Главная страница
qrcode

пон_1. Там,на неведомых до рожках Из практики сказкотерапии


НазваниеТам,на неведомых до рожках Из практики сказкотерапии
Анкорпон 1.pdf
Дата24.10.2017
Размер6,31 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаpon_1.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#44286
страница1 из 15
Каталогid37808137

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Вовк і семеро козенят.ppt.ppt, Бременскі музиканти.ppt.ppt, Бедлер Р., Гриндер Д., Сатир В. - Семейная терапия и НЛП - 1999., Analiz_rechevoy_kommunikatsii.pdf, Skazka_v_treninge_Stishenok.pdf и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Профессиональная
Психотерапевтическая
Лига
В.Н. Пономарева
Там,
на неведомых до рожках...
Из практики сказкотерапии
Москва
Альма Матер
2008
Москва Академический Проект

УДК 159.9
ББК 88
П56
Серия издается совместно с Профессиональной Психотерапевтической Лигой
Рецензент:
доктор психологических наук, профессор ИВ. Вачков Московский городской психолого-педагогический университет)
Научный редактор серии — проф. В.В. Макаров
Менеджер серии — В. Потапова
Пономарева В.И.
Там, на неведомых дорожках. Из практики сказко
­
терапии. — М Академический Проект Альма Матер,
2008. — 244 с. — (Психотерапевтические технологии.
ISBN 978-5-8291-1079-6 (Академический Проект)
ISBN 978-5-902766-70-4 (Альма Матер)
Сказкотерапия получает все более широкое признание, поэтому наряду с актуальностью теоретических разработок в этой области не менее важно описание имеющейся практики — и как основы для продолжения и развития научных исследований, и для подтверждения эффективности работы метода.
Это издание подготовлено на основе практики индивидуального консультирования, групповых тренингов, дистанционной сказкотерапии. В книге публикуются также авторские психологические сказки (и притчи в авторском пересказе, способствующие обретению душевного равновесия и освобождению оттого, что этому равновесию мешает от стрессов, страхов, эмоциональных бурь. Кроме того, в ней содержится немало психологических игр и упражнений они встречаются не только в изложении представленного сказкотерапевтического опыта, но ив самих сказках, а также коротких доверительных беседах, предваряющих или завершающих большинство из них. Причем техники привязаны к сюжетам, ситуациями событиям, те. предложены контекстно.
Представленные материалы могут использоваться психологами и педагогами, теми, кто собирается ими стать, ноне только. Книга адресована всем, кто интересуется вопросами гармонизации личности, а в этом случае и профессия и возраст не так ужи важны.
П56
УДК 159.9
ББК 88
© Пономарева В.И., 2008
© Оригинал-макет, оформление.
Академический Проект, 2008
© Альма Матер, 2008
ISBN 978-5-8291-1079-6
ISBN 978-5-902766-70-4
От автора
Тайные тропинки души — заповедное место, поэтому название книги, разумеется, неслучайно. Там обитают самые глубокие мысли, чувства и ощущения. Да-да — душа не только чувствует, но и мыслит. Недаром же Л. Толстой в романе Война и мир так глубоко и мудро изобразил Бол­
конских, следующих велению ума-разума, и Ростовых — выбирающих ум сердца. Ростовы отчего-то оказались гораздо более живучими...
Эти пути — те, что в душе, — бывают закрыты сознанию, и не все из них нужно знать, а к иным, если и прикасаться — то непременно бережно, и даже очень бережно. Иначе можно попасть на обманные тропы, и тогда закрутит-завертит так, что ни с каким тайфуном, смерчем, ураганом не сравнится...
Сказкотерапия позволяет соприкасаться с самыми тонкими душевными струнами, не тревожа, а радуя обитателей, коими являются те самые мысли, чувства, ощущения, образы. Об этом и написана книга.
Она не претендует на всеохватную полноту, потому что задача у автора — совсем иная показать, как выглядит практика — да и тоне вся, а в конкретном «исполнении».
Здесь представлен опыт индивидуального консультирования, групповых тренингов, дистанционной сказкотера
­
пии — довольно широкое пространство, о глубине которого и говорить не приходится. Чего стоит хотя бы соседство разделов о личностном росте и бизнес-обучении, — тем не менее в обоих случаях, оказывается, бывают полезны сказки. В последнее время сказкотерапия начала распространение ив Интернете, правда, это поле пока практически не изучено, так что можно сказать, что представление сказочной интернет-рассылки только-только открывает тему, ожидающую исследователей
В. Пономаре ва
4 Кроме того, публикуются авторские психологические сказки (и притчи в авторском пересказе, способствующие обретению душевного равновесия и освобождению оттого, что этому равновесию мешает от стрессов, страхов, эмоциональных бурь. Причем представленные произведения прошли многоступенчатую экспертизу, как сказкотерапев­
тическую, таки литературную, а также режиссерскую, получив одобрение.
