Главная страница
qrcode

Михайлов В.С. - Стратегический ". Стратегический молодец История железнодорожных ракетных комплексов


Скачать 11.11 Mb.
НазваниеСтратегический молодец История железнодорожных ракетных комплексов
АнкорМихайлов В.С. - Стратегический "
Дата23.04.2017
Размер11.11 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMikhaylov_V_S_-_Strategicheskiy_quot_Molodets_quot__Istoria_zhel
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38670
страница8 из 15
Каталогmrclose

С этим файлом связано 79 файл(ов). Среди них: Karateev-_Iz_nashego_proshlogo.pdf, IMG-20170121-WA0026.jpg, IMG-20170121-WA0024.jpg, SAV5.pdf, HK_PSG1.pdf, 5de9f8.jpg и ещё 69 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
Вагон-пусковая установка БЖРК с открытой крышей. Ракета в ТПК внутри вагона

88
ЦКБ ТМ Минобщемаша СССР (главный конструктор Б.Р. Аксю- тин) и КБТХМ (главный конструктор И.Д. Брилев), КБ Прожекторного завода (главный конструктор В.В. Окунев). Головными предприятиями по изготовлению БЖСК являлись по пусковому модулю и формированию БЖСК — Юргинский машиностроительный завод (директора А.А. Гребенников, В.Н. Есоулов), по командному модулю и командному пункту — завод Большевик директор А.Ф. Ващенко).
Испытания ракет и комплексов РТ со стационарными железнодорожным стартом Для проведения Государственных летных испытаний комплексов РТ с ракетами Ж и Ж в декабре 1981 г. решением Правительства была создана Государственная комиссия. Впоследствии она продолжила свою работу и при испытаниях комплексов РТ-
23УТТХ с ракетами Ж и Ж. Ее председателем был назначен заместитель Главкома РВСН, начальник ГУЭРВ генерал-полковник Г.Н. Малиновский. Это было очень большой удачей для программы. Он обладал огромным опытом службы в войсках, работы в центральном аппарате РВСН, государственных комиссиях полетным испытаниям комплексов. Это был высокоэрудированный человек, и не только в ракетной технике. Он умел строить отношения со всеми уровнями работников. Авторитет его в РВСН и промышленности был очень высок. Он был человеком, твердо и умело отстаивавшим свои решения. Под стать ему были его заместители. Его замом стал заместитель министра общего машиностроения СССР генерал-лейтенант АС. Матренин, под непосредственным руководством которого я работал. Это был многоопытный человек, знавший до тонкостей службу в войсках, решение вопросов эксплуатации, работы с руководителями различного уровня. Создание БЖРК было одной из его главных задач. Г.Н. Мали- новский называл его директор комплекса. АС. Матренин начал им заниматься, еще будучи начальником го Главного управления Минобщемаша СССР, ответственного за гарантийный надзор и постановку ракетных комплексов на эксплуатацию. В тот периоду меня, работавшего в м Главном управлении, с ним сложились хорошие деловые отношения. И хотя в тот период за разработку БЖРК он еще не отвечал, но всегда был готов помочь. Ни тени снобизма, желания упрекнуть в чем-то у него не было, наоборот, всегда проявлялось стремление помочь иногда советом, а иногда и делом. Другим замом — техническим руководителем испытаний стал Генеральный конструктор В.Ф. Уткин, опытнейший руководитель, пользовавшийся огромным авторитетом на всех уровнях. Эти три человека (Уткин, Малиновский, Матренин) сыграли огромную роль в создании комплексов РТ и РТ-23УТТХ. Их слаженная, с доверием к друг другу работа помогла преодолевать огромное количество проблем и трудностей, встретившихся на этом пути, а каждая из них могла оказаться тупиком. Не разу я не видел, чтобы они проявляли бурные чувства к друг другу, демонстрируя их окружающим. Но это явно чувствовалось. Эти безусловно талантливые люди до конца своих дней сохранили эту мужскую дружбу. Под стать им были А.В. Усенков, который также был заместителем председателя Государственной комиссии. Он прошёл большой путь в частях и управлении РВСН, получил на практике опыт постановки ракетных комплексов на дежурство, перевооружении частей на новые комплексы. В разгар испытаний комплексов РТ он стал начальником го Главного управления Минобщемаша СССР, а впоследствии заместителем министра, руководившим гарантийными авторским надзором по ракетным комплексам РВСН и ВМФ. А.В. Усенков сыграл большую роль на этапе постановки
