Главная страница

газета 5_web1. Славная история у моего родного Уральского края. Много пользы он принёс нашему отечеству. Ещё соврем н Петра Великого здесь дымят заводы- трудяги


Скачать 4,62 Mb.
НазваниеСлавная история у моего родного Уральского края. Много пользы он принёс нашему отечеству. Ещё соврем н Петра Великого здесь дымят заводы- трудяги
Анкоргазета 5_web1.pdf
Дата09.02.2018
Размер4,62 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаgazeta_5_web1.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#7109
страница1 из 3
Каталогid93851941

С этим файлом связано 81 файл(ов). Среди них: Shkaly_EGE-2017.pdf, wto-doklad.pdf, Gazeta_k_mitingu.pdf, 33_Informatsionny_vestnik1-4.pdf, Listovka_protiv_YuYu.pdf, Obraschenie.doc, Sotskov_Sekretyi_polskoy_politiki_Sbornik_dokum.rtf и ещё 71 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3
Славная история у моего родного Уральского края. Много пользы он принёс нашему отечеству. Ещё соврем н Петра Великого здесь дымят заводы- трудяги. Пушки, отлитые здесь, топили на дно истории шведский флагман штыками, сделанными из нашего железа, кололи наполеоновских захватчиков. Но, конечно, главным испытанием, как для Урала, таки для всей нашей большой страны стала Великая Отечественная война. Смогли бы мы выдержать это испытание, не будь создан на Урале в период индустриализации новый Промышленный Район Сегодня значительная часть наших сограждан не хочет трудиться на заводах и относится к ним как к чему-то обыденному. Многие даже не подозревают, каким напряжением сил, какими человеческими подвигами достались они народу!
Я думаю, все понимают, что эти подвижки в общественном сознании произошли не сами собой, что соврем н перестройки продолжается война против исторического сознания народа. Совсем недавно, зимой этого года произошла очередная вражеская атака в городе Свердловске, ночью, была снесена Краснознамённая группа. Ранее с этого памятника был снят, якобы для реставрации, Орден Ленина, которым город был награждён в 1973 году за большие революционные и трудовые заслуги трудящихся города Свердловска, их выдающуюся роль в индустриализации страны, значительный вклад в обеспечение разгрома немецко-фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне, успешную деятельность по созданию материально- технической базы коммунизма ив связи с 250-летием со дня основания».
Думаю, как раз сейчас необходимо вспомнить, что же представляла собой индустриализация.
Каким был Урал накануне индустриализации Во второй половине XIX, начале ХХ века Урал постепенно начинает терять свой статус опорного края державы. На передние позиции в металлургии выходит Украина, где, кстати, не было почти ни одного предприятия безучастия иностранного капитала (Л.Г. Ландау – Иностранный капитал в дореволюционной России).
В 1914 году Россия вступает в Первую Мировую войну. Затем происходит Февральская Революция, в том же году - Великий Октябрь. К власти приходит большевистская партия во главе с В.И. Лениным, люди, заряженные идеей развития. В ответ на это начинается иностранная интервенция. Немцы в феврале 1918 наступают по всему фронту, оккупируют Украину. Советская Россия остаётся безе индустрии. 3 марта 1918 г. это положение закреплено Брестским миром Уже тогда советское руководство понимало, что необходима вторая металлургическая база, и, конечно, ей видели Урал. Так, I Всероссийский съезд совнархозов в июне 1918 принял решение опере м еще ни игла в н ы х центров нашей промышленности в районы добычи руды и угля – на Урал ив Сибирь (В.Н. Зуйков – Создание тяжелой индустрии на Урале, М. Исходя из этого составлялся и план электрификации, ГОЭЛРО. За период НЭПа Уральская промышленность только подошла к уровню довоенного 1913 года. Были введены в эксплуатацию заброшенные или частично разрушенные производственные мощности, но рывка, необходимого стране, эта экономическая модель обеспечить не могла. Курс на индустриализацию был взят на XIV съезде ВКП(б), в декабре го. Была поставлена задача сделать так, чтобы СССР не ввозил станки и оборудование, асам производил их. В Уральских руководящих органах приступили к разработке плана индустриализации Урала. 28 января 1927 г.
Совнарком одобрил линию Уралоблисполкома на создание крупной промышленной базы в крае. В это время в регионе уже начали получать первое финансирование на проекты и закладывать первые заводы.
Было и сопротивление всему этому. Так, против индустриализации Урала выступали элитные группы от украинской металлургии, также в партии шла острая борьба с самой идеей форсированной индустриализации (Бухарин). Стройке завода Уралмаш два раза прекращали финансирование. Это решение экономически обосновал профессор
Диманштейн, говоря о нерентабельности строящихся уральских заводов. Способствовали же принятию решения о строительстве тяжёлой индустрии на Урале В . В . Куйбышев, Ф . Э . Дзержинский и Г . К .
Орджоникидзе.
