Главная страница

Филимонов В.П., Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа.2006. СвятойпреподобныйСерафимВырицкийи


Скачать 24,54 Mb.
НазваниеСвятойпреподобныйСерафимВырицкийи
АнкорФилимонов В.П., Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа.2006.pdf
Дата10.04.2018
Размер24,54 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаFilimonov_V_P__Svyatoy_prepodobny_Serafim_Vyritskiy_i_Russkaya_G
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#1601
страница7 из 25
Каталогid139708323

С этим файлом связано 90 файл(ов). Среди них: История иконы БМ Иверская.doc, Письмо в СК РФ.docx, Житие прп Геннадия и Никифора Важеозерских.doc, Gavanskaya_unia_Chast_pervaya__skachat_pdf.pdf, vypiska.pdf, обращ 1.docx, Akafist_tsaryu_Nikolayu.pdf, Правило схиигумена Саввы.docx, Sergey_Melnik_Istorii_iz_moey_zhizni.pdf, znak-sh.pdf и ещё 80 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25
учно-исследовательсхого института Прометей. Удалось установить местонахождение келлий иеросхимонаха Серафима, архимандритов Гурия и Льва, а также архимандрита Сергия, у которого отец Серафим принял послушание духовника Лавры Согласно завещанию старца иеросхимонаха Серафима (Муравьева) эти иконы ныне находятся в храме в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы поселка Вырица.
88
болящей лоб (так, следуя апостолам, всегда поступал преподобный Серафим Саровский. Женщина тут же упала и стала неестественно корчиться. Раздался грубый, душераздирающий собачий лай. Старец быстро накрыл голову страждущей епитрахилью и стал читать молитву. Больная начала понемногу утихать, а затем и вовсе успокоилась когда же она пришла в себя, тони чего не помнила...
В дальнейшем не раз приходила она благодарить батюшку за исцеление, говоря, с какой радостью посещает теперь богослужения — ноги будто сами в храм несут...
Не удивительно, что такие дары отца Серафима влекли к нему множество людей. Все уходили от него просветленными, окрыленными благодатной радостью. Рос и без того многочисленный сонм его духовных чад. Слова старца, обращенные куче- никам, всегда несли в себе уроки истинного смирения Сам Господь сказал Сила Моя совершается в немощи (2 Кора апостол Павел, познав на опыте все величие этих слов изрек Когда я немощен, тогда силен (2 Кор. 12,10). Будем же и мы, подобно святому апостолу Павлу, благодушествовать в немощах, скорбях, обидах, гонениях и притеснениях за Христа».
«Тогда,— учил старец, — только смирясь с волей Божией, которая порою открывается людям именно втяжелыхскорбях, болезнях и гонениях, могут познать они собственную немощь и обрести стремление к благодатной помощи свыше. Только так рождаются истинные вера, надежда и молитва, творимая от всего сердца в сознании собственного ничтожества, та самая, что никогда не остается без ответа и передвигает горы...»
Именно так, со смирением и постоянством, испрашивал помощи у Господа, Пресвятой Богородицы и святых угодников
Божиих отец Серафим, и его чистый, сокрушенный молитвенный дух передавался всем окружающим.
«Ныне пришло время покаяния и исповедничества,— нази­
дал всех, стремившихся познать волю Божию, отец Серафим, — Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи, и пока Сам Господь не помилует Россию, бессмысленно идти против Его святой воли. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий и горестей
Поэтому Господь и научает нас Терпением вашим спасайте души вашии (Лк. 21,19). Нам же остается только уповать на Бога и умолять Его опрощении. Будем помнить, что Бог есть любовь Ин. 4, 16) и надеяться на Его неизреченное милосердие Многим в ту пору советовал батюшка обращаться к молитве Иисусовой: Непрестанная молитва покаяния есть лучшее средство единения духа человеческого с Духом Божиим. В тоже время она есть меч духовный, истребляющий всякий грех. Старец предвидел усиление открытых гонений, когда вся Россия превратится в единый концентрационный лагерь, и умная Ии­
сусова молитва, которой не забывали его духовные чада, будет добрым средством спасения души, оказавшейся вусловияхгосу­
дарства, объявившего войну Самому Господу Богу...
