Главная страница
qrcode

Сакьонг МипамУправляй своим миром. Древниестратегии для современной жизни


НазваниеСакьонг МипамУправляй своим миром. Древниестратегии для современной жизни
АнкорСакьонг Мипам - Управляй своим миром. Древние с.
Дата02.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаSakiong_Mipam_-_Upravlyay_svoim_mirom_Drevnie_s.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#31958
страница5 из 10
Каталогid96382430

С этим файлом связано 59 файл(ов). Среди них: Vazhnost_tvoroga_i_syra_11_04_2012_Piter_Torsu.mp3, Saga_ob_Egile_syne_Skallagrima_russky_perevod.rtf, Prezhde_chem_nachat_svoy_biznes_2006.fb2, Populyarnaya_ritorika_-_Smekhov.pdf, 5_essential_grammar_in_use_grammar_reference.pdf, lang_voenka_chvk.jpg, Oleg_Andreev_Uchimsya_chitat_bystro.doc и ещё 49 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Часть Путь льва
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
47
10
Добродетель дисциплины
Дисциплина льва позволяет пробудить коня ветров, что
наполняет нас энергией и наслаждением.
Когда я бываю в ретрите в Индии, то придерживаюсь очень строгого расписания.
Гонг звучит около четырёх часов утра, и я слышу, как бой барабанов открывает утреннюю службу. Молодые монахи читают молитвы, а в других частях монастыря люди начинают свою утреннюю медитацию. Атмосфера пронизана дисциплиной и энергией. Когда я возвращаюсь обратно на Запад, меня спрашивают, трудно ли мне было жить в монастыре в Индии.
Это правда, что там периодически пропадает электричество или вода, что порой чересчур жарко, что много странных насекомых и что еда довольно простая. Но поскольку я занимаюсь тем, чем мне хочется и нравится, я всегда там счастлив.
Путь тигра показывает нам, что распознавание и усилие приносят умиротворённость.
Но не только это – наличие жизненного плана приносит удовлетворение. На пути льва мы используем точность дисциплины для приумножения радости. Без дисциплины маленький ум я побеждает, потому что это наша укоренившаяся привычка. Наш ум начинает плыть по течению. Когда нет направления, тяжело быть удовлетворённым. Мы раздражаемся, становимся беспокойными или депрессивными. В нас появляется небрежность, что влияет на живость ума. Мы становимся унылыми и невыразительными в общении и менее продуктивными в работе. Мы изучаем, ноне учимся. Наши коллеги чувствуют, что мы тянем их вниз.
Только через дисциплину мы можем реально постичь безбрежность нашего ума и неограниченность наших возможностей.
Тибетские тулку – ламы, которые сознательно перерождаются, для того чтобы помогать другим, – высоко почитались в народе, хотя и воспитывались в очень строгих условиях.
В Тибете есть поговорка Золото и тулку должны быть биты. Пока золото не размягчится ковкой, его чистота – это всего лишь сырой потенциал, не применённый в полной мере. Мой отец и другие великие учителя старшего поколения весьма однозначно относились к строгой дисциплине, в которой они были воспитаны. Если бы их наставники небыли строгими, эти учителя так не развились бы и не обладали бы таким глубоким пониманием. В тоже время они все без исключения – восхитительные люди.
Такая же строгость применялась ив моём воспитании как сакьонга. Один размой отец объяснил мне, как применять некоторые медитационные техники, которые нужно практиковать целый год. Год спустя я сказал ему с энтузиазмом, что закончил эту практику. Услышав это, отец сказал, что мне нужно повторить практику. Он сказал Тебе всегда нужно будет всё делать в два раза больше, чем остальным, так как в будущем ты будешь руководить людьми. Ты должен быть достоин этого. В то время мне было нелегко принять его ответ.
Однако я обнаружил, что такой метод практики увеличивает мою уверенность, как будто я могу достичь всего, чего угодно. Дисциплина практики помогла мне усмирить мой ум. Мой ум совершил прыжок. Мне открылась бóльшая перспектива на то, что я делаю и почему.
Имея более широкое видение, мы начинаем побеждать маленький ум я. Наш ум больше не загромождён негативностью, не загрязнён качеством дриб. Мы продолжаем меди- тировать, размышлять и стараться применять добродетели в повседневной жизни, так как замечаем разницу. Наша жизнь приобретает больше смысла. Вначале, возможно, поддерживать дисциплину казалось тяжёлой работой, но теперь мы делаем это потому, что получаем удовольствие. Дисциплина льва позволяет пробудить коня ветров, что приносит энергию и наслаждение
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
48
Когда дисциплина вовлечения в добродетельные действия соблюдается, радость возникает естественно. Мы замечаем, что когда замедляем ход своей машины и уступаем парковку кому-то другому, то чувствуем меньше стресса, чем когда жмём изо всех сил на газ,
чтобы успеть занять это место самому. На работе замечаем, что терпение, а не злость даёт нам больше энергии осуществить горящий проект. Раньше добродетель была лишь теорией,
чем-то, о чём мы просто знали понаслышке. Теперь мы переживаем это непосредственно.
Соблюдение законов кармы принесло нам уверенность удовлетворённости. Мы знаем, что стоит следовать добродетели. Мы видим, как непричинение вреда себе и другим освобождает нас от замешательства. Мы чувствуем себя легче, как будто наше внутреннее сияние приподнимает нас.
Такая лёгкость – это ньингдже – сострадание, благородное сердце. Когда наше благородство высвобождено, сострадание и любовь текут свободно. Всё наше существо обладает качеством приподнятости, так как мы вышли за пределы агрессии. Мы больше не попадаем в ловушку сомнений. Сомнение – часть ума, которая затемняет нашу мудрость. Его проявления – волнение, ревность, амбиции, агрессия, забывчивость и гордость – прячут наше изначальное добро и делают ум менее гибким. Когда мы не попадаем в ловушку сомнений, наш ум более широкий и сострадание проистекает, естественно течёт. Мы способны участвовать в любой ситуации без борьбы.
