Главная страница
qrcode

Эндрю Карнеги - История моей жизни. Росспэн


НазваниеРосспэн
АнкорЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC
Дата08.01.2018
Размер1.85 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЭндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc
ТипКнига
#55073
страница9 из 38
Каталогid339733668

С этим файлом связано 1 файл(ов). Среди них: Производство полимерной террасной доски.docx, Эндрю Карнеги - История моей жизни.DOC.doc.
Показать все связанные файлы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   38


пать хорошо, из нас выйдут прекрасные люди и мы

заслужим всеобщее уважение. Ее вспышка была вы-

звана не тем, что предложенное занятие было унизи-

тельным для меня — нас уже с малых лет учили, что

праздность есть мать всех пороков, — а тем, что это

в ее глазах имело большое сходство с бродяжничес-

твом и потому не могло считаться почтенным ремес-

лом. Лучше уж умереть, чем согласиться на это! Да,

моя мать была способна скорее взять нас обоих за

руки и погибнуть вместе с нами, чем подвергнуть нас

в юном возрасте всем опасностям дурного общества.

Вспоминая эту старую историю, я могу лишь ска-

зать, что во всей стране не нашлось бы более гордой

семьи, чем наша. Каждый из нас был проникнут чувс-

твом чести, горячей любовью к независимости и са-

моуважением. Вальтер Скотт сказал, что у Бёрнса

были самые необыкновенные глаза, какие только он

видел когда-либо. То же я могу сказать о моей матери.

Все низкое, пошлое и грубое было ей чуждо, и при

таких родителях Том и я должны были стать честны-

ми людьми, поскольку и мой отец был благородным

человеком, которого все уважали и любили.

Вскоре после этого случая отец вынужден был

покориться обстоятельствам и, бросив свое ручное

ткацкое ремесло, поступить ткачом на хлопчатобу-

мажную фабрику одного старого шотландца, мисте-

ра Блэкстока, находившуюся там же, в Аллегани, где

мы жили. На эту же фабрику он определил и меня в

качестве мальчика для наматывания катушек. Я полу-

чал на этой первой должности, занятой мною, дол-

лар 20 центов в неделю.

Скотт Вальтер (1771—1832) — английский писатель, родом

шотландец.

Глава 2. В Америку. В Питсбурге. На катушечной фабрике

Жизнь наша была тяжела. Мы с отцом должны

были вставать зимой, когда было еще совсем темно,

завтракать и поспевать на фабрику еще до рассве-

та. Работа продолжалась до наступления темноты,

лишь с небольшим перерывом на обед. Часы тяну-

лись для меня необыкновенно медленно, и работа

не доставляла никакой радости. Но на душе у меня

становилось светлее, когда я думал о том, что рабо-

таю для семьи, для нашего дома. Много миллионов

я зарабатывал впоследствии, но ни один из них не

доставил мне такой радости, как первая заработная

плата, полученная за неделю. Я думал, что уже явля-

юсь подмогой для семьи, что сам зарабатываю и не

ложусь бременем на плечи родителей. Да, я хотел

помогать им, хотел удержать наше маленькое суде-

нышко на плаву.

Спустя некоторое время мистер Джон Хэй, кату-

шечный фабрикант в Аллегани, тоже старый шотлан-

дец, спросил меня, не хочу ли я поступить к нему на

фабрику. Я принял предложение, и мне была назначе-

на заработная плата в два доллара еженедельно. Но на

первых порах работа оказалась еще более утомитель-

ной, чем на прежнем месте. Мои обязанности заклю-

чались в том, чтобы обслуживать паровую машину и

топить котел в подвальном помещении катушечной

фабрики. Это было для меня чересчур трудно. Каждую

ночь я видел во сне, что измеряю давление пара и на-

хожусь в вечном страхе, что оно окажется или слиш-

ком слабым и вызовет жалобы рабочих, или слишком

сильным и приведет к взрыву котла.

Но для меня было делом чести не обнаруживать

перед родителями своих тревог. У них было доволь-

но собственных забот, и они мужественно несли

их. Я должен был стараться быть человеком и тоже

самостоятельно справляться со своими заботами.

Эндрю Карнеги. История моей жизни

Я был полон надежд на будущее и не переставал ду-

мать об улучшении своего положения. Мне было не

вполне ясно, в чем должно заключаться это улучше-

ние, но я был уверен, что оно наступит, если только

у меня хватит выдержки. Кроме того, я еще не вы-

шел из того возраста, когда беспрестанно спрашивал

себя, что сделал бы Уоллес на моем месте и как дол-

жен был бы поступить в подобном случае шотландец.

Одно было для меня несомненно: он не должен скла-

дывать оружие.

В один прекрасный день перемена действительно

наступила. Мистеру Хэю понадобилось переписать

несколько счетов. У него не было бухгалтера, а сам он

не отличался особенным искусством в каллиграфии.

Он спросил меня, какой у меня почерк, и попросил

написать несколько строк для пробы. Результат ока-

зался удовлетворительным, и с тех пор я всегда писал

ему счета. Кроме того, я был довольно силен в счете,

и скоро он убедился, что в его же интересах возло-

жить на меня другие обязанности, чем те, которые

лежали на мне до тех пор. Я думаю также, что им ру-

ководило еще и чувство симпатии к белокурому маль-

чику: у него было доброе сердце, он был шотландец,

и ему хотелось удалить меня от машины.

