Главная страница
qrcode

Аллан Кардек Книга медиумов.. Содержит особые наставления, данные духами, по поводу теории всех родов спиритических явлений


НазваниеСодержит особые наставления, данные духами, по поводу теории всех родов спиритических явлений
АнкорАллан Кардек Книга медиумов..pdf
Дата12.12.2017
Размер1,53 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаAllan_Kardek_Kniga_mediumov.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипАнализ
#51221
страница3 из 27
Каталогid22398330

С этим файлом связано 37 файл(ов). Среди них: Allan_Kardek_Kniga_dukhov.pdf и ещё 27 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
§30. Полезно ли стараться убеждать упорно неверующего?

Мы сказали, что это зависит от причин и свойств его неверия. Часто настояния дают идею убеждаемому, что личность его очень важна, и потому он более противится. Кто не убеждается ни рассуждениями, ни фактами, тот, значит, должен ещё подвергнуться испытанию неверия. Надо предоставить Провидению заботу окружить его обстоятельствами, более благоприятными для него. Много есть людей, которые ищут света, и потому не для чего терять время с теми, которые его отвергают. Обращайтесь же к людям с доброй волею, которых гораздо больше, чем полагают,
и их пример преодолеет препятствия скорее, чем слова. Истинный спирит не пропустит случая сделать добро, облегчить страждущее сердце, утешить несчастного, ободрить безнадёжного,
произвести нравственный переворот: в этом заключается его миссия. В этом он найдёт также утешение для себя. Спиритизм буквально висит в воздухе. Он распространяется вследствие естественного хода вещей и потому, что он делает своих последователей счастливыми. Когда его противники будут слышать о нём везде, даже в кругу своих приятелей, тогда они поймут своё
одиночество и будут принуждены или молчать, или сдаться.
§31. Чтобы преподавать Спиритизм так, как преподают другие науки, следовало бы показать весь ряд феноменов, которые могут быть произведены, начиная с самых простых и постепенно восходя до самых сложных. Но этого-то и нельзя сделать, потому что невозможно проходить курс опытного Спиритизма, как проходят курс опытной физики или химии.2 В естественных науках имеют дело с грубой материей, которую заставляют действовать по желанию и всегда почти могут быть уверены в успехе опытов. В Спиритизме же имеют дело с разумными существами,
имеющими свою волю и доказывающими нам ежеминутно, что они не подчинены нашим капризам. Следовательно, надо наблюдать, выжидать результатов и схватывать их, так сказать, на лету; и потому мы объявляем прямо, что тот, кто надеется получить их по своему желанию,
должен быть или мало сведущий, или обманщик. Вот почему истинный Спиритизм никогда не может быть зрелищем, никогда не станет на подмостки. Безрассудно предполагать даже, что духи явятся напоказ и подчинят себя исследованию как предмет любопытства. Следовательно,
феномены могут или вовсе не быть, когда они нужны, или представиться совершенно в другом виде, а не в том, в каком бы их желали. Прибавим ещё, что для получения их нужны лица,
одарённые особенными способностями, и что эти способности разнообразны до бесконечности,
смотря по расположению особ; но так как весьма редко случается, чтобы одно и то же лицо заключало в себе все медиумические качества, то это составляет новое затруднение, потому что нужно иметь под рукою целую коллекцию медиумов, что почти невозможно.
Чтобы избежать этого неудобства, нужно начинать с теории. Там все феномены пересмотрены,
объяснены и потому легко отдать себе в них отчёт, понять их возможность, знать условия, при которых они могут производиться, и препятствия, которые могут им помешать, в каком бы порядке они ни следовали. Тогда ничто не покажется странным. Этот путь представляет ещё
другую выгоду: он освобождает наблюдателя от множества обманов. Предупреждённый относительно затруднений, он может быть осторожен и избегнуть приобретения опытности за свой счёт.