Я видел это качество открытого сердца у великих учителей, у которых учился, включая моего отца. Люди в основном помнят его энергию безумной мудрости, но, находясь с ним ежедневно, я помню его как очень мягкого, любящего и доброго. Тоже самое я чувствовал с моими учителями Кхьенце Ринпоче и Пенором Ринпоче; они излучали мягкость и радость,
потому что не боролись с реальностью. Это было результатом их дисциплины. Полностью победив свою собственную агрессию, они посвятили свои жизни пробуждению других к истине изначального добра. Провозглашение этой истины известно как рык льва».
Без всякого сомнения, наилучший способ победы над агрессией – думать о других. К
примеру, если в период подачи декларации о доходах в налоговую службу мы помним, что другие также страдают от паники, волнения или раздражения, наше беспокойство смягчается. Когда мы больны, размышление о других людях, которые также болеют, растворяет нашу клаустрофобию и страх. Мысли о других людях связывают нас с нашим благородным сердцем. Если мы удерживаем эту связь, мы терпеливы к нашему собственному страданию.
Наше страдание нас не разрушает, так как сострадание расширило наш ум, и я выглядит куда меньше. Мы больше не смотрим ревностно на мир, считая, что только мы одни страдаем. Мы знаем, что страдают все.
Размышлять о других – дисциплина льва. Мы помогаем другим с удовольствием,
потому что когда мы помогаем, мы чувствуем, как наше сердце освобождается от поглощён- ности собой. Наслаждаясь этим, мы покидаем дно долины, полной колебаний, сомнений,
непонимания цели жизни. Мы переносимся высоко в горы, зная, почему мы здесь и какое направление мы хотим выбрать. На тибетском флаге снежный лев поднимает солнце, которое олицетворяет уверенность в собственном благородстве. Наши сердца жизнерадостны,
так как мы ценим свою мудрость. Мы не путаемся в том, что принять и что отвергнуть, и потому наше тело и ум здоровы и молоды. С такой уверенностью мы резвимся в горах, где воздух свежи вода чиста, прыгая с вершины на вершину через облака. Считается, что снежный лев живёт на благоухающих горных лугах среди изобилия диких цветов. Это значит, что когда мы практикуем добродетель, мысами сладко благоухаем, так как добродетель сильнее любых духов. Как снежные львы, мы пребываем в этом возвышенном состоянии ума.
Мы находимся высоко не из-за надменности – мы высоко, потому что точно знаем, почему следует придерживаться добродетели в нашей жизни и куда она нас приведёт. Привнесение
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
49
смысла в нашу жизнь поднимает нас над завистливостью нищего. Такая дисциплина приносит удовольствие.
Благодаря нашей дисциплине, мы больше не опускаемся в низшие сферы негативности. Мы чувствуем подъём и радость во всем, что делаем, и наши действия изящны и безукоризненно совершенны. Дерзнув совершить такой решающий прыжок, мы обретаем способность наслаждаться плодами высших сфер – долгой жизнью, крепким здоровьем, хорошим телом, удачей, счастливой семьёй, богатством и праджней, которые продолжают освобождать наше благородное сердце. Когда наше сострадание неограниченно, мы действуем, распространяя радость на всех остальных
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
50
11
Не обвиняй
Нам всегда есть на кого пожаловаться, но поиск виноватых не
приносит покоя и счастья.
Недавно я застрял в очереди в аэропорту при проверке багажа. Все были расстроены,
так как наш багаж проходил сканирование очень медленно. Люди раздражались всё больше и больше, обвиняя представителей службы безопасности в задержке. Но было очевидно, что персонал просто старается выполнять свою работу, и, конечно же, наши жалобы на тему
«какая это морока путешествовать в наши дни не разрешали проблему. Я понял, что мыс таким же успехом могли бы обвинять тех, кто хочет взрывать самолёты, а те, в свою очередь,
обвинят кого-то ещё, итак будет без конца вертеться это колесо. Кажется, что мир становится чересчур тесным для всех, кто ищет виноватых. Куда это нас приведёт?
Когда мы разочарованы или расстроены, когда нам больно или когда что-то идёт не так в такие времена мы скорее всего забываем дисциплину и восторг льва и начинаем искать виноватых. Наш позвоночник становится мягче, а сердце черствеет. Тогда нашей мантрой становится Если бы не ты, у меня не было бы проблем. Правитель знает, что в поиске виновных есть подвох. Мы верим, что кто-то украл нашу радость, и это становится нашим взглядом на мир. Когда мы обвиняем, мы перестаём работать со своим умом. Мы уплотняем наше расстройство и ревность в маленький шарики бросаем его в кого-то другого. В момент,
когда мы говорим Это твоя вина, мы отрекаемся от престола нашего ума.
В этот момент мы видим, что наша способность различать, прилагать усилия, удовле- творённость и дисциплина всё ещё зависят оттого, всё ли идёт по нашему плану. Мы неспособны удержать царское воззрение, не сомневающееся в изначальном добре, и потому мы от него отрекаемся. Лишившись своей стабильности и силы, мы становимся нищими,
завидуя тем, кто украл нашу умиротворённость, и проецируем нашу беспомощность вовне:
«Если бы водитель впереди меня двигался быстрее, я бы не опоздал на работу. Если бы кто-то другой убрал кухню, я бы смотрел свою любимую передачу по телевизору, а не мыл эти тарелки. Если даже мы нашли кого-то, кого можно обоснованно обвинить в наших проблемах, проводя жизнь в жалобах, мы не найдём в этом подлинного облегчения. Обвинения и жалобы только подготавливают почву для дальнейшей неудовлетворённости. Поиск объекта, на который мы можем свалить нашу негативность и раздражение, разрушает нашу дисциплину. Мы совершенно забываем о возвышенных равнинах льва и погружаемся в болото
«я».