Особо следует сказать о психологических играх и упражнениях, которые встречаются не только в изложении непосредственно сказкотерапевтического опыта, но ив самих сказках, а также коротких доверительных беседах, предваряющих или завершающих большинство из них. Это означает, что описанные техники привязаны к сюжетам, ситуациями событиям, те. предложены контекстно.
Эти техники относятся карт, телесно-ориентирован­
ной, звуко-, гештальт-терапии и др. Поэтому, видимо, необходимо объяснить, для чего они включены в тему сказко­
терапии. Однажды коллега, очень талантливый психолог, вовремя проведения своего мастер-класса сказала Начиная работать, психолог выбирает метод, старается, конечно, изучает его, действует, шлифует. А по прошествии времени — большего или меньшего — непременно начинает оглядываться по сторонам, задаваясь вопросом в каком же методе я работаю?
Не могу не засвидетельствовать мудрый тезис. Применительно к сказкотерапии это, как подтверждается всем содержанием книги, означает, что базовый метод неминуемо обрастает инструментарием и антуражем из накопленного и постоянно пополняющегося багажа психологических методик разных направлений, синтезируя их потенциал в сказочной атмосфере. Между прочим — это и есть самое главное создать атмосферу сказки, чтобы включилось архетипическое сознание у одного подопечного или целой группы, потому что, когда щелкает этот включатель (не выключатель, заметьте, сознание и подсознание становятся союзниками, и чтобы дальше ни происходило — любое действие будет совершаться в пространстве сказкотерапии, надо сказать, очень уютном, комфортном — целебном, в общем.
Сказкотерапия получает все более широкое признание что радует, поэтому, наряду с актуальностью теоретиче­
От автора
ских разработок в этой области не менее важно описание имеющейся практики — и как основы для продолжения и развития научных исследований, и для подтверждения эффективности работы метода. Именно поэтому книга имеет необычную структуру, в которой вроде бы не выделены специально методические акценты, тем не менее присутствующие в каждой главе ив каждом ее параграфе психолог-практик выражает сначала свой взгляд на суть и специфику сказкотерапии, а затем основное внимание уделяет конкретным ситуациям, практическим проектами тем творческим наработкам, которые готов предложить, исходя из фактического, апробированного их эффекта. Дело в том, что сказкотерапия, как и вся практическая психология, впрочем — ситуативна. Это значит, что никакие домашние заготовки не могут быть реализованы безучастия Его Величества Экспромта реакция на здесь и сейчас — ключевое оптимизирующее условие деятельности.
Представленные материалы могут использоваться психологами и педагогами, теми, кто собирается ими стать, ноне только ими. Книга адресована всем, кто интересуется вопросами гармонизации личности, а в этом случае и профессия, и возраст не так ужи важны.
Собственно, потому и выбран для нее не беспристрастный до суховатости язык теории, обычно изрядно сдобренный терминологическими пряностями, а живой и доверительный, почти разговорный. Да и построена она таким образом, чтобы читать, как захочется — сначала, с середины или с конца, в зависимости оттого, что окажется наиболее предпочтительными актуальным для человека, взявшего книгу в руки. Потому что представление о практической ценности сказкотерапии полезно иметь не только специалистам, но и всем, кто может быть в ней заинтере­
сован.
Автору никак не удержаться от благодарности к издателям, проявляющим внимание к столь любимому им методу — сказкотерапии, и к читателям, интересующимся сказками, в которых немало подсказок для гармонизации жизни в наше стремительное время, — спасибо И еще горячая благодарность психологам, которые пишут сказки Д. Соколову, И. Вачкову, А. Гнездилову, Т. Зинкевич-
Евстигнеевой, С. Черняевой и многим другим.
От автора _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ 5 Там, на неведомых дорожках Из практики сказкоте рап ии

1. Сказкотерапия в индивидуальной в групповой психологической практике. Кому и зачем нужна сказкотерапия?
Ж
и з н ь в
современном мире стремительно ускоряется, напрягается, усложняется. И человек становится все более уязвим в самой тонкой частице самого себя — душевной. Депрессии, страхи, конфликты преследуют его с нарастающей силой.
По данным. Европейского союза, переданным в Рунете
MIGnews.com со ссылкой на конференцию Евросоюза, прошедшую в январе 2005 г. в Хельсинки, психические расстройства — это тихий убийца европейцев ежегодно 58 тыс. жителей Европы кончают жизнь самоубийством (для сравнения — в автокатастрофах погибают 50 тыс. европейцев, от рук убийц — 5,3 тыс.).