Трудно определить, сколько лиц, с тех пор как мы занимаемся Спиритизмом, приходило к нам,
и между ними сколько мы видели таких, которые остались равнодушными и неверующими в присутствии фактов самых очевидных и которые были убеждены впоследствии разумным объяснением. Сколько других было подготовлено к убеждению с помощью рассуждения; сколько,
наконец, таких, которые убедились, не видя ничего, потому единственно, что они поняли. Мы это говорим по опыту и вот почему утверждаем, что самая лучшая метода спиритического
преподавания состоит в том, чтобы обращаться к рассудку прежде, чем к зрению. Этой системе мы следуем в наших уроках, и результаты тому оказываются самые положительные.3
§32. Предварительное изучение теории имеет ещё и другую выгоду: оно тотчас показывает великую цель и значение этой науки. Тот, кто начинает занятия свои с вертящихся столов, больше бывает расположен к шуткам, потому что ему трудно представить себе, чтобы из этих опытов могло выйти Учение, которое должно преобразовать человечество. Мы всегда замечали, что люди, верившие прежде, чем они видели что-нибудь, потому только, что они читали и поняли,
бывают более других склонны к серьёзному занятию Спиритизмом. Так как они обращают внимание больше на сущность предмета, чем на форму его, то для них философская часть его есть главное, феномены же вещь второстепенная, и потому они говорят, что если бы феномены эти и не существовали, то всё-таки осталась бы философия, которая разрешает вопросы неразрешимые и которая пока одна только даёт разумную теорию прошедшего и будущего человека. Они предпочитают учение объясняющее всем другим учениям, которые не объясняют вовсе или объясняют неудовлетворительно. Кто рассуждает, тот легко поймёт, что Учение это могло бы существовать независимо от явлений; те лишь подтверждают его, но не составляют его необходимого основания. Серьёзный наблюдатель не отвергает их нисколько, но он ожидает благоприятных условий, которые позволят ему быть свидетелем их. Доказательством этому может служить то, что многие, прежде чем услышали о явлениях, имели внутреннее сознание этого
Учения, которое привело только в порядок их идеи и составило из них одно целое.4
§33. Впрочем, несправедливо было бы сказать, что начинающие с теории не имеют предмета практических наблюдений. Напротив, они встречают предметы наблюдений, имеющие особенное значение в глазах их: это многочисленные факты самопроизвольных явлений, о которых мы будем говорить в следующих главах. Мало таких лиц, которые не знали бы их, хотя понаслышке.
Многие были сами свидетелями их, хотя и не обращали на них особенного внимания. Теория объясняет нам эти явления, и мы скажем, что явления эти имеют весьма большое значение, когда опираются на неопровержимые свидетельства, потому что в этом случае нельзя предположить ни подготовления, ни обмана. Если бы производимые явления и не существовали, то это не помешало бы существованию проявлений самопроизвольных, и Спиритизм, объясняющий их совершенно удовлетворительно, оказал бы этим самым уже немалую услугу. Помимо того,
читающие часто вспоминают подобные факты, которые тогда служат для них подтверждением теории.
§34. Наш взгляд на вещи был бы ложно понят, если бы предположили, что мы советуем пренебрегать фактами. С помощью фактов мы и дошли до теории. Правда, для этого нам был нужен упорный труд нескольких лет и тысячи наблюдений. Так как факты послужили нам и каждый день ещё служат, то мы были бы непоследовательны, если бы опровергали их важность, в особенности тогда, когда составляем книгу, назначенную для изучения их. Мы говорим только,
что без рассуждения они недостаточны для того, чтобы достигнуть убеждения, что предварительное объяснение, разрушая предубеждение и показывая, что в них нет ничего противного рассудку, располагает к их приятию. Это так справедливо, что из десяти новых лиц,
которые присутствовали бы при опытах самых убедительных для верующих, наверное, девять выйдут из него не будучи убеждёнными, а некоторые с ещё большим неверием, чем прежде,
потому что опыты не будут отвечать их ожиданию.
Совсем другое будет с теми, которые в состоянии дать себе отчёт с помощью предварительного знания теории: для них это просто будет средство проверки. Ничто их не удивляет, даже самая
неудача, потому что они знают, при каких условиях факты производятся и что от них следует требовать того только, что они могут дать. Предварительное понимание явлений ставит их в возможность дать себе отчёт во всех даже неправильностях, и вместе с тем оно позволяет им схватывать множество подробностей, оттенков, часто едва заметных, которые для них служат средствами к убеждению и которые ускользают от несведущего наблюдателя. Вот причины,
заставляющие нас допускать на наши опытные сеансы только лиц, имеющих достаточные предварительные сведения. чтобы понимать всё, что там делается, ибо мы убеждены, что другие потеряли бы только своё время или заставили бы нас терять наше.