И вот началась первая пятилетка 1928-1933 гг. Она гремела грандиозными стройками, требовавшими огромного напряжения. Именно в это время построены такие гиганты, как Магнитогорский металлургический комбинат, Уралмашзавод, Челябинский тракторный завод, Челябинский завод ферросплавов, Березняковский химкомбинат, Соликамский калийный комбинат, Палатинский химзавод и многие другие предприятия. Всего за первую пятилетку введено в действие 149 (!) заводов. На тот момент они являлись передовыми. Строительство велось на постоянном ускорении темпам а кси мал ь но использовались рацпредложения, обмен опытом между стройками, набирало ход стахановское движение. В современном расслабленном обществе сложно представить себе людей, которые творили невиданное доселе. Мне они видятся абсолютно сосредоточенными наделе и всецело отдающимися ему.
Характерным портретом той эпохи для меня является первый директор Уралмаша Александр Петрович Банников — большевик, участник Первой мировой и Гражданской войн, человек, не занимавшийся до этого строительством. Таких заводов, как Уралмаш, в мире ещё не было, и каких строить – никто не знал. Начали проектирование. Специалистов катастрофически не хватало, кое-какая литература была на английском и немецком языках. Банников выучил оба языка, и через 2 месяца он уже применял иностранную техническую литературу на практике. Приходилось решать множество незнакомых задач. Например, после одобрения проекта
Банникову рекомендовали строить завод из дешевых материалов леса и керамзитового кирпича. Но главный инженер стройки В.Ф.Фидлер настаивал, что завод надо строить на века, и только из стали и кирпича. Решение вопроса нашли в том, чтобы построить около завода ряд подсобных предприятий. Заложили завод металлоконструкций, кирпичный завод, бетонный завод, лесопильный цех, далее обзавелись подсобным хозяйством. В общем, стали производить все, что нужно, на самой стройке. Когда начали строить завод металлоконструкций, возникла необходимость срочно вырыть котлован под фундамент, но повремени не успевали к зиме. Партячейка приняла решение агитировать людей за внеурочный труд, разъясняя значение стройки. Агитировать шли все партийцы, в том числе Банников. В результате агитации почти каждый строитель после своей смены шел ещё на 3 - 4 часа в котлован. Рыли его вручную, единственными помощниками были лошади. Подходило к концу строительство завода металлоконструкций, надо было его запускать. А рабочих, способных на нем трудиться, почти не было. Наладили обучение. Преподавателями стали свои же рабочие, такие как мастер-механик Слесарёв, молодой инженер Сенцов, а учениками – вчерашние полуграмотные крестьяне. Обучение проходило в две смены, после окончания работ…
Сложно, да и ненужно, наверное, перечислять всё, с чем столкнулись уралмашевцы. Но мне бы хотелось, чтобы люди почувствовали дух той эпохи, когда Урал вместе со всей страной рвался вперёд.
Постоянно шла борьба за время, за увеличение темпов строительства. Это видно по рационализаторским кампаниям, которые проходили на заводах. Вот, например, как проходила работа по рационализации производства на Златоустовском механическом заводе. Сначала вопрос подняла партячейка. Комсомол и профсоюз провели разъяснительную работу – о сущности и методе рационализации. На заводе, в клубах, красных уголках, общежитиях они провели 446 бесед, 51 вечер вопросов и ответов, 42 громкие читки. По вопросам рационализации постоянно публиковались материалы в заводской газете. Активно проводились совещания и комиссии по рационализации. В результате высвободилось 600 рабочих и 80 служащих. В течение года себестоимость по основным видам продукции снизилась от 4 до 20%, а производительность труда выросла на 43%
(В.Н.Зуйков – Создание тяжелой индустрии на Урале,
М.1971).
Или другой пример, когда на декабрьском пленуме Уральского обкома ВКП(б) был поставлен вопрос о круглогодичном строительстве и ведении зимних строительных работ. Волей энтузиастов стали осваиваться различные методы строительных работ в зимних условиях. На уральских стройках в зимнее время в широких масштабах велись все виды строительных работ земляные, кладка кирпича, монтаж конструкций. Производились даже бетонные работы. Так, например, настроите ль ст в е Магнитогорского комбината работы по заливке плотины проходили с 18 января (!) по 5 апреля 1931. Вне было уложено 30 тысяч кубометров бетона морозы при этом достигали 30 – 40 °С)…
Это всего лишь небольшая зарисовка тех великих подвигов, которые совершил наш народ вовремя индустриализации. Подвигов, без которых наша победа в Великой Отечественной войне, как и вообще наше будущее, были бы под большим вопросом.
С его дня ш н я я борьба завоз вращение
Краснознамённой группы на её законное место – это тоже борьба за наше будущее. Или мы вернём себе историческое достоинство, или станем Иванами, не помнящими родства, потеряем остатки единства общества, и тогда – бери нас голыми руками.
Первые строители Свердловска
фото с сайта Иван Черемных
Индустриализация на Урале
Позову Родины, позову Партии пришли сюда советские люди, чтобы защитить свободу и честь своего народа, отстоять завоевания Великого Октября.
Здесь, на этой земле, Они повернули ход судьбы, заставив ее идти от мрака к свету, от порабощения к свободе,
от смерти к жизни»
многие свердловчане, у железнодорожного вокзала, мимо памятника уральским рабочими воинам-танкистам Уральского добровольческого танкового корпуса. Сознание при этом отказывается принимать факт, что корпус был укомплектован машинами, произведенными сверх плана, в часы, предназначенные для отдыха, на пожертвования трудящихся. Личный состав и экипажи также формировались из самих рабочих с заводов, производивших бронетехнику, необходимую Красной Армии как хлеб, как воздух.