В большинстве случаев причиной суицида является депрессия 56 % европейцев, страдающих депрессией, пытались покончить с собой, 15 % из них смогли свести счеты с жизнью. Это более чем настойчиво повышает актуальность психологической поддержки личности, а также активизации профилактических мероприятий, ибо банальная истина о предпочтительности профилактики над лечением в данном случае носит особо острый характер.
Современная психологическая практика располагает широкими возможностями, арсенал которых неустанно пополняется. Самое главное — помочь человеку обрести собственную внутреннюю устойчивость, а значит прежде всего лучше узнать, понять и принять себя, — тогда изменится взгляд на мир, легче будет понять и принять других от самых близких до случайных встречных
Но как это сделать Есть много разных способов, и один из них связан со сказками. Конечно, они бывают разные, а те, которые написаны психологами, — и вовсе осо­
бенные.
Сказка начинается с интереса, а все, что вызывает интерес, проникает во внутренний мир человека быстрее и глубже. Сказка адресуется и воспринимается не только умом, поэтому сознание и подсознание становятся союзниками, а не соперниками. В сказке возможно все, ив ней всегда счастливый конец — то есть она помогает личностному раскрепощению и освобождению творческого потенциала. Сказка — зеркало, отражающее мир через призму личного восприятия человека.
Кроме того, не имеет значения возраст слушателя- читателя чудесной истории, есть ли у него профессия и какая, где и с кем он живет. Ведь внутренняя устойчивость нужна взрослым не меньше, чем детям, одиноким — не меньше, чем семейным. С волшебными историями можно знакомиться ив дружеском или семейном кругу, или в тишине уединения. Разумеется, у каждой аудитории имеются собственные особенности, которые необходимо учитывать.
Скажу больше убеждена, что порой сказкотерапия взрослым бывает даже более необходима, чем детям, которые естественно ощущают себя в сказочном метафорическом пространстве и не отягощены таким грузом стереотипов, ограничений и т. п, которые, накапливаясь с годами, пронизывают жизнь взрослого человека и зачастую диктуют поведенческие модели.
Сказкотерапия направлена в первую очередь надет ское восприятие мира и на память об этом восприятии уже у взрослого человека. С одной стороны, у этого взрослого чаще происходит естественное отторжение посторонних психологических воздействий, так что непрямое воздействие сказки бывает весьма кстати. Продвигаясь по жизни и накапливая опыт, человек усваивает повторяющиеся реакции на возникающие обстоятельства, со временем эти реакции крепнут, кристаллизуясь, и формируют жесткую решетку устойчивых программ. А программы, взаимодействуя между собой, определяют более длительный и устойчивый тип поведения человека в мире.
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
7
Та м, на неведомых дорожках Из практики сказкоте рап ии
В. Пономаре ва
С другой стороны, этот тяжелый багаж закрепощающих схем начинает складываться у человека все же именно в детские годы и чаще всего сознательно не воспринимается им во взрослом состоянии — поэтому сказкотерапия, как мостик к подсознанию, помогает извлечь и распознать пережитые психологические травмы и их последствия. Не стоит забывать, что в каждом из нас — с младых ногтей до самого почтенного возраста — уживаются субличности
«Я-ребенок», «Я-родитель», «Я-взрослый», и взаимоотношения этих внутренних Я складываются у каждого по-своему.
Кроме того, сказка не вызывает опасности вторжения в личное пространство и потому ей навстречу субъект не выдвигает баррикады априорной защиты, как это бывает нередко в традиционной психологической практике. Видимо, поэтому сказкотерапия и занимает смежное пространство, простирающееся в предметные зоны медицины, психологии, педагогики. Во всех этих сферах она используется, причем плодотворно, опираясь на процессы, происходящие в психике человека, и на их сюжетность. Речь идет об архетипично­
сти сказок, подмеченной еще К. Юнгом, то есть универсальности для людей любых культур и времен. Таким образом, с одной стороны, она — сказкотерапия — является формой глубинной психотерапии, с другой — по своей доступности и универсальности вполне применима для задач сиюминутных, поверхностных. Причина в том, что сказкотерапия настроена на духовную природу человека, как самый тонкий ипритом органичный инструмент.