§35. Тем, которые желают приобрести эти предварительные сведения посредством чтения наших произведений, вот порядок, которому мы советуем следовать:
Что такое Спиритизм? Эта брошюра есть краткое изложение начал спиритической науки, общий взгляд, который даёт возможность обнять всё в узкой рамке. В немногих словах её видна цель, и по ней можно судить о важности предмета. Кроме того, там найдут ответы на главнейшие вопросы и возражения, которые могут сделать лица, ещё не посвящённые в эту науку. Это первое чтение, не требующее много времени, есть введение, которое облегчает более глубокое изучение.
Книга Духов. Она содержит полное Учение, продиктованное самими духами, со всею его философией, со всеми его нравственными последствиями; это раскрытая судьба человека,
посвящение в таинства натуры духов и тайны загробной жизни. Читая её, делается понятно, что
Спиритизм имеет цель серьёзную и не есть пустое препровождение времени.5
Книга Медиумов. Она назначена для того, чтобы руководить производством явлений. В ней излагаются средства самые удобные для сообщения с духами; это руководитель как для медиумов, так и для вызывателей и дополнение к "Книге Духов".
La Revue Spirite ("Спиритское Обозрение" - журнал) есть собрание явлений, теоретических объяснений и отдельных статей, которые дополняют то, что сказано в предыдущих двух книгах.
Чтение этих книг может быть одновременным, но оно будет полезнее и понятнее, если их будут читать после, в особенности после "Книги Духов".
Вот всё, что касается до нас. Те, которые желают знать остальное, относящееся к этой науке, по необходимости должны читать всё, что написано по этому предмету, или по крайней мере главнейшее, и не ограничиваться одним автором. Они должны читать и "за", и "против"; критики так же, как и апологии; освоиться с различными системами, чтобы иметь возможность судить по сравнению. В этом отношении мы не хвалим и не порицаем никакого сочинения, не желая ни в чём иметь влияние на мнение, которое могут себе составить. Положив наш камень в здание, мы становимся в ряды: нам не принадлежит право быть судьёю, и мы не имеем смешной претензии считать себя единственными распространителями света. Дело самого читателя отличать хорошее от дурного, истину от лжи.
1 Увы, утешение и довод недействительные сегодня: весь ХХ век прошёл под знаменем именно материализма, и на закате века сего мы вынуждены наблюдать, сколь и в самом деле гибельным для общественного порядка было это материалистическое господство: чудовищные и небывалые
по своим масштабам и жестокостям войны на фоне всё возрастающей духовно-нравственной нищеты, экологическая катастрофа, всеобщая апатия, бездушие и сенсуализм, и т.д., и т.п. (Й.Р.)
2 В настоящее время это почти возможно. Всё дело заключается в умелом подборе медиумов,
глубоких знаниях руководителя опытов и согласии духов. (Асгарта)
3 Наше теоретическое и практическое обучение всегда бесплатно. (А.К.)
4 Прекрасный пример этого представляет А.Н.Аксаков, который, сделавшись спиритом, только через пятнадцать лет увидал первые явления на спиритическом сеансе. (Асгарта)
5 "Книга Духов" заключает в себе трансцендальную сторону предмета. "Книга Медиумов" - практическую, и по содержанию своему она должна быть настольной книгой всех спиритов,
занимающихся светлыми или тёмными6 сеансами. (Асгарта)
6 Одно из достоинств книг Кардека в том и состоит, что благодаря им "тёмные" сеансы делаются невозможны. (Й.Р.)
Глава Четвёртая
СИСТЕМЫ ИЛИ ПОПЫТКИ ОБЪЯСНЕНИЯ СПИРИТИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ
§36. Когда странные спиритические феномены начали проявляться или, вернее сказать,
возобновились в последнее время, первое чувство, возбуждённое ими, было сомнение в их действительности, а ещё более в их причине. Когда же они были подтверждены неопровержимыми свидетельствами и опытами, которые каждый мог делать, тогда начали истолковывать их по-своему, смотря по своим личным идеям, своим верованиям или предубеждениям. Отсюда произошло множество систем, которые легко оценить, рассмотрев их внимательно.
