Главная страница

Русская цивилизация Русская цивилизация


Скачать 8,69 Mb.
НазваниеРусская цивилизация Русская цивилизация
АнкорLeontyev_K_N_Slavyanofilstvo_i_gryaduschie_sudby_Rossii_Russkaya_tsivilizatsia__2010.pdf
Дата18.10.2017
Размер8,69 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаLeontyev_K_N_Slavyanofilstvo_i_gryaduschie_sudby_Rossii_Russkaya
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#30214
страница1 из 69
Каталогid4035266

С этим файлом связано 27 файл(ов). Среди них: Mif_pro_6_000_000.pdf, Mif_o_6_000_000.pdf, Gumilyov_Lev_-_Drevnyaya_Rus_i_Velikaya_step.pdf, Kozhinov_V_V_-_Grekh_i_svyatost_russkoy_istorii_-2006.pdf, uchebniki_tsarskikh_ofitserov.pdf и ещё 17 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69
Русская цивилизация Русская цивилизация
Серия самых выдающихся книг великих русских мыслителей, отражающих главные вехи в развитии русского национального мировоззрения:
Св. митр. Иларион Св. Нил Сорский Св. Иосиф Волоцкий Иван Грозный Домострой
Посошков И. Т.
Ломоносов М. В.
Болотов А. Т.
Пушкин А. С.
Гоголь Н. В.
Тютчев Ф. И.
Св. Серафим Саровский Муравьев А. Н.
Киреевский И. В.
Хомяков А. С.
Аксаков И. С.
Аксаков К. С.
Самарин Ю. Ф.
Валуев Д. А.
Черкасский В. А.
Гильфердинг А. Ф.
Кошелев А. И.
Кавелин К. Д.
Лешков В. Н.
Погодин М. П.
Беляев И. Д.
Филиппов Т. И.
Гиляров-Платонов Н. П.
Страхов Н. Н.
Данилевский Н. Я.
Достоевский Ф. М.
Одоевский В. Ф.
Григорьев А. А.
Мещерский В. П.
Катков МН.
Леонтьев КН. Победоносцев К. П. Фадеев Р. А.
Киреев А. А.
Черняев МГ.
Ламанский В. И.
Астафьев П. Е.
Св. Иоанн Кронштадтский
Архиеп. Никон
(Рождественский)
Тихомиров Л. А. Соловьев В. С.
Бердяев НА.
Булгаков C. Н. Хомяков Д. А.
Шарапов С. Ф.
Щербатов А. Г. Розанов В. В.
Флоровский Г. В. Ильин И. А.
Нилус С. А.
Меньшиков М. О. Митр. Антоний Хра- повицкий
Поселянин Е. Н.
Солоневич И. Л.
Св. архиеп. Иларион
(Троицкий)
Башилов Б.
Концевич И. М.
Зеньковский В. В.
Митр. Иоанн (Снычев)
Белов В. И.
Лобанов М. П.
Распутин В. Г.
Шафаревич И. Р
славянофильство и гРядущие судьбы
России
константин леонтьев
Москва
институт русской цивилизации

Леонтьев К. Н.Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост, вступит. ст, указ. имени коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М Институт русской цивилизации,
2010. — 1232 с.
В книге представлены главные труды великого русского мыслителя и писателя Константина Николаевича Леонтьева (1831—
1891). Во многих своих духовных прозрениях он шел параллельно славянофилами Н. Я. Данилевскому. В современной западноевропейской культуре с господствующими мещанством и посредственностью Леонтьев видел огромную опасность для России и мира. Европа грозит заразить весь мир «либерально-эгалитарным прогрессом, за ширмой которого христианскими народами управляют самые зловещие антихристианские силы мирового зла. Россия как опора христианской цивилизации может противопоставить Европе свою традиционную духовную культуру, имевшую, по мнению Ле- онтьева, византийские корни. Византийский культурный тип вполне определен византизм в государстве значит самодержавие, в религии Православие, в нравственном мире — наклонность к разочарованию во всем земном, в счастье, в способности человека в полном нравственном совершенстве. Таков культурно-исторический тип России, подлежащий охранению. Только сильная императорская власть способна спасти Россию от агрессивного натиска Европы. Православие является краеугольным камнем охранения Отечества.
Леонтьев призывал крепить силу и дисциплину национального духа для утверждения ценностей великой русской цивилизации, бороться за укрепление византийских начал в жизни России Институт русской цивилизации, 2010.
ISBN 978-5-902725-48-0

5
ПРЕДислОвиЕ
Константин Николаевич Леонтьев родился 13 января
1831 года в родовом имении отца � селе Кудиново �ещов�
года в родовом имении отца � селе Кудиново �ещов�
года в родовом имении отца � селе Кудиново �ещов�
ского уезда Калужской губернии, а умер 12 ноября 1891 года в
Сергиевом Посаде (четырьмя месяцами ранее приняв постриг под именем Климента) и погребен в Гефсиманском скиту
Троице�Сергиевой лавры возле храма Черниговской Божией
�атери. В его бренном теле, сызмальства иссу�енном неду�
его бренном теле, сызмальства иссу�енном неду�
его бренном теле, сызмальства иссу�енном недугами, клокотали смерчи энергии такой силы, которые дали возможность за отпущенный срок бытия весть десятков лет прожить несколько жизней.
Константин Леонтьев � студент-медик �осковского университета (1849�1854), сочиняв�ий комедии и повести, понравив�иеся даже самому И. С. Тургеневу, заявив�ему: У Вас боль�ой талант батальонный лекарь
(1854�1857)
Белевского егерского полка, усердием своим добив�ийся назначения на должность млад�его ординатора в Керчь � Ени�
кальский военный госпиталь в Севастопольской битве, где уже сражался поручик Лев Толстой, который, правда, в будущем станет объектом критики за свое собственное вероискание, но всегда почитаемым как автор великих романов Война и мири Анна Каренина»; домашний врач (1857�1859) в арзамасском имении барона Д. Г. Розена, лечив�ий всю его православную семью и его крестьян, но и обеспечив�ий досуг для творческих занятий литературой петербургский литератор
(1859�1862) � автор романов «Подлипки», В своем краю, Река времени и повести Исповедь мужа

