказалась неверна. Принцип неопределенности Гейзенберга отменил само понятие частицы как объекта, локализованного в пространстве и имеющего определенную скорость.

Идеальное оказалось реальнее материального. Это не плод каких-то косвенных соображений. На этот счет имеется теорема Джона фон Неймана, математически доказывающая, что классической модели Вселенной, адекватно описывающей ее экспериментально установленные свойства, существовать не может.

А в квантовой физике центральным понятием служит не частица, а пси-функция, которая принципиально не может быть зафиксирована никаким прибором, то есть является невещественной данностью, ноуменом. Это такое волновое информационное поле, которым определяется вероятность состояния квантовых объектов – частиц, атомов.

Но жизнь Вселенной, согласно современным физическим воззрениям, есть именно жизнь пси-функций, а не наблюдаемых.

И это еще не все. Из квантовой теории с несомненностью вытекает и то, что целое реальнее своих частей: пси-функция системы всегда адекватнее описывает ее свойства, чем совокупность пси-функций, относящихся к ее частям, взятым по отдельности.

Чем обширнее фрагмент Вселенной, тем истиннее его пси-функция.

Значит, для приближения к познанию нужно идти не вниз, как на этом настаивают редукционисты, а, наоборот, вверх; надо не разлагать систему на составные элементы, а изучать ее как часть более обширной системы − в пределе всего сущего.

Само возникновение Вселенной современная физика трактует как квантовый скачок, произошедший согласно информации, которая заключалась в пси-функции Вселенной или фоковской универсальной пси-функции, по имени академика Владимира Александровича Фока. Образование Вселенной, как мы помним, описывается физиками как «из Ничего – во Время», что практически совпадает с процессом, описанным в первой главе Бытия и первых строках Евангелия от Иоанна.
Биология
Биологии открылась ложность эволюционизма. Главной опорой эволюционистов служила, конечно, теория естественного отбора, то есть дарвинизм. Но на фоне сегодняшних данных биологической науки он выглядит просто-таки неприлично и является вопиющим безобразием его присутствие в школьных программах.

После того как Уотсон и Крик в 1953 году открыли механизм синтеза белков на рибосомах под управлением нуклеиновых кислот, учение о естественном отборе стало более несуразным, чем утверждение, будто земля плоская и стоит на трех китах.

Это великое открытие, положившее конец донаучному периоду существования биологии, показало, что жизнь совсем не то, что мы про нее думали.

Оказалось, что она не химическая лаборатория, а издательство, где идет непрерывное распечатывание и редактирование текстов, их перевод с одного языка на другой и рассылка по разным инстанциям.

То есть как и в создание Вселенной – в начале всего Слово.

Этот новый взгляд окончательно уничтожает дарвиновскую теорию.
Математика
Осталось сказать несколько слов о рационализме.

Его абсурдность разоблачила математика − наука, на которой он пытался утвердиться.

В 1931 году австриец Курт Гедель сконструировал истинное арифметическое высказывание, которое нельзя ни доказать, ни опровергнуть, то есть нельзя вывести дедуктивным путем из аксиом арифметики ни само это высказывание, ни его отрицание.

Тем самым было разрушено восходящее к Лейбницу и Декарту мнение, будто множество выводимых формул совпадает с множеством истинных формул.

Чтобы установить, насколько велико различие между истинностью и выводимостью потребовался многолетний труд математиков всего мира. Все формулы математики были разбиты на классы, возрастающие по сложности, причем каждый следующий класс включал предыдущий плюс новые формулы.

Результат оказался шокирующим: множество выводимых формул целиком содержится в нулевом классе. А вот множество истинных формул не помещается даже в тот предельный класс, который получается при стремлении показателя сложности к бесконечности.

Как подытожил выдающийся математик Юрий Манин: «Выводимость находится на нижней ступеньке бесконечной лестницы, а истинность располагается где-то над всей лестницей».

Сказанное означает, что расстояние от выводимости до истинности настолько громадно, что ролью строгой логики в деле познания можно просто пренебречь. Практически она нужна лишь для придания полученному совершенно иным способом результату общепонятной и убедительной формы.

Недаром математики говорят: сначала я понял, что эта теорема верна, а потом начал думать, как бы ее доказать. Заметим в скобках, что подобное чувство знакомо любому творческому человеку, хоть раз в жизни получившему нетривиальный результат.
Интуиция творчества
На что же опираются математики в своем творчестве, природу которого объяснить, как правило, не могут?