Чрезвычайно важной чертой сказочного метода является то, что сознание и подсознание выступают союзниками, не борются за собственный приоритета принимают и усваивают адресную информацию системно. В результате психотерапевтический эффект захватывает не только те аспекты, которые проявлены в сюжете сказки и заданы в контексте задач, поставленных психологом в определенное время, а оказывается гораздо шире и глубже. Нельзя не отметить, что при всем многообразии психологической проблематики личности отдельные составляющие ее (те же страхи, неуверенность и проч) — это явления, выражаемые в поведенческих симптомах. Они часто переплетены между собой причинно-следственными связями, уходящими далеко вглубь подсознания. Они сигнализируют о дисгармо­
8
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ Сказкотерапия в индивидуальной и групповой
ни и душевного состояния, и задача практической психологии заключается в восстановлении нарушенной внутренней гармонии, а не в стирании симптомов, как, к сожалению, это бывает при увлечении некоторыми психотехнология­
ми, например НЛП. Для того чтобы было более понятно, вспомним простой случай из житейской практики можно принять таблетку от головы, которая избавит от ощущения боли, ноне оттого, что ее вызвало. Так что нелишним будет подчеркнуть еще раз, что основным принципом метода сказкотерапии является духовное, притом целостное развитие личности. Главное условие реализации этого принципа — раскрытие внутреннего потенциала человека через раскрепощение и избавление от стереотипов, принятие себя и мира.
А еще сказкотерапия хороша тем, что умещает в себе всю технологическую кухню, от диагностики до коррекции, включая профилактику и развитие индивидуальности. В сочетании стем, что она органично синтезируется со всеми известными методами психотерапии, применима как в индивидуальной работе, таки в групповой, подходит для любого возраста, сказкотерапию можно образно назвать полифоническим методом.
О диагностике имеет смысл сказать подробнее. Вот личие от опросных методов, адресованных к сознанию, сказка помогает извлекать необходимую информацию из подсознания, причем в неявном виде — через метафору и архетипические символы. Кроме того, человеку предоставляется свобода в выборе темы. Он сам выбирает предмет обсуждения, а не отвечает по жестко ограниченному кругу вопросов, задаваемых ему. Это уберегает контакт психолога и клиента от выстраивания последним психологической защиты (даже чувствуя, и даже осознавая свою проблему, человек обычно предпочитает ее скрывать, от подстраивания ответов под правильные варианты и демонстрирования себя с парадного фасада. Весьма показателен для иллюстрации этого тезиса пример, который приводил на й Международной конференции по сказкотерапии Москва, 2006) президент Российского сообщества сказ­
котерапевтов ИВ. Вачков.
Мужчине, обратившемуся за помощью в связи с проблемами общения на работе, в результате которых он ока­
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
Та м, на неведомых дорожках Из практики сказкоте рап ии
9
В. Пономаре ва
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
зался практически изгоем, психолог рассказал сказку о коряге. Та, по сравнению с ровными гладкими бревнами, аккуратно сложенными на берегу и живо беседующими меж собой, была неуклюжа и одинока. А потом пришел человек и с помощью изогнутых вовсе стороны комлей коряги скрепил бревна в плотна котором отправился путешествовать. Сказкотерапевт полагал, что эта история поможет клиенту повысить самооценку, нона вопрос, о чем сказка, тот ответил Об идиоте, который пришел строить плот, не взяв с собой веревку. Как говорится, комментарии излишни.
Сказка удобна для диагностики еще и потому, что не требует подготовки специального материала (у специалистов он называется стимульным) вроде опросных листов, разработочных таблиц и т. п, как и последующей инструментальной обработки, и — быть может — самое главное, помогает показать не только состояние человека, но и его готовность действовать в решении имеющихся затруднений, а при отсутствии таковых — развивать свой потенциал, не останавливаясь на месте.
Можно добавить, что к сказочной диагностике очень подходят проективные тесты рисуночные, например, атак же психодраматические ситуации и др. Практика показала, что любопытные результаты дает сочетание рисуночных и телесно-ориентированных методик, например, сопоставление результатов диагностики по рисунку человечка (автор изображения воспроизводит его с закрытыми глазами) и изготовленной тем же человеком мягкой игрушки (либо просто выбранной им из достаточно широкого ассортимента, предоставленного психологом).
Это особенно важно потому, что проективные диагностики, как известно, содержат в себе элементы психокоррекции, те. при их использовании одновременно с фиксацией состояния личности запускается механизм его изменения. Подключение их к сказкотерапии приводит к тому, что метафорическое пространство усиливает это сочетание, создавая целостную динамику решения проблем клиента и его развития. Ведь для сказочного метода также характерно переплетение процессов диагностики, коррекции, профилактики, то есть их временная синхронность и сопряженность
Какие сказки лучше использовать в психологической практике — Такой вопрос задается часто или почти всегда. Вообще говоря, любые народные, литературные, психологические и психотерапевтические, спонтанно сочиненные. Институт сказкотерапии (Санкт-Петербург), например, приводит такую типологию:
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
При обращении к разным видам сказок надо лишь учитывать их особенности. Когда используются народные и литературные сказки, они предварительно анализируются психологом, для того чтобы включение их в занятие с клиентом (клиентами) было по существу. Их герои, события и обстоятельства могут возникать походу занятия использоваться в играх и упражнениях, шеринге, ассоциациях, да и просто цитироваться, как психологом, таки его подопечным — индивидуальным или групповым. Спонтанно созданные истории — превосходный материал для диагностики см. выше. Специфика психологических и психотерапевтических сказок заключается в том, что, кроме очевидного преимущества — предусмотренного в них психотерапевтического эффекта, — они привлекают участников новизной сюжета и непредсказуемостью предстоящих либо про­
Та м, на неведомых дорожках Из практики ска зко терапии Дидактические сказки Психотерапевтический сказки Художественные сказки авторские народные П сих око р рек ц ионные сказки Мед иативны е сказки В. Пономаре ва
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
и сходящих в них событий. Это создает благоприятные условия для обращения к собственному внутреннему потенциалу читателя-слушателя, активизируя творчество, чувствительность и восприимчивость.