Обвиняя других в том, что мир не движется в желанном для нас направлении, мы создаём узкие рамки, которым всё вокруг должно соответствовать. Мы твёрдо уверены в том, что только наш образ мышления разрешит все проблемы, ничто другое не поможет.
Поиск виноватых привязывает нас к прошлому и делает наш ум мелочным. Это сводит на нет получаемое нами удовольствие и ограничивает наши возможности. К чему же приводят обвинения В эту тёмную эпоху, когда так легко обвинять другие страны, другие культуры,
другой образ мышления, поиск виноватых лишь ещё больше накаляет ситуацию. Даже если мы переживаем чрезвычайно болезненную ситуацию и чувствуем, что имеем полное право указать на того, кто в этом виноват, всё же мы делаем выбор, который нас умаляет. Мы сеем зерна медитации А как же я?».
До тех пор, пока мы будем искать виноватых, мы не сможем продолжать путь льва,
потому что наш ум будет неспособен успокоиться. С помощью медитации мы распознаём деятельность нашего ума на очень прагматичном уровне. Это возможность наблюдать за
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
51
активностью энергии обвинения. Вместо того чтобы излучать негативность, мы видим, что настоящий источник нашей неудовлетворённости – неготовность работать с нашим умом.
Пока мы ищем, куда адресовать свои обвинения и жалобы, мы пропускаем возможность применить дисциплину, чтобы рассмотреть собственное замешательство, как оно есть.
Вместо того чтобы искать, куда бы повесить очередное обвинение, мы можем использовать наш ум для понимания, что эта агрессия сама по себе – выражение страдания. Если мы разовьём осознанность, чтобы понять это, тогда мы избавимся от привычки обвинять.
Нам ненужно становиться мазохистами и обвинять самих себя. Нам нужно понять, что боль и страдание вне зависимости оттого, какой сегодня день, – это суть реальности. Мы можем признаться, что столкнулись с трудностями, что нам больно. Такое признание открывает наши сердце и ум реальности сострадания. Неважно, кого мы считаем виноватым, этому человеку также больно.
Будда описал четыре основные истины. Истина значит, что это относится ко всем.
Не так, что это истина для кого-то одного, ноне для другого, или истина в какие-то опре- делённые дни, а в остальные – нет. Первая истина – истина страдания. Будда сказал Все страдают, потому что цепляются за идею я. Когда у нас что-то отнимают, мы сердимся.
Когда мы что-то получаем, то привязываемся. Мы завидуем, когда у других есть больше, чему нас. Такое цепляние производит карму, которая держит нас в бесконечном цикле неудовле- творённости». Мы над этим размышляем и приходим к заключению, что негативные эмоции держат нас в цикле страдания. В результате у нас появляется вдохновение и решимость помнить о дисциплине льва, которая основана на наличии у нас чёткой цели.
Мы живём в мире, где страдание присутствует постоянно. Если мы обнаруживаем боль в своей жизни, мы не должны быть шокированы или воспринимать это как персональное оскорбление. Страдание не делает нас неудачниками. На самом деле страдание подготавливает почву для сострадания – заботе о других и о себе. У нас всех есть плохие дни, все сталкиваются с трудностями, и попытка обвинять в этом других ничего не изменит. Обвинение это способ убежать от истины. Когда мы выбираем путь обвинений, каждое обвинение готовит почву для следующего, и ничего не улучшается. Так вращается это колесо, что и подразумевает термин «сансара» – цикличность, постоянное чувство трения о страдания с последующими поисками способа его избежать.
Лекарство от сансары – проверка на соответствие реальности. У нас всегда будет повод жаловаться, но поиск виноватых не принесёт покоя и счастья. Если мы вместо обвинений расслабим наш ум, то сможем посмотреть с юмором на то, как устроен мир. Тогда мы будем помнить, что в глубине мы уже счастливы. Узнавание, признание и освобождение мыслей,
возвращение ума к объекту медитации помогают нам вспомнить, что неистовая беспокойная энергия обвинения неестественна и временна. Мудрость и любовь, скрывающиеся под хаосом негативности, – естественны и постоянны.
Обнаруживая это пространство, мы рождаем новые взаимоотношения с жизнью. Мы переключаем пути. Зрелость, которую мы развиваем, следуя пути добродетели, даёт нам основу для чувства сострадания к другим вместо обвинений. Вместо того чтобы быть одержимым удовлетворением себя любимого, мы начинаем видеть, что происходит с другими.
Мы можем видеть, что человек, которого мы обвиняем, нуждается в помощи, и мы ему помогаем. Эта помощь снижает наше желание обвинять и увеличивает желание приносить пользу.
Так жизнь становится радостной. Мы освобождаем наш ум от бремени обвинений,
переставая иссушать нашу жизненную энергию борьбой с окружением. Мы сбрасываем панцирь эгоцентричности, освобождаясь от нашего предвзятого мнения о том, как всё должно происходить. Если мы перестанем искать виноватых, это не сделает нас безвольными
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
52
согласными совсем, что происходит, а позволит нам открыть наши сердца страданию, вместо того, чтобы закрывать их, обвиняя в нём кого-то другого.
Я слышал разговоры моего отца и других тибетских лам старшего поколения о том, что они не винят китайских коммунистов за разрушение Тибета. Они чувствовали, что, обвиняя китайцев, делу не поможешь, что это только превратит тибетцев в узников прошлого. Как сказал Далай-лама, китайское вторжение стало учителем, могущественным испытанием для возрастания сострадания, возможностью понять, что, когда люди совершают то, что причиняет боль другим, они сами охвачены страхом и заблуждением. Чем продолжать пережёвы- вать события в своём уме и раз за разом нацеливать стрелу обвинения на выбранный нами объект, лучше сознательно решить направить свой ум к чему-то большему. Вместо инвестиций в навязчивую идею мы можем вкладывать усилия в развитие дисциплины размышления о сострадании.