6
Предисловие
С 1863 года КН. Леонтьев, освоив�ий курс дипломатической документации и консульских донесений, � секретарь и драгоман на острове Крит. Нов обетованной земле древней
Эллады он пробыл недолго, так как нанес оскорбительный удар хлыстом французскому консулу Дер�е, позволив�ему себе прилюдно непристойно отозваться о дорогой его сердцу России, и был не отстранен Н. П. Игнатьевым от диплома Игнатьевым от диплома�
Игнатьевым от дипломатической карьеры, а переведен чуть лине с почетом сперва в Константинополь � цитадель православного христианства, а потоми консулом в Андриаполь. В 1871 году за невозможно 1871 году за невозможно году за невозможно году за невозможно�
году за невозможностью управлять консульством по нездоровью он поселился на Афонской горе, где без малого провел почти год, лелея мечту тут же постричься в смиренные монахи и жадно постигая глубины мона�еского Православия у афонских старцев.
К. Н. Леонтьев � философ истории, разработав�ий закон органической жизни всего сущего и пытав�ийся применить его к истории мировой культуры, Европы и России публицист консервативного направления русской мысли, подверг�ий беспощадной критике теории (европейские и на�и, западнические) эгалитарно�либерального прогресса политолог, сознанием фактов о жизни греков, болгар, румын, югославян, турок, выступав�ий против идей панславизма полемический журналист � автор передовиц газеты «Вар�
�авский дневник цензор, занимав�ийся в течение семи лет стиркой и ассенизацией чужого, боль�ею частью грязного белья богослов, защищав�ий чистоту Православия, которому выучился на Афоне ив Оптиной пустыни и даже пророк триумфального �ествия и побед эгалитарно�либерального процесса как орудия всемирного разру�ения», участь которого пророчествовать и не быть внимаемым, пока не свер�
�атся пророчества».
К. Н. Леонтьева называли то чародеем, то «какою�то бурею, то «вопияв�им в пустыне, то диктатором без диктатуры, то «Кромвелем без меча. Его образ рисовался то светлыми красками � блестящий и парадоксальный, необычайно оригинальный, самобытный и смелый, чистая

7
Предисловие
жемчужина», тотемными жестокий и мрачный империалист, мракобес, разочарованный славянофил, Великий Инквизитор. Сам Леонтьев, мыслив�ий образами, называл себя художником мысли»
.
Считая себя слабым в метафизике, он боль�е заботился о наглядности рассуждений, чем острогой последовательности изложения своих тезисов. Примеры, переживаемые им чувства, живые образы той или иной мысли, как ее иллюстрации, зачастую заменяли ему логическую доказательность. В Леонтьеве, � писало нем В. В. Розанов, � поражает нас разнопородность состава, при бедности и монотонности линии тезисов. В самом деле, если выстроить в одну линию леонтьевские тезисы 1) русские люди не созданы для свобо�
русские люди не созданы для свобо�
«русские люди не созданы для свободы. Без страха и насилия у них все прахом пойдет 2) теперь у нас тихая сухотка, те. эпоха застоя, сменяется холерой демократии 3) надобно подморозить Россию, чтоб она не гнила, то вполне можно назвать воззрения КН. Леонтье�
ва, как это и сделал НА. Бердяев, политическим реакцио�
нерством». Однако такая оценка совер�енно несправедлива. Ближе к истине оценка Вл. Соловьева, назвав�его на�его художника мысли принципиальным или идейным консерватором. Что же касается «разнопородности состава леон�
тьевских идей, то следует сказать, что они действительно не составляют единой монолитной системы.
В мировоззрении КН. Леонтьева политические воззрения о наиболее долговечном и крепком для развития сильных характеров в монархическом государстве с сословным неравенством, прямая поддержка Православия, понимаемого с византийски�аскетических позиций, ноне с позиций так называемого розового христианства Ф. �. Достоевского и Л. Н. Тол Достоевского и Л. Н. Тол�
Достоевского и Л. Н. Тол Тол�
Тол�
стого, критика эгалитарно�либерального прогресса как раз�
ру�ения христианской культуры, методология органицизма сочетались с эстетикой жизни. Эстетический критерий им прилагался ко всему к минералам, растениями животным, человеку и истории культуры. Где много поэзии, � утверждал он, � непременно будет много веры, много религиозности и