Можно прогуляться по парку имени
Маяковского и найти там памятник разведчикам- мотоциклистам того же Уральского добровольческого танкового корпуса, воевавшим на мотоциклах М Ирбитского моторного завода.
А еще в Свердловске есть улица Фронтовых Бригад, по которой пролегает мой ежедневный путь на работу. Самоназвание уже дает намек на необычность этой улицы. Казалось бы, еще одна промзона, как в любом городе страны серые заборы, обветшалые корпуса заводов селе прикрывающими безобразие рекламными объявлениями. Аренда, продажа, Склады, офисы, производство. Но когда-то именно здесь ковался вклад Свердловска в Победу. Движение фронтовых бригад организовывалось в середине
1942 года. Девиз тех дней – В труду, как в бою. Никто не уходил домой, пока не выполнялся план. Жили люди в своих общежитиях как в блиндажах, в холоде, сырости и голоде. В цехах ветер гулял по всем помещениям, многие болели. Но все же инструмент в руках был оружием для выполнения тяжелого задания – это была линия тылового фронта. На каждом станке работников бригад стоял флажок с надписью Фронтовая бригада. А отличившимся ставили флажок Лучшая фронтовая бригада на станок командира. Площадки Уралтрансмаша, Турбомоторного завода, Электротяжмаша и, конечно же, УЗТМ в дополнение к созданным впервые пятилетки производствам приняли вовремя эвакуации промышленности в 1941-1942 годах, по сути, еще несколько крупных промышленных центров страны. На юге города разместился киевский завод Большевик - будущий гигант Уралхиммаш. В Нижнем Тагиле на базе Уралвагонзавода при слиянии эвакуированных Харьковского завода им.
Коминтерна и Мариупольского завода образовался Уральский танковый завод. Всего Свердловская область приняла 212 предприятий и 719 тысяч человек. Численность жителей крупнейших городов Среднего Урала, Свердловска и Нижнего Тагила за годы войны выросла, соответственно, с
423 тыс. человек до 620 тыс со 160,0 до 239,0 тыс.
Все у нас вокруг напоминает о трудных, суровых годах становления индустрии, о войне в войне - эвакуации и труде в тылу, о напряжении послевоенного восстановления хозяйства. О том, за что и почему трудились и сражались советские люди. Этот беспримерный самоотверженный труд вызывает восхищение и недоумение одновременно Разве способны люди создать все это в таких условиях и за такие короткие сроки И, прогуливаясь в выходной погожий день по
Плотинке, любимому месту отдыха многих свердловчан, можно созерцать награду, которой был удостоен Свердловск, подтверждающую смогли, сделали, выстояли Точнее, можно было созерцать до недавнего времени.
Так, а где же она Где Орден Ленина, где красные шпили-знамена?! Оказывается, устарели Устарел подвиг Свердловска, устарел, видимо, и подвиг Сталинграда Всего советского народа Нехорошие вещи творятся на моей земле, прямо скажем, паскудные вещи!
Кому-то теперь можно глумиться над памятью павших и историей государства. Например, построить в Сталинграде рядом с
Мамаевым курганом, где лежат плиты с именами героев-защитников, многие из которых были комсомольцами, торговый центр с названием
«Комсомолл». Дозволено печатать рекламные Такие проникновенные слова я увидел на стеле в городе-герое Сталинграде, когда недавно удалось взять отпуски отправиться в путешествие. Имя этого города на Волге известно всему миру. Оборона Сталинграда – один из ярчайших эпизодов Великой Отечественной войны. Это пример небывалого мужества и стойкости защитников. Но пока я стоял у стелы, мне в голову пришла мысль, что моя родная уральская земля тоже имеет славные страницы в своей истории, о которых хочется, а главное, необходимо рассказывать детям, помнить о трудовом и ратном подвиге уральцев, гордиться им. Позвольте провести небольшую экскурсию по городу и краю.
Для начала стоит съездить в музей боевой техники в Верхней Пышме и поглядеть на машины, с которых начинала молодая Страна Советов свои первые шаги в танкостроении. Полюбоваться на грозные, но при этом не лишенные элегантности танки, проложившие Красной Армии дорогу на Берлин, легендарных Т, КВ и ИС. Оценить мощь послевоенных образцов, также производившихся на Урале.
Почти каждый день проезжаю я, как и За что сражались советские люди вклад уральцев в Победу листовки, используя лозунг перестройка вместе с символикой, с которой и ради которой эти комсомольцы шли на лютую смерть. Кстати, такой торговый центр есть ив Свердловске, теперь советское - это модные бренды». А если что-то немодное Отнесем в металлолом, так, что ли?!
Бороться с памятью пытаются по-разному. Кто- то оскверняете е новомодными перфомансами, сам того не понимая, – как подростки, танцевавшие модный «гарлем шейк на мемориале воинам срочной службы в
Краснотурьинске. Кто-то расстреливает память из автомата, – в прямом смысле, как случилось с памятником комсомольцам в Сухуме. Однако те, кто пытается убить память, могут не знать фразы Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки. Есть, очевидно, и те, кто считает, что прошлое у нас можно украсть. Тихо, ночью, авось не заметят…
Дорога в Сталинград для меня лежала через теперь уже безлюдное село Буза е во,
Большеберезниковского района Республики Мордовия. Не перенесло оно нового мышления и последующих реформ. Там, на заросшем кладбище, лежит мой дед, Гордеев Василий Дмитриевич, один из защитников Сталинграда, прошедший от него сбоями до Кенигсберга. Не было у него орденов, одна медаль За Отвагу. Поднять руку на награду Свердловску – все равно, что поднять руку на эту солдатскую медаль.
