Главная страница

Руководство. Авторизированный перевод с английского кандидата психологических наук А. З. Шапиро


Скачать 1,47 Mb.
НазваниеРуководство. Авторизированный перевод с английского кандидата психологических наук А. З. Шапиро
Анкорstrukturirovannie_tehniki_terapii_sherman.doc
Дата23.06.2018
Размер1,47 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаstrukturirovannie_tehniki_terapii_sherman.doc
ТипРуководство
#45282
страница14 из 16
Каталогid44408367

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: strukturirovannie_tehniki_terapii_sherman.doc, Effektivnaya_terapia_posttravmaticheskogo_stressovogo.pdf, A_Lengle_Yavlyaetsya_li_lyubov_schastyem.pdf, Горбатова Е.А. - Теория и практика психологического тренинга (Пс и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
ГЛАВА 7: АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МОДЕЛИ
Введение
Наряду с тем, что существуют различные теории семейной терапии, имеются также разные подходы и средства, с помощью которых можно стимулировать и поддерживать позитивные изменения в поведении членов семьи. Такие подходы изобретаются с помощью манипуляции важными переменными психотерапевтического процесса. Одни из них становятся возможными благодаря применению новейших технологических средств, таких как видеомагнитофон, одностороннее зеркало, телефон, компютер, средства быстрой транспортировки. Другие создаются с помощью введения в семейную систему новых членов (как это, например, происходит в ко-терапии), создании группы из супружеских пар, группы из множества семей, группы "симулированных" семей, метасемейной группы (когда на сессию приглашаются родственники, друзья, сослуживцы и т.д. членов семьи). Сходным образом применяемая модель может требовать присутствия на сессии всех членов нуклеарной семьи или, наоборот, работу с семьей только через какого-то одного ее члена, или работу с постоянно изменяющимися субсистемами.

Мы имеем возможности изобретать новые терапевтические модальности также и при помощи варьирования временных рамок. Сессия может продолжаться строго 50 минут, ее длительность может быть гибкой, проводиться только в конце недели и т.д. Число сессий имеет возможность изменяться от единственной консультации до договора о фиксированном количестве встреч.

Место проведения психотерапевтических встреч также может изменяться под углом зрения их задач. Кроме психотерапевтического кабинета, сессии проводятся в доме у клиентов, в общественно-культурном центре, в школе, в конференц-зале, церкви, курортном готеле или лагере.

Деятельность на сессии может изменяться для того, чтобы создать специфический терапевтический климат. Обед с семьей, проведение времени с семьей в необычном для них месте, использование музыки, создающей определенный эмоциональный настрой, различные интересные виды деятельности, игры и драматизация - все это может здесь служить в качестве примеров.

Современный семейный терапевт имеет возможность использовать методы, фокусирующиеся на различных уровнях сознания - такие как медитация, гипноз, фантазия и метафоры.

Дополнительные переменные подобные паттернам общения, путям задействования клиентов, домашним заданиям также обсуждаются в этом контексте.

Данная глава может служить иллюстрацией тому как разнообразие психотерапевтических переменных используется для создания альтернативных моделей психотерапевтической работы с семьями и супружескими парами. Обсуждаются такие техники как видеомагнитофонный проигрыш, ко-терапия, домашние визиты, работа с симулированными семьями, семейно-терапевтический марафон, телефонные звонки во время сессии.

Само применение альтернативных подходов и техник, а также те преимущества, которые можно извлечь из них определяется той гибкостью, которую они предоставляют практику для удовлетворения потребностей работы с клиентами, решения их психологических трудностей и проблем. Креативный потенциал терапевта при этом увеличивается, поскольку она в данном случае не чувствует себя ограниченной тем или иным учебником. Проблемы применения альтернативных подходов, равно как и других техник, завязаны прежде всего на том, как приспособить ту или иную технику к специфической теоретической модели данного профессионала и к тому как терапевт понимает потребности клиентов.
7-54. КО-ТЕРАПИЯ
Обоснование
Ко-терапия - это одновременное участие в работе с клиентами двух или более психотерапевтов . С помощью данной техники можно значительно увеличить эффективность психотерапии с семьями и супружескими парами, так как предполагается, что взаимная поддержка профессионалов, более объективный взгляд на ситуацию в семье и диалог при обсуждении работы облегчает терапевтический процесс. К преимуществам ко-терапии относятся также возможность позитивного моделирования для семей и супружеских пар вариантов их выхода из трудных ситуаций. Каждый психотерапевт обращает внимание на разные аспекты внутрисемейного функционирования. Профессионалы помогают друг другу, что в частности предотвращает их затягивание в дисфункциональную семейную систему. Когда один застревает, вероятно у другого может появиться хорошая идея. Каждый из психотерапевтов имеет возможность предложить альтернативные пути выхода клиентов из трудной ситуации. При применении данной техники существуют также более широкие возможности формирования различного рода альянсов и границ с членами семьи. Терапевты кроме того могут обсуждать между собой ситуацию в данной семье, давая возможность клиентам побывать в роли наблюдателей, а также узнать какое впечатление они производят на других. Короче говоря ко-терапевты, могут поддерживать и взаимодополнять друг друга, что чрезвычайно важно в психотерапии вообще, и в семейной терапии в особенности.
Процедура
Эффективная ко-терапия - это гораздо больше, чем одновременное участие двух психотерапевтов на сессии. Они должны при этом еще и сотрудничать. Например, это особо актуально при примении парадоксальных техник. В то время как один работает с семьей, способствуя изменениям в семейной системе, другой высказывает вслух ту точку зрения, что время для изменений еще не наступило. В дополнение к этому, психотерапевты могут способствовать позитивным изменениям в семье, зеркально отражая внутрисемейные образцы поведения. Приведенные ниже примеры применения этого подхода взяты из работы Ханнум (Hannum,1980).
Примеры
Джон и Сью К. обратились за психологической помощью в связи с супружескими ссорами. Им обоим было немного за тридцать и они состояли в браке уже десять лет. У них было двое детей - семилетний сын и четырехлетняя дочь. Джон - довольно преуспевающий адвокат, работающий в местной адвокатской компании. Выйдя замуж, Сью на некоторое время прервала свое образование, но затем вернулась в местный университет для завершения работы над диссертацией. Проблема, с которой они пришли к терапевту, заключалась в ее неудовлетворенности браком. Во время описываемой здесь сессии супруги спорят о разделении обязанностей по воспитанию детей. Оба сердятся друг на друга и спор постоянно возвращается к одной и той же точке. Вначале подход двух терапевтов заключался в том, чтобы создать зеркальное отражение настроения пациентов. Они начали со следующей ролевой игры:

Терапевт 1: Послушай, Джон, у меня и так много дел, о которых я должна заботиться. Тебе придется пересмотреть твое расписание так, чтобы ты смог пойти на открытое занятие на семинаре у Тома. Ты ведь знаешь, что на этот раз профессор Джонс будет обсуждать именно его случай.

Терапевт 2: Я не смогу. В шесть часов я встречаюсь с Джимом по поводу случая Смита. Прости, Сью, но в этот раз я помочь не смогу.

Терапевт 1: Не так ли происходит каждый раз? Твоя работа всегда важнее моей.

Терапевт 2: Ну, моя работа позволяет нам платить по счетам. Терапевт 1: Я знала, что ты мне так ответишь. Ты всегда так

делаешь, когда не можешь придумать ничего получше. Посмотри, мы только злимся друг на друга, и это не может нас никуда привести. Неужели мы не можем попытаться придти к какому-то решению?

Терапевт 2: Ну, хорошо,.. я с этим согласен. Может быть, я могу немного изменить свое расписание. Я попрошу Джима встретиться со мной в восемь утра. Тогда я смогу уйти с работы в пять часов.

Терапевт 1: Хорошо, тогда у тебя будет более чем достаточно времени, чтобы добраться до того места, где проводится семинар.

Терапевт 2: Сью, было бы хорошо, если бы в будущем ты предупреждала меня заранее. Мне очень неудобно в последнюю минуту менять свои планы.

Терапевт 1: Это разумно. Если ты хочешь, может быть, мы составим расписание на следующую неделю сегодня вечером? У меня записаны все важные дела.

Терапевт 2: Поработаем над этим после ужина. (Пауза) Терапевт: (обращаясь к супружеской паре) Ну, а теперь смогли

бы вы вдвоем попытаться разрешить свою проблему? Во время описанной выше первой части сессии терапевты вначале

создали зеркальное отражение настроений своих клиентов. Это было сделано для образования альянсов. Однако в середине диалога терапевты изменили свою стратегию и показали пример совсем другого подхода к проблеме - попытки ее решения на основе сотрудничества. Когда супружеская пара продолжила свою дискуссию, они сразу же начали искать пути реального разрешения проблемы вместо того, чтобы пытаться выиграть очки во взаимной борьбе или спорить в том, кто является большей жертвой.

Ко-терапевты могут способствовать изменениям, блокируя внутрисемейное общение. Этот подход может использоваться в частности в том случае, если один из членов семьи вовлечен в другие отношения, вне нуклеарной семьи, тем самым мешая эффективному внутрисемейноу взаимодействию.

Следующий пример иллюстрирует это. Госпожа П., ее двенадцатилетняя дочь и бабушка с материнской

стороны приступили к семейной терапии из-за сложностей, с которыми дочь сталкивалась в школе. Во время первой встречи стало ясно, что бабушка была слишком тесно вовлечена в отношения с внучкой. Ко-терапевты, обсудив эту ситуацию, решили выбрать следующую стратегию. Терапевт 1 сказал бабушке: "Госпожа Л., сегодня я был бы благодарен, Вам если бы Вы поработали вместе со мной. В то время, когда Ваши дочь и внучка обсудят некоторые свои проблемы с доктором А. (терапевтом 2), Вы просто посидите здесь со мной, и мы будем слушать и наблюдать." Во время сессии, когда бабушка пыталась вмешаться в разговор, ей твердо сказали: "Помните, наша с вами работа заключается в том, чтобы слушать и наблюдать."

Этот союз с бабушкой, который приостановил ее вмешательство в усилия матери, направленные на то, чтобы справиться с дочерью, устраняет треугольник внутрисемейных отношений и создает иерархическую границу между поколениями. Бабушке отводится особое место в союзе с терапевтом 1, так что она не чувствует себя просто выброшенной из семьи. Теперь она является наблюдателем, имеющим особое задание. Вследствие этого маневра мать, дочь и терапевт 2 смогли прийти к совместному решению по поводу обсуждавшейся ими проблемы.
Использование
Ко-терапия может осуществляться во многих ситуациях. Часто она используется при работе с особенно большими семьями, а также в ходе групповой психотерапии с семьями и супружескими парами. Во всех этих случаях эффект моделирования может оказаться весьма полезным, особенно когда в роли ко-терапевтов выступают мужчина и женщина. Техника также широко используется в тренинговых центрах, где она служит учебным целям. Например, начинающий психотерапевт работает с ее супервизором или два новичка находятся под наблюдением одного супервизора.

