Главная страница

Филимонов В.П., Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа.2006. СвятойпреподобныйСерафимВырицкийи


Скачать 24,54 Mb.
НазваниеСвятойпреподобныйСерафимВырицкийи
АнкорФилимонов В.П., Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа.2006.pdf
Дата10.04.2018
Размер24,54 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаFilimonov_V_P__Svyatoy_prepodobny_Serafim_Vyritskiy_i_Russkaya_G
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#1601
страница8 из 25
Каталогid139708323

С этим файлом связано 90 файл(ов). Среди них: История иконы БМ Иверская.doc, Письмо в СК РФ.docx, Житие прп Геннадия и Никифора Важеозерских.doc, Gavanskaya_unia_Chast_pervaya__skachat_pdf.pdf, vypiska.pdf, обращ 1.docx, Akafist_tsaryu_Nikolayu.pdf, Правило схиигумена Саввы.docx, Sergey_Melnik_Istorii_iz_moey_zhizni.pdf, znak-sh.pdf и ещё 80 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
Ефимовой. Таким образом, все двадцать лет вырицкого периода старец иеросхимонах Серафим (Муравьев) жилу благочестивых верующих людей на их частных квартирах, не имея собственного жилья»».
Все это время батюшка тяжело болел. Целый ряд хронических недугов причинял отцу Серафиму невыносимые страдания. Особенно беспокоили ноги — болели и отнимались. Однако, старец, практически уже не встававший с постели, мужественно переносил эти испытания. Никто никогда не слышал от отца Серафима ни единого стона, ни единой жалобы.
После переезда в Вырицу к врачам он уже не обращался, говоря Буди на все воля Божия. Болезнь — это школа смирения, где воистину познаешь немощь свою Старец непрестанно за все благодарил Господа, воздавая Богу за болезнь свою большее благодарение, чем иные люди за вожделенное здоровье.
У святителя Игнатия (Брянчанинова) читаем Возложив- шись на Бога, должно переносить с терпением бремя борьбы с болезнью. Искушения как бы топчут человека, претворяя зерно в муку. Они попускаются нам к великой душевной пользе нашей от них получаем сердце сокрушенно и смиренно которое Бог не уничижит... Святые Отцы причисляют болезнь, сопровождаемую благодарением Бога. к двум величайшим иноческим подвигам к безмолвию и послушанию [5, с. С любовью наставляя своего духовного друга схимонаха Михаила (Чихачева), святитель Игнатий пишет «Похворай, батюшка, с терпением и самоукорением; болезнь многому доброму учительница [5, с. Многие святые отцы говорят, что благодушно переносящие длительные болезни и страдания удостоиваются мученического венца, а святитель Григорий Богослов замечает Воистину телесными болезнями душа приближается к Богу [44, с. В древнем патерике описывается старец, который часто подвергался болезням. Если же случалось ему в течение одного года не болеть, старец очень скорбел об этом и плакал, говоря Оставил меня Господь мой и не посетил меня [44, с. Подобно тому и отец Серафим часто назидал родных Никогда не надо просить у Господа ничего земного. Ему лучше нашего ведомо то, что нам полезно. Молитесь всегда так Предаю, Господи, себя, детей своихи всех родных и ближних в Твою святую волю. Искренне считая себя грешником, достойным всяческого наказания, старец постоянно просил всех молиться о спасении его души.
Поначалу вырицкого подвижника посещали только епископ
Петергофский Николай (Ярушевич) и другие, самые близкие духовные чада, но вскоре к блаженному старцу вновь устремился нескончаемый людской поток. Ехали к нему богомольцы из северной столицы и других городов, стекались жители Вырицы и окрестных селений. Всем хотелось собственными глазами увидеть праведникаБожия, побыть рядом с ним хоть минутку, и получить его святое благословение. Год за годом, изо дня вдень шли вереницей паломники к отцу Серафиму. В иные дни это были сотни (1) посетителей, которые с раннего утра и до глубокой ночи осаждали келлию старца. Часто приезжали целыми группами или семьями. Слухом земля полнится...
Обеспокоенные родные пытались оградить батюшку от излишних встреч, опасаясь за его и без того слабое здоровье, нов ответ подвижник твердо сказал Теперь я всегда буду нездоров. Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей!»