Глаза деда Васи, как живые, глядящие с веселым огоньком на меня с фотографии на серой плите, казалось, видят меня насквозь. Видят они и то, что творится по всей нашей большой Родине, которую он для меня отстоял. А дед мой был не один, их миллионы, воинов, кузнецов, пахарей. Глядят они, а сказать не могут, – а значит, говорить буду я Я спрошу за все. И я тоже не один.
Евгений Паксейкин
Что делает повседневного, негероического человека, случайного прохожего, уверенными довольным собой Правильный, хотя и не лежащий на поверхности ответ, – спокойствие человеку придает то, что он пребывает среди символов. Символы повсюду – они встречают нас рано утром, когда мы только-только проснулись, сопровождают на улицах, на работе и на отдыхе, и продолжают действовать, даже когда мы ложимся спать. Итак всегда, итак каждый день. В этом легко убедиться, если присмотреться к функционированию привычек и традиций. Социологи культуры знают – привычки и традиции являются носителями символического содержания. Но что это значит, и чем это грозит Давайте выясним.
Возьмем хотя бы будничное утро обычного человека. Такого, который привык вставать ежедневно в шесть утра, привык чистить зубы, привык пить натуральный кофе за завтраком, привык завязывать шнурки, выходя из дома. Вроде бы это все чисто механические действия, раз за разом он их повторяет, только и всего. О каких, казалось бы, символах тут можно вести речь?
Не все так просто. Просто вообразите себя этим человеком. Вообразили А теперь попробуйте остаться в рамках только механики действий и обеспечить их регулярность Скорее всего, у вас ничего не выйдет. Если не объяснить себе, что ты встаешь в шесть утра не только для того, чтобы успевать приехать на работу вовремя, но и для того, чтобы быть ответственными мужественным в глазах коллеги перед самим собой, раннее вставание превращается в ад. Зубы многие люди чистят любимой зубной пастой ил ю б им ой щеткой ото дно гоп рои з водителя, потому что паста ищет ка символизируют стабильность и устойчивость. Выскажете, приверженность вещам свойственна только обществу потребления Вовсе нет – помните, водном из советских фильмов зять подарил тестю- фронтовику новенький импортный бритвенный станок, а тесть (его роль играл Ростислав Плятт) все равно предпочел бриться проверенной фронтовой опасной бритвой. Итак во всем – кофе я пью из ОСОБОЙ кофейной чашки (символ утонченности и эстетики, шнурки завязываю ОСОБЫМ, своим узлом символ личной оригинальности Смотрите, если перевести обычные, машинальные действия в регистр дополнительных смыслов, заключающихся в них, цепочка ранний подъем – чистка зубов – кофе – шнурки превращается в цепочку постоянной манифестации некоторой цепочки смыслов. Я держу слово – я держу все под контролем – я аристократ – я творческая личность. Вот что я НА САМОМ ДЕЛЕ, помимо чистой функциональности, сообщил себе и другим этими простыми действиями. Попробуйте заставить людей удалить этот ценностный субъективизм из любой повседневной деятельности, ивы получите сбитого столку человека, который, скорее всего, нес может долгов ы полнят ь механическую работу. Спокойному уверенному человеку необходимы эти символические намеки. Таким образом, символ – это знак, который отсылает к другому знаку, который обладает более высоким, обороняющим смыслом. Представьте, вы проснулись утром и оказались в мире, в котором отсутствуют ВСЕ привычки. Вы не знаете, как действовать, – доведенных до автоматизма, рефлекторных действий больше нет. Как вы себя будете чувствовать Не в своей тарелке, незащищенным, уязвимым, верно?
Не менее властно символические смыслы управляют общественной деятельностью. То, что в индивидуальной сфере было привычками, в сфере социальной становится традициями. Однако здесь действуют те же принципы. Говоря немного упрощенно, традиция – это коллективная привычка. Люди в группе (маленькой, большой, или громадной) сознательно или неосознанно начинают регулярно выполнять те или иные действия, в которых, кроме практического, всегда присутствует символическое или ценностное наполнение. Именно поэтому традиционные общественные институты – вроде церкви или государственных форм управления и обрастают всевозможными символами и симоволическими действиями, потому что их роль в охране, укреплении чувства защищенности граждан очень велика. Каждый раз, когда приходится поднимать эту тему символов, которые защищают и поэтому нуждаются в сохранении и уважении, тебя тут же начинают упрекать в авторитарности сознания. О какой защите выговорите спросит меня критик. На дворе что, война От кого или отчего защищаться человеку, когда он идет по улицам цивилизованного города или своего дома Зачем вы все время придумываете для себя врага Чего бояться современному человеку?»
Однако задающий эти каверзные вопросы или плохо слышит сам себя, или не понимает, о чем спрашивает. В цивилизованном городе или цивилизованной деревне человеку бояться действительно нечего. Но почему Потому что он надежно защищен не только городскими стенами и полицией, но и городскими символами. Попробуйте выйти из города в глухой лес, или заплыть за буйки, далеко в море. Для вас по-прежнему неактуален вопрос – кого бояться Да мало ли, кого Зверей, акул, плохих людей Нашего биологического сходства с млекопитающими никто не отменяла в незнакомой,
« не прирученной среде большинство млекопитающих испытывает тревогу.
Задумайтесь – почему современный человек, заходя в помещение, никогда не идет сразу в центр зала, а жмется у стеночки Почему абсолютно любому трудно выступать публично, без подготовки, особенно в незнакомой компании, ион нервничает, когда другие люди пристально смотрят Почему сложно играть в гляделки Почему вы вздрагиваете, когда вас кто-то окликнет Чего вы боитесь Помните, это же вы меня спрашивали Ответ все тот же такова природа человека – для психологической уверенности ему нужно окружить пространство символическими содержаниями. Через них люди и обращаются к защите сил (необязательно потусторонних, которые смогут заслонить. И окружают себя символами, которые постоянно напоминают о том, что мы под защитой. Ив традиционных обществах, ив наши дни этот закон один и тот же. Если устранить символы города или страны, или подорвать к ним доверие, население будет чувствовать себя тревожно, скованно, подобно человеку, который забыл, как завязывать шнурки. Неслучайно ведь КГ. Юнг писало защитной стене символов, а Вл. Соловьев, П. Флоренский или А.Ф.
Лосев именно в символах видели связь человека с абсолютом. И поверьте, научные авторитеты в вопросах функций символизма не так уж сильно разнятся (чего не скажешь, к сожалению, об определении того, что такое символ. А теперь от культурологической теории традиций и символов давайте перейдем к актуальной действительности. Рассмотрим, как работают символы на примере такого большого города, как современный Екатеринбург. О, здесь очень много символических мест Но, пожалуй, самым главным средоточием символов являются Плотинка и Исторический сквер. Здесь находятся памятники основателям города, здесь находится резиденция губернатора, здесь находятся первые станки и прессы, на которых работали наши предки. Здесь – самый большой городской музей, несколько музеев (между прочим, в историческом здании, водонапорная башня и, конечно, часовня Святой Екатерины. Именно на Плотинку приходят влюбленные, чтобы замкнуть на ограде моста заветные замки отношений. Городские праздники с фейерверками, парадами устраивают тут же. Рядом – бюсты великим писателям
– П.П. Бажову и ДН. Мамину-Сибиряку. Каких еще нужно доказательств, что именно к изменению топографии этого места нужно относиться особенно бережно Что ни памятник здесь, то символ. Снова прибегну к сослагательному наклонению. Представьте, завтра исчезли Татищев и де Геннин, исчезло здание Профсоюзов, исчезла памятная каменная плита обосновании города С ограды мостика сняли все влюбленные замки. Музей разрушили. День города и день победы больше не празднуют. Вроде бы ничего и не изменилось Но представьте тщательнее, представьте. Ходить по
Плотинке станет неприятно, каждый приход на нее будет связан с воспоминаниями, которые наглядно воплощаться не будут. И станет боязно. Станет тревожно. Нам лине знать Вспомните, на нашей памяти такое уже было – вначале х, когда старые символы были скомпрометированы, а новых никто не дал. Почему это время и окрестили в народе проклятыми девяностыми. Не знаешь чего ждать, не знаешь, на что надеяться. И это Екатеринбург А про маленькие областные городки я вообще молчу. Казалось бы, эти времена свержения кумиров давно в прошлом. Символы Свердловска и Екатеринбурга мирно уживаются друг с другом. Но зачем-то с Плотинки убрали Краснознаменную группу с орденом Ленина, которая символизировала сразу несколько важнейших моментов. Красные знамена, словно штыки, обороняли жителей Свердловска, Орден Ленина был связан с трудовыми подвигами горожан. Снесение конструкции как бы говорит – воинская слава ничто, трудовой подвиг ничто.
Вместо Краснознаменной группы теперь на почетном месте стоят электронные часы, которые отсчитывают время до Олимпиады в Сочи. Тем самым установившие их дают понять – вместо воинской славы и самозабвенного трудам ы теперь преклоняемся перед спортивными соревнованиями. Однако символы, направленные в будущее, которые не уважают символов прошлого, лишаются связи с высоким. Лишаются психологической силы.
Электронные часы – не символ, но имитация, симулякр символа. Или, что еще хуже – негативный символ, символ разрушения. А тикающие назад секунды – напоминают не о торжественном начале спортивных игр, но скорее, о счетчике бомбы, мины замедленного действия. Как говорил Мефистофель в
«Фаусте» перед своим триумфом – Часы стоят. Хочется просто спросить у представителей компании, установившей часы – они-то понимают, в какого рода пиаре они участвуют И не удивляет ли их, почему почти все основные политические силы города и области (от коммунистов до неолибералов вроде Леонида Волков ас о лидар н ы в том, что Краснознаменная группа должна как можно скорее вернуться на свое законное место на Плотинке? А представителей власти хочется спросить о другом выждете какого-то взрыва Или вам абсолютно все равно Ну-ну. Мефистофель Кто так сопротивлялся мне, бывало,
Простерт в песке, с ним время совладало,
Часы стоят.
Хор Стоят. Молчат, как ночь.
И.В. Гете. Фауст.
(Перевод Б. Пастернака)
Как работают символы, или о социальных минах замедленного действия
фото с сайта Георгий Цеплаков,
Культуролог, кандидат философских наук
То, что в последние годы происходит в России с памятниками истории и культуры можно сравнить разве что с набегом варваров. Одно существенно отличает нас от варваров, вторгшихся в Римскую Империю – варвары уничтожали чужую, непонятную и несвязанную сними самими культуру, мы же уничтожаем культуру собственную. Согласитесь, это феноменально. Вовсе века считалось нормальными естественным любить своих предков, преумножать их заслуги, развивать созданное отцами и дедами. Тех, кто это делал наиболее талантливо, отдавая всего себя служению общему делу, народ носил на руках, хранил в своей памяти, и, таким образом, встраивал в общую архитектуру своей истории. Тех же, кто оплевывал, осквернял память предков, считали предателями или старались забыть. Вспомним, хотя бы, пример
Герострата, поджегшего храм Артемиды в Эфесе. Самой страшной карой для Герострата, должно было стать забвение, то есть абсолютная смерть. Даже имя его не должно было произноситься. Но, тем не менее, в памяти он остался, но остался как пример человеческой подлости и низости, пример предательства великого общего дела. Храм строило несколько поколений, дети сменяли отцов, обучаясь их мастерству, а один подлец разрушил великий труд заодно мгновение. Так что же происходит с нашей памятью и с нашими памятниками Это проявление чьего-то желания заполучить славу Герострата? Или, быть может, желание стереть из памяти народа нечто для него важное, нечто сущностное И кому и зачем это может быть нужно?
Для начала посмотрим на то, как ведет себя наш местный варвар. В первую очередь бросается в глаза большое количество сметенных памятников архитектуры в центре Екатеринбурга. Это и дом
Ярутина (ул. Белинского, 3), и усадьба Фальковского ул. Октябрьской Революции, 25), памятник Усадьба, жилой дом, ворота (ул. Добролюбова, 3), старинные особняки на ул. Розы Люксембург (№51 издание земской школы на Вознесенской горке, здание екатеринбургского Пассажа. Как пишут Аргументы и факты в статье от 30 января 2013 года Это далеко неполный перечень культурно значимых строений, исчезнувших в столице Урала за последние годы. По информации областного министерства культуры, на Среднем Урале ежегодно уходят из жизни пять-шесть историко-культурных объектов. В данном случае причины ясны варварско-воровской элите нужно есть, а аппетиты не только не удовлетворяются, но и растут с каждым днем. Для этого нужны, например, офисные здания в центре, которые можно сдавать в аренду. Желудок полностью оккупировал организм варвара, и объекты истории приданном фокусе зрения расцениваются как помеха, которую нужно ликвидировать без шума. Ни о каком культурном наследии в этот момент мысль не возникает. А шуметь и наглеть не стоит, поскольку помимо варваров в городе пока еще живет, хотя и находится в состоянии сна, народ, которому по праву принадлежит то, что активно уничтожается. И, как говорится, лучше не будить лихо, пока оно тихо. Поэтому уничтожение памятников архитектуры, как правило, происходит по ночам, либо за глухими заборами, а утром нужно обязательно покричать, показать недовольство, возмутиться произволом, погрозить кулаком в неизвестном направлении, пообещать не оставить дело без внимания и забыть.
Так, медленно и верно стирается облик города, имеющего историю. На его месте встает стеклянно- бетонный уродец, больше напоминающий несогласованностью своих частей Франкенштейна. Старинные улицы, сохраненные в советские годы, превращаются в обвешанных аляповатой баннерной рекламой цыган, кричащих, перебивая друг друга купи, купи, купи Из памяти жителей города вытравляется культура, а вместе с ней способность хоть что-то понимать о себе, о своем прошлом и о своем будущем. Шаг за шагом, день заднем мы теряем то, что завоевывали непосильным трудом наши предки. Но если старинная архитектура подвергается уничтожению ради приватизации дорогостоящей
Варварско - воровское уничтожение культуры
Уничтожение здания земской школы
на Вознесенской горке
фото с сайта Памятник Павлику Морозову
фото с сайта земли под строительство в центре города, то что же происходит с другими памятниками Оказывается и здесь не все спокойно. Многие памятники подвергаются постоянным атакам вандалов, ветшают и разрушаются. Но до этого никому нет дела. К примеру, памятник Павлику Морозову в 1991 году подвергся сносу вандалами, но таки не был восстановлен. Вместо него сейчас стоит пустой постамент, что само по себе является кричащим символом нашей исторической пустоты. Но чем заслужили памятники времен Свердловска такое отношение к себе Почему кому-то так хочется, чтобы все что, так или иначе, связано с советской эпохой кануло в небытие Как мне кажется, здесь имеют место два фактора. Первый, память о советском прошлом будит в наших варварах внутреннее раздражение. Ведь, как было сказано мною выше, это непросто варвары, они разрушают собственную культуру. К чужой культуре можно относиться хладно, но к своей никогда. Свою можно либо любить, либо ненавидеть. Так вот наши варвары именно ненавидят все советское Ненавидят лютой ненавистью предателя. Ведь помимо всего прочего они предали великую идею, предали свой народ, свою Родину. И они это понимают. Для собственного оправдания варвару нужна ненависть к тому, что он предал, иначе он сойдёт сума И второй, народ, оседланный варваром, не должен поднимать век, не должен вспоминать о своем великом прошлом, иначе он скинет своего наездника, вспомнив героизм дедов, отдавших жизни ради свободы. Советская эпоха, Октябрьская революция и все что с этим связано должно быть погребено как можно глубже, дабы подобного больше не произошло. И вот уже из последней скрепы, объединяющей наш народ, из дня Победы, делают шоу с плясками в стиле дешевого кабака. Вовсе времена, культура сложнейшим путем становилась, усложнялась, крепла, тем самым давая человеку опору для будущих прорывов. Из истории человек черпал вдохновение для новых завоеваний и подвигов. Каждое новое поколение старалось дополнить и развить традиции своей Родины, вплеталось в тончайшую культурную ткань своего народа. Сейчас эту культурную ткань пытаются разорвать. Нагло и по хамски. Наша же задача отстоять наше культурное наследие, отстоять нашу историю, потому как, лишившись корней, мы обрекаем себя на смерть.