Противники Спиритизма думали найти поддержку для себя в этой разности мнений, говоря, что спириты сами не согласны между собой. Это была жалкая причина, если подумать, что первые шаги каждой нарождающейся науки по необходимости должны быть неверны до тех пор, пока время позволит собрать и привести в порядок факты, на которых могли бы основать мнение. По мере того, как факты пополняются и наблюдение делается точнее, преждевременные идеи уничтожаются и восстанавливается единство, по крайней мере в основных началах, если не во всех частях. То же самое было и со Спиритизмом. Он не мог избегнуть общего закона и даже должен был по своей натуре подвергнуться более, чем какой-либо другой предмет, различным истолкованиям. Можно сказать, что в этом отношении он шёл быстрее, чем другие науки, более старые, чем он, как, например, медицина, в которой ещё и теперь мнения самых великих учёных разделены.
§37. В методическом порядке, чтобы следовать постепенному ходу идей, следует поместить в начале те системы, которые можно назвать системами отрицания, то есть системы противников
Спиритизма. Мы опровергли их возражения во введении и в заключении "Книги Духов", а также и в брошюре "Что такое Спиритизм?".1 Было бы излишне возвращаться к тому же здесь; мы ограничимся тем, что напомним в нескольких словах причины, на которых системы эти основываются.
Спиритические феномены бывают двух родов: явления физические и действия разумные. Не допуская существования духов, матерьялисты не допускают ничего вне материи; понятно, что они
отрицают действия разумные. Что же касается до явлений физических, то они рассматривают их со своей точки зрения, и их доводы могут быть выражены в следующих четырёх системах.
§38. Система шарлатанства. Между противниками Спиритизма многие приписывают эти явления обману на том основании, что некоторым из них легко подражать. Это предположение делает всех спиритов обманутыми и всех медиумов обманщиками, не принимая во внимание ни положения, ни характера, ни добросовестности занимающихся тем людей. Если бы это заслуживало ответа, то мы сказали бы, что некоторым явлениям физики подражают также фокусники и что это ничего не доказывает против истинной науки. Есть, впрочем, люди, сам характер которых отклоняет всякое подозрение в обмане, и надо совершенно не иметь приличий и всякой вежливости, чтобы осмелиться сказать им в глаза, что они сообщники шарлатанства.
В гостиной очень уважаемого дома один господин, повидимому образованный, позволил себе размышление подобного рода. Хозяйка дома сказала ему: "Так как Вы недовольны, то при выходе
Вам возвратят Ваши деньги", и жестом дала ему понять, что самое лучшее, что он может сделать, - это удалиться.
Следует ли из этого, что никогда не было злоупотребления? Чтобы думать это, надо допустить, что все люди совершенны. Употребляют во зло всё, даже самые святые вещи. Почему же не будут употреблять во зло Спиритизм? Но дурное употребление вещи не может возбудить подозрение относительно самой вещи; проверкою честности людей могут служить причины, заставляющие их действовать. Где нет спекуляции, там шарлатанству нечего делать.
§39. Система сумасшествия. Некоторые из снисхождения, желая удалить подозрения в обмане,
уверяют, что те, которые не желают обманывать, обманываются сами: это то же, что назвать их глупцами. Когда же неверующие выражаются не стесняясь, то говорят просто, что сторонники спиритических идей сумасшедшие, удерживая таким образом за собой без всякой церемонии привилегию здравого человека. Это самый сильный довод людей, которые не могут противопоставить ничего дельного. Впрочем, этот способ нападения сделался уже слишком пошлым и не заслуживает, чтобы для опровержения его теряли время. Спириты этим нимало не смущаются; они бодро идут своим путём и утешаются, думая, что они имеют товарищами в несчастье много людей, достоинства которых не могут быть оспорены. Надо, однако же,
согласиться, что это сумасшествие, если только здесь есть сумасшествие, имеет странный характер, а именно: оно поражает преимущественно образованный класс людей, между которыми Спиритизм насчитывает в настоящее время большую часть своих последователей.
Если в числе их встречаются некоторые эксцентрические особы, то относительно этого Учения оне значат не более, чем религиозные сумасшедшие относительно религии. Все идеи имели своих фанатиков, и надо быть слишком недальновидным, чтобы смешивать преувеличение вещи с самою вещью.
Мы отсылаем для более полных объяснений по этому предмету к нашей брошюре: "Что такое
Спиритизм?" и к "Книге Духов" (Введение, ХV).