Ответ на этот вопрос подсказывается замечательной теоремой, доказанной в конце 70-х годов американцами Парисом и Харрингтоном. Из нее следует, что даже относительно простые арифметические истины невозможно установить, не прибегая к понятию актуальной бесконечности.

Что это такое? Это категория уже внеарифметическая. В арифметике есть, конечно, бесконечность, но потенциальная − возможность к любому числу прибавить единицу. Актуальная бесконечность − это бесконечность, существующая как реальный объект сразу всеми своими элементами. Простейший пример, множество целых положительных, иначе натуральных, чисел на числовой оси.

Ясно, что в материальном мире актуальная бесконечность пребывать не может. Но в том дополнительном пространстве, где парит наша мысль, она существует, и не только существует, но, как удостоверяет нас теорема Париса-Харрингтона, является необходимым источником творчества.

Для историка, например, аналогом актуальной бесконечности служит взгляд на историю, воспринимаемую как единое целое, единую данность. В этом случае истинность того или иного существенного события истории настолько самоочевидна, что ее не поколебать никакими якобы материалистическими соображениями. Из целого нельзя безнаказанно вынуть часть.
Что лежит в основе мироздания?
Из данных, содержащихся в новейшем научном материале можно сделать очевидно позитивные для христианского мировоззрения выводы.

Положительным утверждением квантовой физики является тезис, что наивысшая реальность бытия есть универсальная пси-функция ‒ сиречь Слово, ‒ управляющая всей Вселенной как единой и целостной системой.

Положительное утверждение молекулярной биологии состоит в тезисе, что жизнь всякого отдельного существа организуется текстом ДНК, представляющим фрагмент какого-то бесконечно мудрого Слова, обладающего полнотой.

Положительным утверждением математической логики служит тезис, что для математического творчества самой ценной идеей является вне-математическая идея актуальной бесконечности, к которой человек приобщается не путем освоения ее своим сознанием, а путем мистического с ней соединения.

Обобщая приведенные утверждения можно сказать, что в основу мироздания в целом, и жизни, как важнейшей части его, заложена предначальная информация об их структуре, и «вмонтирована» возможность творческого ее постижения человеком.

Христианство, и прежде всего Православие, объективно ложится в основу подлинно научной картины мира. А сама подлинная наука-исследование возвращается на свое законное место «естественного богословия», которое она поспешила покинуть несколько столетий назад.
Значение ложно-научной картины мира в истории новейшего времени
Как видим, истинная наука – наука-исследование полностью опровергла в своих выводах пресловутую «научную картину мира», «науку-мировоззрение», что не мешает последней с подкупающей наглостью тиражироваться не только в печатных и электронных средствах массовой информации, но и до сих пор является основой, по крайней мере, школьного обучения.

И, несомненно, именно в этой навязываемой человечеству псевдонаучной, в полном смысле мракобесной картине окружающей нас действительности, находится одна из главных причин тех бед и кризисов, которые обрушились на нашу многострадальную родину, и все человечество за последние сто лет. И которые имеют место обрушиться и в ближайшем будущем, если не будут сделаны кардинальные выводы из уроков давнего и недавнего прошлого.

Действительно, в сфере, к примеру, политической мысли редукционизм является теоретической опорой «демократии», которую еще Константин Петрович Победоносцев назвал «великой ложью нашего времени». На практике демократия сводилась всегда к недолгому господству удобно зомбируемой «охлократии», плавно перетекая во власть тираническую − классического или демократического толка.

Эволюционизм воплотился в теорию прогрессивного общественного развития, став теоретическим обеспечением всех революций.

Наконец, ядовитые плоды рационализма в максимальной степени испытала на себе Россия.

Русский народ в значительной части своего образованного общества имел несчастье поверить, что «учение Маркса всесильно, потому что оно верно», пленившись ясностью и простотой теории, в чем проявился типичный рационализм мышления этого общества.

И хотя сами марксисты всех толков «повсюду, где устно, где письменно» утверждали, что критерий истины – практика, социалистический эксперимент, не опробованный предварительно ни на собаках, ни на лягушках, был проведен над русскими людьми, уничтожив самую интеллектуальную и пассионарную их часть.

Таковы реальные плоды ложной «научной картины мира».
Православный взгляд на события русской и всемирной истории
В качестве очевидного следствия вышеизложенных фактов и положений, мы автоматически получили доказательство несостоятельности, как марксистской, так и либерально буржуазной парадигмы исторического процесса, основанных на том самом «научном мировоззрении».

Рассмотрим кратко парадигму православную и покажем на примерах, какие возможности для решения, казалось бы неразрешимых вопросов отечественной и даже мировой истории она дает. И какие возможности эта парадигма дает в противостоянии фальсификации и искажению, как русской, так и мировой истории.

В начале несколько слов о различных понятиях исторического времени.
О времени циклическом и линейном
Понятие цели и смысла, или хотя бы просто направленности исторического процесса чуждо подавляющему большинству прошедших свою историческую жизнь народов и цивилизаций. Для языческих цивилизаций характерно вообще циклическое время, хорошо знакомое и нам по 60-ти и 12-летним циклам розовых собак и огненных кабанов.

Линейное время псевдонаучных моделей исторического процесса, как марксистская и генетически близкая ей либерально-буржуазная, является по сути, бессмысленным временем искусственно распрямленного цикла, ведущего из никуда плохо известного и плохо понятого прошлого в дурную бесконечность весьма гипотетического, но якобы богатого материальными благами будущего. Либеральная модель добавляет к этому еще так называемые права человека, позволяющие удачливому индивидууму достойно пользоваться означенными благами.

Чем закончилась в 1991 году реализация первой из этих моделей на одной шестой земной суши известно и в дальнейших комментариях не нуждается.

Что касается второй, расцветшей махровым цветом с того же самого достопамятного года, как единственно приемлемая и политкорректная для будущего глобализованного человечества, то ее духовная суть и смысл вполне характеризуются словами Константина Леонтьева:

«…Не ужасно ли и не обидно ли было бы думать, что Моисей входил на Синай,

что эллины строили свои изящные Акрополи, римляне вели свои Пунические войны,

что гениальный красавец Александр [Македонский] в пернатом своем шлеме переходил Граник и бился под Арбеллами,

что апостолы проповедовали, мученики страдали, поэты пели, живописцы писали и рыцари блистали на турнирах

для того только, чтобы французский, немецкий или русский буржуа в безобразной и комической своей одежде благодушествовал бы «индивидуально» и «коллективно» на развалинах всего этого прошлого величия?..

Стыдно было бы за человечество, если бы этот подлый идеал всеобщей пользы, мелочного труда и позорной прозы восторжествовал бы навеки!..»
А что же потом?
Обратите внимание: перечисленные циклические и линейные схемы исторического процесса практически ничего не говорят о посмертной участи человека. И уж во всяком случае, не говорят о ней ничего хорошего. Душу даже самого хорошего человека, праведника, ожидали Аид и Шеол − греческий и ветхозаветный варианты Ада, или Колесо превращений − знаменитая Сансáра, для избавления от ужасов которой и был создан буддизм со своей нирваной, то есть обычной немудрящей смертью.

Куда было бедной душе деваться? А ведь если все кончается здесь и сейчас, или, хуже того, за гробом ждут одни неприятности, то жизнь действительно на редкость нелепа и бессмысленна. Недаром Достоевский сказал:

«Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация. А высшая идея на земле лишь одна и именно − идея о бессмертии души человеческой, ибо все остальные «высшие» идеи жизни, которыми может быть жив человек, лишь из нее одной вытекают».

Вот почему свершившееся две тысячи лет назад воплощение второго лица Святой Троицы Бога Слова в совершенного человека Иисуса Христа, произвело такое впечатление на уставшее ждать и надеяться человечество, что с момента Его рождения само время стало отсчитываться в разные стороны: до и после Рождества Христова.
Здесь и сейчас
В отличие от языческих верований, в основе которых лежит миф, повествующий о том, «что никогда не было, но всегда есть» − по замечанию неоплатоника IV века Саллюстия, Христианство жестко связало себя с конкретным моментом мировой истории и постаралось всячески донести этот факт до сознания потомков.

Вслушаемся в торжественные слова «Римского мартирология»:

«В лето от сотворения мира 5199,

от потопа 2957, от рождения Авраама 2015, от Моисея и исхода израильтян из Египта 1510, от коронования царя Давида 1032,

в 65 седмицу пророчества Даниила,

в 194 олимпиаду, в лето 752 от основания города Рима, в лето 42 правления Августа Октавия, когда по всей земле был мир,

Иисус Христос, Вечный Бог и Сын Вечного Отца…вочеловечился от Девы Марии»2.

Саму вечность Бога и Христа слова эти с тяжеловатой выразительностью связывают с целым набором четких хронологических идентификаций. Воплотившийся в Христе Логос − не низший или меньший бог, но «вся полнота Божества»3. Воплощение Бога не допускает никаких аватар, перевоплощений и вечных возвращений.

Отсюда значение, которое имеет для Христианства история, необратимость исторического времени, ценность исторического мгновения, даты, к которой прикреплено воплощение надвременного. Священный историзм, присущий еще вере Ветхого Завета, находит свое высшее выражение в Христианстве, прежде всего, подчеркнем еще раз, в Православии.

То, что с точки зрения Христианства, дает времени смысл, внутреннее бытие и цель, входит в мир в конкретный момент времени, − как Бог вошел в мир, − и из этого момента вхождения структурно организует время: до Рождества Христова, после Рождества Христова.

Для христианского сознания циклическое время древних выпрямляется, превращается в прямую линию, «стрелу», устремленную в будущее. Отныне история приобретает смысл, в ней появляется цель, начало, центр и конец. Начало − Сотворение мира, центр − пришествие Христа, конец − Второе пришествие, Страшный Суд, Спасение, Жизнь Вечная.

Стрела эта не устремлена в дурную бесконечность физического времени. Время христианской истории эсхатологично, мироконечно. Устремлено ко Второму пришествию Господа. Причем внутренняя структура самой «христианской» стрелы времени циклична, и состоит как из годового пасхального цикла, так и более локальных циклов церковного круга. Что никоим образом не сближает ее с циклами восточного времени.

Таким образом, только в Христианстве [Православии] – время из бессмысленного языческого цикла и не менее бессмысленной «дурно-бесконечной» прямой позитивизма, становится направленным мироконечным (эсхатологическим) отрезком. Отрезком, состоящим в свою очередь из циклических времен богослужебного круга.

Именно поэтому время Нового Завета обладает истинным высшим совершенством, и ему реально «несть конца» в любое из его мгновений. Поскольку временные циклы богослужебного круга, отражающие земное, «времянное» воплощение Господа, напрямую соединены с Его вечностью, вернее даже «предвечностью», как «предвечного» Бога.
Центр истории
В новой концепции времени вся история строится вокруг одной личности, являющейся ее центром, − вокруг Иисуса Христа, воплощенного предвечного Слова, которым все сотворено «и без Него ничтоже бысть, еже бысть». (Ио. 1:3).

Христианство вообще единственная религия, в которой Вселенная находится в Боге, а не Бог во Вселенной. Трансцендентная же цель истории, − «восстановить все во Христе», ибо: «Ему надлежит царствовать» (1 Кор 15:25).

Ведь если царствует Господь, вместе с Ним царствуют благочестие, вера, верность, благополучие и свобода, − блага по своей сути духовные, а не материальные! Если же Он не царствует, воцаряются неверие, неверность, предательство, упадок, гибель, рабство во всех формах, господство Зла. И об этом также предупреждает Священное Писание:

«Ибо народ и царства, которые не захотят служить Тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся» (Ис. 60:12).
Позитивный смысл истории
Позитивный смысл истории заключается в создании вселенского порядка в соответствии с учением Христа, Его искупительным делом. Иными словами, − в устроении на земле империи, царства, которое «состояло бы в гармонии с Небесами», охватывало бы всех христиан и длилось бы до скончания времен.

Понятно также, что силы мирового зла, ни на мгновение времени не оставят в покое эту империю, это царство и его подданных. Поскольку главной нематериальной движущей силой мировой истории, было, есть и будет продвижение человеческими сообществами своей системы ценностей, духовное овладение миром на основе своей картины мироздания.

Поэтому суть исторического процесса и определяет борьба вселенского православного царства, вселенской империи, «вселенского града» − удерживающего − с апостасийным «мировым сообществом», в той или иной его форме.

Таким образом, христианское понимание истории, в согласии с реальными фактами исторического процесса, говорит нам, что:

у истории есть начальный центр − Воплощение, Крест, Воскресение, Троица;

у истории есть расцвет − вселенское христианское царство, империя, «вселенский град», удерживающий,противостоящий мировому злу, по мнению Св. Отцов – Римское царство;

и, наконец, у истории будет предел, она придет к своему конечному центру тогда, когда «будет взят от среды удерживающий», когда число избранных станет полным, по окончанию великого отступления (2 Фес 2:3). Такова в кратких словах православная концепция всемирной истории.
Сходство и различие
Следует отметить, что в признании факта, что мир, вселенная сотворены из ничего, единодушны все три авраамических религии4: иудаизм, христианство и ислам. Единодушны они и в том, что мир сотворен для человека, о чем свидетельствует, в частности, так называемый антропный принцип5.

Признают они и необратимость и линейность исторического времени.

Но вот смысл человеческой истории понимается ими разно.

И если в основных направлениях ислама есть определенное сходство с историческими ожиданиями христианства, например, в том, что там тоже ждут Второго Пришествия судии мира, Пророка Исы (Иисуса), (да будет благословенно имя Его), который и должен принести правду и суд на падшую землю, то взгляд христианства и иудаизма вполне различен.

Причем, даже эстетически, христианская концепция истории превосходит талмудическую, что отметил еще Владимир Соловьев в «Русской идее», иллюстрируя на примере судьбы еврейского народа, весьма актуальную и для нас сегодняшних мысль, что народ, к несчастью своему, может не понять своего исторического призвания:

«Если в философии истории вообще есть твердо установленные истины, то таковой следует считать то положение, что конечное призвание еврейского народа, истинный смысл его существования существенно связаны с мессианской идеей, то есть с идеей христианской.

Однако не похоже на то, чтобы общественное мнение и национальное чувство евреев было особенно благорасположено к христианству.

Я не хочу обращаться с избитыми упреками к этому единственному в своем роде и таинственному народу, который, в конце концов, ведь есть народ пророков и апостолов, народ Иисуса Христа и Пресвятой Девы. Этот народ еще жив, и, по словам Нового Завета, его ожидает полное возрождение и обновление:

"Весь Израиль спасется" (Рим. XI, 26)…

Я хотел только напомнить тот замечательный исторический факт, что народ, предназначенный даровать миру христианство, выполнил эту миссию лишь против воли своей, что в громадном большинстве своем и в течение восемнадцати веков он упорно отметает божественную идею, которую он носил в лоне своем, и которая была истинным смыслом его существования.

Посему не может уже считаться дозволенным теперь говорить, что общественное мнение нации всегда право и что народ никогда не может заблуждаться в своем истинном призвании или отвергать его.

Но, быть может, этот приведенный мною исторический факт сам представляет лишь религиозный предрассудок, и роковая связь, предполагаемая между судьбами израильского народа и христианством, − лишь субъективная фантазия?

Я могу привести, однако, чрезвычайно простое доказательство, ярко освещающее реальный и объективный характер приведенного нами факта.

Если взять нашу христианскую Библию, собрание книг, начинающееся книгой Бытия и кончающееся Апокалипсисом, и разобрать ее помимо каких бы то ни было религиозных убеждений, как простой исторический и литературный памятник, то мы принуждены будем признать, что перед нами произведение законченное и гармоничное:

создание неба и земли и падение человечества в лице первого Адама − в начале,

восстановление человечества в лице второго Адама, или Христа, − в центре,

и в конце − апокалиптический апофеоз, создание неба нового и земли новой "в них же правда живет", откровение преображенного и прославленного мира, Нового Иерусалима, нисходящего с небес, скинии, где Бог с людьми обитает. (Апок. XXI).

Конец произведения связан здесь с началом, создание мира физического и история человечества объяснены и оправданы откровением мира духовного, представляющего совершенное единение человечества с Богом.

Дело завершено, круг замкнулся, и даже с чисто эстетической точки зрения ощущается удовлетворение.

Посмотрим теперь, как заканчивается Библия евреев.

Последняя книга этой Библии есть "Дибрэ-га-ямим", книга Паралипоменон, и вот заключение последней главы этой книги:

"Так говорит Кир, царь Персидский:

Все царства земли дал мне Ягве, Бог небесный; и

Он повелел мне построить ему дом в Иерусалиме, что в Иудее.

Кто есть из вас − из всего народа Его?

Да будет Ягве, Бог его, с ним и пусть он туда идет!"

Между этим заключением и заключением христианской Библии, между словами Христа во славе Его:

"Я Альфа и Омега, начало и конец;

я даю жаждущему от источника воды живой даром;

победивший унаследует все, и

Я буду его Богом и он будет Мне сыном",

между этими словами и словами царя персидского,

между этим домом, который надлежит воздвигнуть во Иерусалиме иудейском,

и жилищем Бога и с Ним людей в новом Иерусалиме, сходящем с небес,

контраст воистину поразительный.

С точки зрения евреев, отвергающих великую универсальную развязку своей национальной истории, открытую в Новом Завете, пришлось бы признать,

что сотворение неба и земли,

призвание, возложенное на патриархов,

миссия Моисея,

чудеса Исхода,

откровение на Синае,

подвиги и гимны Давида,

мудрость Соломона,

вдохновение пророков –
  1   2   3   4   5   6

перейти в каталог файлов


связь с админом