Конечно здесь могут быть и недостатки. Главный из них - цена, которую необходимо платить за вовлеченность в процесс дополнителного профессионала. Также важно, чтобы оба ко-терапевта были в состоянии действительно взаимодействовать друг с другом(в том числе и с теоретическими ориентациями другого), а не, наоборот, мешать друг другу. Причем существенно, и это является необходимой составной чатью работы психотерапевта, заранее выделить время для обсуждения случая, как до сессии, так и непосредственно после нее. Ничего страшного, если иногда профессионалы на сессиях могут не соглашаться друг с другом и будут искренне и без излишних страхов показаться несовершенными, стремиться преодолеть свои различия, моделируя как это делается перед семьей, чтобы и они делали также при разрешении своих собственных конфликтов.

Другой вид ко-терапии состоит в том, что один из ко-терапевтов находится за односторонним зеркалом, взаимодействуя с коллегой, работающим с семьей, при помощи телефонных звонков, стуков в дверь и т.д. (см.разделы "Видеомагнитофонный проигрыш" и "Телефонные звонки в ходе сессии" в данной главе).
5-55. ВИДЕОМАГНИТОФОННЫЙ ПРОИГРЫШ
"О если б дар нам был бы дан хоть раз Себя увидеть так, как видят нас!"

( Роберт Бернс /перевод Б.А.Кукаркина/ )

Обоснование
Только сейчас стало возможно в полной мере реализовать эти бессмертные слова Роберта Бернса: видемагнитофон может оказаться полезным не только как средство для запоминания терапевтом и клиентами тех или иных событий, происходящих во время сессии, но и в качестве собственно-терапевтического инструмента. Предполагается, что если члены семьи и психотерапевт будут наблюдать на экране свое поведение, то это поможет как той, так и другой стороне. Психотерапевту может стать более ясно, что действительно происходит в семье, в частности, он лучше поймет роль каждого индивида в семейной системе. Кроме того видеомагнитофонный проигрыш может способствовать проявлению конфронтации в семье и ее наличие уже трудно будет кому-либо отрицать. Игроки имеют возможность с помощью видеомагнитофона вдруг стать наблюдателями собственного поведения и увидеть воочию, что сами делают. Могут обсуждаться, интерпретироваться, анализироваться и переигрываться отдельные части сессии, что особенно актуально в работе с теми семьями и супружескими парами, члены которых по-разному смотрят на мир, и различия эти довольно существенные.
Процедура
Данная процедура разработана Алгером (Alger,1976). Семье сообщается о том, что психотерапевт планирует записать

работу на видеомагнитофон, так как это поможет терапевтическому процессу. Указывается, что пленка не будет показана никому до тех пор, пока клиенты не дадут на этот счет своего письменного разрешения. Клиентам также дают некоторую информацию по поводу отличия телевизионных образов от того, что в действительности происходит в жизни, чтобы они не очень переживали от несоответствия представления о себе самом и того, что они увидят на телеэкране. Главное внимание при просмотре обращается на стили внутрисемейного взаимодействия. При этом важно, чтобы психотерапевт мог хорошо обращаться с видеотехникой. Видеомагнитофонные проигрыши могут осуществляться непосредственно после записи или же на следующей сессии. Психотерапевт либо сам выбирает куски для просмотра, либо полагается на мнение семьи.
Пример
Мистер и миссис А. проходили консультацию по поводу супружеских проблем. Они были женаты уже 8 лет и у них был шестилетний сын и трехлетняя дочка. Жена жаловалась на депрессию, в то время как муж полагал, что они жили бы гораздо счастливее, если бы она делала в точности, то что он ей говорит. В течении записанной на видеомагнитофон следующей сессии психотерапевт интервьюировала супругов по-поводу их проблем.

Терапевт(Т): Миссис А, Вы только что сказали, что Ваш муж ведет себя таким образом, как будто он Вас не уважает. Не могли бы Вы подробнее коснуться этого вопроса.

Мистер А: Я не имею понятия, почему ей пришло в голову сказать эту глупую и бессмысленную вещь.

Т: Мистер А, я задала вопрос Вашей жене. Дайте же ей возможность ответить.

Миссис А: Он совершенно не ценит то, что я говорю. Он никогда не спрашивает у меня совета, даже по-поводу домашних дел.

Мистер А: Тебе должно быть известно, почему так происходит. Я часто отсутствую дома. Я работаю. На мне держится дом. И я больше знаю о том, что происходит в мире и как он устроен.

Миссис А: Ты считаешь, что знаешь абсолютно все. Мистер А: Конечно. И кроме того, я просто пытаюсь заботиться о

тебе и детях, делаю для тебя только хорошее. Не знаю, что здесь может быть плохого. Если бы ты делала только то, что я тебе говорю, все было бы нормально/не понятно??????????????..../

Миссис А: Ненавижу, когда ты обращаешься со мной как с маленьким ребенком. Просто не выношу этого!

Мистер А: Послушай, ведь я должен заботиться о тебе, в этом - моя отвественность

Миссис А: Но ты ведь не мой отец, почему же ты ведешь себя как...

Мистер А: Все это ужасно. Ты произнесла самую глупую вещь из того, что по этому поводу можно сказать.
Терапевт дала возможность супругам просмотреть только что записанный на видемагнитофон эпизод. Ниже приведена запись последовавшего за просмотром обсуждения.
Т: Что вы думаете по-поводу только что увиденного? Миссис А: Неужели я действительно так выгляжу? Т: Имейте ввиду, что Ваш образ на экране не совсем

соответствует тому, как Вы выглядите в реальной жизни. На экране люди выглядят гораздо хуже, чем в жизни.