§40. Система галлюцинаций. Другое мнение, менее обидное, потому что имеет отчасти учёный вид, состоит в том, что все феномены относят к обману чувств. Таким образом, наблюдатель остаётся честным, но только он думает, что видит то, чего не видит. Когда он видит, что стол поднялся и держится на воздухе без всякой точки опоры, то стол вовсе не трогался с места. Его
видят в воздухе посредством какого-то миража или посредством действия отражения, которое показывает звёзды или какой-либо другой предмет в воде вне действительного их положения.
Это было бы возможно, но те, которые были свидетелями этого феномена, могли удостовериться в том, что стол подымается на воздух, проходя под ним, чего нельзя было бы сделать, если бы он не оставлял своего места. Кроме того, случалось несколько раз, что стол,

падая, разбивался: не скажут ли, что и это оптический обман?
Известная физиологическая причина может, без сомнения, сделать, что будет казаться вертящимся предмет, который не трогается с места, или покажется, что вертишься сам, тогда как стоишь неподвижно. Но когда люди, стоящие вокруг стола, бывают увлекаемы движением столь сильным, что едва успевают за ним следовать, когда некоторые иногда отбрасываются на пол, не скажут ли, что у всех сделалось головокружение, как у пьяного, которому кажется, что дом проходит мимо него?
§41. Система трещащего мускула. Если бы обман и был возможен относительно зрения, то этого не может быть относительно слуха, и когда стук ударов слышен целым обществом, то нельзя разумно приписать его обману чувств. Мы устраняем здесь, очевидно, всякую идею о подлоге и предполагаем, что внимательное наблюдение удостоверяет, что удары эти не происходят от какой-либо случайной или матерьяльной причины.
Правда, один учёный медик дал, по его мнению, решительное объяснение этого феномена.2
"Причина этого явления, - говорит он, - заключается в произвольном или невольном сжимании сухой жилы малоберцового мускула."
Он входит в анатомические подробности самые полные, чтобы доказать, каким механизмом жила эта может производить звук, подражать барабанному бою и даже исполнять мотивы: из этого он заключает, что те, которые думают, что слышат стук ударов в стол, бывают обмануты или мистификацией, или иллюзией. Явление это само по себе не ново. К несчастью для автора этого предполагаемого открытия, теория его не может объяснить всех случаев. Скажем, во-первых, что те, которые пользуются странной способностью заставлять по своей воле трещать свой малоберцовый мускул или какой-либо другой и исполнять таким образом различные мелодии, - лица исключительные, тогда как люди, производящие удары в стол, весьма обыкновенны, и что те, которые имеют эту последнюю способность, далеко не все пользуются первой. Во-вторых,
учёный доктор забыл объяснить, каким образом треск мускула особы, неподвижной и удалённой от стола, мог производить в нём сотрясение, чувствительное осязанию; каким образом этот стук мог отражаться по воле присутствующих в различных частях стола, в другой мебели, в стенах, на потолке и прочая; каким образом, наконец, действие этого мускула могло простираться на стол,
до которого не касались, и заставить его двигаться. Объяснение это, если б оно даже и было объяснением, касалось бы только феномена ударов и не могло бы относиться к другого рода сообщениям. Заключим из этого, что автор судил, не видя или видя не всё и не рассмотрев хорошенько. Во всяком случае весьма жаль, что люди учёные торопятся дать объяснения, которые могут быть опровергнуты фактами. Само их знание должно бы сделать их более осмотрительными в суждениях, потому что оно отдаляет от них пределы неизвестного.3
§42. Система физических причин. Здесь мы выходим уже из системы совершенного отрицания.
Когда действительность феноменов была доказана, то первой мыслью тех, которые признали их,
было приписать движение это магнетизму, электричеству или действию другого какого-нибудь
тока, одним словом, причине чисто физической и матерьяльной. Такое мнение не имело ничего противного рассудку, и оно взяло бы перевес, если б явления ограничились действиями чисто механическими. Одно обстоятельство, казалось, даже подкрепило его: это увеличение в известных случаях силы сообразно с увеличением числа участников сеанса. Таким образом,
каждый из них мог быть рассматриваем как один из элементов гальванического столба.