Теперь на меня была возложена обязанность сма-

чивать в масле готовые катушки. К счастью, эта про-

цедура производилась в особом помещении, и я рабо-

тал там один. Но вся моя энергия, которую я пускал в

ход, и все мое негодование на собственную слабость

не могли победить упрямства моего желудка. Запах

масла неизменно вызывал у меня приступы морской

болезни. В этом случае даже Уоллес и Брюс не могли

мне помочь. Но если благодаря этому обстоятельству

мой завтрак и обед пропадали, то с тем большим ап-

петитом я принимался за ужин. Тот, кто действитель-

Глава 2. В Америку. В Питсбурге. На катушечной фабрике

но научился чему-нибудь от Уоллеса и Брюса, никог-

да не сдастся, он скорее умрет.

Моя работа у мистера Хэя была для меня реши-

тельным шагом вперед. Он вел свои книги по сис-

теме простой бухгалтерии, и справляться с этим де-

лом для меня не составляло затруднений. Но когда я

узнал, что во всех больших фирмах введена двойная

бухгалтерия, я посоветовался со своими друзьями

Джоном Фиппсом, Томасом Миллером, Уильямом

Каули, и мы все решили поступить зимой на вечер-

ние курсы, чтобы изучить эту систему. Мы вчетвером

стали ходить к некоему мистеру Вильямсу и изучили

у него двойную бухгалтерию.

Однажды, в начале 1850 года, вернувшись вечером

домой, я услышал от родителей, что мистер Дэвид

Брукс, заведующий телеграфом, справлялся у моего

дяди Хогана, не знает ли он подходящего мальчика,

которому можно было бы поручить обязанности рас-

сыльного при телеграфе. Они оба были страстны-

ми игроками в шашки, и во время одной из партий

и возник этот важный вопрос. Так пустяки нередко

влекут за собой большие последствия. Иногда быва-

ет достаточно слова, взгляда, оттенка голоса, чтобы

повлиять на судьбу не только отдельного человека,

но и целых народов. Считать что-нибудь пустяками —

очень самонадеянно. Я не помню, кто был тот, кто на

совет не обращать внимания на мелочи ответил, что

он охотно последовал бы этому совету, если бы кто-

нибудь мог ему объяснить, что такое мелочи.

В ответ на вопрос мистера Брукса мой дядя назвал

меня и сказал, что он справится, согласен ли я занять

это место. Я живо помню семейный совет, который

собрался для обсуждения этого вопроса. Нечего го-

ворить, что я так и горел. Ни одна птица, запертая в

клетке, не могла томиться жаждой воли больше меня.

Эндрю Карнеги. История моей жизни

Мать разделяла мои желания, но отец был, по-види-

мому, другого мнения. Подобная работа будет мне не

по силам, говорил он, я еще слишком юн и слишком

мал. Меня могут среди ночи послать куда-нибудь с те-

леграммой, а это далеко не безопасно. Короче гово-

ря, отец считал, что мне следует оставаться на своем

месте. Но потом, посоветовавшись, как мне кажется,

предварительно с мистером Хэем, он отказался от

своих доводов и позволил мне в виде опыта пойти на

новую службу. Мистер Хэй был того мнения, что это

может принести мне пользу, и хотя это шло вразрез

с его интересами, советовал решиться и попытать

счастья. В том же случае, если бы работа оказалась

мне не по силам, он обещал снова взять меня на пре-

жнюю службу.

Итак, мне предстояло явиться к мистеру Бруксу.

Отец выразил желание сопровождать меня: мы ус-

ловились, что он дойдет со мной до угла Четвертой

улицы и Вуд-стрит, где помещался телеграф. Было

солнечное утро, и я увидел в этом хорошее предзна-

менование. От нашего дома в Аллегани-Сити до Пит-

сбурга пришлось пройти пешком около двух миль.

Когда мы дошли до телеграфной конторы, я попро-

сил отца подождать меня на улице. Я настаивал на

том, чтобы одному предстать перед великим чело-

веком и узнать из его уст свою судьбу. Причина мое-

го упрямства заключалась, может быть, в том, что я

в то время уже начинал чувствовать себя наполови-

ну американцем. В первое время пребывания в Аме-

рике мальчишки кричали мне вслед: «Шотландец!

Шотландец!», а я отвечал им: «Да, я шотландец! И

горжусь этим». Но с течением времени мой шотланд-

ский протяжный выговор и мои манеры более или

менее сгладились, и мне казалось, что лучше мне го-

ворить с мистером Бруксом один на один, чем в при-

Глава 2. В Америку. В Питсбурге. На катушечной фабрике

сутствии моего старого отца-шотландца, которому,

может быть, покажутся смешными мои манеры.

Исход наших переговоров оказался удачным. Я

счел нужным сообщить, что я еще плохо знаю Пит-

сбург, что работа, может быть, окажется для меня

слишком трудной, потому что я еще недостаточно

силен, но что тем не менее я готов попытаться. Мис-

тер Брукс спросил меня, когда я готов начать свою
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   38

перейти в каталог файлов


связь с админом