БЖРК на эксплуатацию. Его отличал спокойный и конструктивный подход к решению разнообразных проблем. Заместителями технического руководителя были последовательно первые заместители генерального конструктора Л.Д. Кучма и
С.Н. Конюхов. Высокий профессионализм и их общий человеческий потенциал привели к тому, что первый из них, ас ним прошло большинство полигонных работ, стал директором ПО Южный машиностроительный завода затем Президентом Украины. А второй —
С.Н. Конюхов стал генеральным конструктором и генеральным директором КБ Южное. Даже в условиях высшего государственного приоритета, всех действующих постановлений правительства руководству госкомиссии приходилось преодолевать огромное количество трудностей, организационных проблем. И все время принимать и защищать свои решения. Приходилось выдерживать удары, не всегда справедливые ФОТО 29. Заместитель председателя Государственной комиссии, технический руководитель испытаний, генеральный конструктор и генеральный директор КБ Южное В.Ф. Уткин ФОТО 30. Председатель Государственной комиссии, заместитель Главнокомандующего
РВСН Г.Н. Малинов- ский ФОТО 31. Заместитель председателя Государственной комиссии, заместитель министра общего машиностроения СССР АС. Матре- нин Помимо их в состав госкомиссии входило еще много ведущих специалистов промышленности и Министерства обороны СССР, их было поровну. По своему статусу в ее состав входили В.Н. Иванов, бывший в то время начальником го Главного управления Минобщемаша СССР. Как ответственный за программу я часто заменял его в работе и заседаниях госкомиссии. В поле зрения госкомиссии были все аспекты создания комплекса, полнота его отработки, соответствия поставленным требованиям. Комиссия, и прежде всего ее руководство, несла за это полную ответственность. Значительная часть работы, и прежде всего ее председателя Г.Н. Малиновского, проходила на предприятиях, где им досконально рассматривались актуальные технические вопросы. Причем работа шла не только с руководителями, но и со специалистами, ответственными за конкретные вопросы. Основные заседания госкомиссии, как правило, проводились на полигоне перед пуском. Дата очередного пуска назначалась с учетом многих факторов сроков, установленных директивными документами, результатов предыдущих пусков, устранения выявленных замечаний готовности ракеты и наземного комплекса, готовность к пуску полигона в Плесецке и многих других факторов. Непосредственная подготовка пуска предварялась циклом тренировок. В целом она являлась весьма масштабной работой, выполнявшейся специалистами полигонов и промышленных предприятий. К заседанию госкомиссии представлялись письменные заключения и акты о готовности систем, проведенных испытаниях и их результатах. Заседание государственной комиссии проходило по установившемуся порядку. Вел его Председатель государственной комиссии. Многословие в выступлениях не допускалось. Ответственные по направлениям делали краткие доклады. В конце заседания заслушивалось заключения головных институтов ЦНИИмаш иго НИИ МО. По результатам докладов и представленных документов принималось решение, которое подписывалось всеми членами государственной комиссии или лицами, их заменяющими. У каждого предприятия или воинской части было свое место в зале, без острой необходимости оно не менялось. На заседании присутствовали только ответственные лица. Никакие разговоры, хождения по залу не допускались. По любым техническим вопросам прислушивались к мнению руководителя работ от полигона (генерал-майора ЛИ. Долинова) и заместителя технического руководителя от КБ Южное (последовательно им были Л.Д. Кучма,