Словом, оптимальным является умелое сочетание различных сказок. Речь идет о том, что пространственный интерес как источник формирования желания и готовности изменяться-развиваться активнее проявляется при обращении к сказкам, ранее неизвестным для тех, кому они предназначаются, либо известным, но представленным в неожиданном ракурсе.
Развитие и пополнение литературного фонда психотерапевтических и психологических сказок российскими и зарубежными специалистами, отмечаемое в последние годы, создает благоприятные перспективы для расширяющейся практики сказкотерапии.
Сказка может быть помощником в самых разных ситуациях от критических до лирических, от серьезных педагогических до мимолетных, проходных.
Простой пример ребенку не даются уравнения, и Вы начинаете с ним играть в сказку предлагаете представить, что он принц, отыскивающий меч-кладенец или украденную драконом принцессу в заколдованном замке, идол жен выбирать среди множества дверей единственно нужную, а потом еще и еще раз, пока не доберется до заветной цели. У ребенка по аналогии со сказкой возникает желание видеть ив решении уравнения туже сказочную игру с поиском принцессы или же он сам начинает моделировать ситуацию, например, решить уравнение — спасти принцессу, ответив на сложные, каверзные вопросы, кого-то, кто ее скрывает, и т. д Как помогают сказки
(невыдуманные истории из жизни. Встречи тет-а-тет: подсказки из сказки
Я и сама до сих пор помню — по прошествии многих лет, как урок геометрии наша учительница Елена Георгиевна однажды начала так «Жила-была на свете прекрасная дама. И звали ее Гипотенуза. Ее полюбили два брата, благородные рыцари Катет Прилежащий и Катет Противолежащий Будучи гуманитарием чистой воды, я не очень любила математику, нов числе того немногого, что из нее помню, это квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. Или у Вас не ладятся отношения с сослуживцами. задумайтесь, на какую сказочную ситуацию это похоже, и каким образом она разрешалась героями. Секреты Вашего счастья — в Ваших руках, и все мудрецы мира не смогут Вас научить так, как это сделаете Вы, отыскав ключик к своей душе!
Однажды с помощью сказочного секрета мне удалось помочь одному славному мальчугану научиться писать без ошибок. Андрюше трудно давалось письмо каждая буква в тетрадке имела свой размер, толщину и наклон, причем заметно отличающиеся от соседних, а ошибок там было. Например МАТАЦЫКЫЛЫ. — Вот как он писал. И я ему сказала при встрече Хочешь, открою тебе один сказочный секрет Все, кто его знают, пишут красиво и без ошибок.
Мальчик очень заинтересовался, а я ему на ушко шепнула Когда пишешь, пой ту букву, которую пишешь.
Он мне разочарованно Да ну, я же итак про себя говорю эти буквы...
А я ему Говорить — это одно, а петь — совсем другое. Я же предупредила, что это сказочный секрет, попробуй!
Андрюха уткнулся в тетрадку, а когда закончил предложение, то был счастлив, взволнован и удивлен до крайности Ой, а как это Как это получается Я еще ни разу не писал так красиво!
При взгляде на упражнение в тетрадке создавалось впечатление, что начало его выполнено двоечником, а продолжение — отличником. Пропетые буквы были аккуратненькие, чистенькие — и ни одной ошибки. А на прощанье я сказала вот что:
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
Та м, на неведомых дорожках Из практики сказкоте рап ии
13
В. Пономаре ва
— Понимаешь, Андрюха, музыка — это красота, и когда ты поешьте. создаешь музыку, то наполняешься красотой, иона через твою руку проявляется во всем, что ты этой рукой делаешь. Это сказочный секрет, и если ты захочешь его кому-нибудь передать, то обязательно шепотом и на ушко. Договорились?
Мне передавали потом, что наследующий день Андрюха получил первую в жизни пятерку за домашнюю работу, а в лесной школе, где он учится, кажется, не осталось ни одного уха, на которое бы он не нашептал сказочный секрет. Вот что такое внутренние ресурсы!