8
Предисловие
даже живой морали Поэзия земной жизни и условия загробного спасения � одинаково требуют не спло�ной какой�то любви, непостоянной злобы, а гармонического сопряжения вражды с любовью, � писал КН. Леонтьев. При этом, как он сам полагал, в его мировоззрении ничто ничему не ме�а�
ло: ни эстетике, ни патриотизму, ни философии, ни науке, ни его любви к культуре. О значении красоты в истории культуры на художник мысли мог говорить, как никто другой в русской философии Не ужасно ли и не обидно ли было бы думать, что
�оисей входил на Синай, что эллины строили свои изящные Акрополи, римляне вели Пунические войны, что гениальный красавец Александр в пернатом каком�нибудь �леме переходил Граник и бился под Арбеллами, что апостолы проповедовали, мученики страдали, поэты пели, живописцы писали, и рыцари блистали на турнирах для того только, чтобы французский, немецкий или русский буржуа в безобразной и комической своей одежде благоду�ествовал бы индивидуально и коллективно на развалинах всего этого про�лого величия Сам факт того, что европейский (и даже русский) горизонт уже опасно румянился заревом всемирного демократического и безбожного пожара, приводил КН. Леонтьева в ужас, ион никак не мог понять отчего всюду и везде ослепление фаталистическое, отчего народы не желают спасти свой самобытный национальный облик от эгалитарности?
В леонтьевском мировоззрении, включав�им в себя многие взгляды почвенников о кипучести жизни, ее отражении в искусстве, о культурно�исторических народных организмах, противопоставленных общечеловеческому прогрессу, согласно его собственному заявлению, примирены славянофилы, Данилевский с Катковым и Герценом и даже отчасти с Соловьевым. Для меня самого все это ясно и связано органической, живой нитью. Неясно это было таким критикам воззрений Леонтьева, как Вл. Соловьев, П. Ни Соловьев, П. Ни Соловьев, П. Ни �и�
�и�
люков, С. Н. Трубецкой и др, которые не раз указывали, что одна его мысль зачеркивает другую. Оценивая мировоззрение КН. Леонтьева, Б. В. Никольский верно подметил

9
Предисловие
«Он не только понимал противоречия, но любил их весь он был противоречием, возведенным в систему».
В полемике между публиковав�имися на страницах Вестника Европы статьями Вл. Соловьева и статьями Н. Н. Страхова из Русского дела КН. Леонтьев без колеба�
Страхова из Русского дела КН. Леонтьев без колеба�
Страхова из Русского дела КН. Леонтьев без колеба�
Леонтьев без колеба�
Леонтьев без колебаний встал на сторону одиноко и мужественно звучав�его голоса страховской оценки книги Россия и Европа, дающей на�ему художнику мысли научный аппарат, которым он пользовался для совер�енно своеобразного построения. Учение о культурно�исторических типах Н. Я. Данилевского он оценивал как твердый фундамент в Православии, в царстве, в общине поземельной, не запрещающий нам строиться вы�е, по-нашему, на этом основании. В отождествле�
отождествле�
отождествле�
нии законов природного и социального уровней организации бытия КН. Леонтьев двигался вслед за Н. Я. Данилевским, считая себя его ревностным учеником. Как в природе плодотворная гармония достигается в результате жестокой борьбы, таки эстетическая гармония � это деспотизм внутренней идеи, не дающий материи разбегаться. Но ив обществе стягивающий деспотизм, выражаемый разнообразием в единстве, не исключает свободы, а дает ей положительное содержание и выступает залогом рождения и развития ярких индивидуальностей.
Для КН. Леонтьева развитие жизни � это постепенный ход от бесцветности, от простоты к оригинальности и сложности, постепенное усложнение составляющих элементов, увеличение внутреннего богатства и укрепление единства. В соотно�ении обособленных частей сложного (те. развитого) организма каждая из них как бы обращена внутрь себя, и вне�няя грань, которой она отделяется от всех других частей, имеет к ним враждебное отно�ение; они же стремятся преодолеть ее и сме�аться с содержанием, которое за этой гранью находится. Здесь все сопротивляется, борется, но еще без уверенности в победе. Будущий исход скрыт от всего, и, порываясь к нему, все трепещет жизнью и блещет красотою. Поэтому «выс�
�ая точка развития жизни есть «выс�ая степень сложности,

10
Предисловие
объединенная таким внутренним деспотическим единством. Для него развитие органического мира � это восхождение от простей�его к сложней�ему», постепенная индивидуализация, обособление, с одной стороны, от окружающего мира, ас другой � от сходных и родственных организмов. Но Леонтьев допускали обратное близость разложения, выражающуюся смешением того что прежде было дифференцировано, а потом, при боль�ой однородности положений, прав и потребностей, ослаблением единства, царив�его прежде в богатой разновидности составных частей. Распадение жена части, как результат ослабления единства, есть конец всему. Русский мыслитель знал, что противоположные друг другу процессы � жизни и смерти организма � вступают в борьбу, и момент победы одного из них, совпадающий с наиболь�ей его сложностью, есть начало упрощения другого. Смерть, как исчезновение жизни в организме, � это превращение сложного в однородное, разнообразного � в сходное, обособленного � в сме�анное. То, что силою жизни некогда сдерживалось вод них определенных границах, не сдерживаемое ничем более, � сливается с окружающим оно вступает на его место и входит вовсе окружающее. Части (органы) организма, которые прежде различались по своему виду и назначению, теперь различаются только по местоположению и величине они перестают быть качественными и становятся ли�ь количественными.
Но только на природном натурализме Леонтьевне останавливался, а перебрасывал мостик от кратких, сухих формулировок медика у постели умирающего к анализу развития всемирной истории культуры. Это перебрасывание сродни выявлению закона движения планет Ньютоном, который поднял взор отпадающего яблока к небесным светилам. Если история есть выс�ее проявление органической жизни, то этому закону подчинены и государственные организмы, и целые культуры мира. Ив их развитии, как ив жизни растений, животных и человека, КН. Леонтьев выделял три периода a) первичной простоты, b) цветущей сложности и c) вторичного смесительного упрощения. Придание характера универсальности