Миссис А: Надеюсь, что так. Мистер А: Я тоже выглядел довольно неуклюже. Т: Что же Вы думаете по-поводу только что увиденного? Мистер А: Я должен признать, что не знал раньше, что выгляжу

столь начальственно. Т: Почему начальственно? Мистер А: Я вмешивался в Вашу беседу с женой. И еще я заметил,

что говорю слишком громко. Т: Не так ли Вы разговариваете и дома? А что Вы можете сказать

относительно тех утверждений, которые вы делали? Мистер А: Здесь тоже были проколы. Я называл ее замечания

глупыми. Миссис А: Да,ты делал именно так. Держу пари ты не отдаешь

себе отчет в том, насколько часто ты так поступаешь. Кроме того, заметил ли ты, что ты на меня совсем не смотрел, когда говорил? Ты смотрел на доктора Б., а не на меня.


Т: Миссис А, а что Вы можете сказать по-поводу того, куда вы смотрели. Смотрели ли Вы на Вашего мужа, когда говорили?

Миссис А: Я не смотрела ни на кого. Именно так. Я сидела, уставившись в пол.

Т: Что Вы думаете о том, что все это значит? Миссис А: Я просто скукоживаюсь, когда он так со мной

разговаривает. Я вела себя просто как ребенок, но именно такой я себя чувствую всегда, когда он на меня орет.
В этом случае просмотр только что сделанной на сессии видеомагнитофонной записи оказался особенно уместным в прояснении того поведения, существование которого отрицается одним из членов супружеской пары. Прогресс мужа в отношении признания им права жены высказывать свое мнение очевиден. Кроме того, жена сделала весьма важные наблюдения о вкладе ее собственного поведения в то, как ее муж с ней обращается.
Использование
Видеомагнитофонный проигрыш может использоваться везде, где это доступно в техническом плане. Использование техники не должно быть ограничено взрослыми клиентами, она может с успехом применяться и с детьми, особенно с подростками.
7-56. ТЕЛЕФОННЫЕ ЗВОНКИ ВО ВРЕМЯ СЕССИИ
Обоснование
Использование телефона на психотерапевтических сессиях с семьей впервые было описано Копперсмитом (Coppersmith,1980). Первоначально телефонные звонки терапевту во время сессии использовались для того, чтобы осуществлять непосредственное супевизорство его работой. Вместе с тем телефонные звонки могут иметь и полезные в собственно-терапевтическом смысле функции: включать в терапевтическую систему новых членов, в том числе и наблюдателей за односторонним зеркалом; или же членов семьи, которые в этот момент находятся в другом месте; способствовать изменению плана деятельности терапевта; введению в контекст сессии нового содержания; звонки могут обратить внимание терапевта на то, что она возможно упустила (часто наблюдатели-профессионалы могут заметить больше, наблюдая со стороны, по сравнению с непосредственно вовлеченным в работу с семьей их коллегой), они также имеют возможность вызвать любопытство у клиентов, помочь клиентам и терапевту отвлечься навремя от текущего обсуждения и взглянуть на проблему с другой стороны, способствовать переструктуированию семейной системы, прояснить границы и организацию семеных субсистем, облегчить установление альянсов и давать возможность наблюдателям принимать сторону различных членов семьи и т.д. Звонки также могут использоваться для помощи психотерапевту в присоединении к семье.
Процедура
Копперсмит обсуждает три различных типа стратегических телефонных звонков. Первый - звонок психотерапевту от супервизора или какого-то другого члена семейно-терапевтической команды, который производится из комнаты за односторонним зеркалом. Его целью может быть стремление придать работе новое направление - наблюдатели могут чувствовать, что психотерапевт не касается,

хотя должен, очень важного вопроса. Команда может также передать психотерапевту свое разочарование по-поводу настроенности на серьезную работу семьи или того прогресса, который ею достигнут. Это дает возможность психотерапевту занять позицию, противоположную команде наблюдателей, надеясь при этом на поддержку семьи.

Второй тип телефонного звонка - от члена команды наблюдателей непосредственно какому-нибудь члену семьи. Результат, как и в первом типе, может быть самым неожиданным, так как звонок разбивает устоявшуюся на сессии атмосферу, внося в нее новые элементы. Кроме того, телефонный звонок попадает в фокус обсуждения на сессии, и это может быть особенно полезно тогда, когда психотерапевт пытается включить в дискуссию члена семьи, занявшего позицию аутсайдера.

Третий тип звонка - от члена семьи, который ранее покидает психотерапевтический кабинет и присоединяется к наблюдателям за односторонним зеркалом. Его звонок и разговор со своим родственником также изменяет атмосферу на сессии и перефокусирует внимание клиентов.
Примеры
Следующие два примера описаны в работе Копперсмита (Coppersmith,1980).