Отказ от обвинений открывает нам доступ к нашей природной разумности. Этот процесс требует внимательности, осознанности, распознавания и дисциплины, потому что мы идём против течения наших привычных шаблонов. Вместо того чтобы обвинять, мы решаем проявлять сострадание даже по отношению к самим себе зато, что попались в ловушку
«клеши обвинения. Если мы сможем это сделать в реальной ситуации, мы перестанем быть полностью предсказуемыми. Личность, ожидающая от нас обвинений, может быть захвачена врасплох, другие могут даже подумать, что мы глупы или сошли сума. Мы не глупые,
на самом деле мы мудрые. Прежде мы были заключёнными в тюремной камере, сейчас мы восседаем натроне в прекрасном дворце.
Открывая наше сердце, мы подключаемся к коню ветров, что питает наслаждение льва.
Мы начинаем ценить особенности жизни. Наше воображение становится глубже, мы способны найти более творческие способы искоренить нашу собственную негативность, размышляя над своими страданиями и страданиями других существ. Когда мы хотим кого-то назначить виноватым – даже если это мысами наиболее творческим решением будет,
наоборот, пожелать этому человеку счастья. Наши упражнения освобождают нас от профессии указывать пальцем. Изменяя наше отношение, мы движемся в будущее, наполненное радостью и свободой
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
53
12
Позвольте любви течь
Мудрые в любви, мы можем резвиться на высокогорных равнинах
нашей врождённой радости.
На пути льва мы испытываем моменты блаженства, похожие на влюблённость. Мы ощущаем блаженство, потому что дисциплина и восторг расширяют наш ум, и мы начинаем распутывать узел самозацикленности. Постепенно наша любовь изливается без усилий, словно солнце, излучающее тепло и свет. Солнце не говорит Смотри, я сияю Оно всецело поглощено заботой о благополучии других. Точно также подлинные царь и царица видят ясно и любят без привязанности. Они сумели стабилизировать свой ум и научились размышлять о счастье других.
Стабилизировать ум в любое время дня и ночи все равно что принимать целебные минеральные ванны – стресс растворяется, и мы обновлены. Помещая якорь нашего ума на дыхание, мы ощущаем стабильность, силу и ясность. Беспокойство отступает, так как мы соединяемся с более глубоким источником энергии. Является ли это абсолютным счастьем?
Нет, это только первая ступень радости. Когда перестаёт дуть ветер, в мире наступает покой.
Выходит солнце, и всем становится тепло.
Чтобы перейти к следующей ступени радости, мы размышляем о счастье других.
Наслаждение счастьем других – это земля, по которой галопом несётся ветер-конь. Мы излучаем энергию любви – нашу подлинную природу. Нам всем нравится влюбляться, потому что глубоко внутри мы любим заботиться о других. Желание, чтобы кто-то другой был счастлив, подобно купанию в молоке им де. Мы не хотим, чтобы он заболел. Мы хотим, чтобы она хорошо выспалась, наслаждалась едой и имела хорошего коня ветров.
Мы можем легко запутаться и решить, что другая личность – причина нашего наслаждения, что он или она – любовная таблетка, которую мы проглатываем. Неверно понятая любовь оборачивается судорожным цеплянием. Мы верим, что объект нашей любви постоянный источник радости. Мы хотим всё больше и больше. Мы путаем любовь с фиксацией, что приносит страдание вместо радости. Постоянный источник радости – это наша любовь, не другой человек. Влюблённость в кого-то помогает нам познать радость, которая происходит от заботы о счастье других. Мы думаем о том, как сделать этого человека счастливым что ему подарить, что сказать, что сделать. Но настоящая любовь не зависит от объекта. Настоящая любовь – естественная энергия нашего уравновешенного ума, неиссякаемый источник, который мы культивируем с уважением тигра и дисциплиной льва. Когда мы испытываем такую большую любовь, мы на пути добродетели.
Вначале, когда мы кого-то любим, мы радуемся, когда с этим человеком случается что- то хорошее. Она получает повышение по работе, кто-то хвалите стрижку, и нам приятно.
Затем наша любовь начинает оседать подвесом ожиданий, близкого знакомства с человеком и привязанности. Наш ум закрывается. Негативные эмоции, такие как ревность и гнев, становятся сильнее, а любовь слабее. Доброта по отношению к другим перестаёт нас увлекать.
Мы сравниваем. Мы захвачены недобродетелью. Разве можно развивать любовь, когда мы пойманы в сети гнева и ревности?
Пока негативные эмоции обладают силой нами управлять, любовь, словно вулкан, оживает и спорадически извергается. Лава любви выходит из-под земли на поверхность, но затем охлаждается привязанностью и становится серой застывшей горой. Ревность и гнев подавляют и уплотняют нашу любовь. Мы не знаем, когда начнётся новое извержение. Вместо того чтобы ждать момента, когда любовь возникнет случайно, нужно непрестанно куль
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
54
тивировать е, как сад. Нужно возделать почву, чтобы семена нашей любви раскрылись,
проросли и пробились на поверхность. Если мы их будем поливать и дадим им достаточно воздуха и солнца, они будут расти.
Один из способов размышлять о любви – это вызывать мысль Пусть мой друг получит всё, что захочет. Иногда ум отвлекается и думает Ненужно ей есть так много мороженого:
она потолстеет. Или Совсем ему ненужна новая машина, а то зазнается. Но эта практика не о том, как помешать кому-то набирать весили переживать о чужом тщеславии. Мы практикуем, пытаясь овладеть дисциплиной, которая позволит нам оставаться любящими и добрыми, даже если реальность не будет соответствовать нашим ожиданиям. Вполне возможно, что мы чувствуем себя недооценёнными или униженными. В нас начинает копиться неприятный осадок по отношению к другу, так как мы чувствуем, что нас игнорируют. Мы не желаем ей успеха. Мы боимся, что если он найдёт лучшую работу, мы не будем достаточно для него хороши. Наш ветер-конь теряет силу, и, конечно же, влечение нашего друга к нам ослабевает. Тайная ревность, соперничество или гордость делают нас лишь ещё более несчастными. Борьба за власть превращает нас в пленников в нашей собственной войне.