С.Н. Конюхов, Л.А. Грибачев). Они, в основном, и осуществляли руководство работами между заседаниями. Большое внимание уделялось режиму. Ведь все было секретно. В первых пусках серьезно изучалась проблема утонет в Северном Ледовитом океане выгоревший корпус второй ступени или его украдут американцы. В другом случае Председатель государственной комиссии требовал от многочисленных собравшихся начальников, чтобы доставившие их к месту заседания легковые машины немедленно уезжали. Американские спутники, мол, зафиксируют их скопление, ив США поймут, что близится пуск. Тогда мы над этим посмеивались, а зря. Он был близок к истине. В тоже время на заседаниях Госкомиссии перед самым пуском после докладов о готовности ракеты и всех служб спокойно сообщалось, что в район цели (полигон на Камчатке — боевое поле Кура) прибыл разведывательный американский корабль и находится в дрейфе, ждет пуска. Американский

93
самолет-разведчик Орион находится в том же районе, он только что произвел дозаправку и тоже ждет в воздухе. Американцам ведь было интересно узнать результаты испытаний. ФОТО 32. Первый заместитель генерального конструктора КБ Южное, заместитель технического руководителя испытаний Л.Д. Кучма с 1982 по 1986 гг.) ФОТО 33. Первый заместитель генерального конструктора КБ Южное, заместитель технического руководителя испытаний С.Н. Конюхов (с 1986 по 1990 гг.) ФОТО 34. Начальник испытательного управления космодрома Плесецк ЛИ. Долинов Припусках ракеты в зале командного пункта присутствовали строго определенные лица. Обстановка была строгая. Естественно, все волновались, но держали это в себе. За 30 мин допуска проводилось еще одно короткое заседание. Пуском руководил начальник полигона, в зале, откуда шло управления, находился только боевой расчет, руководитель госкомиссии сего заместителями. Все остальные руководители и специалисты были в соседней комнате, где имелось все необходимое и куда шел репортаж о ходе подготовки пуска и полете ракеты. Первый пуск ракеты Ж состоялся 26 октября 1982 г. на полигоне Плесецк. Его можно охарактеризовать как частично успешный — три ступени ракеты отработали нормально, была подтверждена работоспособность системы отклонения головного отсека. Нов ходе дальнейшего полета произошло аварийное прекращение работы ракеты, из-за выхода из строя питателя О двигательной установки ступени разведения вначале участка разведения блоков. Но задачи пуска были выполнены, были подтверждены работоспособность систем пусковой
установки, решения по минометному старту, систем отделения поддона и минометному разделению всех ступеней ракеты. На отлично сработали все маршевые двигатели ракеты. Но самое главное, в условиях реального пуска была подтверждена работоспособность принятого способа управления полетом второй и третьей ступеней за счет отклонения головного отсека. ФОТО
35. Государственная комиссия по испытаниям ракетных комплексов РТ и РТ-23УТТХ. Автор в третьем ряду, третий справа Второй пуск ракеты Ж, проведенный 28 декабря 1982 г, был полностью успешным. Далее пуски проводились с переменным успехом — из восьми пусков четыре были успешными, а четыре аварийными. Каждый пуск был событием, все былина пределе. Вообще, припуске любой ракеты нервная система подвергается большой нагрузке, а здесь все присутствующие припуске, а посторонних припусках боевых ракет не бывает, в деталях знают все риски, потенциально возможные отказы и реально осознают важность происходящего для страны, предприятия и их лично для них. По-моему, несмотря на то, что все держат себя в руках, у большинства дыхание просто останавливается, а сердце набирает запредельные обороты. Немного легче было тому, у кого его агрегат, система работают вначале полета, после прохождения этого этапа им можно было немного расслабиться. А те, кто отвечают за ракету и комплекс в целом, не
дышат до последнего, слушают репортажи готовы немедленно включиться в анализ ситуации. Все ждут информацию о приходе боевых блоков на полигон Кура. Напряженная работа по созданию ракеты, комплекса сама по себе постоянный стресса припусках особенно. Неслучайно большинство известных автору руководителей-ракет- чиков имеют, а многие, к сожалению, уже имели, большие проблемы со здоровьем, прежде всего с сердечно-сосудистой системой. При положительных результатах пуска было сдержанное ликование. Зачастую далее следовали традиционные мероприятия по снятию стресса. А это было в то время рискованное дело, накатывались безалкогольные времена. Но все было