Истинную теорию, как мы уже сказали, характеризует то, что она может объяснить все явления,
но если встретится хотя одно из них противоречащее ей, тогда ясно, что система эта ложна, не полна или слишком безусловна, что и не замедлило обнаружиться здесь. Эти движения и эти удары давали разумные знаки, повинуясь воле и отвечая на мысль; следовательно, они должны были иметь разумную причину. Как скоро действие перестало быть чисто физическим, то причина,
по этому самому, должна была иметь другой источник. Таким образом, система исключительного действия матерьяльного деятеля была оставлена, и теперь её придерживаются только те, которые судят поверхностно, не видав фактов. Главное, следовательно, состоит в том, чтобы доказать разумное действие, а в этом может убедиться всякий, кто только возьмёт на себя труд наблюдать.
§43. Система отражения. Когда разумное действие признано, тогда остаётся узнать источник этого разумного действия. Думали сперва, что источником этим мог быть сам медиум или присутствующие, разум которых отражался, как свет или как волны звука. Это было возможно. Но только одни наблюдения могли решать это положительно. Заметим здесь, что эта система уклонялась уже совершенно от идеи чисто матерьяльной. Чтобы разум присутствующих мог воспроизводиться путём косвенным, необходимо было допустить в человеке начало,
независимое от физического тела.
Если бы выражаемая мысль была всегда согласна с мыслью присутствующих, тогда теория отражения была бы подтверждена; но даже и в этом виде не был ли феномен этот в высшей степени любопытен? Мысль, отражающаяся в неподвижном теле и выражаемая движением и стуком, не являлась ли бы фактом весьма интересным? Не заключалось ли здесь чего-нибудь такого, что должно было бы подстрекнуть любопытство учёных? Почему же они пренебрегли этим, они, которые с таким усилием разыскивают каждую нервную клетку?
Одни наблюдения только могли опровергнуть или утвердить эту теорию, и они опровергли её,
потому что они показывают нам ежеминутно, что выраженная мысль может быть не только чужда мыслей присутствующих, но что бывает даже совершенно им противоположна; что она противоречит всем предварительно составленным идеям, разрушает всякую предусмотрительность. Действительно, когда я думаю: белое, а мне отвечают: чёрное, тогда мне трудно думать, что ответ происходит от меня. Многие опираются на некоторые случаи тождества выраженной мысли с мыслью присутствующих. Но что же это доказывает, как не то, что присутствующие могут думать так, как и разумное существо, которое сообщается? Никто не говорит, что оно всегда должно быть противного мнения.
Когда в разговоре собеседник ваш излагает мысль, сходную с вашей, скажете ли вы, что мысль эта происходит от вас? Достаточно несколько примеров, чтобы доказать, что эта теория не может быть безусловна. Как объяснить, впрочем, отражением мысли писание, произведённое лицами,
которые не умеют писать, ответы самой высшей философии, полученные лицами неучёными,
ответы, данные на вопросы мысленные или на языке, незнакомом медиуму, и тысячи других фактов, которые не могут оставить никакого сомнения в независимости существа, которое проявляется? Противное мнение может быть только результатом недостатка наблюдений.

Если присутствие постороннего разума доказывается морально, свойством ответов, то оно доказывается также и матерьяльно, фактом непосредственного писания, т.е. писанием,
полученным без пера и карандаша, без прикосновения медиума и, кроме того, при всех принятых предосторожностях, чтобы предохранить себя от всякого обмана.4 Разумный характер феномена не может подлежать никакому сомнению, следовательно, есть другая причина, кроме действия невесомой материи. Наконец, самопроизвольно выраженная мысль, вне всякого ожидания и всех предложенных вопросов, не позволяет видеть в этом отражение мысли присутствующих.
Система отражения довольно неучтива в некоторых случаях. Когда в собрании людей порядочных получается внезапно сообщение, возмущающее своею грубостью, то было бы нелестно для присутствующих предположить, что оно происходит от одного из них, и весьма вероятно, что каждый поспешит отказаться от него. (См. "Книгу Духов", Введение ХVI).