Люди часто сопротивляются, не хотят размышлять о любви к другим, считая это обременительным. Я им говорю Я прошу вас быть влюблёнными лишь десять минут в день.
Разве вам не хочется влюбиться Мы всегда о чём-то думаем что надеть, кому позвонить или как настоять на своём. Что мы выбираем для своего созерцательного размышления, стем и остаёмся. Обдумывать, что именно кто-то о нас сказал, или составлять план мести,
думать о том, как наша супруга продолжает перебивать нас вовремя разговора, и желать,
чтобы слова застряли у неё в горле, проигрывать в голове неприятность, которая уже произошла это всё равно что принимать токсичные ванны. Хотим мы купаться в машинном масле или всё же в молоке им деКогда мы практикуем влюблённость, мы проникаем глубже в наш сосуд с добродетелями. Мы освобождаем ум от я и срываем пломбу с глубин нашего существа. Размышление о любви расширяет ум. Чем больше изливается наша любовь, тем больше растёт наше сердце. Мы можем влюбиться во весь мир. Быть влюблёнными во весь мир – это не обуза.
Это великая радость, уверенность льва.
Если у нас недостаточно дисциплины для того, чтобы пропитать нашу любовь мудростью, то она может нас угнетать из-за привязанности к тому, кого любим. Тогда мы становимся собственниками, и сами напрашиваемся на неприятности. Мы налагаем друг на друга обязательства нельзя делать это, нельзя делать то. Мы не можем себе позволить быть открытыми. Мудрость понимает, что нам всем нужно пространство. Невежество смотрит на другого безо всякого анализа и ошибочно думает, что это мой друг.
Когда мы не оставляем другому достаточно пространства, то погружаемся в ревность и жадность, удовлетворяя лишь свои нужды. Вместо того чтобы предлагать себя, мы берём у других и никому не оставляем места. Когда мы забрали всё, что смогли, в одних отношениях,
мы движемся дальше в поисках следующих. Нам всё время мало. Так ведёт себя нищий. Тот,
кто благороден, обеспечивает свои потребности путём служения другим.
Большинство отношений разрушаются из-за недостатка кислорода. Вначале влюбившись, даже когда мы целуемся, мы даём пространство, потому что мы открыты и любознательны по отношению друг к другу. Никто никем не владеет. По мере того как взаимоотношения развиваются, становится всё меньше и меньше пространства. Наши идеи друг о друге начинают отягощаться ожиданиями и привязанностью. Любви нужно пространство. Пространство говорит Не будь ревнивым. Не пытайся завладеть тем, кого любишь. Любовь,
смешанная с пространством, называется отпускание.
Чтобы противостоять привязанности, мы можем размышлять о пространстве между нами и другими людьми. Люди, которых мы любим, обладают своим собственным дыха-
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
55
нием, телом и умом. Они нам не принадлежат. Глубокое созерцание такого рода позволит мудрости проникнуть ещё глубже. Мы можем спросить себя Кем на самом деле являются те, кого я люблю. Они – нагромождение плоти и костей, мыслей и словно они не такие прочные или вечные, как мы себе представляем.
Когда отношения заканчиваются, мы разбиты горем, потому что внезапно вынуждены взаимодействовать с пространством. Нас шатает от собственного непонимания. Этот человек не существовал в том смысле, как мы себе представляли. Всё что остаётся – это память и эмоции. Возможно, мы ошибочно приняли егоза часть своей личности. Его уже нет, но он никогда здесь и не был в том смысле, как мы себе воображали. Просто реальность теперь более явная. Когда позже мы говорим «Всё прошло, я его отпустила, на самом деле мы говорим Я отпустила мою концепцию об этой личности и о том, как всё должно было быть между нами. Мудрость учит нас видеть то, чего мы раньше не замечали. Вещи не такие прочные, как кажутся. То, что причинило нам горе, было лишь концепцией.
Когда мы позволяем этой мудрости в нас проникнуть, мы овладеваем огромным пространством, так как теперь мы гораздо меньше скованы нашими проекциями. Люди, которых мы любим, меньше угнетены нашей фиксацией, и подлинная любовь может расцвести в этом пространстве. Используя дисциплину льва, мы развиваем уверенность в величии наших сердец вместо ожидания того, что другие станут угождать нашим мелочным нуждам. Мудрые в любви, мы можем резвиться на высокогорных равнинах нашей врождённой радости
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
56
13
Порождение сострадания
Сияя подобно солнцу из изначального добра, сострадание
возвышает нас над поглощённостью собой и выводит из плена тёмных
времён.
Сострадание – это неугасающий отклик благородного сердца на мири понимание, что другие существа ничем не отличаются от нас. Лев смотрит на мири видит, что все существа:
муравей, бегущий по земле, червяк, ползущий под землёй, птица, парящая высоко в небесах,
и антилопа, скачущая по равнинам, – хотят одного – быть счастливыми. Все хотят прекращения страдания. С момента пробуждения до момента отхода ко сну – принимаем ли мы душ, завтракаем, идём на работу или смотрим кино – мы все находимся в погоне за счастьем.
Мы проживаем каждый день, надеясь избежать страдания. С дисциплиной льва мы активно желаем этого другим. В этом источник наслаждения льва.