Муж, жена и их двое детей проходили семейную терапию. В фокусе работы оказалось отклоняющееся поведение дочери. Казалось, что на сына семья не обращает совсем никакого внимания. С другой стороны, самый младший член семьи не очень то хотел участвовать в психотерапевтическом процессе. Во время одной из сессий, беседуя с родителями, терапевт занял сына рисованием, Сразу же после того, как он начал выполнять это задание, один из членов терапевтической команды позвонил мальчику по телефону и похвалил его за работу. Звонок вызвал любопытство у других членов семьи, они стали его расспрашивать кто это ему звонил, и ответы мальчика стали началом его вербальной вовлеченности в работу на сессии. За этим последовало уменьшение дистанции между мальчиком и его родителями, а также уменьшение слишком сильной включенности родителей в жизнь дочери.
Следующий пример демонстрирует телефонное общение между психотерапевтом и супервизором. Во время работы психотерапевт столкнулась с большим сопротивлением семьи. Домашние задания постоянно игнорировались. Супервизор позвонил психотерапевту и спросил, хочет ли семья работать, и имеет ли смысл тратить на нее время - точка зрения супервизора состояла в том, что не стоит. Психотерапевт передала сказанное супервизором семье и прибавила, что она с ней не согласна, достаточно хорошо знает семью и считает, что работа с данной семьей рано или поздно принесет пользу. Семья объединилась вокруг психотерапевта и работа пошла более интенсивно.
Использование
Описанная техника эффективнее всего используется тогда, когда работает команда семейных терапевтов. Она подходит ко всем индивидам, за исключением совсем маленьких детей. Техника особенно полезна для реструктуирования семейной системы. Телефонные звонки могут прояснить границы и организацию субсистем, облегчить формирование альянсов. То, что члены команды могут занять позицию отличную от позицию работающего с семьей психотерапевта, создает парадоксальную двойную связь. И неважно, что конкретно они делают, они должны с кем-то кооперироваться. Звонки могут также использоваться для облегчения усилий терапевта по присоединению к семье.

Техника может применяться в рамках самых различных теоретических ориентаций, хотя вероятно наибольший интерес она привлечет семейных терапевтов структурального и стратегического направлений.

Телефонные звонки могут также использоваться для того, чтобы включить в процесс отсутствующего члена семьи, связавшись с ним по телефону, а также способствовать немедленному изменению в поведении клиента. Например, прямо из кабинета психотерапевта и при поддержке присутствующих, стеснительный член семьи договаривается об интервью по приему на работу, или кто-то "здесь и теперь" звонит родственникам и решает с ними наболевшие проблемы.
7-57. ДОМАШНИЕ ВИЗИТЫ
Обоснование
Терапевту будет легче понять функционирование семьи, если она будет иметь, хотя бы изредка, возможность наблюдать своих клиентов в их домашнем окружении, более естественном для них, чем терапевтический кабинет. Домашние визиты могут способствовать включению в терапевтический процесс всех членов семьи. Возможно также, что позитивные изменения в поведении, полученные в ходе психотерапевтического процесса могут в этом случае оказаться более адекватными семейной реальности, и тем самым существует большая вероятность того, что они будут сохранены после окончания терапии.
Процедура
После того, как психотерапевт информирует семью о своем желании посетить их дома, устанавливаются приемлемые временные рамки для такого визита. Психотерапевт подчеркивает при этом, что такое посещение - не общественное мероприятие и не является исследованием, но представляет собой часть психотерапевтического процесса. Терапевту необходимо с самого начала кооперироваться с семьей, также должна уважаться семейная "приватность". Ни о каких неожиданных визитах не может быть и речи. Решение о том, сколько таких визитов необходимо в каждом конкретном случае принимается психотерапевтом. Большинство психотерапевтов включают один домашний визит в план терапии, но те специалисты, которые работают по программам, финансируемым государством или локальными сообществами, осуществляют посещение клиентов на дому гораздо чаще. Во время таких визитов семья и психотерапевт могут просто разговаривать, или же играть, выполнять другие упражнения из "терапевтического сундучка". В любом случае цель домашних визитов состоит в оценке функционирования семьи и помощи ее членам в том, чтобы их поведение стало более функциональным. Присоединению к семье способствует заинтересованное знакомство психотеравпевта с предметами, являющимися семейными реликвиями, фотографиями и т.д., особенно, если визит - первая встреча с семьей.
Пример
30-летняя миссис Б. обратилась к семейному консультанту по поводу трудностей, которые ее сын, 11-летний Тодд испытывал в школе. Она чувствовала большую напряженность и часто выходила из себя. Кроме того миссис Б. глубоко переживала свою несостоятельность и поведение ее сына служило для нее подтверждением этому ощущению. Консультант предложила провести следующую сессию в доме миссис Б. и та согласилась с этим предложением. Они условились о приемлемом времени для такого визита. Хотя миссис Б. описала свои домашние условия как весьма приемлемые, терапевт отметила, что они довольно убогие. Здание оказалось в плохом состоянии и там было большое число пустых квартир. Несмотря на это, сама квартира миссис Б. была в безукоризненном состоянии. Мебель была старая, но было очевидно, что за ней тщательно ухаживали. В гостиной была установлена ширма - и за ней располагалась постель для Тодда. В ходе предыдущих психотерапевтических встреч миссис Б. описывала свою мать как больного человека, но в ходе домашнего визита психотерапевт поняла, что она была больна хроническим диабетом и недавно у нее ампутировали ногу. Как только вся семья собралась в гостиной стало очевидно, что бабушке с материнской стороны принадлежит власть в доме, она находится в центре всех семейных событий и именно ее слушается Тодд. С точки зрения ее дочери, она - очень авторитарна. Со времени ампутации ее ноги бабушка ограничила свою активность границами квартиры, у нее не было друзей и она полагалась на сына и дочку буквально во всем. До ампутации ноги она была вполне самодостаточна: работала и содержала собственную квартиру в идеальном порядке.