очень умеренно, люди были вымотаны. А многим нужно было участвовать в обработке результатов пуска, делать доклады руководству. Бывали и аварии. Запомнилась одна из них. Водном из первых пусков ракеты Ж из-за отказа одного из элементов авионики не произошло запуска двигателя первой ступени, и ракета упала в пусковую установку. Пуск был в темное время. Издалека, с балкона командного пункта это было очень красиво. Нормальная засветка при выбросе ракеты из ТПК. А затем началось необычное. Появились яркие огни, мечущиеся в зазоре между темными, почти черными землей и низкими облаками, что-то яркое летало вверх и вниз. Все это происходило в тишине, звук приходит намного позднее визуальной картины. Было совсем непонятно, что это, так как прошла информация, что пуск состоялся. Действительно, ракета ушла из пусковой установки. Но, увы, недалеко — это была авария. И мы поняли, что вверх летели обломки взорвавшейся ракеты, а потом они раскаленные падали обратно. Потом пришел звук взрыва. Утром я с Генеральным конструктором КБ Южное В.Ф. Утки- ным и начальником го Главного управления Минобщемаша СССР
В.Н. Ивановым приехал к взорванной пусковой шахте. Она была сильно изуродована, затоплена грунтовыми водами, и они все еще кипели. Столько выделилось энергии. Сильное зрелище. В материалах видеорегистрации потом мы видели, что ракета, падая, вошла больше чем наполовину в пусковую установку, потом начала ломаться. Дальше взрыв. Отказавший элемент быстро нашли. Установили и устранили причину. Пуски продолжались. Шахту восстанавливать не стали.
ФОТО
36. Один из пусков ракеты из БЖРК
Этот пуск запомнился еще одним. Когда мы, удрученные осмотром пусковой установки после аварии, ехали по дороге через тайгу, машина сделала небольшую установку. Я немного отошёл от дороги и вдруг увидел море грибов. Белые и подосиновики, огромные и просто звенящие от своего здоровья. Ив них ни одного червяка. Яне смог удержаться, набрал в обе руки этих здоровяков. Подошел к машине и вижу
В.Ф. Уткин и В.Н. Иванов тоже не удержались и несут грибы. Буквально за 10 минут мы набрали целый багажник Волги. Нас немного отпустило. Эти грибы я привез в Москву, уж очень были хороши. За испытаниями стационарного комплекса с ракетой Ж шли испытания БЖРК. Каждый пуск был событием, этапом большой работы. Первый пуск ракеты Ж из БЖРК состоялся 18 января
1984 года.
Создание боевого железнодорожного ракетного комплекса РТ-23УТТХ П Молодец) с ракетой Ж Необходимость дальнейшего повышения характеристик уже была ясна на этапе разработки комплексов РТ. Желаемые характеристики, особенно по стойкости ракет, для стационарного старта выполнялись не в полной мере. Не была достигнута полная штатность ив оборудовании БЖРК. РВСН настоятельно требовали повышения характеристик комплекса. Задача параллельной разработки комплексов РТ с работами по ракете РТ с улучшенными характеристиками и комплексов на ее основе была поставлена еще на раннем этапе работ по программе, в постановлении правительства от 01.06.79 №514–175. Этим же документом были определены головные разработчики комплексов по стационарному шахтному и подвижному железнодорожному — КБ Южное, по подвижному грунтовому — МИТ. На этом этапе в очередной раз возникла идея, чтобы ракета была единой для всех видов комплексов. Для повышения характеристик комплекса нужно было сделать многое. В Минобщемаше СССР и КБ Южное был разработан подробный план необходимых работ. Причем все работы нужно было выполнить в очень сжатые сроки. Они касались деятельности многих организаций различных министерств. Планом предусматривалось, в частности
• проведение дальнейших исследований по органам управления ракетой, в том числе управляющим поворотным соплам маршевых двигателей,
• применение новых перспективных топлив,
повышение удельной прочности органопластиков, применяемых для намотки корпусов двигателей,
• разработка элементов конструкции из углерод — углеродных материалов,

99