Старец-утешитель
«Он взял т Себя нами немощи
и понес болезни»
(Мф. Приводили народ к батюшке Серафиму стремление приблизиться к праведности, почитание его подвига и искание поддержки в вере. Его отзывчивое сердце каким-то особым чутьем всегда улавливало истинное горе в массе пришедшего к нему народа. Отец Серафим всякий раз сам вызывал к себе тех, кому он был тогда нужнее. Каким образом старец находил этих людей, оставалось загадкой обычно на крыльцо выходила келейница
102
и приглашала пройти в келлию того или иного человека, называя, как правило, его имя и место, откуда он прибыл. Светлая душа батюшки стремилась на помощь упавшим духом. Старец мог необыкновенно утешить и ободрить человека, буквально, двумя-тремя сердечными словами. Сколько людей, дошедших до полного отчаяния, выходили из его келлии бодрыми и готовыми на всякий подвиг Сколько людей, изнемогавших в борьбе с житейскими невзгодами, обрели через вырицкого старца духовное утешение и помощь от Господа!
Для того, чтобы утешить ближнего, необходимо ему полностью сострадать, воистину быть ему братом во Христе, любить чистой евангельской любовью, как самого себя. Батюшка Серафим так сопереживал, страдали мучился вместе со своими чадами, что весь уходил в бездну их скорбей, не гнушаясь их духовных ран. Он был готов отдать жизнь за ихисцеление. Вот почему Господь дал вырицкому старцу слово великой духовной мудрости, слово врачевания немощных душ, слово истинного предвидения и пророчества...
«Он взял на Себя наши немощи и понес болезни (Мф. 8,17). Святитель Иоанн Златоуст замечает Пророк не сказал освободил, нов з ял и понес. Это, мне кажется, сказано более огрехах. Иисус Христос, врачуя больных и немощных, тем самым как бы снимал с них болезни и немощи, воспринимая их на Свои Божественные рамена. Немощи это болезни телесные, а болезни душевные страсти и муки грешной совести. Всю жизнь Свою Он нес на себе наши немощи и болезни. Он тужили скорбели страдал от них до кровавого пота в Гефсиманском саду, и, наконец, — все их сложил на кресте Он является неистощимым в любви Брат-христианин! Подражай, сколько можешь, Его милосердию. не откажись, например, сойти в те сырые, темные, неприветливые углы, где плачут от голода и хо- лодадети-сироты.гдележат всеми забытые больные бедняки не откажись утешить их, подать им руку помощи, и верь твое сердце почувствует, что с тобою сошел туда Христос — Божественный Утешитель страждущих [224, с. Именно так жил отец Серафим, врачуя все недуги страждущих любовью и кротостью. Батюшка принимал на себя и нес их
немощи и болезни. Рядом с ним незримо пребывал Христос — наставлял, помогали даровал немощному старцу Свою непостижимую силу.
От одного слова батюшки Серафима, от одного прикосновения его руки — на душе становилось веселее, легче. Особенно в минуты душевного смущения. Батюшка называл всех ласкательно Милые, родные, любимые Обнимал, целовал в голову, гладил, лечили ободрял ласковой шуткой. Говорил, чаще всего, очень тепло, просто, без витиеватых нравоучений. Почти всегда улыбался. Что-то бесконечно родное, отеческое, ощущалось во всем облике ив обращении этого доброго старца.
Для батюшки не существовало возраста, национальности, общественного положения его посетителей все были для него любимыми чадами, со всеми он обращался по-отечески ласково. Более того, он обращался сними, как с чадами больными — осторожно, с необыкновенным теплом и нежностью, снисходя к их духовным немощам. Бывало, прибывшие издалека, усталые богомольцы подолгу ждали своей очереди, чтобы пройти к батюшке за благословением или для духовной беседы. Однако, пробыв даже недолгое время в келлии старца, выходили возродившимися и просветленными. Не обращая внимания на недомогание, отец Серафим всегда умел быть бодрыми жизнерадостными от этого скорбь и печаль уходили из сердец человеческих. Для множества страждущих отец Серафим был благодетелем, который не только поднимал упавших духом, но и помогал обрести средства к существованию своими практическими советами, устроиться на работу, а также и деньгами через добрых людей. Благодарно принимая пожертвования от посетителей, старец зачастую сразу же раздавал их тем, кто терпел нужду.