Так, в неустанных трудах во славу Божию пребывал иеросхи- монах Серафим (Муравьев) на поприще духовника Александро- Невской Лавры почти три года. Вовремя ежедневных многочасовых исповедей батюшке приходилось подолгу стоять на холодном каменном полу Свято-Троицкого собора. Главный храм Лавры в ту тяжелую пору за недостатком дров почти не отапливался, и на стенах часто выступал иней. В особо холодные дни священнослужители вместе смолящимися переходили в церковь Сошествия Святого Духа, где было несколько теплее [118, с. 20]. Однако отец Серафим мало заботился о собственном удобстве. Известен случай, когда старец непрерывно принимал исповедников на протяжение двух суток.
Постоянное переохлаждение, неимоверные физические и душевные перегрузки (сколько чужого горя принимал на себя старец) постепенно дали о себе знать, и здоровье отца Серафима резко ухудшилось. Врачи признали одновременнно межреберную невралгию, ревматизм и закупорку вен нижних конечностей. Боли в ногах стали просто невыносимыми. Долгое время отец Серафим никому не говорило болезни и мужественно продолжал служить и исповедовать. Лицо же старца было всегда озарено такой светлой радостью, что никто из братии подумать не мог, что батюшка в тоже время терпит настоящую муку. Порою лишь голос его становился едва слышным. Однако, настал день, когда отец Серафим попросту не поднялся с постели
Новое испытание — болезнь — принял батюшка с удивительным спокойствием и благодушным терпением, словно очередное послушание от Бога. Не было в нем ни малодушия, ни недовольства. Непрестанно воссылая благодарения Господу, батюшка говорил сочувствующим Я, грешный, еще не этого достоин Есть люди, которые и не такие болезни терпят!»
Время шло, но, несмотря на усилия врачей, здоровье старца продолжало ухудшаться. Ему шел тогда й год. Появились застойные явления в легкихи сердечная недостаточность. Медики настоятельно советовали выехать из города в зеленую зону. В качестве климатического курорта была рекомендована Вырица. Возвышенная местность, вековой смешанный лесс преобладанием хвойных пород, сухая песчаная почваи целебный воздух все это должно было благотворно повлиять на здоровье батюшки. Врачи утверждали, что только пребывание в подобном климате может укрепить силы отца Серафима. Старец ехать наотрез отказался — так тяжело было расстаться ему со своим служением и со многочисленными духовными чадами. Предвидя скорое начало новой волны гонений и полное разорение Лавры, ба- тюшкаискренне желал разделить эти страдания со всей братией.
Однако, воля Божия о нем была иной. Митрополит Серафим
(Чичагов), который в миру имел профессию врача, ознакомился с заключением медицинской комиссии и немедленно благословил переезд. Смиренному духовнику Лавры оставалось только принять это за послушание. Вместе с ним по настоянию владыки в Вырицу отправились схимонахиня Серафима (в миру Ольга Николаевна Муравьева) и их двенадцатилетняя внучка Маргарита. Они и прежде часто приезжали в Лавру, навещая отца Серафима. Теперь уход за ними забота о его здоровье стали главным их послушанием.
С грустью и слезами провожали иеросхимонаха Серафима его духовные чада епископы Петергофский Николай (Яруше- вич), Лужский Амвросий (Либин), Лодейнопольский Сергий
(Зенкевич), братия Александро-Невской Лавры, многие священнослужители и миряне. К лету 1930 года отец Серафим покинул город святого апостола Петра

СВЕТИЛЬНИК
ЗЕМЛИ
русской
Годы
старческого подвига отца Серафима в поселке Вырица
( 1930-1949)
Русская Голгофа
(П о материалам источников № № 26, 42, 60, 68, 113, 114,
117, 118, 122, 124, 126, 163, 164, 196, 252, 263, 266, Предай Господу путь твой и уповай на Него»
(Пс. Переезд отца Серафима в Вырицу— еще одно свидетельство особого Божия о нем Промысла, ограждавшего старца от опасностей вплоть до самой его кончины. Именно сначала х по Петроградской епархии и всей стране прокатилась новая волна еще более жестоких репрессий.