• улучшение характеристик системы управления и повышение ее стойкости к поражающим факторам ядерного взрыва. Считалось, что повышение стойкости ракеты было вообще крайне важным. Она должна была выдерживать воздействия поражающих факторов ядерного взрыва на всех участках полета. Естественно, это влекло за собой повышение массы ракеты, что вступало в противоречие с требованиями увеличения дальности. Согласование этого плана с исполнителями потребовало много сил. Но серьезно помогало осознание специалистами и руководителями особой важности работ. Им иногда приходилось принимать нелегкие решения. Разработанный план был согласованна Совете главных конструкторов, а затем был оформлен в виде решения ВПК от 27.12.79 № 339. В нем содержались двадцать пять проблемных вопросов. Этим же решением был установлен срок выпуска эскизного проекта комплекса с улучшенными характеристиками (УТТХ) — й квартал 1982 года, начало летных испытаний — й квартал 1984 года. Вслед за этим РВСН выдало новые ТТТ на разработку комплекса
УТТХ стремя видами стартов. Согласование этих ТТТ потребовало большого объема обсуждений между специалистами промышленности и офицерами управлений РВСН. Надо сказать, что в то время в управлениях ГУРВО и ГУЭРВ служили опытнейшие генералы и офицеры, которым помогали специалисты го ЦНИИ МО. Соревноваться сними при согласовании положений ТТТ было трудно, но интересно. Эмоций было много, нов целом был конструктивный, позитивный настрой всех сторон, участвовавших в согласовании. Однако ситуация была очень сложной. Совет главных конструкторов, оценивая результаты работ 1980–1982 гг., был вынужден констатировать, что полное выполнение предъявленных требований возможно только при значительном увеличении энергетики базовой ракеты. Но реализация необходимых для этого мероприятий, параллельно с работой кооперации предприятий по двигателям Д, ракетам Ж и Ж может сдвинуть сроки работ пора- кете РТ-23УТТХ на несколько лет. Обеспечение заданного срока готовности к выходу налетные испытания в заданные сроки было возможным только путем последовательного наращивания уровня характеристик, в первую очередь стойкости ракеты, при сохранении уже внедренных в ракете РТ решений, улучшения массовых характеристик узлов и элементов ракеты, применения новых топлив. Ситуацию несколько облегчало то, что для подвижных комплексов можно было иметь несколько меньшую стойкость, так как считалось, что вероятность прямого поражения этих комплексов меньше, чему стационарных шахтных комплексов, координаты которых были известны. Решение об этапности повышения характеристик ракеты было очень нелегкими для генерального конструктора В.Ф. Уткина, и для руководителей государственных органов. Предложение о принятии на вооружение ракеты РТ с последующим доведением ее характеристик до требуемых встретило негативную реакцию заказчика. Практически предлагалось признать, что по некоторым характеристикам ракеты РТ будут некоторое время уступать американским МХИ только на РТ-23УТТХ характеристики достигнут необходимого уровня. Заместитель министра общего машиностроения СССР АИ. Дунаев, который готовил со мной письмо поэтому поводу, вспоминал, что министр С.А. Афанасьев вернулся со встречи с министром обороны СССР Д.Ф. Устиновым весьма расстроенным. Член Политбюро ЦК КПСС, министр обороны СССР был требовательным человеком, не прощавшим ошибок и невыполнения его указаний. Да и личные отношения между ними оставляли желать лучшего. Тем не менее другого реального пути создания комплекса с требуемыми характеристиками в заданные сроки не было. Эскизный проект по ракете РТ-23УТТХ был выпущен в ноябре
1982 года. К этому времени уже были проведены два пуска ракеты РТ (Ж, и это предопределило, что ее схема будет положена в основу новой единой ракеты. В соответствии с принятым порядком заказчик, рассмотрев материалы эскизного проекта, приняв их, выдавал установленным порядком свои замечания. Подготовка их осуществлялась Главными управлениями РВСН. Надо сказать, что это была очень объёмная работа. Сам по себе эскизный проект, как правило, представлял собой стопку книги альбомов с чертежами высотой около метра. И все это надо было