Информация, полученная во время домашнего визита в семью Б., оказалась для терапевта весьма ценной. Терапевт стало теперь ясно, что в действительности происходит в семье - об этом в терапевтическом кабинете совсем не говорилось, а сейчас вышло на поверхность - стало очевидно, с какими сложностями приходится ежедневно иметь дело матери и сыну. Проблема состояла в том - является ли этот дом в действительности их домом - кроме того жилищные условия являлись неприемлемыми. Консультанту стало ясно, что миссис Б. имела право на бесплатное жилье, но она оказалась безуспешной в "пробивании" его. Помочь ей в этом оказалось очень необходимо. Кроме того стало ясно, что помощь должна обеспечиваться в терминах бабушки, т.е. так, как именно она считала правильным. Важность определения стратегий расширения возможностей деятельности бабушки также служило предметом обсуждения.

Домашние визиты кроме того служат определению "неидентифицированной силы" в семейной системе. Несмотря на все болевые точки и напряжения, существующие в данной семье, миссис Б. продолжает активно заботиться о своих ближних, продолжает поддерживать чистоту и порядок в доме среди по сути дела ненормальных условий существования. Она устроила квартиру таким образом, чтобы ее сын мог уединиться - она считала это важным для его здорового развития. Определение данных позитивных моментов в жизни семьи оказалось очень существенным для дальнейшего хода терапевтического процесса.
Использование
Хотя большинство описаний домашних визитов, имеющихся в литературе, относятся к работе с семьями бедных, где актуальна кризисная интервенция, нет никаких серьезных оснований для того, чтобы такие визиты ограничивались именно этой категорией населения. Вместе с тем домашние визиты наиболее эффективны в тех случаях, когда члены семьи либо не хотят, либо не могут придти в кабинет психотерапевта, или же когда психотерапевт замечает большие различия между тем, что говорится членами семьи и той реальной ситуацией, в которой они находятся.
7-58. СЕМЕЙНО-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ МАРАФОН
Обоснование
Данная техника описана Бреслоу и Хроном (Breslow, Hron, 1977) и предназначена для использования при работе с теми семьями, которые не могут обратиться за помощью к семейному терапевту, так как живут на значительном расстоянии от того места, где ведется прием, сопротивляются регулярным встречам или считают, что их служебное или школьное расписание входит в противоречие со временем, которое можно было бы уделить психотерапевтическому процессу. Наиболее важным здесь выступает то обстоятельство, что семейно-терапевтический марафон предполагает гибкость во взгляде на традиционные сессии длиной в один час.

Кроме вопроса о "договоренности", который лежит в основе этой техники, главная цель семейно-терапевтического марафона связана с психодинамикой, существующей в данной конкретной семье. Беседа длится в пределах от трех до семи часов и направлена на укрепление семейной жизни, предотвращение разрушения семейной структуры, обеспечение позитивных изменений в семье. Можно сказать, что сама проблема, а не время, отпущенное психотерапевтом на ее обсуждение, определяет продолжительность сессии, хотя значительный период проведенный семьей вместе в благоприятной для их роста терапевтической обстановке увеличивает интенсивность происходящего на сессии процесса и облегчает "прорывы" семьи в более функциональное состояние.
Процедура
Психотерапевт должен самостоятельно оценить, когда удобно использовать данную технику, и прежде всего как определить временные параметры работы. Необходимость в данном виде работы и кто должен в ней участвовать затем обсуждается с семьей и в ходе такого обсуждения достигается договоренность по-поводу проведения семейно-терапевтического марафона.

Бреслоу и Хрон (там же) предлагают, что до того, как использовать данную технику желательно провести сессии традиционной продолжительности для всестороннего изучения потребностей семьи и той ситуации, в которой она оказалась к настоящему моменту. Эти авторы также предупреждают о том, что технику вероятно нельзя применять, если семья еще не установила доверительных взаимоотншений с психотерапевтом или если они приспосабливаются к новой ситуации в их жизни - например, оплакивают смерть дорогого для них человека. Семьи с чрезмерно интенсивными эмоциональными взаимоотношениями на длинных сессиях будут подвергаться слишком большому испытанию, а маленькие дети могут устать или стать очень беспокойными.

Психотерапевт прелагает семье несколько промежутков времени, удобных для нее. Если для встречи требуется больше, чем три часа и на нее приглашаются члены семьи, живущие на значительном расстоянии от места проведения сессии, конец недели может оказаться наиболее удобным временем для ее проведения. Встреча должна быть назначена достаточно поздно для того, чтобы, тем кому необходимо долгое время добираться к месту ее проведения, могли иметь в запасе хотя бы час. Один или несколько членов семьи должны взять на себя ответственность за присутствие дополнительно приглашенных на марафон людей. Этому человеку возможно необходимо заранее вместе с психотерапевтом отработать процедуру и стратегию того, как сделать так, чтобы эти люди действительно пришли.

На семейно-терапевтическом марафоне могут применяться различные психотехники, находящиеся в соответствии с той теорией, приверженцем которой является данный профессионал и которые можно использовать для диагностики именно в ситуации марафона (например - беседа, ролевые игры, структурные ходы, семейная скульптура). Вместе с тем рекомендуется применять разные техники и не ограничиваться какой-нибудь одной.
Пример
Приведенный ниже случай взят из работы Бреслоу и Хрона (Breslow, Hron, 1977).