Желать, чтобы другие не страдали, может показаться таким же бесполезным делом, как засовывать цветок вдуло направленной на вас винтовки, но древние говорят, что сострадание более могущественно, чем гнев, подкреплённый оружием. Несомненно, что мы оказались здесь из-за сострадания. Из-за сострадания наших родителей, которые нас кормили и одевали. Кто-то не хотел, чтобы мы испытывали муки голода или холода. Еда, которую мы едим, дом, в котором мы живём, одежда, которую мы носим, – всё возникает из сострадания.
Это правда, что во всём есть и чья-то выгода, но она всё равно смешана с состраданием.
Сострадание – фон замешательства. Мы все хотим счастья, и большинство из нас пребывает в недоумении, как его заполучить. Мы считаем, что думать только о себе – единственный способ его достичь. Если мы всегда ведём себя, как скупые бизнесмены, думающие только о собственной выгоде, то приносим вред себе и другим, потому что помним только о своём интересе. Живя в таком замешательстве, мы вынуждены сталкиваться с болью,
стрессом, разочарованием и сожалением – плодами недобродетельных действий. Тибетское слово я, или «эго», имеет смысловые коннотации – быть переполненными «падать».
Наполненность собой моментально вызывает негативные эмоции, гарантируя непрерывность нашего падения в тёмные времена.
В противоположность этому сострадание – это подлинная энергия ума, излучаемая,
словно солнечный свет, из изначального добра. Оно возвышает нас над эгоцентризмом и поднимает нас из тёмных времён. Сострадание, как солнце за облаками, сияет сквозь нашу зацикленность на себе. Мы спешим на автобус, но замедляем темп, замечая другого человека с тяжёлыми сумками. Мы хотим, чтобы его боль прошла. Сострадание позволяет нам сбросить скорость, и мы помогаем этому человеку.
Сострадание включает в себя способность видеть страдание, взаимодействовать сними отпускать. Мы знаем, что весь мири все существа охвачены невыразимым страданием, и мы усиливаем устремление накопить силу для облегчения их боли. Переживание боли вызывает чувство безысходности, будто мы попали в ловушку. Размышление над этим аспектом боли порождает сострадание – большое сердце льва. Мы желаем, чтобы все существа были освобождены светом своей собственной мудрости и сострадания и больше никогда не стра- дали.
Приступая к размышлению о сострадании, вначале мы вызываем связанное с этим личное переживание. Если просто сидеть и думать Пусть никто не страдает, возможно, это будет чересчур отвлечённым и абстрактным размышлением. По крайней мере вначале такая пространная мысль скорее всего не пробудит в нас сильного сострадания. Я часто начи-
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
57
наю с воспоминания о собаке, которую сбила машина. Машина резко остановилась, взвизгнув тормозами, собака жалобно заскулила. Удар пришёлся на заднюю часть тела и её задние лапы волочились по земле. Без всякой мыслимо сердце вздрогнуло от сильнейшего желания облегчить её боль. Вспоминая тот случай из своего личного опыта, я всегда чувствую сострадание. Так мы делаем сострадание сильным, зажигая его искру на интимном уровне. Будда учил, что мы можем испытывать это глубоко личное сострадание ко всем чувствующим существам. Когда ощущение сострадания поднимается в нас, мы короткое время медитируем на наш отклики сострадание начинает свободно струиться. Теперь, когда мы вызвали сострадание, мы можем постепенно распространить его на семью и друзей, шаг за шагом. Так мы постепенно усиливаем наше сострадание. Если мы подключим к нашему состраданию разумность, то сможем его расширить даже на наших врагов. Люди всегда идут на поводу у собственных гнева и гордыни. Если мы сможем увидеть, что человек, с которым у нас сложились враждебные отношения, страдает из-за негативных эмоций, и они его мучают, как палач жертву, мы сумеем испытать к нему сострадание.
Сострадание имеет силу побеждать даже демонов – невидимых существ, которые пойманы негативными эмоциями и ошибочными взглядами. Застрявшие между жизнями, они вредят другим, движимые неведением. Есть много историй о тибетских буддийских ламах,
безуспешно пытавшихся изгонять демонов всевозможными заклинаниями. И только когда ламы пробуждали к ним сострадание, демоны обретали мири освобождались от своего болезненного состояния.
Есть два вида сострадания сострадание, смешанное с привязанностью, и сострадание,
пропитанное праджней – высшим знанием. Сострадание, которое мы чувствуем к друзьями семье, обычно сопровождается цеплянием. Мы хотим им самого лучшего, но наше желание окрашено ревностью, привязанностью или страхом. Цепляние не позволяет нашему состраданию быть совершенно искренним. Мы всё ещё думаем о себе. Мы хотим, чтобы чьё-то страдание прекратилось, потому что оно вызывает неудобства, оно нас пугает или причиняет личную боль. Посредством созерцательного размышления, мы отфильтровываем грязь негативных эмоций и припадаем к материнскому источнику добродетели – незагрязнённому,
открытому состраданию.
Будда учил Не принимайте мои слова на веру, размышляйте над ними. Лучше вам убедить себя, чем мне убеждать вас. Убеждение самих себя – это практика. Углубляясь в размышление, мы практикуем, указывая самим себе определённое направление, и пребываем в нём какое-то время. Когда мы удерживаем нач м-то свой уму него нет иного выбора,
кроме как познакомиться поближе с этим предметом. Поэтому один из тибетских терминов для медитации буквально означает знакомство. Другое тибетское слово для практики означает переживание на опыте. Когда мы размышляем о сострадании, концентрируясь на благополучии других существ, мы замечаем и признаём, когда вместо этого начинаем думать о себе. Тогда мы возвращаем наш ум к мысли о сострадании. Таким образом, мы знакомимся ближе с состраданием и переживаем его на собственном опыте.
Чувствуя сострадание, мы отмываем его золото с помощью праджни – знания того,
каковы вещи на самом деле. С прозрением праджни мы учимся расширять сострадание на других не потому, что мы к ним привязаны или нас пугает их больно потому, что знаем:
все существа хотят счастья точно также, как и мы. Также как и мы, никто из них не хочет испытывать боль. Обладая этим знанием и пониманием, мы можем распространить нашу заботу на других, подобно тёплым лучам солнца, которые сияют нагорных равнинах обители льва. Чем больше сострадания мы порождаем, тем больше становится наш ум. Так как сострадание приносит радость, оно делает нас счастливыми.
Когда мы просыпаемся утром, нам нужно помнить, что длительное счастье возникает из мудрости и сострадания. Сострадание – это не ответ слабого под безудержным напором
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
58
жадности и агрессии. Ум мудрости и сострадания – победное знамя Золотого века. Когда мы поднимаем этот флаг в нашей жизни, набирает силу конь ветров
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
59
14
Уверенность от удовольствия помощи другим
Когда мы открыты, мы наслаждаемся всем, что приносит нам
окружающий мир.
Один из великих индийских учителей – Шантидэва, – который описал путь Бодхи- саттвы-воина, сказал Неудобство от размышлений о благополучии других – ничто по сравнению с пользой, которую мы от этого получаем. Одна лишь мысль о том, как помочь другим, облегчает стресс, приносит радость уму и обладает фантастическими кармическими последствиями. Вот как дисциплина льва обогащает мир радостной уверенностью, способной озарить любую ситуацию вопросом Чем я могу помочь?»
Большинство из нас проводят дни в непрерывном размышлении о том, как помочь самим себе. С дисциплиной и восторгом льва мы учимся выворачивать это размышление наизнанку. Вначале очень легко об этом забыть. Затем мы можем почувствовать разочарование, потому что не знаем, как помочь другим. Несмотря на то, что люди постоянно спрашивают меня, как это делать, я не могу им ответить. Я могу лишь воодушевить вас сделать это основной темой вашей медитации и вашей деятельности. Размышление о том, как помочь,
открывает наши сердца и горизонты. Помня основное намерение правителя – обеспечить благополучие других, мы закладываем почву для обогащения нашей семьи или бизнеса и,
несомненно, нашего личного счастья и успеха.
Если у насесть семья, мы можем утром посвятить несколько минут размышлению о наших обязательствах. Нас может волновать взятый ранее кредит, домашнее задание наших детей или чьё-то здоровье. Перед тем как погрузиться в эти мирские заботы, мы можем остановиться на мгновение и возвысить ум следующей мыслью Пусть моя семья будет счастлива. Пусть никто из моих родных не страдает. Вначале мы стабилизируем наш ум, фокусируясь несколько минут на дыхании. Затем мы помещаем умна эту мысль. Когда мы замечаем,
что думаем о чём-то другом, то возвращаем ум назад к этой мысли.
С таким пожеланием, исходящим из самого сердца, мы порождаем дисциплину и восторг льва. Мы напоминаем себе о небе – воззрении, от которого зависят все принимаемые нами решения. Это усиливает и углубляет нашу ответственность перед семьёй, перед тем,
как мы опустимся к нашим повседневным земным решениям. Размышляя поначалу о нашем воззрении, мы сможем научиться привносить радостную уверенность льва во всё, что приносит нам день. Такая уверенность выведет нас за пределы страха и сомнений, которые зацикливают нас на себе».
У нас может быть миллион мыслей о том, какое именно счастье мы хотим для нашей семьи – здоровую еду, высокие оценки, хорошую одежду и друзей. Если мы чересчур фокусируемся на таких мыслях и заботах, то забываем, что первоначально побудило нас заботиться о своей семье, наша жизнь начинает довлеть над нами, и мы постоянно смотрим себе по ноги, забывая поднять взгляд к небу. Созерцательное размышление – это способ сориентировать ум перед тем как начнётся новый день. В независимости оттого, в какую школу ходят наши дети, мы хотим, чтобы они радовались жизни и небыли порабощены страданием. Фокусируясь на таком намерении, мы напоминаем себе, что под всей бессмысленной умственной болтовнёй существует наша исполняющая желания драгоценность – просвет- лённый ум Бодхисаттвы, мудрость и сострадание, которые едут верхом на коне ветров.
Мы можем сказать Мне ненужно размышлять о своём желании, чтобы другие были счастливы. Я это итак делаю, но часто, если мы сознательно не порождаем в уме мотивацию, чтобы другие не страдали, всеисполняющая драгоценность становится туманной и
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
60
далёкой. Более поверхностные аспекты нашей жизни побеждают, и мы начинаем фиксироваться на том, что кто-то не убрал молоко в холодильник или захватил пульт от телевизора.
Мы теряем контакт с более глубокой причиной того, почему мы вместе. То, что не удерживается в уме на первом месте, чаще всего забывается.
Поэтому мы размышляем о помощи ближним. Мы учимся делать умозаключения,
которые усилят нашего коня ветров. Чем дольше мы удерживаем умна определённой мысли:
«Пусть моя семья не страдает, тем скорее мы прибудем к сердцевине истины – своему подлинному намерению, чтобы другие были счастливыми, хотя раздражение часто будет препятствовать этому пожеланию. Мы понимаем, что счастье других – корень всеобщего счастья и что всеобщее счастье коренится в свободе от неведения. Когда наш ум привыкает к подобным мыслям, эти истины становятся основой нашей жизни. Вот так мы превращаемся из нищего в правителя.
Если у насесть бизнес, мы можем начать свой день в офисе, уделив немного времени тому, чтобы напомнить себе, зачем мы работаем чтобы быть счастливыми, нам всем нужны деньги, чтобы обеспечить свою семью и самих себя. Мы просто сидим за столом 5 минут,
позволяя уму успокоиться, и помещаем его на мысль Пусть мои коллеги по работе будут счастливыми. Некоторые люди, возможно, трудятся не так усердно, как следовало бы, некоторые делают ошибки. Такие частные взлёты и падения никогда не прекратятся, поэтому не стоит на них слишком отвлекаться. Мы можем утвердиться на более глубоком уровне осознанности. Ориентируя умна небо мы можем быть великодушными, а не подавленными.
