Главная страница
qrcode

Эндрю Карнеги - История моей жизни. Росспэн


НазваниеРосспэн
АнкорЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC
Дата08.01.2018
Размер1.85 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc
ТипКнига
#55073
страница5 из 38
Каталогid339733668

С этим файлом связано 1 файл(ов). Среди них: Производство полимерной террасной доски.docx, Эндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38


но, все мои негодующие слова по этому поводу были

простой болтовней, лишь повторявшей то, что я

слышал дома.

Данфермлин в течение долгого времени был из-

вестен как самый радикальный город во всем коро-

левстве, и это тем более замечательно, что в дни, о

которых я говорю, его население преимущественно

состояло из самостоятельных мелких фабрикантов,

каждый из которых владел одним или несколькими

ткацкими станками. Они не были ограничены каким-

то определенным рабочим временем, но трудились

Эндрю Карнеги. История моей жизни

сдельно, получая от крупных фабрикантов материал

для обработки, и ткали у себя дома.

В то время волны политического движения взды-

мались высоко, и часто можно было видеть во всем

городе в обеденное время маленькие группы людей

в рабочих фартуках, стоявших на улице и горячо рас-

суждавших о политике. На устах у каждого были име-

2 3

на Юма , Кобдена и Брайта . Хотя я был еще мал,

эти группы часто привлекали меня, и я с напряжен-

ным вниманием прислушивался к разговорам, кото-

рые, однако, всегда носили односторонний харак-

тер и повторяли один и тот же припев: так не может

продолжаться! Жители города основывали клубы и

подписывались на лондонские газеты. Передовые

статьи ежедневно читались публично по вечерам и,

что было особенно удивительно, громко читались

с одной из городских кафедр. Часто это делал мой

дядя Бейли Моррисон, и так как он и другие сопро-

вождали чтение комментариями, то, естественно,

все это возбуждающе действовало на слушателей.

Такие политические собрания происходили час-

то, и, конечно, я ими очень интересовался, как и

все в нашей семье, и нередко принимал в них учас-

тие. Обыкновенно речи произносили мой дядя или

Юм Джозеф (1777—1855) — английский политический де-

ятель. Был глазным врачом, в 1799 году отправился в Бенга-

лию, где настолько овладел индийскими наречиями, что уже

через два года служил переводчиком в английских войсках. С

года состоял с перерывами членом Палаты общин.

Кобден Ричард (1804—1865) — английский политический де-

ятель, фабрикант. Один из руководителей Лиги против хлеб-

ных законов (основана в 1838 году). В 1841—1957 и 1859—1965

годах член Палаты общин.

Брайт Джон (1811—1889) — английский политический деятель,

знаменитый оратор, борец за отмену хлебных пошлин, друг

Р. Кобдена. С 1843 года член парламента, в 1868—1870, 1873—

и 1880—1882 годах министр в кабинетах У. Гладстона.

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

отец. Помню, как однажды вечером отец выступал с

речью в большом собрании за городом. Я протиснул-

ся в толпу слушателей и, когда раздались особенно

громкие возгласы одобрения, тоже не мог удержать

своего восторга и сказал человеку, у ног которого

пристроился, что говорит мой отец. Тогда этот чело-

век поднял меня и посадил к себе на плечо, чтобы я

мог все видеть.

В другой раз отец сам взял меня с собой, чтобы

послушать Брайта, который должен был говорить в

собрании. Дома я раскритиковал его неправильный

выговор, он произносил многие буквы и слова не

так, как мы в Шотландии. Неудивительно, что в та-

кой среде я рос пылким молодым республиканцем,

лозунгом которого было «Долой все привилегии!».

Я тогда даже не знал, что такое привилегии, но мой

отец знал это.

Замена ручных ткацких станков паровыми роко-

вым образом отразилась на нашей семье. Мой отец

не признал вовремя важности этого переворота в

своем ремесле и долго придерживался старой систе-

мы. Его заработки сильно уменьшились, и мать, ко-

торая всегда была ему помощницей в нужде, должна

была предпринимать неимоверные усилия, чтобы

поддерживать семью. Она открыла лавочку и таким

образом помогала отцу содержать семью; хотя дохо-

ды ее были невелики, все же этого было достаточно,

чтобы мы могли жить прилично. Помню также, я

тогда в первый раз узнал, что значит быть в зависи-

мости. То были ужасные дни, когда отец понес круп-

ному фабриканту последний кусок материи, и мать

со страхом ждала его возвращения, чтобы услышать

от него решение нашей судьбы — получит он новые

заказы или нам будет грозить безработица. Меня му-

чила мысль, что отец должен идти к другим людям

Эндрю Карнеги. История моей жизни

и просить у них работу; тогда у меня возникло ре-

шение все это изменить, когда вырасту. Правда, нам

было еще не так плохо, как некоторым соседям, но

я не знаю, на какие лишения не обрекла бы себя моя

мать, лишь бы видеть обоих своих мальчиков всегда

хорошо одетыми и в больших белых воротничках.

Родители однажды необдуманно дали обещание

не посылать меня в школу до тех пор, пока я сам не

попрошу об этом. Потом я узнал, что по мере того

как проходило время и я вырастал, их все больше

огорчало то обстоятельство, что я не выказывал ни

малейшей склонности обратиться к ним с подобной

просьбой. Они отправились к учителю Роберту Мар-

тину и попросили его немного заняться мной. И вот

однажды он взял меня с собой на экскурсию вместе с

некоторыми моими товарищами по играм, которые

уже ходили в школу, и родители были очень обрадо-

ваны, когда спустя несколько дней я попросил у них

разрешения посещать школу мистера Мартина. Тог-

да мне было почти восемь лет, и позднее я узнал, что

каждый ребенок в эти годы уже ходит в школу.

Посещение школы доставляло мне большое удо-

вольствие, и я бывал очень огорчен, если по какой-

то причине должен был пропустить уроки. Это случа-

лось иногда вследствие того, что по утрам я должен

был приносить воду из колодца на верхнем конце на-

шей улицы. Приток воды в этот колодец был очень

скуден, так что иногда можно было добыть из него

воду лишь позднее, и случалось, что когда я прихо-

дил за водой, там уже стояла толпа старух, которые

обеспечили себе место в очереди, поставив на улице

ночью никуда не годный старый кувшин. Конечно,

из-за этого возникали бесчисленные споры, в кото-

рых, однако, этим старым тетушкам не удавалось

взять надо мной верх, и поэтому я заслужил у них ре-

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

путацию отвратительного мальчишки. По всей веро-

ятности, благодаря этому обстоятельству во мне так

развилась склонность к борьбе, не исчезнувшая в те-

чение всей жизни.

Выполнение этих обязанностей часто заставляло

меня опаздывать в школу, но учитель знал причину и

не сердился на меня. Прибавлю к этому, что зачастую

мне и после школы приходилось выполнять разные

деловые поручения, и я с чувством удовлетворения

вспоминаю, что уже с десятилетнего возраста был

полезен родителям. Несколько позднее мне даже ста-

ли доверять вести счета наших клиентов, и таким об-

разом я еще в детском возрасте приобрел некоторую

ловкость в делах.

Но в моей школьной жизни были и темные сторо-

ны. Мальчики дали мне прозвище «последыш Мар-

тина» и частенько кричали мне вслед этот ужасный

эпитет, когда я проходил по улице. Я не знал, что

это, собственно, означает, но мне казалось, что это

очень оскорбительное прозвище, и оно помешало

мне сблизиться со своим превосходным учителем

так, как я бы этого хотел. Я очень многим обязан это-

му единственному учителю, который у меня был, и

меня до сих пор огорчает, что я не имел возможнос-

ти доказать ему хоть чем-нибудь свою благодарность

в течение его жизни.

Должен упомянуть здесь еще об одном челове-

ке, имевшем большое влияние на мое развитие. Это

мой дядя Джордж Лодер, отец моего кузена, которо-

го звали уменьшительным именем «Дод». Мой отец

вынужден был постоянно находиться в мастерской

за работой, поэтому днем он не мог уделять мне мно-

го времени. Но мой дядя не был так занят и принад-

лежал к аристократии лавочников Данфермлина.

Смерть моей тетки, его жены, умершей примерно в

Эндрю Карнеги. История моей жизни

то время, как я начал ходить в школу, была для него

жестоким ударом, и единственное утешение в своем

горе он находил, занимаясь с сыном Джорджем и со

мной. Он обладал необыкновенным умением обра-

щаться с детьми, и мы получили от него много раз-

ных знаний. Между прочим, я хорошо помню, как

он учил нас английской истории. Каждому монарху

он отводил определенное место на стене комнаты и

заставлял нас хорошенько запоминать, чем тот или

иной король прославился в истории. Я как сейчас

вижу над камином портрет короля Иоанна , подпи-

сывающего Великую хартию вольностей, а королеву

Викторию с детьми — возле дверей комнаты. Могу

гарантировать, что в нашем списке английских влас-

тителей не было ни одного пробела, подобного тем,

которые я впоследствии нашел в Вестминстерском

аббатстве. На дощечке в маленькой вестминстерс-

кой часовне сообщается, что тело Оливера Кромве-

ля оттуда унесено, и это было все, что говорилось

о нем. А в нашем списке, который я учил, сидя на ко-

ленях у дяди, великий республиканский властитель

был изображен в тот момент, когда он писал пос-

лание римскому папе и грозил ему, что «если он не

прекратит преследование протестантов, то услышит

гром английских пушек». Нечего и говорить, что мы

Речь идет об Иоанне Безземельном (1166—1216) — короле Анг-

лии с 1199 года из династии Плантагенетов. В 1213 году он при-

знал Англию вассалом римского папы, чтобы закончить раздор с
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

перейти в каталог файлов


связь с админом