изучить, проанализировать и выдать свое заключение. Естественно, в обозримые сроки это было бы невозможным, если бы специалисты РВСН ждали бы поступления материалов, а затем изучали бы их. Но работа конструкторов и заказчиков велась с самого начала в тесном взаимодействии. Особых неожиданностей для участников работы не было. Тем не менее по каждому эскизному проекту составлялся перечень замечаний. Для его реализации составлялся специальный план реализации замечаний (ПРЗ), который согласовывался промышленностью и заказчиком. Заходом его выполнения устанавливался постоянный контроль и отчетность. Наряду с замечаниями, имевшими крайне важное значение, в
ПРЗ включали и более мелкие вопросы. А иногда, чтобы не разводить долгих дебатов, включали вопросы, не имевшие явного решения, типа благих пожелании. Я помню, один офицер в ГУРВО долго носился с идеей применения в БЖРК локомотивов с ядерными двигателями, мол, это даст необыкновенный эффект. Никаких других мнений он не слышал. А нам помимо всего прочего не хватало еще атомного паровоза. Ну, мы взяли и включили его в ПРЗ, а потом при очередном уточнении потеряли этот пункт. И никто о нем больше не вспоминал. После эскизного проекта началась тяжелейшая гонка с разработкой и согласованием нового проекта постановления правительства. Контроль шел постоянный и на всех уровнях. Все уже поумнели, получили дополнительный опыт, и снова пошли разногласия по показателям надежности, времени боеготовности, характеристикам боевых блоков и т.д. С участием специалистов КБ Южное, а иногда ив одиночку приходилось сражаться с
РВСН и министерствами-соисполнителями. У каждого соисполнителя было много проблем, своих сложностей. Каждый мог упереться и встать. Но все понимали, что это недопустимо. По части вопросов удалось сразу договориться, по части решили достигать необходимого уровняв ходе испытаний комплекса, а по самым сложным — принять решение по результатам летных испытаний. Запомнился один из эпизодов согласования. Одному из основных министерств было необходимо обеспечить крайне высокие характеристики важнейшего комплектующего изделия. Гриф секретности документа, которым задавалось требование, был самым высоким. Я мог показывать его руководителям уровня не ниже заместителя министра. Приехал в это министерство, сижу в приемной, жду. У заместителя министра идет совещание. В перерыве буквально врываюсь в кабинет, показываю документ только заместителю министра. Он, понимая, что я принес, заносит ручку для подписи. В этот момент начальники Главных управлений, присутствующие в кабинете ив общих чертах понимающие, о чем речь, буквально взрываются Подождите, нужно посмотреть, проработать На что получили четкий ответ от руководителя Что тут смотреть. Надо сделать (Слова, правда, были немного другими, с учетом широких возможностей русского языка) В этом был принципиальный подход. Надо Другой уже трагикомический эпизод, и снова там же. Я сижу в приемной того же заместителя министра, о котором я вспоминал выше, мне нужно получить его очередную подпись. Поздний вечер. Секретари, помощники уже ушли. Слышу, в кабинете идет разговор по телефонам. Понимаю, занят. Нужно ждать. Вдруг в кабинете раздается грохот. Я без размышлений врываюсь туда. У своего стола стоит совершенно обалдевший хозяин кабинета и держит перед собой портрет В.И. Ленина в здоровенной раме. А в стене над ним дырка. Крюк, на котором висел портрет, вывалился. Хозяин кабинета, обращаясь ко мне Вот видишь, до чего мыс вами доработались Ильич чуть не убил Много было разных эпизодов при согласовании ТТТ и проекта постановления. Вовремя согласования таких документов сроки были очень сжаты. Это вызывало иногда весьма острые ситуации. Нужно было срочно получить живую подпись Главнокомандующего РВСН В.Ф. Толубко. Звоню ему по спецсвязи, чтобы договориться о времени моего прибытия для подписи. А он в ответ, я, мол, сейчас улетаю. Что делать Ждать невозможно. Но он тут же вошел в ситуацию. Говорит выходи из здания министерства, я сейчас подъеду и подпишу в машине. Легко сказать — выходи Яне имел права вынести этот документ не только из здания министерства, но из первого отдела своего Главного управления. Но взял грех надушу, вынес, стою с папкой на улице, дрожу. Вдруг кто увидит.