11
Предисловие
своему закону можно объяснить фактом мучительных поисков ответов на вопросы как гибнут государства при каких признаках существуют ли эти ужасные признаки в России Отвечая на эти вопросы, Леонтьев поэтически возвеличивал разнообразие в единстве, цветущую сложность растительного и животного организмов, отдельного человека и его духа, судеб наций и государств.
Исходя из леонтьевского закона развития всего сущего, жизнь организмов следует понимать слагающейся из двух диаметрально противоположных процессов восходящей стадии
развития,когда возник�ее обособляется, уединяясь, от всего окружающего, и внутри его каждая часть обособляется, уединяясь, от всех прочих но это обособление касается ли�ь формы и функционирования все части проникнуты единством плана, который разнообразит своею сложностью его части и вместе удерживает их от распадения и нисходящей стадии
развития,когда все вторичное сме�ивается, сливается и становится однородным, как с окружающим через утрату вне��
них границ своих, таки внутри самого себя через потерю границ, которые в нем отделяли одну часть (орган) от другой. Но, если любому живому организму свойственна не только стадия рождения, становления и цветения, но и стадия разложения, то ив культурных и государственных организмах вслед за восходящей стадией необходимо также видеть стадию понижения смешения,а потоми распадения и гибели. Как растения и животные, таки гибнущее государство становится внутренне однообразнее, «сходнее» с другими государствами, а сходные организмы, как известно, подвержены более легкому заражению эпидемиями. Следовательно, однообразие, унификация мира � это знак его чрезмерного упрощения, разложения. Если органически развив�аяся форма государственности раз�
ру�ается, то это неминуемо ведет к гибели. Если же пересаживают на чужую почву иную государственную форму, пусть даже очень хоро�ую, то начинается вырождение национальной общности. От разру�ения и гибели не застрахованы ни государственный, ни культурный, ни религиозный организмы

12
Предисловие
Что же делать русскому мыслителю, если он хочет не вредить культурно�историческому организму, а приносить ему пользу, способствуя его полному развитию До дня цветения луче быть парусом или паровым котлом после этого
невозвратного дня достойнее быть якорем или тормозом для народов, стремящихся вниз под крутую гору � вот кредо отечественного принципиального или идейного консерватора. Такой методологический прием ясно свидетельствует нам, что до периода цветущей сложности методы исследования истории культуры либералов�прогрессистов КН. Леонтьев оценивал как правильные, способствующие развитию культурно�
исторического организма и, наоборот, как неверные методы консерваторов�охранителей, которые своим неверием в цветение сдерживали благотворное влияние этого процесса. Ситуация принципиально меняется с началом периода вторичного смесительного упрощения. Правильными он считал методы охранителей, которые теперь хотят лечить и укреплять организм прогрессисты же торжествуют на практике, ибо легко плывут по течению, имея видимый успех, но неверны ни их методы, ни их теории. Либерализм для него � система весьма легкая и незатейливая, а консерватизм, охранение у каждой нации свое у турка � турецкое, у англичанина � английское, у русского � русское. Все варианты консерватизма более национальны, чем либерализм, который у всех один. По его мнению, стремление к усредненности � это стремление к прозе жизни и расстройству государственности.
Вот, например, Европа пережила период своей цветущей сложности, после Французской революции там началось пластическое искажение человеческого образа на демократи�
зируемой, те. опо�ляемой, земле. Начало византийской государственности � правление Константина (IV в. Первое полутысячелетие Леонтьев характеризовал нерасчлененностью и простотой отно�ений европейского Запада и Востока. С воцарением Карла Великого (св) началось выделение германо�романцев из общевизантийской культуры, а после распада его империи все явственнее обозначились призна�

13
Предисловие
ки особой европейской культуры (и, следовательно, пределы европейских государств � Италии, Франции, Англии, Германии. Ее новые элементы � рыцарство, крестовые походы и феодализм, «положив�ий основы чрезмерному самоуважению лица, а позднее и убеждениям в его беспредельных правах. В XV�XVII вв. Европа достигла полного расцвета, но это время (XV в) и полного падения византийской государственности. Уже в Х в. Россия приняла христианство из Византии. Это же самое Х столетие � век гибели Византии, но и первого усиления России, век изгнания татар, сильней�
�его против прежнего пересаживания к нам византийской образованности, посредством укрепления самодержавия, посредством установления придворных обычаев, мод, вкусов. Однако Россия по многим причинам не вступила тогда же в период цветущей сложности и многообразного гармонического творчества. В период цветущей сложности Европы, в эпоху Возрождения появились новые государственные формы, укрепилось папство, объединив�ее всех католиков. Но после Французской революции (конец XVIII в, которая многим казалась вожделенным благом для нации, умерла поэзия жизни Средневековья и эпохи Возрождения (но именно эти�то цветущие периоды в истории европейской культуры и любил
Леонтьев), осталась поэзия отражений. С XVIII столетия вся Европа уравнивается постепенно, сме�ивается вторично. Она была проста и сме�анна до IX в ее культура хочет быть опять сме�анной в XIX в. За четыре десятилетия до Заката Европы О. Шпенглера КН. Леонтьев зафиксировал накопление усталости, дряхлости во всем, угасание жизненной энергии европейских государств и их граждан. Одним из первых он узрел, что Европа отрекается от своего благородного про�лого и начинает ненавидеть собственную тысячелетнюю культуру и эта ненависть, передающаяся России, стра�ила его. Пестрота и пы�ность стали уступать место блеклыми уравненным формам жизни. Стали стираться сословные границы, аристократия превращаться в однообразную гражданскую массу. Прекрасные и безобразные, высокие и низкие

14
Предисловие
стороны человеческого бытия постепенно окрасились серой краской, поглотились полой посредственностью.
Рассматривая суждения европейских публицистов, историков и социологов умеренных � Абу, Бастиа, Бокля, Шлос�
сера; желающих упрощения � Гизо, Кабе, �илля, Прудона,
Риля, Спенсера, которые почти с математической точностью подтверждали выводы работы «Византизм и славянство
(1875), КН. Леонтьев в неоконченной статье Средний европеец как идеал и орудие всемирного разру�ения» (1884) делал следующие выводы 1) с 1789 года в социальных организмах германо�романской культуры начался процесс вторичного смесительного упрощения, ведущего нации к однообразию культуры 2) это однообразие культурных форм приводит к появлению в обществе всепоглощающей полой посредственности � среднего европейца 3) это сме�ение однообразных составных частей вместо боль�ей солидарности, в свою очередь, ведет к разру�ению и гибели государств и культуры.
Эстетическому чувству Леонтьева претила грубая сложность судебных порядков, современной ему механистической науки и технологии, претенциозность газетного и книжного мира, утверждаемая эгалитарно�либеральным прогрессом для выработки среднего человека (мещанина для АИ. Герцена, Грядущего Хама для Д. С. �ережковского) по образцу самодовольного и респектабельного европейского буржуа. Средний человек � нездоровое существо, враждебное миру, оторванное и обособленное от традиций своей культуры и противостоящее ей в качестве орудия всемирного разру�ения». На всех похожий, ни во что неверующий и при этом еще на все изящное фыркающий средний человек � идеал ныне�него европейца. Для него нет истории священных ценностей, а есть только однообразное настоящее и такое же будущее. Европейская культура периода эга�
литарности ведет к понижению Духа и Красоты, упрощая и человека, и его потребности, и структуру социума, и круг интересов, занятий и целей, � характеризовал размы�ления КН. Леонтьева Г. Д. Гачев. � А уж грядущий затем к власти

15
Предисловие
Работник � итого примитивнее Красоту, Природу�землю не знает, труда своего не любит (в отличие от земледельца, исполнен зависти да злобы, � какой он может рай земной установить, по своим�то понятиям Средний человек менее всего выразителен и эстетичен. Так зачем же, � спра�ивал КН. Леонтьев, � обнаруживать поэтому поводу холопскую радость Совер�енно по�гамлетовски он ставил проблему быть или не быть русской нации, увлеченной на
«антикультурный и отвратительный путь, по которому уже двигались германо�романцы.
К. Н. Леонтьев эстетически стра�ился не европейской культуры, а ее антикультуры, грозящей распадом столетиями вызревав�их национальных культур Востока, Запада и России. Но объективность действия органического закона влекла его к беспощадным выводам относительно их судеб. Он опасался, как бы чрезмерное развитие материальных � механистических и демократических � и нравственных сил в Европе не поме�ало нашему самобытному развитию, ибо Европа для многих российских либералов служила примером для подражания. Русские западники оказались «сли�ком европейцы в ду�е». У них было сли�ком мало своих смелых мыслей, ори них было сли�ком мало своих смелых мыслей, ори�
них было сли�ком мало своих смелых мыслей, оригинальных вкусов, творчества. Леонтьев же желал замедлить неминуемость скатывания России по пути европейского смесительного упрощения, где растворяются краски национального своеобразия. Неужели таково в самом деле попущение Божие для на�ей дорогой России Неужели, немного позднее других, и мыс отчаянием почувствуем, что мчимся бесповоротно потому же проклятому пути � восклицал он, смотря с тревогой, но и надеждой именно на Россию.
В чем сила и специфичность России, которая еще не миновала стадии цветущей сложности В Православии, безграничном самодержавии и сельском поземельном быте, те. общине. А сформировались они под влиянием византийской культуры, которую КН. Леонтьев ставил в один ряд с еврейской, эллинской и римской культурами. Византия породила небывалую дотоле великую религиозную систему, свое первое в мире


16
Предисловие
христианское государство. Более тысячи лет тому назад греки, преобладающая национальность в Византии, упорядочили догматы, нравственное учение и обрядность восточного христианства сами остались верными им в неизменной чистоте Подчеркивая культурное значение византийской религиозности, Леонтьев указывал на недосягаемые образцы ее церковного искусства (зодчества, иконописи, пения, богатую и самородную, догматически�философскую, молитвенно�лирическую, нравственно�аскетическую и церковно�историческую литературу. Религиозную сторону византийской культуры русский народ не произвел как национальный продукт, но усвоил как в высшей степени нечто национальное. Россия ценна КН. Ле�
онтьеву как наследница византизма, как оплот охранения русской культуры от «эгалитарно-либерального прогресса».
В начальный период своего развития, в период первичной простоты, который длился у нас св. до реформ Петра, Рос в. до реформ Петра, Рос в. до реформ Петра, Россия испытала сильное влияние византизма, его дух насквозь пронизал сложную ткань нервной системы великорусского организма Православную веру, русское самодержавие, Православием освящаемое, национальный темперамент, чисто психический строй и их отражения в литературе, поэзии, архитектуре. Русский народ не есть европеец, но византиец поэтому, согласно Леонтьеву, нас по праву можно считать чадами византийской культуры. Византизм внаем Отечестве наел страну дикую, новую, едва доступную, об�ирную, он встретил народ простой, свежий, ничего почти не испытав�ий, просто�
ду�ный, прямой в своих верованиях. Соединив�ись с грубыми патриархальными началами, система византийских идей и чувств сплотила водно целое полудикую Русь. КН. Леонтьев предупреждал, что, изменяя даже в тайных помыслах наших этому византизму, мы погубим Россию».
Период цветущей сложности или единства в многообразии русской культуры начал свой отсчет св. Деспотизм Петра I мыслитель называл аристократическим, те. оптимистически прогрессивным. До Петра в России было боль�е однообразия в социальной жизни, ас него началось резкое

17
Предисловие
расслоение на�его общества, явилось то разнообразие, без которого нет творчества у народов. Но подобно Н. Я. Данилев�
скому КН. Леонтьев всегда помнило двойственности петровских преобразований. Петр Великий более всех русских царей укрепил принципы самодержавия, но он же обратил свой взор и взгляд своих соотечественников к Европе. Вела Россию к цветению, к творчеству и Екатерина II, ибо еще глубже усилила социальное неравенство. В наследии КН. Леонтьева мы не найдем упоения родной стариной, а тем более преклонения перед славянством. Для него важны не столько сами славяне, сколько то славянское, что отделяет их от европейского. На�
�ему художнику мысли, любив�ему Россию прежнюю Россию Царя, монахов и попов, Россию красных руба�ек и голубых сарафанов, Россию Кремля и проселочных дорог, бла�
году�ного деспотизма, любовь этане ме�ала говорить о русском народе самые горькие и беспощадные истины.
В XIX вне только в Европе, но уже ив России, � с сожалением констатировал русский мыслитель, � налицо элементы периода вторичного смесительного упрощения на�ествие техники, появление среднего человека, борьба за политические права, гражданскую равноправность или бессословность, тенденция эгалитарности, протестантский дух богословия и т. д. ы прожили много, сотворили духом мало и стоим у какого�то стра�ного предела, � восклицал он. Подчинится ли Россия эгалитарно�либеральному прогрессу, который господствует в Европе, или же устоит в своей отдельности � ставил вопрос КН. Леонтьев. Ответ русских людей, � думалось ему, � все же будет в пользу отдельности».
Для этого надо крепить себя, мень�е думать о благе и боль�е о силе, � требовал автор «Византизма и славянства, � для России нужна внутренняя сила, нужна крепость организации, крепость духа дисциплины. Но о какой силе здесь идет речь О своеобразии славянского характера, которое было так дорого АС. Хомякову и Н. Я. Данилевско�
му, или только о независимости и государственной силе Надо бы при этом спросить себя, � задавался вопросом КН. Ле�

18
Предисловие
онтьев: Долго ли продержатся эта сила и независимость без своеобразия культурного характера В русском самосознании, полагал он, должно глубоко вкорениться представление о различии между консерватизмом политическими консерватизмом культурным, между политическим равенством прав и положения славян со всеми и культурно�бытовым их обособлением от эгалитарной Европы. Следует различать на�
культурно-национальный идеал от простого и грубого политического идеала, � настаивал мыслитель, для которого русский консервативный идеал, названный им «византизмом», состоял в усилении Православия
,незыблемости самодержавия, закреплении своеобразного сословного строя,сохранении неотчуждаемости крестьянских земель, сохранении в быту как можно больше русского и создании новых форм быта, независимости в области мышления и художественного творчества от эгалитарно�либеральной культуры Запада. Процветание
«славяно�азиатской цивилизации в будущем он связывал с дальней�им воздействием византизма на русский организм, который еще не полностью заражен эгалитарным либерализмом. В уникальном сочетании свойств русской культуры с византийскими началами виделась КН. Леонтьеву строго оригинальная государственная идея православно�культурного русизма. Он даже персонифицировал русский культурный идеал в лице трех великих представителей современной ему эпохи, назвав имена трех великанов религии, государственности и национальной поэзии � Филарета Николая Павловича и Пушкина. Эти великие имена русского Православия самодержавия и народности воистину суть на�а ИМПЕРИЯ ДУХА
.
Если Россия сохранит верность византийским началам, тотем самым она утвердит собственную целостность и силу и даже может обратить эту силу на службу лучим началам европейской жизни. Если Россия подчинится эгалитарно
либеральному прогрессу, то сильная политическая власть будет разру�ена, дворянство погибнет, с распространением политических свобод исчезнут яркие индивидуальности, а в конечном счете и все национальные особенности. Россию

19
Предисловие
всякую, � заявлял КН. Леонтьев, � я могу разве по принуждению выносить, ибо желал, чтобы Отчизна моя достойна была моего уважения».
«Русским в на�е время, � настаивал он, � надо стремиться со страстью к самобытности духовной умственной и бытовой. И ближе к этому вовсе не на образованный классно русский народ. В чем состоит уникальное сочетание черт, оттенков, устоев, отличающих русских людей от всех остальных Отвечая на этот вопрос, КН. Леонтьев выявлял специфические черты характера русского народа. Именно Православие, считал он, придает русскому характеру оптимистический пессимизм, поэтому мужик в прогресс не верит, но знает, что все от Бога. Царя он чтит и уважает нерационально, но уже потому, что он Царь Такое мировоззрение КН. Леонтьев считал разумным, потому что оно формировалось в патриархальном мире русского народа, который держался на вере в Бога, непоколебимом авторитете царя и чувстве общинности. И хотя русский мужик в массе своей неграмотный, но он необыкновенно развит. Он отличается боль�ой догадливостью от грамотных � немецкого и французского � крестьян. Происходит это потому, что беззаветная вера русского человека ведет к послу�анию и дисциплине, рождающих независимость национального духа. Поэтому, не нам надо учить народ, был убежден Леонтьев, а самим у него учиться».
Сравнивая русских со славянами, КН. Леонтьев находил у своего народа боль�е сходства с азиатами, ибо в нас боль�е лени, боль�е фатализма, гораздо боль�е покорности властям, боль�е распущенности, доброду�ия, безумной отваги, непостоянства, несравненно больше наклонности к религиозному мистицизму <…> чему сербов, болгар, чехов и хорватов. Поскольку в состав России входят об�ирные азиатские провинции, иона давно уже полуазиатская, а нечисто славянская держава, постольку ее задачей является создание своеобразной культуры, которая спасла бы человечество от эгалитарно-
либерального прогресса, подталкивающего мир к разложению или к новым, ранее невиданным формам закрепощения. Идею

20
Предисловие
православно�культурного русизма Леонтьев считал действительно оригинальной, высокой, строгой и государственной.
Но какое же Православие КН. Леонтьев считал настоящим хомяковское или филаретовское? Византийскому Православию выучили его верить и служить афонские старцы
Иероним и �акарий и оптинские духовники �акарий и Амвросий. Из длительного общения сними, глубокого изучения православной литературы, наблюдения за жизнью афонских и оптинских монахов и личной христианской веры он сделал для себя твердый выводи всякий разубеждал своих читателей, что катехизис Филарета вернее катехизиса Хомякова
. Не удовлетворяясь сомнительным народно�бытовым, семейным Православием АС. Хомякова с оттенком народничества, русский мыслитель считал его, при неосторожных дальнейших выводах, и весьма опасным. В переживании ужаса и страха перед личной смертью усматривал КН. Леонтьев сущность Православия как религии искупления. Поэтому византийское Православие для государства, общества, семьи он называл религией дисциплины».
Концепция Вл. Соловьева о Церкви для него несравненно ближе и осязательнее, нежели хомяковская. Соловьевские проповеди о папе и соединении Церквей КН. Леонтьеву казались даже в некотором смысле полезными в борьбе против крайностей нигилизма, против всемирной революции (в соловьев�
ской терминологии � против пришествия антихриста и страшного последнего Суда Божия. Его пленяло своей воз�
вы�енностью до гениальности, привлекательной потребностью ясной дисциплины духовной �ирокое соловьевское основание духовно�церковной пирамиды, вер�ина которой должна быть в Риме. Но богобоязненное леонтьевское сердце, искав�ее в Православии спасения, смирения и послу�ания, хотя и восторгалось своеобразием соловьевского освещения фактов церковной истории, изумительной прелестью и тонким философским остроумием его изящного изложения, все же подсказывало ему искать аргументы (пусть и с величай�ей осмотрительностью, чтобы не согрешить) против утопий

21
Предисловие
Вл. Соловьева. Ион их находил. Во�первых, для КН. Леон�
Леон�
Леон�
тьева Вл. Соловьев вовсе не собор восточных епископов, а, во�вторых, вдруг вершина эта отклонится скорее на восток, чем на запад Эти аргументы порождали у него вопрос Зачем я пойду в Рим за Соловьевым?», на который он сам же и отвечал не ни для личного спасения, ни для процветания на�ей Отчизны этого ненужно. Если бы мне было категорически объявлено свыше, иерархически объявлено, что вне римской Церкви нет мне спасения за гробом, � и что для этого спасения я должен отречься и от русской национальности моей которая так мне драгоценна, то я бы отрекся от нее <...> Я пойду с Соловьевым безбоязненно, быть может, и до половины пути его развития но <...> боязнь согрешить не позволяет мне идти с ним даль�е. Епископы и старцы на�и еще нейдут, и я не пойду КН. Леонтьев восклицал Довольно с нас <...> этой общей морали смирения, всечеловеческой гармонии, всех призывов к всеславянской любви, как к благу журавлей, несущихся над облаками славянского неба. В соловьев�
ской идее слияния чистоты православного предания, духовной властности католичества и свободы протестантского движения
Леонтьев усматривал в высей степени �ирокое требование возвеличения христианской Церкви. Однако, когда в докладе Об упадке средневекового миросозерцания тот сформулировал идею прогресса в духе европейской демократии, а в последующих произведениях развивал ее, КН. Леонтьев реи Леонтьев ре�и�
Леонтьев ре�и�
тельно разо�елся во взглядах с ним, не переставая до конца дней лично и литературно восхищаться Соловьевым и во всех отно�ениях» ставить его вы�е себя.
Согла�аясь с убеждением Н. Я. Данилевского о необхо�
Данилевского о необхо�
Данилевского о необходимости всяческого содействия формирующемуся славянскому типу культуры истребованием Вл. Соловьева, что без обновления теократических сил дальнейшая жизнь человечества будет почти бессмысленна, КН. Леонтьев отмечал согласованность их взглядов, по крайней мере, в практическом выводе нужен новый культурно-исторический тип. Только Леонтьевне был уверен в надежде Н. Я. Данилевского, что

22
Предисловие
именно славяне разовьют его не прельщало его и утверждение Вл. Соловьева, что эта теократия должна быть непременно
римско-католической. Критикуя доверчивое славянолюбие» в тесном смысле слова и веру в само славянское племя, КН. Ле�
онтьев был убежден сами приводил своих читателей к выводу, что в дальней�ем «луч�ее» развитие русской культуры может состоять в счастливом сочетании византийского христианства Православия, плодотворности туранской приверженности к своей национальности, чего у нас, русских, не хватает, и отчасти властной и твердой немецкой крови в примеси со славянской, те. всего восточного а кой в чем и западного, которое заметнее в России чему других славян».
В отличие от Н. Я. Данилевского КН. Леонтьев опасался, что, сочувствуя сли�ком безусловно племени,можно повредить Церкви и нечаянно. Целостность и цветение любой культуры � России, Турции или же острова Крит � пленяли его боль�е, чем абстрактное единение славян. На художник мысли боготворил не только Восток, но и блистательную рыцарскую Францию с замками, средневековым папством иначе говоря, красоту всякой культуры � Востока, Европы и России. В великой культуре Европы любил он уже пройденное ею состояние цветущей сложности, а не ее состояние
эгалитарно�либерального прогресса. Он, в сущности, сам наел точный термин своей привязанности вовсе не к славянству, но к культуре � это «культурофильство» (дословно любовь к культуре, не имеющее никакого отно�ения ник политическому, ник племенному панславизму, ибо последний, по его мнению, ли�ь дитя унитарно�либеральной идеологии с ее стремлением к революционному уравнению всех стран и людей, в них живущих. Свое культурофильство он противопоставлял опрометчивому, чисто политическому панславизму. Панславизм (хотя бы и самый постепенный) опасен, � пола бы и самый постепенный) опасен, � пола�
бы и самый постепенный) опасен, � полагал он, � потому что боль�инство славянофилов конца XIX в. гораздо мень�е думали о том, чем бы славянам глубже отличаться от Запада для предохранения себя от неизлечимых его недугов, чем о том, чтобы сравнять скорее славянство во

23
Предисловие
всех отношениях с ним. Ион клеймил политику национальных освобождений и объединений в XIX в. как самообман. Дело не в славянстве, дело в самобытном славизме», � был убежден КН. Леонтьев. � Конечно, надо знать ив дальней�ем изучать историю и жизнь современных славян, ноне следует им льстить и обманывать русское общество слащавой идиллией Всеславянского союза со столицей в Константинополе. Не согла�аясь с утверждениями АС. Хомякова и Н. Я. Дани�
левского, своих знаменитых учителей, автор «Византизма и славянства призывал не к славянолюбию, но к славяномыс-
лию, к славянотворчеству, к славяноособию. Русскому народу и образованному сословию надо стремиться к самобытности духовной, умственной и бытовой тогда и остальные славяне пойдут со временем по наим стопам. Пока же боль�инство славян, братьев по крови сли�ком привыкло к европейским формам свободы и равенства или сли�ком предано им.
Если в заключение к работе «Византизм и славянство
Леонтьев опасался, что Россия может скатиться на «анти�
культурный» путь слияния европейских государств в федеративную, груборабочую республику, то спустя девять лет в статье Средний европеец как идеал и орудие всемирного разру�ения» ему с ужасом стало казаться глубоко постыдным, что российский организм будет принужден принять эту же европейскую социальную форму, позволит втянуть себя огнем и мечом в свою федерацию. А еще пятью годами поз еще пятью годами поз�
еще пятью годами позже, в письме к Т. И. Филиппову от 3 сентября 1889 гон указал натри возможных пути будущего Отечества, «…что�нибудь одно из трех или 1) особая культура, особый строй, особый быт, подчинение своему церковному единству или 2) подчинение славянской государственности римскому папству или
3) взять в руки крайнее революционное движение и, став�и во главе его, � стереть с лица земли буржуазную культуру Европы. Как видим, КН. Леонтьев воспроизводил здесь мысль Н. Я. Данилевского о трех функциях, выпадающих на долю разных народов положительной деятельности самобытных культур, разру�ительной деятельности так называемых

24
Предисловие
«бичей Божьих или служение чужим целям в качестве этнографического материала. И, не мечтая о равноправном благоденствии, о всеобщей гармонии на земле, опять же вслед за Н. Я. Данилевским стремился заботиться об оригинальной русской, славянской или нововосточной культуре. Предлагая методы совер�енствования оригинальной русской, славянской или ново�восточной культуры, КН. Леонтьев ру�
Леонтьев ру�
Леонтьев руководствовался чувством красоты духовного мира человека, которое сильнее пылающей повсюду взаимной ненависти, и уверенностью, что идеальное начало еще не утеряно русскими людьми, способными понять смысл своей истории в настоящее время. И все же в его голосе звучало сомнение Боюсь, как бы история не оправдала меня. Леонтьев отдавал себе отчет, что остановить соскальзывание всего живого в небытие невозможно, и, замечая совсем по�соловьевски, что все, кружась, исчезает во мгле, отчаянно пытался найти средства для предотвращения этой беды.
Анатолий Белов
Раздел I
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69

перейти в каталог файлов
связь с админом