§44. Система собирательной души. Это подразделение предыдущей системы. По этой системе одна только душа медиума проявляется, но она соединяется с душами многих других живых особ,
присутствующих или отсутствующих, и составляет собирательное целое, соединяя расположения,
разум и знания каждого. Хотя брошюра или теория эта названа "Свет"5, но она нам показалась весьма тёмною; признаемся, что мы мало её поняли и только упоминаем здесь о ней. Это,
впрочем, как и многое другое, есть личное мнение, которое мало имело приверженцев. Имя Эма
Тирпсе принято автором, чтобы обозначить существо собирательное, которое он представляет.
Для эпиграфа он взял: "Ничего нет скрытого, что не должно было бы сделаться известным." Это предложение очевидно ложно, потому что есть множество вещей, которых человек не может и не должен знать. Слишком дерзок был бы тот, который пожелал бы проникнуть во все тайны
Божества.
§45. Система сомнамбулическая. Эта система имела более приверженцев; её придерживаются ещё и теперь. Как и предыдущая, она допускает, что все разумные сообщения имеют своим источником душу или дух медиума. Но чтобы объяснить способность его судить о предметах,
превышающих его сведения, вместо того чтобы предполагать в нём собирательную душу, она приписывает это минутному раздражению умственных способностей, состоянию, подобному сомнамбулизму или экстазу, которое воспламеняет и развивает его разум.
Нельзя отвергать в некоторых случаях влияния этой причины, но достаточно видеть медиумов на деле, чтобы убедиться, что она не может разрешить всех явлений и что она составляет исключение, а не правило. Можно было бы принять эту теорию, если бы медиум всегда имел вид вдохновенного или восторженного; вид, которому, впрочем, он всегда может подражать, если пожелает разыграть комедию. Но как верить вдохновению, когда медиум пишет как машина, не имея ни малейшего сознания о том, что он получает, без малейшего волнения, не обращая внимания на то, что он делает, и смотря в сторону, смеясь и разговаривая о различных вещах?
Понятно возбуждение идей, но не понятно, что это возбуждение может заставить писать того,
кто не умеет писать, и ещё менее, когда сообщения передаются выбиранием ударов или с помощью коробки или дощечки. Мы увидим в этой книге, какое участие должно приписать влиянию идей медиума. Но явления, в которых посторонний разум высказывается неоспоримыми признаками, столь многочисленны и столь очевидны, что не могут оставить в этом отношении никакого сомнения. Ошибочность большей части систем, возникших в начале появления
Спиритизма, состоит в том, что оне выводят общее заключение из некоторых частных случаев.

§46. Система дьявольская, или демоническая. Здесь мы уже входим в другой разряд идей. Так как вмешательство постороннего разумного существа признано, то нужно было знать, какого свойства это существо. Легчайшее, без сомнения, средство - спросить само существо это. Но некоторые особы не признавали в этом полного для себя удостоверения и желали видеть во всех сообщениях одно только дьявольское действие. По их мнению, только дьявол или демон могут сообщаться. Хотя система эта в настоящее время встречает мало сочувствия, но, тем не менее,
некоторое время она пользовалась вниманием вследствие авторитета тех, которые старались дать ей первенство перед другими. Мы заметим, однако, что приверженцев демонической системы нельзя отнести к разряду противников Спиритизма, а совершенно напротив. Существа, которые сообщаются, будут ли они демоны или ангелы, во всяком случае существа бестелесные.
Следовательно, допустить проявления демонов - значит допустить возможность сообщаться с невидимым миром или по меньшей мере с частью этого мира.
Верование в исключительное сообщение демонов, как бы ни было неправильно, могло казаться возможным тогда, когда считали духов существами, созданными вне человечества. Но с тех пор,
как узнали, что духи суть не что иное, как души людей, которые жили, оно потеряло всё своё
очарование и, можно сказать, всю вероятность, потому что из этого следовало бы заключить, что все эти души суть демоны, были ли это души отца, сына или друга, и что мы сами после нашей смерти сделаемся демонами. Учение не весьма лестное и мало утешительное для многих.
Трудно уверить мать, что её любимое дитя, которого она лишилась и которое является к ней после своей смерти дать ей доказательства своей любви и тождества, было бы сообщником сатаны. Правда, что между духами есть весьма злые, которые не лучше так называемых демонов по весьма простой причине, что есть люди очень злые, которых смерть не делает тотчас же лучшими, но вопрос заключается в том, одни ли они могут сообщаться? Тем, которые так думают,
мы предложим следующие вопросы:

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

перейти в каталог файлов


связь с админом