Относительное затишье, наступившее после провала обновленческой смуты и судебных процессов 1922-1923 годов, оказалось наповерку только временной передышкой. Уже в августе
1928 года властями были закрыты Высшие Богословские курсы и Богословско-Пастырское училище, созданные взамен упраздненных Духовных Академии и Семинарии и подготавливавшие клириков для Петроградской и ряда ближайших епархий. Руководитель Богословско-Пастырского училища архимандрит Гурий (Егоров) вскоре был арестован и осужден на пять лет. Так отец Серафим, еще будучи в Лавре, лишился одного из ближайших своих друзей и сподвижников.
В начале 1930 года в заключении оказались сразу три выдающихся петроградских пастыря, профессоры-протоиереи — настоятель Николо-Богоявленского кафедрального собора Николай Кириллович Чуков, настоятель храма Михаила Архангела Михаил Павлович Чельцов и Николай Викторович Чепурин из Покровской церкви в Коломне. Вслед за ними — настоятель
Князь-Владимирского собора протоиерей Павел Иоаннович
Виноградов, настоятель Спасо-Преображенского собора протоиерей Михаил Владимирович Тихомиров и многие другие известные клирики Петроградской епархии.
Гонители готовили еще один удар на этот раз по обителям. Воистину Гефсиманской стала для монашествующих ночь на 18 февраля 1932 года. В народе ее таки назвали — святой ночью. В
те страшные часы гонители арестовали более пятисот иноков. Это было почти все уцелевшее к тому времени в Петрограде монашество более 40 иноков Свято-Троицкой Александ­
ро-Невской Лавры, 25 — из Свято-Троицкой Сергиевой пустыни, 12— из Старо-Афонского подворья, 12— из Феодоровского подворья, 10— из Валаамского подворья, 8 — из киновии Алек­
сандро-Невской Лавры, 5 — из Киевского подворья, 40 человек из братии Макариевской пустыни Тосненского района во главе с настоятелем обители схиепископом Макарием (Васильевым); более 100 инокинь Воскресенского Новодевичьего монастыря, монахинь из Леушинского подворья, 6 — из Серафимо-Диве- евского подворья в Петергофе, а также множество настоятелей и монашествующих проживавших вне обителей, по причине их упразднения. В туже ночь были арестованы и все члены Алек- сандро-Невского братства во главе с архимандритами Варлаа- мом (Сацердотским) и Львом (Егоровым), архиепископ Гавриил (Воеводин), а также многие из белого духовенства и мирян, связанных с братством и монастырями [117, с. 151; 164, с. 466]. Все арестованные были приговорены к различным срокам лишения свободы по статье Уголовного Кодекса 58/10, дополнительный срокв десять лет получил архимандрит Гурий (Егоров, осужденный прежде, в 1928 году. Большинство из них уже не вернулись из лагерей и ссылок, но легли в землю в безымянных могилах, Да помянет Господь Бог во Царствии Своем Ьтцев, братий и сестер ^аших, в лагерях пострадавших и убиенных...
В октябре 1933 года власти запретили оставаться в городе правящему архиерею, митрополиту Серафиму (Чичагову), как не прошедшему паспортизацию. По той же причине город на Неве в скором времени были вынуждены покинуть более 200 священнослужителей во главе с епископом Сестрорецким Николаем (Клементьевым).
