Главная страница
qrcode

Тематическое направление Дружба и вражда


НазваниеТематическое направление Дружба и вражда
Анкор5. Дружба и вражда.pdf
Дата05.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файла5_Druzhba_i_vrazhda.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#34948
Каталогid84572203

С этим файлом связано 59 файл(ов). Среди них: terminy_daty_istoria.pdf, Kvols_Ketrin_Radost_vospitania.docx, 5_Druzhba_i_vrazhda.pdf, 24_zadania.pdf, chest_primer3.pdf, chest_beschestie_tsitaty_temy.pdf, argumenty_chest_beschestie.pdf, suffixy.pdf, Slovnik_orfoepicheskiy.pdf, Kompozitsionnye_chasti_texta.pdf и ещё 49 файл(а).
Показать все связанные файлы

Тематическое направление «Дружба и вражда»
Направление нацеливает на рассуждение о ценности человеческой дружбы, о путях достижения взаимопонимания между отдельными людьми, их сообществами и даже целыми народами, а также об истоках и последствиях вражды между ними.
Содержание многих литературных произведений связано с теплотой человеческих отношений или неприязнью людей, с перерастанием дружбы во вражду или наоборот, с изображением человека, способного или не способного ценить дружбу, умеющего преодолевать конфликты или сеющего вражду.
Произведение
Персоналия
Описание/ситуация
Цитата
Проект
Н.В. Гоголь
«Повесть о том, как поссорился Иван
Иванович с Иваном
Никифоровичем»
Иван Иванович
Перерепенко,
Иван Никифорович
Довгочхун
Перерастание приятельских отношений во вражду, длящуюся десятилетия, и судебные тяжбы из-за одного обидного слова
«гусак».
«Прекрасный человек Иван Иванович!
<…> Очень хороший также человек
Иван Никифорович. Его двор возле двора Ивана Ивановича. Они такие приятели, каких свет не производил».
(Н.В. Гоголь)
«– Вы, Иван Никифорович, разносились так с своим ружьем, как дурень с писаною торбою, – сказал Иван
Иванович с досадою, потому что действительно начинал уже сердиться.
– А вы, Иван Иванович, настоящий гусак.
Если бы Иван Никифорович не сказал этого слова, то они бы поспорили между собою и разошлись, как всегда, приятелями; но теперь произошло совсем другое. Иван Иванович весь вспыхнул».
(Н.В. Гоголь)
«– Позвольте вам сказать по-дружески,
Иван Иванович! (при этом Иван
Никифорович дотронулся пальцем до пуговицы Ивана Ивановича, что означало совершенное его
расположение), – вы обиделись за черт знает что такое: за то, что я вас назвал гусаком…
Иван Никифорович спохватился, что сделал неосторожность, произнесши это слово; но уже было поздно: слово было произнесено.
Все пошло к черту!»
(Н.В. Гоголь)
«– Да, постарел. Я сегодня из Полтавы,
– отвечал Иван Никифорович.
– Что вы говорите! вы ездили в Полтаву в такую дурную погоду.
– Что ж делать! тяжба…»
(Н.В. Гоголь)
Уильям Голдинг
«Повелитель мух»
Ральф, Джек,
Хрюша
В военное время в результате авиакатастрофы на необитаемом острове оказывается группа детей, эвакуированных из Англии. Среди них выделяются два лидера: Ральф и Джек. После выборов, на которых победил Ральф, Джек и его хористы провозглашают себя охотниками, занимаются добычей мяса диких свиней. Джек всё больше выходит из-под власти
Ральфа и наконец отделяется от основной группы и предлагает другим мальчикам вступить в его племя, обещая охоту, мясо и иной,
«дикарский» образ жизни на острове. Они уходят жить на другую часть острова. Некоторые мальчики уходят за ним. Так образуется второе племя.

«– И за что только ты меня ненавидишь?
Вокруг потупились, будто услышали что-то неприличное».
(У. Голдинг)
«И, стоя среди них, грязный, косматый, с неутертым носом, Ральф рыдал над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа, над тем, как переворачивался тогда на лету верный мудрый друг по прозвищу Хрюша».
(У. Голдинг)

Сюжет книги можно понимать и как борьбу/вражду цивилизации с грубой первобытной силой, и как вражду, рожденную в душах мальчишек вместо привычной детской дружбы и игры.
В.А. Каверин
«Два капитана»
Саня Григорьев,
Петя
Сковородников,
Валька Жуков,
Катя Татаринова,
Мишка Ромашов
В романе раскрываются картины детских отношений, пронесенных и через взрослую жизнь, – дружбы, подлости и предательства ребят, познакомившихся в детском доме.
Саня Григорьев и
ПетькаСковородников дают
«кровавую клятву дружбы».
Теплые, дружеские отношения связывают Саню и с Валькой
Жуковым, и с доктором Иваном
Ивановичем Павловым, и с учителем географии Иваном
Павловичем Кораблевым на протяжении долгих лет. Они не просто друзья – они единомышленники.
Примером дружбы, переросшей во вражду, становятся отношения
Сани Григорьева и Мишки
Ромашова.
«Кто изменит этому честному слову, – не получит пощады, пока не сосчитает, сколько в море песку, сколько листьев в лесу, сколько с неба падает дождевых капель. Захочет идти вперед – посылай назад, захочет идти налево – посылай направо. Как я ударяю моей шапкой о землю, так гром поразит того, кто нарушит это честное слово. Бороться и искать, найти и не сдаваться».
(В. Каверин)
«— Я напомню тебе, Катюша, — ровным, мягким голосом продолжал он,
— одну известную римскую поговорку:
«Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Если ты считаешь возможным водить дружбу с человеком, которому не приходит в голову, что, прежде чем сесть, он должен предложить стул своему педагогу, тогда…
И Николай Антоныч беспомощно раскинул руки.
Я немного смутился — именно потому, что сделал это, вовсе не думая его обидеть. Но тут не выдержала Катя.
— Это мое дело, с кем я дружу! — быстро ответила она и покраснела».
(В. Каверин)

Барри Лонгиер
«Враг мой»
Уиллис Дэвидж,
Джерриба Шиген
(Джерри)
Один из не слишком значительных боев космической войны закончился для пилота Уиллиса
Дэвиджа неудачно. Подбив истребитель противника, он и сам вынужден сесть на безлюдной планете. Ему предстоит прожить на ней всю оставшуюся жизнь в обществе сбитого им противника
— омерзительного трехпалого дракона с планеты Драко...
Для каждой расы ее противники - тупые дикари, грязные варвары, без чести и совести, без веры и культуры. Но чтобы выжить, каждому из них придется учиться понимать друг друга и сотрудничать.
«Враги, потому что научены быть ими.
Союзники, потому что пришлось стать ими.
Братья, потому что осмелились быть ими».
(Б. Лонгиер)
«Я вслушивался в речитатив Джерри
(официальный язык дракониан), внимал биографиям, излагаемым от конца к началу (от смерти к совершеннолетию), и у меня возникало ощущение, будто время, сжавшись в комок, стало осязаемо, будто до прошлого теперь рукой подать и его можно потрогать».
(Б. Лонгиер)

перейти в каталог файлов


связь с админом