И совсем необязательно говорить человеку Сейчас мы займемся сказкотерапией, слушай внимательно и мотай на ус.
Напротив, не стоит акцентировать внимание на том, что предстоит работа, гораздо полезнее создать атмосферу отдыха, игры, веселой школьной переменки. Вот, например, как это бывает Как ты себя чувствуешь Я подавлена Да Слушай-ка, я знавала я одну подавленную белку. Ловлю от собеседницы быструю улыбку исподлобья:
немножко недоверчивую, немножко растерянную, но одновременно с веселой лукавинкой в глазах. Так, уже хорошо. Подавленные люди улыбаются только вымученно, а тут совсем другое дело Хочешь послушать?
Кивок.
И я включаю кассету, на которую записала одну из прелестных историй лесной жительницы, сочиненную Т. Тел­
легеном, сопроводив бесподобной музыкой Майкла Роу­
ланда. Мы попадаем в чудесный лес, где живут и общаются между собой Слон и Муравей, Ежики Черепаха, Сверчок и многие другие. Ну, и Белка, конечно.
«Белка сидела на ветке у двери своего дома и чувствовала себя подавленно. Это было странное чувство, оно обычно возникало, когда была плохая погода, или когда за целый день никто не заходил в гости. Муравей сказал, что это называется чувствовать себя подавленно»...
К концу сказки дама хохотала Как ты себя чувствуешь _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ Сказкотерапия в индивидуальной и групповой

— Прекрасно!
И ли вот еще случай, в котором тоже пригодилась сказка Т. Теллегена, правда, другая.
Мужчина вошел в комнату, и воздух, казалось, заискрился раздражением, так что захотелось поежиться. Только сев, он заговорил резко и недовольно Я устал. Устал думать. Все время приходится узнавать, запоминать, анализировать, решать и отвечать за все это. Надоело. Они мне наголову все сели Понимаю. Она итак тяжелая, твоя головушка. Так давай сейчас отдохнем. Как разу одного муравья было что- то подобное...
Смех.
— Намекаешь, что я такой мелкий Да что ты Этот муравей был замечательным существом и очень умным, между прочим. Белка, знаешь, как к его советам прислушивалась А муравей — так что ж, если муравьем родился. Разве это так важно Ну, не знаю. Муравья легко раздавить Муравья — да. Ноты жене муравей?
На лице — мучительный поиск подвоха, исторгаемый, наконец, наружу громким вздохом Ну Что — ну Я тебя спрашиваю, сказку хочешь послушать или нет, а ты думать начинаешь. Сам же сказал, что надоело.
Пытливый взгляд пронизывает меня насквозь и теплеет на глазах от посылаемого навстречу искреннего дружелюбия Ладно, давай сказку. Только пусть это время не засчитывается в занятие, разу нас перерыв Как скажешь. Перерыв так перерыв. Я так люблю эту историю, что рада случаю послушать ее еще разок.
«Однажды утром муравей шел по лесу. До чего же тяжелая у меня головам, — думал он. Когда он шел, ему приходилось поддерживать голову правой передней лапкой...»
После сказки спрашиваю Не хочешь что-нибудь забыть, как Муравей, чтоб голова стала полегче А знаешь, пожалуй, хочу Так давай займемся!
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
Та м, на неведомых дорожках Из практики сказкоте рап ии
15
В. Пономаре ва
— Давай, а сказки еще будем слушать Непременно — сколько захочешь.
Мы управились затри занятия, встречаясь разв неделю. Так что, не прошло и месяца, как человек стал доволен жизнью. Правда, расставаться он не захотели потому, вынув из другой сказки для себя новую задачку, объявил Я тоже хочу, как в этой истории. Давай, займемся Давай. Только ты сам скажешь, как это сделать, ладно Сам Это как А вот так бери в руки карандаш, положи перед собой лист бумаги, так, как удобно вертикально или горизонтально. В правом верхнем уголке поставь букву В, чтобы обозначить верх. Закрой глаза и нарисуй человечка.
Обычно, когда я предлагаю сделать такой рисунок, первой реакцией бывает либо веселый смех, либо недоверие. А потом, когда рисунок читается, возникает удивление. Главное, чтоб оно перешло в радость открытия. И поэтому объясняю, что человек сам про себя рассказывает в рисунке языком подсознания, а моя роль — только переводчика этого рассказана привычный язык. После перевода, как правило, клиент начинает искренне и подробно рассказывать об имеющихся проблемах, отраженных в рисунке. Внимательно выслушав, заявляю, что таким автор рисунка уже никогда не будет, потому что, получив возможность высказаться, подсознание в благодарность начинает вносить изменения как разв те черты, которые производят испытываемые затруднения. Затем следует торжественное превращение листка в мелкие обрывки, входе которого подопечный обычно заряжается таким энтузиазмом, что любо-дорого посмотреть. И занимается дальше непросто охотно, а увлеченно, радостно и — очень успешно. Тем более, что занятия обычно игровые рисуем, лепим, поем, танцуем, фантазируем.
...Пришла ко мне однажды молодая женщина. ну, скажем, Варя (надеюсь, понятно, что имя я сознательно изменяю. Она потеряла опору в жизни, была чрезвычайно мрачно настроена, и когда я ее спросила, а любит ли она сказки, то сначала даже не могла понять вопрос Сказки. Вы у меня — последняя надежда, если не получится, мне нечего больше делать здесь, на земле. А причем здесь сказки _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ Сказкотерапия в индивидуальной и групповой

— Дани причем. Просто у тебя усталый вид. Давай сделаем передышку, послушаем одну историю, которую я очень люблю. Мы послушали сказку. Это была Ива и Ручей Д. Со­
колова. Оттого, что я сама ее не рассказывала (то есть рассказывала сама, нос помощью аудиозаписи, история воспринималась еще более отстраненно от консультации. Пару раз походу сюжета я задавала Варе вопросы, потом мы слушали дальше. Как только сказка закончилась, она встрепенулась, глаза заблестели Я хочу быть зайцем Ты умница, Варенька. А как стать зайцем Не знаю Видишь ли, этим зайцем можно стать, только если сама угадаешь — как. Если я тебе скажу — ничего не получится, понимаешь Понимаю Варь, как стать зайцем Не знаю Ну, ничего страшного. Пойди да подумай. А потом мне расскажешь.
В следующий раз Варя прямо с порога заявила, что чувствует себя лучше, но как стать зайцем, не знает, но по-прежнему очень хочет и знает почему-то, что ей это необходимо. Я показываю девушке на стол, где уже разместилась разномастная заячья кампания глиняный заяц, пластиковый, плюшевый, деревянный. Варя внимательно их рассматривает, а я предлагаю выбрать длинноухого, который больше всего понравится и захочет посидеть у нее на руках. Она выбрала мягкую игрушку. Мысленно я вновь порадовалась за нее и задала вопрос Какой этот заяц Красивый Хорошо. А еще какой Забавный Очень хорошо. А еще?
Называются все новые характеристики, нона Варин язык никак не попадается то слово, которое я жду. Заяц оказался розовым, пушистым, маленьким, смешным, глазастым. Решив помочь, я попросила Варенька, нажми на живот зайчику.
Сказкотерапия в индивидуальной и групповой _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ Там, на неведомых дорожках Из практики сказкоте рап ии
17
В. Пономаре ве
)
Нажала.
— Скажи, какой он Мягкий.
Ура!!! Мы нашли ключики стали учиться мягкости, расслабляя тело, избавляясь от жесткости мыслей, раскрепощая ощущения, освобождая тело и т. п. Уже через три месяца Варвара светилась радостью жизни и начала получать подарки судьбы. Кокетливо рассказывала новости об интересе к ней со стороны молодых людей, о том, как ей самой интересно жить. Как сложится ее дальнейшая судьба, покажет время. Спасибо Дмитрию Соколову за прекрасную сказку!
Занимаясь сказкотерапией год за годом, я сначала и не помышляла о том, что буду и сама писать сказки. Это случилось неожиданно. Темной ночью, когда все в доме спали, я села за стол и одним махом записала сразу две истории. И затем время от времени сказки стали стучаться, проситься, захаживать в гости. Ясное дело, что начала их использовать, уточнив предварительно у авторитетных коллег наличие психотерапевтического эффекта в текстах некоторые из них публиковались в Школьном психологе и на сайте Сообщества сказкотерапевтов).
Эти сказки часто содержат обращение к читателю, как к другу — на ты, а также не только вскрытом, но и явном виде включают психологические игры и упражнения. Это позволяет не только слушать их, но и проигрывать походу дела. В результате происходит усиление эффекта погружения клиента в сказку и семантическое (смысловое, контекстное) пространство заложенных в ней понятий с последующим согласованием и самокоррекцией его собственных представлений и понятий.
Психотехники, которые то и дело оказываются вплетенными в канву сказочного сюжета, вызывают неизменный интерес слушателей. Вот, например, не слишком затейливая история принцессы Лазуринды, в которой и событий-то не очень много очень хотелось девочке пройти по дороге, протянувшейся заворотами королевского замка, а когда желание сбылось, в туфельку попал камушек. Камушек в ботинке — довольно известное психологическое упражнение. Но эта, казалось бы, простенькая история часто вызывает сильный эмоциональный всплеск слушателей. Один человек, например, пропустив ключевой аспект с камуш­
1 8 _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ Сказкотерапия в индивидуальной и групповой

Сказкотерапия в индивидуальной и групповой...