Супруги мистер и миссис Л. обратились за помощью к психотерапевту. Каждый в прошлом потерял супруга. Диагностика показала, что супружеская пара функционировала в рамках чрезвычайно ригидной системы взаимоотношений. Каждый верил в то, что если другой изменится, все их проблемы будут решены. Эти проекции продолжались даже после третьей сессии продолжительностью в один час. Марафон был назначен для того, чтобы установить контракт в рамках которого каждый взял бы на себя ответственность за свое собственное поведение. В течении марафонской сессии оказалось, что взаимодействие между супругами практически прекратилось после того как каждый потребовал от другого изменений. Не наблюдалось никаких обычных споров, которые, как можно было ожидать, могли бы последовать за подобными требованиями. Каждый отступал с чувством неудовлетворенности из-за того, что не был другим услышан. Казалось, что семья функционировала под влиянием "следующего мифа": в хорошем браке не бывает конфликтов. Когда им была предъявлена данная информация, супружеская пара приоткрыла свои страхи по поводу того, что споры могут привести к разводу. Это высветило тяжелые чувства потери и одиночества, которые каждый из них испытывал в связи со смертью своего бывшего супруга.

Осознав такую свою связанность, супружеская пара начала исследовать угнетающие их страхи. Каждый из супругов взял на себя ответственность за его/ее поведение и их взаимодействие друг с другом стало более эффективным.

В рамках семейно-терапевтического марафона у супружеской пары оказалось достаточно времени для того, чтобы найти противоречие в отношениях друг с другом и плодотворно поработать над ним.
Использование
Семейно-терапевтический марафон может быть использован при работе с:

1. крайне закрытыми семьями, у которых имеется множество защит;

2. семьями, сопротивляющихся изменениям; 3. семьями, которые после начала встреч с психотерапевтом

зашли в своих взаимоотношениях в тупик; 4. семьями, у которых имеется страх изменений; 5. семьями, которые испытывают на сессиях трудности в

гармоничном соединении интеллекта и эмоций; 6. семьями, которые выражают потребность закрыть прения по

какому-то конкретному вопросу; 7. семьями, испытывающих трудности когда им необходимо

собраться вместе, свободное время членов которых не совпадает и которые живут далеко друг от друга;

8. семьями, имеющих тенденцию к повторению дисфункциональных паттернов взаимодействия в рамках обычной семейно-терапевтической ситуации;

9. расширенными семьями, которым трудно собраться вместе более чем на одну сессию.
7-59. СУРРОГАТНАЯ СЕМЕЙНАЯ ГРУППА
Обоснование
Суррогатная семейная группа представляет собой относительно новый подход к групповой психотерапии, источниками которого является групповая психотерапия и система психологической помощи семье в рамках локальных социальных сообществ. Техника предложена и разработана Лифтоном, Тавантзисом и Муней (Lifton, Tavantzis, Mooney, 1979). Она подчеркивает большой вклад индивидуальных различий в функционирование группы, которая включает в себя, детей, пожилых людей, семей с одним родителем и подростков. Данная группа отражает популяцию, которую можно наблюдать в реальной действительности.

Целью таким образом искусственно созданной психотерапевтом расширенной семьи является обеспечение поддержки, приобретение опыта и моделирование таких внутрисемейных взаимоотношений, какие складываются в традиционной семье. Те индивиды, которые в силу тех или иных причин были лишены возможности взаимодействия с их расширенными семьями могут особенно много получить от участия в таких группах. Среди источников возникновения подобных социально-психологических движений - рост числа семей с одним родителем, современная миграция семей и неспособность отдельных расширенных семей обеспечить необходимую поддержку для их конкретных членов.

Если в семье отсутствуют один или оба родителя, или же дяди, тети, бабушки и дедушки не принимают адекватного участия в семейной жизни, то дети не получают доступа к ролевым половозрастным моделям поведения, которые обычно обеспечивают эти конкретные взрослые члены семьи и таким образом не имеют возможности "пере-живать", наблюдая и участвуя в жизни других, проблемы, стоящие перед человеком на разных возрастных этапах его жизненного цикла. Такие дети нуждаются в поддержке и помощи особенно в критические возрастные периоды своего развития, например, они часто проявляют симптоматическое поведение в школе, которое невозможно понять вне рассмотрения их семейной ситуации. Иногда для психотерапевта необходимо создать суррогатные семейные группы для нетипичных семей, которые в состоянии были бы функционировать в качестве заменителей расширенных семей(там же).

Кларк (Clark,1974) и Крейн (Crane,1974) приводят обзор деятельности религиозных организаций по созданию суррогатных семейных групп, поддержки в них одиноких людей, признания самодостаточности их эмоциональных и духовных потребностей. В качестве примеров таких групп можно привести группы для пожилых людей и группы "родительство без партнерства". Движение Хавура(Havura) в рамках иудаизма объединяет одиноких людей, стариков и неродственные им семьи в непрерывно функционирующие группы друзей, которые проводят вместе праздники, другие социальные мероприятия, делят горе, радость, преодолевают болезни, изучают вместе какой-то предмет (например, второй язык) и т.д.

Описанная модель Суррогатной семейной группы существенным образом отличается от всего, что было предсталено ранее в этой книге - здесь терапевтическая группа организовывается семейным терапевтом для помощи конкретным индивидам, которые могут рассматривать ее в качестве своей расширенной семьи. Психотерапевт в данной группе является лидером и использует свои профессиональные навыки для того, чтобы помочь группе в преодолении проблем, связанных с ее организацией, общением, прохождением участников через различные стадии жизненного цикла и существующих в данный конкретный момент симптомов и дисфункционального поведения ее членов.