* Согласно официальным источникам, архимандрит Варлаам (Сацердот-
ский) был расстрелян в 1937 году на строительстве Беломорско-Балтий­
ского канала архимандрит Лев (Егоров) погиб от несчастного случая в лагере Осинники под Новокузнецком (Кемеровская облать) в 1941 году

5 октября 1933 года на опустевшую кафедру был переведен Преосвященный Алексий (Симанский), возведенный в сан митрополита. От некогда крепкой, наиболее значительной в России епархии в управление ему достались лишь отдельные, истерзанные гонениями осколки.
Даже колокольный звон к тому времени был запрещен [117, с. 154]. Число действующих храмов сократилось катастрофически. Вот лишь немногие цифры по Санкт-Петербургской епархии. Перед октябрьским мятежом 1917 года на ее территории имелось 790 храмов. Численность белого духовенства составляла около 1700 человек. В самом Петербурге с ближайшими пригородами число православных храмов достигало 495. В 16 монастырях епархии подвизалось 1629 монашествующих и по­
слушников...
К ноябрю 1933 года в городе остался 61 православный храм, число священнослужителей сократилось до 300. Монастыри были полностью разгромлены и разграблены.
К июню 1941 года на всю епархию, одну из главнейших в стране, оставалось всего лишь 21 православная церковь, в том числе в самом почти четырехмиллионном городе — только во­
семь.
Эта страшная картина полностью соответствовала положению Церкви в СССР в целом. К 1939 году в стране оставалось не более 100 храмов, ауцелевшее духовенство почти целиком находилось в ссылках и заточении. Со словами Да будет воля Твоя вступали на путь страданий многие тысячи священников и монашествующих. Восходя на Русскую Голгофу, пролили кровь за Христа бесчисленные сонмы мирян. Вечная им па­
мять!
В конце 1935 года прекратил существование Временный Патриарший Священный Синод, на кафедрах из всего российского епископата осталось только четыре архипастыря Заместитель Местоблюстителя патриаршего престола митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский), митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), архиепископ Дмитровский и управляющий делами Патриархии Сергий (Воскресенский) и архиепископ Петергофский Николай (Ярушевич), управляющий Новгородской и Псковской епархиями. Все они также находились под постоянной угрозой расправы.
Русь от края и до края стала крестным путем для миллионов страдальцев. Казалось, исчерпаны всевозможные человеческие силы. Но вера жила. Архимандрит Варлаам (Сацердотский) писал из заключения своей духовной дочери «Вера-то у насесть, а для борьбы и страданий у нас еще мало опыта. Ведь одно дело
— читать книги, а другое встретиться с этим же самым лицом к лицу. В моих воззрениях нет никаких изменений или колебаний. Для меня все ясно и непререкаемо, также твердо и непоколебимо. Быть может, поэтому и хотелось бы мне теперь же умереть, но да будет во всем не наша слепая и страстная, потому всегда ошибочная воля, а воля Всевышнего, святая, непорочная, непогрешимая [164, с. А архиепископ Иларион (Троицкий) незадолго до своей кончины, ободряя других заключенных Соловецкого концлагеря, говорил Надо верить, что Церковь устоит. Без этой веры жить нельзя. Без Христа люди пожрут друг друга. Это понимал даже
Вольтер. Пусть сохранятся лишь крошечные, еле светящиеся огоньки, когда-нибудь от них все пойдет вновь [255, с. Согласно обетованию Божию о Церкви, врата ада не одолеют ее (Мф. 16,18). Веру спасал Сам Господь. Ни уничтожение монастырей и храмов, ни истребление монашества и духовенства ничто не могло угасить в душах жажду правды Христовой. В пасхальную ночь сна апреля 1936 года только в Князь- Владимирском соборе Ленинграда собралось 17 тысяч человек, там жена рождественских службах 1937 года присутствовало более 15 тысяч человек [271]. В целом же по городу, уцелевшие от поругания храмы не могли вместить всех желающих быть на богослужениях в дни дванадесятых праздников.
А ведь заодно присутствие в храме за богослужением в то время человек мог легко лишиться служебного положения или даже угодить в ссылку Водном из специальных бюллетеней НКВД поэтому поводу с удивлением отмечалось наши наблюдения фиксируют заметный рост фактической преданности Церкви, выражающийся в увеличении количества исповедаю- щихся и причащающихся [117, с. 156].
98
Согласно проведенной в стране переписи 1937 года, включавшей вопрос об отношении к православной вере, на него ответили положительно несколько десятков миллионов человек
__две трети населения сельского и одна треть — городского, а всего — более половины граждан России [255, с. В истории Церкви не раз случалось, что во времена самых жестоких гонений и упадка веры Господь воздвигал в помощь людям Своих особых избранников хранителей чистоты Православия. Таким избранником в России х — х годов стал вырицкий старец иеросхимонахСерафим (Муравьев).
Когда святого Епифания, епископа Кипрского спросили, довольно ли одного праведника для умилостивления Бога, он отвечал Достаточно, ибо Сам Бог сказал “Аще обрящете единого мужа, творящего суди ищущего веры, милосерд буду ко всему народу [196, с. 7]. И вот в то время, когда с куполов сбрасывали кресты, тысячами разоряли обители и храмы, когда влаге рях и тюрьмах томились десятки тысяч священнослужителей, Господь воздвиг в Вырице храм нерукотворный, живой — чистое сердце отца Серафима.
Внешне неприметным, но действенными обширным было его влияние на современников. Молитвы же старца служили поистине златой нитью, низводящей благодать и помощь Божию в души человеческие. Как важно было знать людям, что во всей этой неразберихе и кровавой круговерти существует островок прочной веры, спокойной надежды и нелицемерной Христовой любви И каким великим мужеством и упованием на милость Божию нужно было обладать, чтоб написать в ту кровавую пору строки, предрекающие Русской Церкви возрождение и славу:
Пройдет гроза над Русскою землею,
Народу русскому Господь грехи простит.
И крест святой Божественной красою На храмах Божиих вновь ярко заблестит.
И звон колоколов всю нашу Русь Святую От сна греховного к спасенью пробудит,
Открыты будут вновь обители святые,
И вера в Бога всех соединит.
(Иеросхимонах Серафим
Вырицкий, около 1939 года
Эти стихи передавались из уст в уста, распространялись в списках, достигали мест заточения и ссылок. Среди Гефсиман- ской ночи, поглотившей тогда всю Россию, сиял в Вырице светильник живой веры, не угасала надежда в людских сердцах...
Явным чудом Божиим было самосохранение старца от ареста и расправы. В это трудно поверить, ведь репрессии прокатились повсюду, добравшись даже до самых глухихдеревень. В безжалостной сталинской карательной машине оказалось перемо­
лото бессчетное число человеческих жизней и судебно никто не дерзнул поднять руку на кроткого старца.
Воспоминания родственников и духовных чад отца Серафима, а также все официальные документы неопровержимо свидетельствуют иеросхимонах Серафим (в миру Василий Николаевич Муравьев, 1866 года рождения) и схимонахиня Серафима (в миру Ольга Ивановна Муравьева, 1872 года рождения) никогда не подвергались задержанию, арестами заточению Школа смирения
«...если внешний наш человек и тлеет то внутренний со дня надень обновляется Кор. 4,16).
Вырица... Летом 1930 года отец Серафим и его родные снимали маленький домик на Ольгопольской улице, затем около года квартировали на улице Боровой. С 1931 по 1945 год батюшка снимал часть комнат в доме № 7 по Пильному проспекту, принадлежавшем семейству провизора Владимира Томовича Том- берга, ас года Муравьевы жительствовали на Майском проспекте в доме № 41 (ныне 39), у хозяйки Лидии Григорьевны
ф Ответ архивного фонда УФСБ Российской Федерации по Санкт-Пе­
тербургу и области и Информационного центра ГУВД Санкт-Петер­
бурга [266]. Проверка проводилась по всей линии центральных архивов ЧК—ОГПУ— НКВД—КГБ—ФСБ и МВД

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

перейти в каталог файлов
связь с админом