Жду. Подъезжает Чайка Главкома, я собираюсь туда залезть. То- лубко меня останавливает, давай расстилай документ на капоте. Я и разложил страницы, ветерок ими шевелит. Он бегло посмотрели тут жена капоте подписал. Военный шик Не хватало только, чтобы это был капот джипа, а не представительской Чайки. С подписью главнокомандующего были другой эпизод. Ко мне внезапно прибывают два возбужденных хорошо знакомых генера- ла-лейтенанта РВСН: Спаси, родной Не дай погибнуть. В чем дело — непонятно. Они умоляют, дай последний лист первого экземпляра проекта постановления. Пошли посмотреть на него впер- вый отдел. И тут уже я чуть не упал. И смех и грех. Куча живых подписей министров, там же стоит подпись Главнокомандующего. Нов его титуле пропущена вторая буква. Генералам стало совсем плохо. Умоляют, дай хотя бы на полчаса. По требованиям режима абсолютно исключено Да и как править, исправления и подчистки в оригинале первого экземпляра не допускались. Если лист перепечатать, нужно было все у всех министров подписывать заново. Новы- ручать надо. Еще раз взял грех надушу, дал. Это были веселые полчаса. Привезли они лист обратно, все было исправлено и даже следов не осталось. Молодцы Любые задачи им были по плечу. Надо сказать, что эти гусарские шалости с режимом были исключениями. У всех работников, на всех уровнях практически на генетическом уровне было заложено соблюдение требований режима. Постоянно Иногда трудновыполнимых, неприятных, ноне- обходимых. Конечно, нас в министерстве и на предприятиях плотно опекали специалисты, отвечающие за обеспечение режима. Мыс ними хорошо работали, так как уважали труд друг друга. Присматривали за нами и соответствующие службы центральных органов госбезопасности. Там работали весьма грамотные специалисты, которые, как правило, вели себя ненавязчиво. Конечно, они проконтролировать все не могли, и их важнейшим достижением было то, что требования режима стали неотъемлемой и естественной стороной повседневной работы ракетчиков. Немного отклоняясь от темы. В каждой работе есть профессионалы, способные искать и внедрять новые решения. Когда мы спустя годы занимались превращением тяжелых стратегических ракет

104
РС-20 в ракеты-носители Днепр, в основном на них запускались иностранные космические аппараты. Естественно, в пусковой компании участвовали иностранные специалисты. Допустить их к чувствительной информации о ракете и комплексу было нельзя. В свою очередь режимные службы стран владельцев космических аппаратов, как правило, полностью исключали ознакомление наших специалистов с конструкцией аппаратов. Мог в разрешенных пределах обсуждаться только интерфейс ракета — космический аппарат. Казалось бы тупик, неразрешимая ситуация. Но специалисты, отвечавшие за подготовку запусков и режим, нашли технические и организационные решения, обеспечивающие выполнение всех требований по сохранению информации. Высший пилотаж в жанре обеспечения режима. Возвращаясь к РТ-23УТТХ. В результате бурных обсуждений проект постановления правительства удалось согласовать, и 9 августа года вышло постановление правительства № 768–247 о создании комплекса РТ-23УТТХ сединой ракетой и стремя видами базирования железнодорожным, грунтовыми стационарным. Тема получила условное наименование Молодец. В ноябре того же года вышло совместное решение Минобороны,
Минобщемаша, Миноборонпрома и Минмаша, в котором были уточнены сроки работ по единой ракете. В соответствии с постановлением БЖРК должен быть не единственным подвижным комплексом с ракетами РТ-23УТТХ. Все с уважением относились к работам Московского института теплотехники (МИТ) в области подвижных грунтовых комплексов. Но неожиданно для нас при согласовании проекта постановления уза- казчика возникли серьезные возражения против создания грунтового подвижного комплекса. Созданием вездеходного колесного шасси для подвижного грунтового комплекса (Целина) занимался Минский автомобильный завод, традиционный поставщик тяжелой вездеходной техники для ракетных комплексов. Сначала х годов там велись работы по шасси для монтажа пусковой установки комплекса РТ-23УТТХ. Это был гигантский шестиосный автомобиль МАЗ-7904 с грузоподъём- ностью около 220 т. По своей компоновке он напоминал обычные