Суррогатная семейная группа является сообществом, в деятельности которого индивид может участвовать, творить, делиться с другими трудностями и радостями своей жизненной ситуации, радоваться, жить и умирать. Включенность в такого рода социальный институт может оказаться полезным в удовлетворении потребностей личности в вечности и бесконечности, приобретения ею утраченного смысла жизни. Это еще один способ достижения бессмертия (Woodward, 1978) через признание самоценности человеческой личности в череде следующих друг за другом поколений, что хорошо отражено в высказывании Гилейла: "Если я не для себя, кто будет за меня? Если же я забочусь только о себе, то кто же я". Суррогатная семейная группа стимулирует развитие как индивидуальности, так и чувства ее принадлежности к группе, включая заботу и интерес по отношению к другим.

Организация подобной группы требует огромное количество времени и усилий только для того, чтобы собрать необходимых ее адекватного функционирования участников. Метод больше подходит для работы семейного терапевта в локальном социальном сообществе или школе, чем для частнопрактикующего профессионала.
Процедура
Психотерапевт отбирает несколько индивидов и/или изолированных частей семейной систем, для которых суррогатная семейная группа могла бы быть полезной. Отобранные кандидаты интервьируются на предмет соответствия целям группы в терминах желания участвовать в ней, необходимой общности культурных традиций в их собственных семьях и во вновь создаваемой семейной группе, близости интересов, а также наличия достаточных индивидуальных и внутригрупповых различий, которые могли бы обеспечить взаимодополнительность участников группы по отношению к возрасту, полу, потребностям, интересам и целям. Эти индивиды составят ядро новой "семьи". Кроме того в группу могут включаться члены соответствующей большой социальной группы, где проводится работа, если необходимо достичь определенного внутригруппового баланса. Поиск потенциальных участников суррогатной группы может осуществляться среди семей, которым ранее помогала данный семейный терапевт, в религиозных общинах, через объявления в местных органах массовой информации, на родительских собраниях в школе, через школьных психологов и курсы по семейной педагогике.

Психотерапевт использует средства групповой динамики для помощи в организации группы, что включает в себя:

1. Знакомство членов группы между собой, помощь в определении места каждого индивида внутри группы, налаживании взаимоотношений индивида и группы в целом;

2. Совместные решения о внутригрупповых правилах и целях; 3. Присоединение к групповой деятельности компонентов,

традиционных для функционирования расширенных семей - таких как ритуалы (дни рождения, юбилеи, праздники), оценка и распределение ресурсов, распределение труда, развитие эффективных образцов общения, поиск удобного для каждого члена группы времени для встреч и т.д.;

4. Введение первоначальной процедуры внутригрупповых переговоров по поводу различных точек зрения и принятия решений, уважения мнений и потребностей меньшинства, отдельных индивидумов; участие в претворении принятых решений в действительность.

Лидер берет на себя ответственность за развитии данной группы как поддерживающей своих членов (Rueveni, 1979), проводя интервенции, которые фокусируются скорее на группе в целом, чем на ее отдельных членах. Собственно-терапевтическое измерение в работе лидера начинается с принятия и поддержки самоценности каждого участника группы. Для подкрепления внутригрупповой сплоченности лидер обращает внимание на общее настроение и чувства членов группы. Она также обучает группу позитивным подходам к разрешению конфронтаций, облегчает процесс принятия решения относительно опозданий и конфиденциальности, и при этом всегда отдает себе отчет о вкладе производимых интервенций в функционирование системы в целом и ее отдельных подсистем.

Как только группа уславливается по поводу ограничений в своей работе и достигнут определенный уровень внутригрупповой сплоченности, создается специфический внутригрупповой климат, отражающий как историю данной группы, так и специфику составляющих ее субкультур. При этом поддерживаются индивидуальные различия и стимулируется общение между членами вновь созданной "семьи". Анализируется также влияние прошлого опыта на актуальное поведение участников группы.

Самораскрытие, доверие, и желание взаимодействовать с другими вносят свой вклад в развитие адекватного уровня внутригрупповой сплоченности. Это помогает членам группы определить источники стресса, они могут позитивно вмешиваться в критические моменты жизни друг друга - в такие как болезни и экономические трудности.

Собственно-терапевтическое измерение включает в себя развитие эмоциональной поддержки членами группы друг друга, обучение людей ценности обратной связи, которую они могут здесь иметь, заострение внимания на тех преимуществах, которые люди приобретают, включаясь в работу суррогатной семейной группы, и вообще являясь членами любой большой семьи.

Трудной задачей является помощь членам семьи в позитивной оценке их вновь приобретенного культурного наследия. Кроме того следует иметь ввиду, что абсолютная преданность любой социальной группе сопровождается некоторой потерей индивидуальной автономии - и суррогатная семейная группа в этом отношении не составляет исключения. В число многочисленных трудных обязательств, связанных с функционированием суррогатной семейной группы входит позитивное принятие специфики эмоциональности друг друга, совместные обсуждения важных вопросов и риск самопредъявлений в присутствии "странной новой семьи".

В качестве теоретической основы при использовании данной техники психотерапевт может взять любую теорию семейной терапии, эффективную для работы с расширенными семейными системами, включающими в себя несколько поколений.
Использование
Одинокий или изолированный индивид, а также неполная семья могут быть включены в более широкую систему, которая обеспечивает более широкие возможности для их роста, помогая увеличить чувство сопричастности, самоценности личности, и таким образом преодолевая отчуждение. В суррогатной семейной группе имеются дополнительные возможности для поддержки, моделирования, идентификации и дифференциации ее членов. Кроме того, совместные ресурсы позволяют группе в целом достичь целей, которые были бы нереальны для любой из составляющих ее подсистем.
Данная книга по сути дела представляет собой обзор современного состояния той области искусства, науки и ремесла которое носит название "семейная терапия", области знания, движущейся в определенных направлениях.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

перейти в каталог файлов
связь с админом