На протяжении всего рабочего дня мы можем размышлять над мыслью Я хочу предложить себя в качестве источника счастья для других существ».
Если у насесть вдохновение возвысить свой ум и заботиться о благополучии других,
мы всегда сможем найти способ им помочь. Дисциплина льва – это отправной пункт, потому что она возвышает нас над сомнениями и ленью. Мы можем практиковать произнесение ободряющих слов, даже когда спешим или находимся в депрессии. Мы можем выделить время, чтобы помочь нашему ребёнку в домашней работе или чтобы приготовить омлет для друга. Дело не в какой-то особенной помощи Какой омлет мне приготовить, испанский или с сыром Суть в том, чтобы в наших действиях возникала теплота и открытость, а также удовольствие оттого, что мы в состоянии помочь.
Если говорить о деталях, когда мы открыты, то можем получать удовольствие от всего,
что преподносит нам мир. Вместо того чтобы злиться, что в холодильнике нет сыра или что кончились яйца, мы можем использовать всё происходящее, чтобы возвысить текущий момент. Мы можем играть с ситуацией – радоваться, что мы готовим запеканку вместо омлета или идём в магазин с настроением помочь. Дисциплина непротивления обстоятельствам это именно то, что мы практикуем, когда оставляем наши концепции и двигаемся вперёд, используя всё происходящее как материал для медитативного размышления.
Открытие сердца подобно возделыванию земли для нового сада. Вначале земля неподатлива, так как почву нужно обработать и убрать множество камней. Мы озадачены. Мы настолько привыкли ставить себя на первое место, что думать о других может показаться чем-то совершенно обезличенными трудным. Но со временем почва становится мягче, ив нашем сердце естественно начинают пробиваться ростки доброты, сострадания и радости.
Чем больше мы помогаем другим, тем мягче и плодороднее становится наше сердце.
Помощь другим представляет новый подход к жизни. Мы непросто ставим галочку и затем возвращаемся ка как же я Чувство напыщенности из-за осознания того, что мы помогаем другим, как будто это новый важный проект, не является уверенностью – это знак,
что мы используем нашу практику для укрепления своей ограниченности. Мы думаем, что мы лучше других, они должны почитать зачесть, что мы им помогаем. Если мы действуем,
движимые не заботой и теплотой, а из жалости или чувства обязательства, то приготовление
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
61
кому-то изысканного блюда не принесёт нам радости. Вместо этого мы устанем, потому что в действительности не думаем о других, – мы думаем о себе. Обычно мы не имеем понятия,
как помочь, потому что наша энергия заботы ещё не течёт вовне. Мы не знаем в реальности,
как давать. Мы можем чувствовать искушение сдаться и забыть о помощи другим. И тогда мы также не поможем и себе.
Возможно, мы сидим, размышляя о благе ближних, но где-то в глубине думаем:
«Нужно больше заботиться о себе. Думая о других, мы делаем больше для себя. Радоваться,
помогая другим, – секретный метод, лучший метод помогать себе. Каждый раз, когда мы думаем о чьём-то счастье, мы берём отпуск от плана я. К примеру, помогая соседке убрать снег се проезда, мы поддерживаем хорошую физическую форму.
Вначале мы по привычке продолжаем думать о себе. Мы также не совсем убеждены,
что думать о других – стоящее дело. Мы не должны плохо себя чувствовать, когда думаем:
«Если я им помогу, может, и они помогут мне. Даже если мы зациклены на помощи другим как способе помочь самим себе, то вместо того, чтобы иметь сто мыслей о себе, мы можем хотя бы тридцать раз подумать о других. Со временем, по мере того как мы будем практиковать дисциплину помощи другим, соотношение переместится, и радость льва просочится сквозь нашу зацикленность на себе. У нас будет больше мыслей о других и меньше – о себе.
Мы привыкаем к нашему новому образу жизни и видим, что это работает. Шаг за шагом наш конь ветров поднимается и набирает силу, потому что мы используем нашу жизнь и дела как способ практиковать добродетель. Как и во всех созерцательных размышлениях,
мы начинаем с чего-то маленького, чтобы добраться до чего-то большего.
Когда моя мама болела, я наблюдал, как Лама Пегьял, продвинутый практик медитации, помогал ей. Он говорил с ней мягко, приносил воду, бережно переворачивал маму в постели, когда ей было больно. Каждое его движение выражало подлинную доброту, просто укоренённую в желании, чтобы моя мамане страдала от боли. Я убеждён, что каждый из нас может воплощать такой вид щедрости на протяжении всего дня. Мы можем принести кому- то чашку кофе, позволить нашему другу в тишине почитать газету, подать супруге другую салфетку, когда её упала на пол. Мы можем вызваться подтолкнуть чью-то машину, когда она застряла в снегу. Даже если эти акты доброты не будут оценены или замечены, мы должны продолжать нашу практику. Солнце сияет днём и ночью, и тоже самое должно происходить с нашей заботой о других.
Обогащение наших мыслей и действий любовью и состраданием высвобождает огромную положительную энергию, как будто наш конь ветров освобождается. В этом есть своего рода алхимическое превращение, как при взбивании молока в масло. Когда мы взбиваем
«а как же я, преобразовывая его в а как же ты, мы сознательно меняем нашу молекулярную структуру, вовлекая тем самым хромосому большого ума. И плод этого – зиджи сияющая внутренняя уверенность. Поворачивая нашу энергию наружу, мы присутствуем в мире с переполненным сердцем ребёнка, предлагающего свой подарок. Нет никакой политики, никакого коварства или манипуляции. Наше сострадание сияет вовне, и нас переполняет восторг оттого, что другие счастливы
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни
С. Мипам. Управляй своим миром. Древние стратегии для современной жизни»
63
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов


связь с админом