ракетные шасси МАЗ, но намного большего размера. Его 12 колес имели диаметр 2,8 м. После изготовления и заводских испытаний единственный образец автомобиля МАЗ-7904 в январе 1984 г. на специальном железнодорожном транспортере был доставлен на Байконур. Однако входе испытаний выяснилась ограниченная проходимость из-за высокой нагрузки на каждое колесо, доходящей дот. Самое главное, явные следы, оставляемые машиной на грунте, в корне противоречили идее скрытности. Разведывательные космические аппараты хорошо могли видеть эти следы. Работы по МАЗ-7904 были прекращены. Единственная изготовленная машина осталась на Байконуре, где ее заброшенную, покрытую пылью спустя много лет видел автор водном из дальних монтажно-испытательных корпусов. Следующей машиной того же назначения стало восьмиосное шасси МАЗ-7906, во многом оно походило на МАЗ-7904, но было меньше по размерами грузоподъёмности. Одновременно велись испытания наиболее оригинального транспортного средства МАЗ-
7907. Оно имело 24 ведущих колеса, газотурбинный двигатель и электрическую трансмиссию. Работы по обеим машинам велись в рамках темы Целина.
Из-за очень высокой нагрузки на ось и соответственно проблем с проходимостью и оставлением следов на грунте работы по этим машинам были признаны бесперспективными и прекращены. Ракета РТ-23УТТХ для грунтового комплекса была слишком велика. Но взаимодействие КБ Южное с МИТом на этапе работ по комплексу РТ-23УТТХ было существенно более широким, чем грунтовый вариант комплекса. Подключение МИТ к работам по комплексам РТ началось, когда двигатель первой ступени, разработки КБ Южное Д доставлял своей системой «вдува» много проблем. Специалисты МИТ, имевшие к этому времени опыт работ по твердотопливным комплексам, имели свое мнение по оптимальному облику ракеты. Они считали возможным применить маршевые двигатели всех ступеней с поворотными управляющими соплами и твердотопливную двигательную установку разведения. Кроме того, они считали необходимым увеличить массу заряда первой ступени, то есть уйти от размерности определенной унификацией с двигателем Д. Практически речь шла о создании совершенно другой, новой ракеты.
При разработке эскизного проекта сравнению вариантов КБ Южное и МИТ было уделено большое внимание. Между сотрудниками этих соперничающих организаций было установлено плодотворное дружественное сотрудничество, что нечасто встречалось в те годы. Входе работы происходил обмен опытом, материалами, техническими решениями. Варианты сравнивались досконально. По каждому давалась оценка, что это может дать по улучшению характеристик. В результате генеральными конструкторами В.Ф.
Уткиным и АД. Надирадзе был подписан головной том эскизного проекта РТ-23УТТХ. В этом томе было сделано заключение, что выигрыш для ракеты с поворотными соплами на всех ступенях крайне незначителен, около 50 кг полезного груза, а твердотопливная установка ступени разведения снижает массу полезного груза примерно на
400 кг, что совершенно недопустимо сточки зрения боевой эффективности. К этому времени ракета Ж с управлением отклонением головным отсеком и жидкостной двигательной установкой ступени разведения уже летала. И схема ракеты, применительно к ракете РТ-23УТТХ со стационарным стартом (Ж) претерпела принципиальное изменение только в части управления полетом на участке работы двигателя первой ступени, вместо системы «вдува» на двигателе первой ступени ФОТО 37.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом