Главная страница
qrcode

Эндрю Карнеги - История моей жизни. Росспэн


НазваниеРосспэн
АнкорЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC
Дата08.01.2018
Размер1.85 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc
ТипКнига
#55073
страница3 из 38
Каталогid339733668

С этим файлом связано 1 файл(ов). Среди них: Производство полимерной террасной доски.docx, Эндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
даже очень хорошим мозговым центром. Благодаря

щедрости Эндрю Карнеги у нас есть большая сумма

денег, которые по сути дела являются общественны-

ми. Наша работа с их помощью должна вести к ре-

альным переменам».



В 2007 году было объявлено о «Новом видении» —

новом позиционировании Фонда, который стал

первой международной, а в перспективе глобаль-

ной научно-исследовательской организацией. Были

открыты новые отделения Фонда в Китае, Бейруте,

Брюсселе. Глобальное позиционирование Фонда,

совместная работа ведущих экспертов из различных

стран, наличие представительств в ключевых райо-

нах мира открывают новые возможности для реше-

ния проблем обеспечения мира и сотрудничества в

нашем все более взаимозависимом мире.

Роуз Геттемюллер,

директор Московского Центра Карнеги

Глава 1

Мои предки и детство в Шотландии

ой приятель, судья Меллон из Питсбур-

га, написал несколько лет назад историю

своей жизни, и это было для его друзей

источником радости и большого нравст-

Мвенного удовлетворения. Главное досто-

инство этой книги в том, что она показывает нам

человека, каков он есть, без всяких прикрас, так как

написана без малейшего намерения привлечь обще-

ственное внимание и первоначально была предна-

значена автором только для членов его семьи. Так и

я хочу рассказать свою жизнь не с целью вызвать к

себе общественный интерес, а чтобы познакомить с

ней всех ближайших друзей и родных, полагая, что

даже самые незначительные эпизоды моей жизни

могут все-таки интересовать их.

Итак, я начинаю. Я родился 25 ноября 1835 г. в

Данфермлине, в маленькой комнатке в мезонине не-

большого одноэтажного дома на углу Муди-стрит и

Прайори-лейн. Я происхожу, как это принято гово-

рить, из «бедной, но уважаемой семьи». Данфермлин

давно известен как центр шотландской полотняной

торговли. Мои предки жили в XVIII веке в живопис-

ной местности к югу от Данфермлина, но из-за рос-

та полотняной промышленности вынуждены были

переселиться в Данфермлин. Мой отец, Уильям Кар-

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

Дом в Данфермлине (Шотландия), где родился Э. Карнеги. Семья

Карнеги занимала комнату в мезонине. В этом здании в настоя-

щее время размещается Дом-музей Э. Карнеги. Справа от Дома-му-

зея — Мемориальный зал. Фотография предоставлена Домом-музеем

Эндрю Карнеги (далее — ДМЭК) в Данфермлине

неги, был ткачом. Он был сыном Эндрю Карнеги, в

честь которого я назван.

Мой дед Карнеги славился по всей округе умом,

остроумием и неизменной веселостью. В молодос-

ти он отличался чрезвычайной живостью и приоб-

рел широкую известность как руководитель обще-

ственных собраний Патьемюйрской коллегии. Не

только в деревне, но и в ближайшем городе и в про-

винции он считался выдающейся личностью. Как

начитанный и умный человек он вошел в контакт

с радикально настроенными ткачами Данфермли-

на, которые организовали в Патьемюйре собрания,

называвшиеся «коллегией». Эндрю называли там

«профессором».

Эндрю Карнеги. История моей жизни

Когда я однажды после четырнадцатилетнего от-

сутствия вернулся в Данфермлин, со мной заговорил

один сгорбленный старик, услышавший, что я внук

«профессора», как величали моего деда знакомые.

Старик этот, с трудом передвигая изуродованные по-

дагрой члены, хромая, прошел через комнату ко мне

и, положив мне на голову дрожащую руку, сказал:

Так вы внук Эндрю Карнеги? Да, мой милый

друг, я еще помню те времена, когда мы с вашим де-

душкой сводили с ума своими глупыми проказами са-

мых благоразумных людей!

Другой рассказал мне, между прочим, следующий

анекдот, касающийся моего деда. Однажды, в ночь под

Новый год, одна старушка в деревне, большая ориги-

налка, была напугана тем, что вдруг увидела в окне ка-

кую-то замаскированную голову. Однако она быстро

овладела собой и, присмотревшись, воскликнула:

Ах! Это, наверное, сумасбродный Эндрю Кар-

неги!..

И она угадала. Мой дед, несмотря на свои семь-

десят пять лет, мог выкидывать такие же штуки, как

самая веселая молодежь. Он надел маску на голову

только для того, чтобы подшутить над своей старой

приятельницей и попугать ее.

Мне кажется, я унаследовал от моего чудесного,

вечно веселого деда, имя которого ношу с гордостью,

и неизменный оптимизм, и способность отгонять от

себя все заботы и мрачные мысли, и жизнерадост-

ность. Я умею «превращать своих уток в лебедей»,

как говорили про меня друзья. Думаю, в жизни та-

кая бодрость духа имеет даже большее значение, чем

богатство. Пусть молодежь знает, что это свойство

можно воспитать в себе и что душа, как и тело, долж-

на купаться в солнечных лучах. Прогоняйте печаль-

ные мысли, если они у вас есть и если они не вызва-

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

ны упреками совести и сознанием своей неправоты.

Помните великое жизненное правило, завещанное

нам Бёрнсом : «Бойся только суда своей совести».

Я с самой ранней молодости руководствовался этим

правилом, и оно принесло мне больше пользы, чем

все проповеди, какие только приходилось в жизни

слушать, — а их было немало! Во всяком случае, я дол-

жен сознаться, что в более зрелые годы приобрел не-

которое сходство с моим другом Бейли Уокером. Од-

нажды врач, лечивший его, спросил, как он спит. Он

отвечал, что сон у него плохой и у него часто бывает

бессонница. «Но, — прибавил он, весело подмигнув, —

зато я иногда хорошо высыпаюсь в церкви!».

Мой дед по материнской линии Томас Моррисон

был еще более замечательным человеком. Он был

другом Уильяма Коббета , известного английского

публициста, издававшего в Лондоне с 1802 года оппо-

зиционную и радикальную газету «The Weekly Politi-Register», стяжавшую ему большую популярность.

Дед был сотрудником этой газеты и состоял в пос-

тоянной переписке с ее издателем. До сих пор еще

старики в Данфермлине вспоминают о моем деде

Моррисоне как о лучшем ораторе и способнейшем

человеке, какого они только знали. Он издавал пер-

вую радикальную газету в Шотландии, которая была,

так сказать, уменьшенным изданием газеты Коббета.

Я читал некоторые его писания и ввиду того огром-

ного значения, которое в настоящее время прида-

ется ремесленному образованию, считаю особенно

замечательной брошюру, изданную им лет семьдесят

назад, в которой он горячо защищает ремесленное

Бёрнс Роберт (1759—1796) — шотландский поэт и фолькло-

рист. — Здесь и далее (кроме особо оговоренных случаев) примеч. ред.

Коббет Уильям (1762—1835) — английский публицист, изда-

тель и политический деятель.

Эндрю Карнеги. История моей жизни

обучение и заканчивает следующими словами: «Я

благодарю Бога, что учился шить и чинить башмаки

в своей молодости». Коббет напечатал ее в своей га-

зете в 1833 году, снабдив следующим редакционным

примечанием: «Наилучшее исследование этого воп-

роса, которое когда-либо имело место в нашей га-

зете, принадлежит перу нашего высокоуважаемого

друга и корреспондента в Шотландии Томаса Морри-

сона»... Таким образом, я, должно быть, унаследовал

склонность к писательству с двух сторон — со сторо-

ны матери и со стороны отца.

Мой дед Моррисон был прирожденный оратор,

ревностный политик и вождь крайне левого крыла

радикальной партии в своем округе. Впоследствии

такое же положение занял там его сын, мой дядя

Бейли Моррисон. Не раз меня посещали в Амери-

ке шотландцы, желавшие пожать руку внуку Томаса

Моррисона. Директор железнодорожной компании

«Кливленд и Питсбург» мистер Фармер сказал мне

однажды: «Всеми своими знаниями я обязан влия-

нию вашего деда». А Эбенезер Гендерсон, автор пре-

красно написанной истории Данфермлина, заявил,

что успехом в жизни он всецело обязан тому счастли-

вому обстоятельству, что еще мальчиком поступил на

службу к моему деду.

Я слышал много лестных отзывов в своей жизни,

но никогда ни одна похвала не доставляла мне такого

удовольствия, как слова сотрудника одной газеты, из-

дающейся в Глазго. Он слышал в Америке мою речь

о гомруле и в своем отчете упомянул, что в Шотлан-

Гомруль (англ. Home Rule, «самоуправление») — умеренное

национальное движение в Ирландии последней трети XIX —

начала XX века за автономное управление Ирландии нацио-

нальным парламентом при сохранении страны под властью

Британской короны.

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

дии очень много говорят обо мне и моей семье и в

особенности о моем деде, Томасе Моррисоне. «Како-

во же было мое удивление, — прибавляет он, — когда

я увидел на ораторской трибуне живой портрет То-

маса Моррисона! Так велико было сходство с ним

его внука во всех отношениях».

Мое замечательное сходство с дедом не подле-

жит, впрочем, никакому сомнению. Я не могу вспом-

нить, видел ли его когда-нибудь, но хорошо помню,

что когда мне было уже двадцать семь лет и я в пер-

вый раз вернулся в Данфермлин, большие черные

глаза моего дядюшки Бейли Моррисона, сидевшего

возле меня на диване, вдруг наполнились слезами.

Он был так взволнован, что не мог выговорить ни

слова и выбежал из комнаты. Спустя несколько ми-

нут он вернулся и объяснил, что во мне есть нечто
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

перейти в каталог файлов


связь с админом