К. Брюллов. Нашествие на Рим короля вандалов Гензериха
фото с сайта Юрий Остроносенко
Живая мысль советского архитектурного наследия.
Эта статья призвана напомнить читателю о высоком подъеме архитектурной мысли, ставшей пластом великого советского ими ров ого культурного наследия. Речь идет о конструктивизме
– новом для своего времени течении в архитектуре, черпающем пламенную страсть из мощного творческого порыва русского авангарда. Мощное влияние русского авангарда можно увидеть водном из символов Свердловска, памятнике труда ив о и нс кой доблести, Краснознаменной группе Ордена В.И. Ленина. На примере этой вдохновляющей и блестяще спроектированной работы, этого красного цветка, можно увидеть и почувствовать новаторский дух, побуждавший художников, архитекторов, скульпторов к творческому поиску нового стиля в искусстве.
Чем же является русский авангард Прежде всего, это яркая, концентрированная духовная вспышка, революция новой культуры, ответившая на жестокий вызов времени. Первая мировая война продемонстрировала нежизнеспособность старой модели социальной реальности, и потому творцам предстояло вступить в бой за обновленный мир. Русский авангард – это новый стиль, развивавшийся в России с 1910 по 1932 гг. Он включал в себя множество течений абстрактного, нефигуративного и беспредметного искусства. Новый творческий порыв охватил практически все виды искусства архитектуры (В.Е. Татлин, К.С. Мельников, живописи (М.З. Шагал, В.В. Кандинский), литературы (В.В. Хлебников, В.В. Маяковский), музыки (ЭВ. Денисов, С.А. Губайдулина, А.Г.
Шнитке), театра (В.Э. Мейерхольд, Е.Б. Вахтангов), кинематографа (Дзига Вертов, СМ. Эйзенштейн), фотографии (А.М. Родченко). Известный швейцарский литератор Фридрих
Дюрренматт писал Именно дух, духовная культура
— сильнейшее оружие России. Искусство авангарда было одним из первых примеров яркого развития новой культуры в России. Русский авангард стал явлением мировой культуры, уникальным в своем роде феноменом. Феномен новой культуры, русский авангард, выразил красоту и лаконичность динамичной формы языком архитектуры – конструктивизмом. Родоначальником же художественного конструктивизма, одним из авторитетных лидеров русского авангарда по праву назван архитектор-конструктивист, живописец, график, дизайнера также художник театра, Владимир Евграфович Татлин (1885 – 1953). Его легендарная работа – модель грандиозного здания- памятника, посвященного Октябрьской революции, русского архитектора. Его знаменитые проекты, такие как павильон Махорка на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке саркофаг для Мавзолея В.И. Ленина. Москва Дом-мастерская; Дом культуры химиков завода Каучук Дом культуры им. ИВ. Русакова; Клуб фабрики Буревестник Клуб фабрики Свобода Клуб им. МВ. Фрунзе и многие другие его творения являются существенным вкладом не только в советское, но ив мировое культурное достояние. Возвращаясь в столицу Урала, Екатеринбург, нужно отметить тех, кто осуществлял проектирование, строительство и становление новых типов зданий, а также основал архитектурное образования. Развитие самой творческой архитектурной мысли на Урале связано с деятельностью таких выдающихся авторов, как Т.К.
Бабыкин, П.В. Оранский, Е.В. Емельянов, ИВ. Антонов, В.Д. Соколов, МВ. Рейшер, АИ. Вилесов,
А.М. Дукельский. 1920 - е гг. были для Свердловска периодом колоссального подъема в строительстве. В это время формировалась отдельное направление современной архитектуры – архитектура промышленных зданий и сооружений. Ярким примером архитектуры конструктивизма Башня III Интернационала (1919 – 1920 гг.) восхищала своей монументальностью и была призвана служить величию развития новых витков культуры будущего.
Также нельзя не упомянуть одного из величайших деятелей советского конструктивизма, выдающегося архитектора их у дож ник а , Константина Степановича Мельникова (1890 – 1973), получившего мировое признание великого Башня

III Интернационала
фото с сайта является здание Дома печати (архитектор ГА.
Голубев). Оно было построено для типографии и издательства крупнейшей на Урале газеты Уральский рабочий. Дом физкультуры Динамо на стрелке Городского пруда, ныне спортивный комплекс Динамо, напоминает плывущий корабль с капитанским мостиком на крыше, построен в 1931 – 1934 годах по проекту В.Д. Соколова
– одного из самых известных представителей архитектурного авангарда на Урале. Один из титульных памятников архитектуры советского конструктивизма, Дом связи (ныне - Главпочтамт), стоящий на проспекте Ленина, был построен в 1934 году по проекту московского архитектора Константина Соломонова. Городская легенда гласит, что здание своими формами напоминает трактор. Навесь мир известен такой памятник конструктивизма, как Водонапорная башня
Уралмашзавода, так называемая Белая башня на Уралмаше. Конкурс на строительство водонапорной башни выиграл летний выпускник Сибирского технологического института Моисей Рейшер. Молодой архитектор в своем проекте применил революционный для своего времени подход к проектированию, когда форма сооружения полностью подчинена его функции. Также не могут не восхищать такие памятники конструктивизма как Первый дом Горсовета, дом Уралснабторга на проспекте Ленина, жилой дом УНИХИМа на набережной Городского пруда, дом Уралснабсбыта ныне – Уральская архитектурно-художественная академия, Дом чекистов, Дом обороны на улице
Малышева и многие другие. Сложно перечислить все то наследие советского конструктивизма, оставленного нашими выдающимися соотечественниками, вдохновленными великой идеей строительства новой жизни. Екатеринбург славится большим количеством памятников этого знаменитого архитектурного периода. Интерес к городу не пропадает и сейчас, многие туристы со всего света приезжают в Екатеринбург, для того чтобы в реальности увидеть и познакомиться с нашим грандиозным культурным достоянием. Естественным было бы гордиться нашим великим прошлым, сберегать его. Нонет тенденция такова, что мы перестаем ценить свою культуру. Среди российских городов Екатеринбург печально знаменит варварским отношением к своему архитектурному наследию. Строительный бум последних десятилетий уже похоронил деревянную архитектуру дореволюционного Екатеринбурга. Сейчас застройщики при преступном попустительстве городских властей уверенно расправляются с последними остатками каменных дореволюционных построек. Следующий на очереди – советский конструктивизм.
Ксения Остроносенко
Свердловск, 1 ноября 1973. В этом месяце город готовится отметить две важнейших даты день Октябрьской революции (7 ноября) и день рождения Города (18 ноября. Столице Урала исполняется 250 лет со дня основания – момент крайне важный. Город
- в предпраздничном ожидании, хотя работа не прекращается ни на секунду – более того, рабочие бригады на крупнейших заводах Свердловска намерены серьезно перевыполнить план – в юбилейный месяц.Одновременно с этим архитекторы готовят к сдаче амбициозные проекты – Дворец Молодежи, музейно-художественный комплекс в Историческом сквере, планируется закладка известной Капсулы Времени»…
Газеты пестрят материалами с иконкой Свердловск – подробно рассказывается об истории города, о его выдающихся жителях, о лучших рабочих коллективах публикуются письма горожан, где они делятся мнениями по поводу надвигающейся даты, говорят о малоизвестных исторических фактах. Газетам по праву есть, о чем сообщать – проводятся выставки, выступления творческих коллективов, массовые мероприятия, посвящённые юбилею. Справка
Ролен Андрианович Шеин, 1926 года рождения. Член Союза художников СССР и РСФСР, ветеран Великой Отечественной войны, кавалер ордена Отечественной войны II степени. Коренной свердловчанин. Развивал техническую эстетику в стране, организовал Первую всесоюзную конференцию по технической эстетике. Был первым директором уральского филиала ВНИИТЭ. Его творческую биографию можно описывать долго – это тема для отдельной статьи. Макеты поездов и трамваев, создание конструкторских бюро, экспозиции для уральских музеев. Художник-

конструктор продолжает работать посей день он принимал участие в формировании дизайн-
проектов «60 лет Великой Победе и «65 лет Великой Победе. Имеет немало изданных книг по истории и проблемам искусства, готовится к изданию четырех томов искусствоведческой книги Верность вере и искусству».
Ролен Андрианович Шеин: Я до этого побывал в Прибалтике – у них была очень высокая культура графики. Там я обратил внимание на трехгранные призмы, между которыми вывешивали лозунги. Еще у меня в голове появилась идея Урал, друза, горный хрусталь Мне сказали, что задень нужно сделать эскиз стелы для Ордена. Я набросал егоза ночь, приехал вот дел, занимающийся промышленными интерьерами и всем комплексом дизайна в промархитектуре. Галина Охлупина, главный специалист отдела, сделала эскизный проект.
За ночь отдел сделал макет, его покрасили. Я поехал с ним в горком партии – там посмотрели и сказали, что без обкома решать не будут. В обкоме макет оценил секретарь по идеологии Пономарев. Он признал, что архитектурное решение было выбрано необычное – никаких тебе развевающихся знамен, никаких лозунгов. Задал мне вопрос А это знамена или штыки. Я ответил В зависимости от ситуации. Ну, тогда утверждаем, – заявил
Пономарев.
Дальше проект передали в мастерскую Союза Художников. Там за ночь сделали выкладку. Потом работал уже Заводим. Калинина, их конструкторское бюро».
  1   2   3

перейти в каталог файлов
связь с админом