ком, начал настаивать на том, что героиня не могла попасть на дорогу, — нечего ей там делать, потому что встать на путь может только достойный. И мы долго беседовали на тему, у кого есть право открывать ворота, пускать или не пускать, определять степень достойности.
Другого больше зацепила, как раз наоборот, ситуация запрета:
«...Сразу вспомнил. когда мне было лет 5, бабушка с дедушкой не взяли меня в гости, оставили с прадедом. Было это в деревне, и любопытство и желание научило меня, как получить то, что интересно — первый раз перелез через забор Забавно, но похоже именно запреты делают со временем сладким "запретный плод. Для какого большого количества взрослых эта тяга к "запретному плоду" принесла беду А ведь изначально, в детстве, этой беды просто не существует Да, есть тяга, любопытство, но это — ко всему, ведь все интересно Нонам, взрослым, проще запретить, чем показать или объяснить, КАК НАДО и что нельзя и почему. И отсутствие целей, стремлений, боязнь нового и незнакомого не из детства ли, когда за здоровое, ноне понятое старшими любопытство получали мы по рукам?
Но вернемся к принцессе. Почему же столь мудрые наставники не могли ТАК ей объяснить обедах, горестях, опасностях, чтобы она поняла Да наверное именно из-за тех условий, в которых она жила, в неге, опеке, без забот и горестей. Картина мира, нам представляющаяся, — это плод чувств восприятия и заложенная информация, непосредственно нами полученная или привнесенная извне, и чем мы младше, тем больше склонны верить только своим органам чувств. А физические или психологические травмы, ушибы маленький человек скорее превратит в кошмары, ”испугалки“, чем осознает их. Страшна неизвестность, то, что нельзя потрогать, понюхать, ощутить или реальность, когда уже есть опыт получения от нее негативных последствий. Ни один ребенок не боится огня, ни разу не обжигаясь, не боится воды, ни разу не захлебнувшись (или не замерзнув, когда мамане достаточно прогрела водичку перед купанием. Да и неизвестность страшна только, если до этого малыш на себе почувствовал, что есть боль. Так что получается, и страх,
Та м, на неведомых дорожках Из практики сказкоте рап ии
19
В. Пономаре ва и возможность осознать реальную или мнимую опасность оттого, кто пытается ее описать, можно лишь получив первую боль. Моя доча, когда была маленькой совсем, постоянно пыталась засунуть ручонку в чашку с горячим чаем. Сначала просто из любопытства, потом иногда нарочно, балуясь и наблюдая за нашей реакцией. Но так как чай мы пили очень горячий, такое баловство рано или поздно стало бы ”черевато боком. Однажды в очередной раз она потянулась рукой в чашку, лукаво поглядывая, и я, зная, что чай уже не обожжет сильно, сам взял ее руку и окунул в столь желанный ей сосуд. Честное слово, после этого ни разу она не проводила таких экспериментов ни с чаем, ни с супом в тарелке, достаточно было сказать Осторожно, там горячо, хотя когда ее окунул, даже и не обожглась толком, просто почувствовала. Вот ты вдет стве понимала, что такое горько до первой микстуры или до первого случайно съеденной горошины перца из супа?»
А те слушатели, для которых именно камушек оказался актуальным, обращали внимание в первую очередь на то, стоит ли его доставать и чем это чревато. Вот лишь некоторые из их высказываний, которые приводятся дословно, как и предыдущее, в стилистике их авторов. Порой мы камушек из туфли не вынимаем специально — чтоб жизнь медом не казалось. Типа, растем и закаляемся в испытаниях, Бог терпели нам велел. И еще потому, что неженка ассоциируется с капризной принцессой и принцессой на горошине, которой быть не очень-то хочется. Опять же, бывает, что со скуки не вынимаем камушек и даже рады ему лучше уж страдать, но быть чем-то (кем-то) занятой, чем помирать со скуки наедине с собой и со свой дорогой, одинаково унылыми, безрадостными. А потом привыкаем со временем к камушку-то, врастает он как бы и сливается снами, уродуя нашу пяточку вместе с походкой и способностью идти вообще — по уходящей вдаль итак манившей нас прежде дороге...»
«...В общем, я задумался — если камушек не выбросить (ну, бывает, что дальше будет Сначала больно, очень больно. Кровь и т. п. А дальше возможны варианты — либо в том месте кожа загрубеет и станет нечувствительной к нему, либо — начнет гноиться рана, а дальше совсем нехорошо _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ Сказкотерапия в индивидуальной и групповой

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом