Главная страница
qrcode

Эндрю Карнеги - История моей жизни. Росспэн


НазваниеРосспэн
АнкорЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC
Дата08.01.2018
Размер1.85 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc
ТипКнига
#55073
страница6 из 38
Каталогid339733668

С этим файлом связано 1 файл(ов). Среди них: Производство полимерной террасной доски.docx, Эндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38


католической церковью, а в 1215 году восставшие бароны заста-

вили его подписать Великую хартию вольностей (Magna Charta).

Виктория (1819—1901) — королева Соединенного Королевст-

ва Великобритании и Ирландии с 1837 года, императрица

Индии с 1876 года.

Кромвель Оливер (1599—1658) — вождь Английской револю-

ции, военачальник и государственный деятель, в 1653—1658

годы лорд-протектор Англии, Шотландии и Ирландии.

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

ценили Кромвеля гораздо выше, чем всех других анг-

лийских властителей вместе взятых.

От дяди я узнал всю старую историю Шотландии

и скажу, что именно тогда во мне проснулся шотланд-

ский партикуляризм (или патриотизм), который ис-

чезнет лишь с моей смертью. Само собой разумеет-

ся, что нашим героем был Уильям Уоллес , борец за

шотландскую свободу, казненный в 1305 году англий-

ским королем Эдуардом I . Все героическое сосре-

доточивалось в наших глазах в личности этого шот-

ландского борца.

Я весьма огорчился, когда однажды в школе один

нахальный великовозрастный юноша сказал мне, что

Шотландия гораздо меньше Англии. Я тотчас же по-

бежал к дяде, чтобы поделиться с ним огорчением,

но он утешил меня следующими словами:

Ничего подобного, дружок! Если бы Шотлан-

дию разгладили вальком и она стала такой же плос-

кой, как Англия, то оказалась бы гораздо больше Анг-

лии. А разве ты хотел бы разгладить наши горы?

Конечно, нет! И это было успокоительным баль-

замом для ран юного шотландского патриота. Ког-

да же позднее мне опять поставили на вид бóльшую

населенность Англии по сравнению с Шотландией

и я опять побежал к дядюшке, то он подтвердил мне

это, но в утешение напомнил, что при Бэннокбёр-

не в 1314 году, когда шотландский король Роберт

Брюс одержал победу над английским королем Эду-

ардом II, шотландцы стояли лицом к лицу с гораз-

Уоллес Уильям (ок. 1276—1305) — национальный герой Шот-

ландии, вдохновитель войны за независимость против Англии.

Эдуард I Длинноногий (1239—1307) — король Англии с 1272

года из династии Плантагенетов. Был четвертым королем Ан-

глии с таким именем, но принял номер I, считая началом сов-

ременной ему английской монархии норманнское завоевание

года.

Эндрю Карнеги. История моей жизни

до бóльшими силами англичан. И снова мое сердце

юного патриота наполнилось радостью при одной

мысли, что чем больше было англичан, тем больше

славы шотландцам, победившим их.

Все это может служить комментарием к той исти-

не, что война всегда вызывает новую войну и каждое

сражение разбрасывает семена будущих сражений, и

таким путем между народами возникает традицион-

ная вражда. Юные американцы переживают то же,

что и юные шотландцы. Рассказы о Вашингтоне , о

героическом сражении зимой при Вэлли-Фордж, о

наемном войске для избиения американцев, конеч-

но, оказывают влияние на юную душу и развивают в

ней с самого начала ненависть к одному только име-

ни англичан. Я это испытал на собственных амери-

канских племянниках. Шотландию они находили

прекрасной страной, но Англию, которая сражалась

с Шотландией, они рассматривали как злейшего

врага. Это предубеждение против Англии более или

менее исчезло лишь после того, как они сделались

взрослыми людьми, да и то не вполне. Влияние,

оказываемое на детскую душу рассказами о героях,

очень велико.

Много дней и вечеров я проводил у своего дяди

Лодера, и между его сыном и мной возникла проч-

ная братская дружба. В семье нас называли «Дод» и

«Нэг». Так называли мы друг друга в детстве, когда

еще не могли произнести как следует свои полные

имена.

Я мог возвращаться домой от дяди двумя путями:

более коротким, через старое кладбище монастыря,

Вашингтон Джордж (1732—1799) — деятель Первой американ-

ской буржуазной революции, первый президент США (1789—

), главнокомандующий Континентальной армией во вре-

мя войны североамериканских колоний за независимость.

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

пробираясь между могилами, где было совершенно

темно, или через Майские ворота, вдоль освещенной

улицы. Когда наступало время идти домой, дядя с не-

которым ехидством всегда спрашивал меня, по какой

дороге я хочу вернуться. Я рассуждал, как бы посту-

пил Уоллес на моем месте, и поэтому неизменно от-

вечал, что пойду через кладбище. И могу с чистой со-

вестью сказать, что ни разу не поддался искушению

и не пошел другой дорогой, освещенной фонарями,

хотя сердце у меня билось от страха так сильно, что

готово было выскочить, когда я проходил под свода-

ми старого монастыря. Я бежал в темноте и свистел

для поддержания мужества, стараясь думать только о

том, как бы поступил Уоллес, если бы перед ним очу-

тился естественный или сверхъестественный враг.

Вообще нашим главным национальным героем был

Уоллес, так как он происходил из народа, и я в нем

черпал свое мужество. Для мальчика очень важно

иметь в душе такой идеал героя.

Когда я переехал в Америку, то даже почувствовал

некоторое огорчение, что на свете есть другая стра-

на, которая может утверждать, что у нее есть чем

гордиться. Но разве в Америке были Уоллес, Брюс

и Бёрнс? И такое чувство все-таки гнездится в душе

каждого шотландца, если он еще не порвал с роди-

ной. Только в более зрелые годы, когда расширяется

кругозор, начинаешь понимать, что у каждого наро-

да свои герои и свой романтизм, своя история и свои

великие деяния.

Лишь после многолетнего пребывания в Амери-

ке я понял, что эта страна не будет для меня одним

только временным местопребыванием. Мое сердце

все же оставалось в Шотландии.

Мой славный дядя Лодер, обучая нас, придавал

особое значение декламации, и мы с Додом часто по-

Эндрю Карнеги. История моей жизни

лучали несколько пенни, когда, выступая в бумажных

шлемах, с деревянными мечами за поясом, деклами-

ровали не только перед нашими школьными товари-

щами, но даже перед взрослыми слушателями.

Благодаря учебному методу моего дядюшки у

меня очень развивалась и укреплялась память. Он

заставлял нас учить наизусть любимые стихи и час-

то декламировать, поэтому я приобрел способность

необыкновенно быстро выучивать наизусть все, что

мне нравилось, и даже приводил этим в изумление

друзей. Конечно, я выучивал так же быстро и то, что

мне не нравилось, но зато так же быстро и забывал

это. Например, во время обучения я должен был еже-

дневно учить наизусть две строфы из одного псалма.

Мне это было очень не во вкусу, поэтому я не рас-

крывал псалом раньше, чем по дороге в школу, куда

я приходил минут через пять или шесть, если шел

медленно. И в этот промежуток я успевал выучить

то, что нужно, и так как псалмом надо было отвечать

на первом уроке, то я с успехом выдерживал это ис-

пытание. Но если бы мне пришлось через полчаса

после этого повторить псалом, я уже не мог бы этого

сделать.

Меня не очень мучили в школе религиозным уче-

нием. В то время как другие дети должны были учить

маленький катехизис, Дод и я были почему-то осво-

бождены от этой повинности. Все наши родственни-

ки, и Моррисоны, и Лодеры, придерживались очень

прогрессивных взглядов как в политической облас-

ти, так и в богословской, и, без сомнения, они мно-

гое оспаривали в катехизисе. Во всей нашей семье не

было ни одного ортодоксального пресвитерианца.

Мой отец, дядя и тетка Айткен, дядя Лодер, а также

дядя Карнеги были чужды догматике кальвинизма, а

позднее большинство моих родных увлекались уче-

Глава 1. Мои предки и детство в Шотландии

нием Сведенборга . Моя мать никогда не говорила

мне о религии. Она не ходила и в церковь. В то вре-

мя у нас не было прислуги, и мать исполняла всю ра-

боту в доме. Даже по воскресеньям она стряпала для

нас обед. Но она всегда охотно читала, и особенно

любила Чаннинга . Вообще она была удивительная

женщина.

Во времена моего детства все окружавшие меня

находились в состоянии сильнейшего возбуждения

в отношении как политических, так и религиозных

вопросов. Наряду с прогрессивными идеями, кото-

рые горячо пропагандировались в политике, с рас-

суждениями о необходимости отмены всяких при-

вилегий и утверждения равенства всех граждан, о

превосходстве республиканских взглядов я не раз

слышал споры по поводу разных богословских воп-

росов, и эти споры производили на мою восприим-

чивую детскую душу гораздо более сильное впечатле-

ние, чем это могли предположить мои родители. Я

знаю, что суровая догма кальвинизма тяготела надо

мной, как ужасный кошмар. Когда я сделался стар-

ше, то хранил как сокровище в своей душе рассказ

о том, что отец — это было вскоре после моего рож-

дения — покинул пресвитерианское богослужение,

когда услышал проповедь священника, говорившего

о вечных муках, ожидающих даже маленьких детей

по Божьему предопределению. Отец не мог вынес-

ти этого и сказал священнику: «Если ваша религия и

ваш Бог таковы, то я поищу себе лучшей религии и

более великодушного Бога». После этого он вышел

из пресвитерианской церкви и стал посещать дру-

Сведенборг Эмануэль (1688—1772) — шведский ученый-естест-

воиспытатель и теософ-мистик.

Чаннинг Уильям Эллери (1780—1842) — американский бого-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

перейти в каталог файлов


связь с админом