До последних дней своей земной жизни батюшка Серафим материально поддерживал любимое детище отца Иоанна Кронштадтского — Пюхтицкий Успенский женский монастырь в Эстонии. Вырицкого старца знали и любили насельницы обители, многие из которых именно по его благословению приняли монашество. Батюшку неоднократно приглашали туда на жительство и даже приготовили для него там прекрасный домик. Затем
В этом домике стала жить ушедшая на покой игумения Ангелина со своей келейницей. Посей день с необычайным благоговением и любовью хранят в Пюхтице память об отце Серафиме Вы- рицком, ежедневно поминают его родственников на проскоми­
дии и на Псалтири.
Значительную часть доброхотных даяний своих многочисленных посетителей старец передавал в вырицкий Казанский храм, остальное — нуждающимся людям. Да как же я буду выглядеть перед Господом, если деньги себе оставлю — неоднократно слышали от него близкие. — Если у вас в кошельке есть рубль — раздайте его неимущим, оставив себе копейку, и у вас никогда не будут переводиться деньги. Давайте, не жалея, тогда и Бог вознаградит вас Будете жалеть да роптать — последнего лишитесь...»
Сам же батюшка несказанно радовался, отдавая последнее. Ужу него-то ничего не залеживалось. Принесенные в дар какие- либо вещи или продукты — фрукты, сласти, хлеб, — все тут же раздаривалось другим посетителям, расходилось по рукам неимущих или прибывших издалека паломников. В его кротком, любящем сердце полностью отсутствовала какая-либо привязанность к тленным земным предметам. Все два десятилетия на вырицких квартирах его бессменно окружала одна и та же скромная обстановка — небольшой столик, кожаное потертое кресло, пара стульев, узенькая железная кровать. По детской простоте своей души старец всегда проявлял туже простоту ив отношении своей внешности. Потертый ватный подрясничек, старенькая полинявшая ряса, все та же летом и зимою теплая скуфеечка — составляли все его одеяние. Если батюшке приносили какие-нибудь новые вещи, он всегда находил, кому их от­
дать.
Ничто не могло отвлечь отца Серафима от высших небесных благ. Всю свою жизнь он посвятил тому, чтобы приблизиться к идеалу древнего иноческого благочестия. Помимо старческого служения, вырицкий подвижник неустанно совершали свое монашеское делание
Удивительные подвиги отца Серафима. сеющий вплоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух отдуха пожнет жизнь вечную»
(Гал. Рассуждая о пользе святого поста, святитель Никон (Рождественский) печалится, что в большинстве своем люди не знают опытно сладости сего святого упражнения, которое при руководстве Церкви проходимое, в глубоком смирении, при обуздании страстей, утончает нашу природу, приближает нас к духовному миру, дает нам возможность переживать прикосновение к сему миру, самый телесный состав наш обновляет, освежает и, хотя отчасти, восстановляет гармонию жизни человека, как существа духовно-телесного, возвращая его, в некоей степени, при помощи благодати Божией, к состоянию Адама первозданного. Мы забыли об этой гармонии жизни мы не знаем радостей господства духа над плотию; мы постоянно обманываем себя, оказывая всяческое снисхождение, на самом же деле — поблажку этой плоти ив конце концов совсем оплотеняемся: становимся, по выражению псалмопевца, подобными скотам несмыслен- ным и уже теряем всякое опытное представление о жизни духа. Немудрено, что современные люди если не всегда высказывают, тона деле постоянно проявляют в жизни теорию дарвинизма о родстве человека с животными. Неудивительно, что сказания о древних подвижниках кажутся им вымыслами, да многие и не знают их [47, с. Подвиги поста, бдения и молитвы, которые в течение двух десятилетий смиренно нес вырицкий старец, можно сравнить лишь с подвигами древних аскетов-отшельников. Отец Серафим был необыкновенно строг к себе от первых шагов в подвижничестве до самой кончины. Никаких послаблений пост, бдение и молитва, и еще раз пост, бдение и молитва. Вспоминая подвиги отца Серафима, родные и близкие батюшки говорят Обыкновенному человеку смотреть без слез на все это было просто невозможно
В понедельник, среду и пятницу старец вообще не принимал никакой пищи, а иногда ничего не вкушали по нескольку дней подряд. Окружающим порой казалось, что отец Серафим обрекает себя на голодную смерть. То, что он ел в те дни, когда принимал пищу, едой можно было назвать с большим трудом вне которые дни батюшка вкушал часть просфоры и запивал ее святой водой, в иные — не съедали одной картофелины, а иногда ел немного тертой моркови. Крайне редко пил чай сочень малым количеством хлеба. Пища на самом деле была для подвижника как бы лекарством. При этом, в своих непрестанных трудах на пользу ближних он проявлял завидную бодрость и неутомимость. Об отце Серафиме можно было сказать Он питается Святым Духом. И благодать Божия несомненно подкрепляла великого постника.
Священники вырицкой Казанской церкви еженедельно причащали батюшку Святых Христовых Таин. Помимо этого, в кел- лии старца всегда хранились запасные Святые Дары и было все потребное для причащения. Ощущая в том необходимость, он приобщался Тела и Крови Христовых самостоятельно. Я же подкрепляюсь Святыми Дарами, а что может быть дороже пречистых и животворящих Таин Христовых — говорил батюшка родным, когда те особенно беспокоились за состояние его здоровья.
Истонченная плоть старца была воистину прозрачным покровом его чистейшей души, светящейся любовью. Тонкие, с прожилками руки, впалые щеки и, при этом — огромные голубые глаза, которые более всего поражали людей в дивном облике вырицкого подвижника. Из них смотрело на землю небо. Они- то буквально пронзали души и сердца многочисленных паломников, проникая в самые сокровенные их уголки. Богомольцы сравнивали глаза отца Серафима по силе их проникновенности — с глазами преподобного Серафима Саровского на его прижизненных портретах...
Саровский чудотворец, с которым вырицкого старца соединяла глубочайшая молитвенная связь, был для него любимым наставником. В отце Серафиме Вырицком будто воскрес великий саровский подвижник. Оба они разливали вокруг себя мири тишину. До конца дней своих вырицкий старец с величайшим благоговением и радостью хранил в сердце святой образ преподобного Серафима:
Ночью безмолвные зрители Звездочки смотрят с небес;
Тихо, вокруг от обители Дремлет дивеевскийлес...
Келлия там одинокая,
В ней Серафим обитал;
Знала лишь пустынь далекая Подвиг, что он совершал.
Лето и зиму холодную Он, не смыкая очей,
Выстоял с волей свободною Тысячу долгих ночей.
Весь безучастия к внешнему В сердце молитву слагал:
«Боже, будь милостив грешному!»
Тихо и часто взывал...
Принимая порою сотни человек вдень, ночи старец посвящал молитве. Домашние воистину не знали, когда он спит, да и спал ли он вообще. Свидетелями ночных бдений и молитв подвижника были и многие близкие его духовные чада, которые порою оставались ночевать в Вырице. Бывало, заглянешь ночью в келлию батюшки, чтобы узнать ненужна ли какая помощь, а он, обливаясь слезами, тянет к небу свои прозрачные руки, ничего не замечая вокруг — рассказывают родные отца Серафима. В течение дня у старца собиралось множество записок о здравии и об упокоении, которые оставляли посетители, испрашивая его святых молитв. Ночами батюшка со слезами и сердечными воздыханиями читал все эти записочки. Сколько людей получало благодатную помощь Божию через молитвы вырицкого старца Наследующий день записочки обязательно относили к престолу в вырицкий Казанский храма батюшка совершенно искренне говорил Да какой же из меня молитвенник Я же лежу
Острое сознание собственной греховности, непрестанное чувство покаяния, чистые и горячие слезы, плач за себя, за всех ближних и завесь мир — вот что отличало батюшку Серафима. Из глубины сердца взывал он ко Господу, умоляя Всевышнего о спасении России. И это служение в живом храме не прекращалось ни днем, ни ночью...
Сам Господь обновлял силы вырицкого подвижника в его неустанных великих трудах. Утром войдешь к нему, а на лице его радостная улыбка, и следа нет от вчерашней усталости, переутомления. А ведь к вечеру он порою еле-еле говорил вспоминают близкие батюшки.
Подвиги отца Серафима стали его естественным состоянием, иного он просто не мог для себя помыслить. Единственное, о чем, славя Бога за все, смиренно печалился старец что не даровал ему Господь разделить гонения и мученичество со многими его духовными чадами и сомолитвенниками. Совсем как преподобный старец Парфений Киево-Печерский, который сокрушался о своей спокойной жизни и нашел утешение от архиепископа Воронежского Антония: На что тебе гонения Ты сам себя гонишь кто ныне пожелает жить твоею жизнию?!» [18, с. У горних высот. соединяющийся с Господом есть один дух с Господом
(1 Кор. Святые отцы указывают, что невозможно описать словами то состояние, когда человек соединяется в духе с Господом. Таковой обретает истину не посредством плотского рассудка, а непостижимой мудростью Святого Духа. Мысли его это искры благодати Божией.
Отделяясь умом от вещественного, подвижник видит несо- зерцаемое, слышит глаголы жизни вечной, и мир духовный становится для него большей реальностью, чем мир материальный, земной. Входя в область невещественного света, такой человек становится его причастником, и сам начинает этот свет источать. Этот свет порою ощущают другие люди, хотя чаще всего он невидим для телесных очей. Такой подвижник становится орудием Святого Духа, в нем обитающего и его преобразующего. Исполненный Божественной любви, избранник Божий на- пояет ею вокруг все и вся...
Живым храмом Святого Духа по неизреченной милости Божией и по подвигу своему стал отец Серафим Вырицкий. Сам Господь наш Иисус Христос говорит в Евангелии кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин. В слове о высшей степени христианского совершенства преподобный Макарий Великий пишет Когда душа прилепляется ко Господу, и Господь, милуя илюбя ее, приходит и прилепляется к ней, и разумение ее непрестанно уже пребывает в благодати Господней, тогда душа и Господь делаются единый дух, единое срастворение, единый ум. Тело души остается поверженным на земле, а ум ее всецело жительствует в небесном Иерусалиме, восходя до третьего неба, прилепляясь ко Господу, и там служа Ему. Мысль и ум даже омраченных грешников могут быть весьма далеко от тела, имеют силу во мгновение времени пробегать большие пространства, переходят в отдаленные страны, и нередко тело повержено на землю, а мысль в другой стороне пребывает. А если душа грешника так тонка и быстрокрыла и уму ее нет препятствия быть в отдаленных местах, тем паче душа, с которой покрывало тьмы снято силою Духа Святого, когда умные очи ее просвещены небесным светом, и совершенно избавлена от страстей бесчестия, соделалась чистою по благодати, — всецело на небесах служит Господу духом, и всецело служит Ему телом, и столь расширяется мыслию, что бывает повсюду и, где хочет, и когда хочет, служит Христу [4, т. 1, с. А вот что пишет о подвижниках, которые стали живыми храмами Святой и Живоначальной Троицы по благодати, святитель Игнатий (Брянчанинов): Совершенство христианское состоит в чистоте сердечной, коей является Бог, обнаруживающий Свое пребывание в сердце многоразличными дарами Духа Святого. Достигший сего совершенства есть светильник, не телесным служением, но служением Духа исполняющий заповедь любви к ближнему, руководящий спасающихся, восставляю­
щий их от падений, целящий их душевные раны. Монашеский лик доставил Церкви Христовой пастырей, которые не препира- тельными словесами человеческой мудрости, но словесами Духа, споспешествуя учению чудесами, пасли и утверждали Церковь. Кто были Златоуст, Василий Великий, Епифаний, Алексий и Филипп митрополиты словом, все святые пастыри Но и не в чине архиерейском, а в простом монашеском, есть много светильников от Антония Великого, Иоанна Дамаскина, до Сер­
гия Радонежского и Георгия Затворника. Веруутверждали, ереси обличали и попирали. Без монахов пропало бы христианство в мирянах. Вот сколь необходимо в Церкви Христовой совершенство, без коего и спасение с самою верою легко может утратиться, и непременно утратится ибо нужны чувства, обученные долгим временем, в различении добра и зла. Сего совершенства достигали в первенствующей Церкви аскеты и мученики, после — монахи [5, с. Отец Серафим Вырицкий — в глазах его соработников, чад духовных, и всех, кому Господь даровал с ним встречу и стал тем светильником, который служением Духа соблюдал заповедь любви к ближнему. На нем исполнилось обетование Господа Истинно говорю вам есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе (Мк. 9,1). Отец Серафим был человеком необыкновенно высокой созерцательной жизни. Случалось, что он на несколько дней прекращал прием посетителей, оставаясь в уединении и безмолвии. В такие моменты домашние старались ничем не нарушать покой батюшки, а на калиточке появлялось объявление, что в ближайшее время приема не будет. Эти дни и ночи подвижник целиком посвящал молитвенному созерцанию. Такое бывало нечасто, но именно тогда старец, видимо, получал высшие откровения от Господа и укреплялся для дальнейших подвигов во славу Божию среди лежащего возле мира сего.
Когда начинает говорить небесное умолкает, превращаясь в ничто, все земное. Человек, которого Господь хоть на миг спо­
111
добит вкусить небесной радости, начинает понимать грубость, тяжесть и тесноту земного мира сего болезнями, печалями и воздыханиями, сего пустыми, глупыми и никчемными страстями, сего непогодами и стихийными бедствиями. А там, в обителях света, радуются сонмы ангелов и святых, там вечный праздник, там сладчайший наш Господь и Царица Небесная, там, именно там, истинное Отечество наше — град небесный, горний Иерусалим. Там вечное царство любви, правды и добра Так можно ли сравнивать самые великие земные радости свечным небесным блаженством. Господь порой вводит Своих избранников в небесные обители еще приземной их жизни, и они говорят об этом миру. Только мир их слышать не желает...
«Вкусите и видите — говорят святые песнопевцы. Вот как описывает восхождение души к созерцаниям святитель Игнатий (Брянчанинов): Когда душа попрет тление отречением от тления, тогда все тленное, без исключения, делается тленным, а навесы сердца, которое не может довольствоваться ничем, нисходит духовное созерцание. Оно делает жителя безмолвной кел- лии жителем, можно сказать, Рая — вводит его в новый мир, пред которым здешний мир очень тесен, ничтожен. В тишине безмолвия душа плавает как бы в каком необъятном пространстве, смотрит на минувшее, на настоящее, на землю, на небо, на время, на Вечность. Так в ясную погоду гуляет орел в недосягаемой высоте, в прозрачной лазуревой бездне.
Чем обширнее пространство, занимаемое ландшафтом, тем великолепнее зрелище. Хороши красоты, которые человек может выразить, описать словом но несравненно выше те, которые превышают слово, приводят сердце в восторг...
Отворились широко врата Вечности пред изумленными взорами души, и взоры души жадно устремились в эти беспредельные пространства, тонут в них, заглядываются на вновь открывшееся, доселе незнакомое, вполне неизвестное зрелище, приковались к нему, не могут оторваться...
Наставленный этим зрелищем человек признает, называет все временное, как учит называть его Священное Писание, — суетою. Он убеждается, что назначение человека не для земли, а для Неба [5, с. 365].
112
Со словами святителя Игнатия дивным образом перекликаются стихи, написанные отцом Серафимом Вырицким:
«Слава великому Господу Богу Радостно духмой воспой,
Сердцем стремлюсь як святому чертогу,
Там, где Иисусе сладчайший мой.
Ты в моей жизни едина надежда
В скорбях, болезнях Тобою живлюсь;
Лудь же мне радость, покров и надежда,
Сам я Тебе навсегда предаюсь.
О, мой прекрасный, единый Спаситель,
Дай мне Твою благодать!
Ты моей жизни чудесный хранитель,
Добрый отец мой и нежная мать.
Горнею славою я восхищаюсь,
Прочь суету этой жизни земной!
Духом и сердцем моим устремляюсь К жизни небесной с ее красотой...
Там, в небесах, все святые соборы И мириады бесплотных чинов Песнь воспевают Божественным хором:
«Свят, Свят, Свят Бог наш, Господь Саваоф!»
Сердце Тобою всегда веселится,
Ты мой Создатель, мой Боги Отец;
Душенька грешная к небу стремится
Там всем скорбям и болезням конец.
«Слава великому Господу Богу Радостно духмой воспой,
Сердц ем стремлюсь як святому чертогу,
Там, где Иисусе сладчайший мой!
После пребывания в уединении и безмолвии батюшка Серафим иногда делился с ближними духовными переживаниями. Не раз он многозначительно говорил родным « Ат а м-т о как
хорошо будет Если бы вы только знали, как там будет хорошо Другими словами не передать ощущений в душе от духовных созерцаний. Подобно апостолу Павлу, отец Серафим мог сказать Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило тона сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим. что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными отДуха Свя-
таго, соображая духовное с духовным Кор. О таких подвижниках богоносный отец всех монашествующих, преподобный авва Антоний Великий говорил Я молился о вас, да сподобитесь ивы получить того великого огненного Духа, Которого получил я. Если хотите получить Его, так чтобы Он пребыл в вас, принесите прежде труды телесные и смирение сердца и, восторгая помышления свои на небо, день и ночь взыщите с правотою сердца Духа сего огненного и Он дастся вам. Сим образом получил Его Илия Фесвитянин и Елисей с прочими пророками. Кто возделывает себя этим возделыванием, тому дастся Дух сей навсегда и навеки. Пребудьте в молитвах с прибо- лезненным исканием от всех сердец ваших и дастся вам. Ибо Дух тот обитает в правых сердцах. И Он, когда принят будет, откроет вам высшие тайны отгонит от вас страх людей и зверей и будет у вас небесная радость день и ночь и будете в этом теле как те, кои уже находятся в Царствии Небесном [4, т. 1, с. Старец Серафим и светила науки. ревнуйте о дарах духовных
(1 Кор. Еще по Александро-Невской Лавре были знакомы отец Серафим и академик Иван Петрович Павлов — отец современной физиологии, один из величайшихумов, когда-либо дарованных Господом человечеству. Неоценим вклад, который внес Иван Петрович Павлов в развитие мировой науки. В тоже время ему принадлежат слова, близкие всякому верующему сердцу Что
ни делаю, постоянно думаю, что служу этим, сколько позволяют мне мои силы, прежде всего Богу моему и моему Отечеству. Свято веривший в божественные истины Православия, Иван Петрович идею бессмертия души пояснял так Я изучаю высшую нервную деятельность и знаю, что всечеловеческие чувства радость, горе, печаль, гнев, ненависть, любовь, мысли человека, самая способность мыслить и рассуждать связаны, каждая из них с особой клеткой человеческого мозга и ее нервами. А когда тело перестает жить, тогда все эти чувства и мысли человека, какбы оторвавшись от мозговых клеток, уже умерших, в силу общего закона о том, что ничто — ни энергия, ни материя — не исчезают бесследно и составляют ту душу, бессмертную душу, которую исповедует христианская вера [269, с. 75]. В течение многих лет, до самой своей праведной кончины 27 февраля 1936 года, Иван Петрович был почетным старостой двух петроградских храмов церкви в честь Входа Господня в Иерусалим (Зна­
менской)*, которая располагалась на Лиговеком проспекте, 29, напротив Московского вокзала (ныне на этом месте находится станция метрополитена, храм был взорван в 1940 году, и церкви апостолов Петра и Павла в поселке Колтуши, где находилась столица условных рефлексов — знаменитая Биологическая станция (ныне Институт физиологии им. И. П. Павлова Российской Академии Наук. До последних дней своей земной жизни академик Павлов спасал эти два храма от закрытия и разрушения. Когда в 1933-1934 годах в России повсеместно был запрещен колокольный звон, Колтушская церковь стала исключением, благодаря категорическому требованию великого русского ученого. 14 июня 1934 года районный инспектор Брапман докладывал в областную комиссию по делам религиозных культов Сего числа для передачи вам заместитель председателя Пригородного райисполкома т. Гутнер сообщил мне, что профессор Павлов, узнав, что в Петропавловской церкви в селе Колтушах прекращен колокольный звон согласно постановлению Облис-
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25

перейти в каталог файлов
связь с админом