Главная страница
qrcode

инf. Терморегуляторная приспособительная реакция организма на болезнь


Скачать 32.06 Kb.
НазваниеТерморегуляторная приспособительная реакция организма на болезнь
Дата12.01.2020
Размер32.06 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаинf.docx
ТипДокументы
#158447
Каталог

Лихорадка — терморегуляторная приспособительная реакция организма на болезнь. Известно, что температурная реакция имеет защитное значение, участвует в борьбе с возбудителями, препятствуя репликации вирусов, способствуя бактериостатическому эффекту. Возникновение лихорадки связано с действием возбудителей инфекционных заболеваний и образованием в организме эндогенных пирогенов. По степени повышения температуры тела выделяют субфебрилитет (37-37,9° С), умеренную лихорадку (38-39,9° С), высокую лихорадку (40- 40,9° С) и гиперпирексию (41° С и выше). Повышение температуры тела может быть быстрым (острым), при этом больной способен назвать не только день, но и час начала заболевания, первым и наиболее демонстративным признаком которого является лихорадка (малярия, грипп, лептоспироз). При быстром повышении температуры тела, как правило, отмечается озноб — повышение мышечного тонуса и возникновение дрожи, появляется ощущение холода, существенно повышается теплопродукция. Признаками ограниченной теплоотдачи при этом служат сужение кожных сосудов, прекращение потоотделения. Озноб может быть разной степени выраженности — от легкого познабливания до потрясающего. При некоторых инфекционных заболеваниях лихорадка нарастает постепенно (брюшной тиф). На высоте лихорадки теплообразование и теплоотдача обычно выравниваются на новом, более высоком уровне, при этом спазм сосудов кожи прекращается, бледность кожных покровов может смениться покраснением — гиперемией. Накопившееся в организме тепло выводится за счет расширения кожных сосудов, потоотделения и учащения дыхания. Возникает ощущение жара. Стадия разгара температурной реакции может быть разной продолжительности — от нескольких часов до нескольких недель. В ряде случаев можно наблюдать изменение лихорадочной реакции организма под влиянием проводимой этиотропной или симптоматической терапии. Стадия снижения температуры тела во многом определяется патогенезом заболевания и может сопровождаться быстрым падением температуры тела (за несколько часов — кризис или в течение суток — затянувшийся кризис) или медленно, постепенно в течение нескольких дней — лизис. Критическое снижение температуры тела часто сопровождается обильным потоотделением. Резкое расширение сосудов при сохранении общей интоксикации может вызвать коллапс. Кризис характерен для малярии, сыпного тифа и других, а лизис — для брюшного тифа, скарлатины, бруцеллеза. Существенное влияние на лихорадочную реакцию при инфекционных заболеваниях оказывает состояние макроорганизма. Так, например, у лиц с тяжелой хронической интоксикацией (алкоголизм), у людей пожилого возраста, недоношенных детей, тяжелая интоксикация организма может протекать на фоне нормальной температуры тела. Важное значение для распознавания инфекционного заболевания имеет при некоторых нозологических формах типичный, свойственный данной инфекции характер температурной кривой. Различают несколько типов температурной реакции: Постоянная лихорадка — стабильно повышенная температура тела с минимальными суточными колебаниями в пределах 1° С. Послабляющая (ремиттирующая) лихорадка сопровождается суточными колебаниями температуры тела свыше 1°С, но не более 2°С, при этом при снижении она не достигает нормальных величин. Перемежающаяся (интермиттирующая) лихорадка отличается правильной сменой высокой и нормальной температуры тела с суточными колебаниями в 3-4° С. Гектическая (истощающая) лихорадка с очень большими суточными колебаниями (3-5 оС), со снижением температуры тела до нормальной и субнормальной. Возвратная лихорадка характеризуется правильной сменой периодов высокой температуры тела (с критическим ее снижением до нормы) и нормальной температуры в течение нескольких дней. Волнообразная (ундулирующая) лихорадка имеет постепенное нарастание температуры тела до высоких цифр, и затем постепенное ее снижение до субфебрильной и нормальной, с повторением циклов. Неправильная (атипическая) лихорадка отличается большими суточными размахами, разной степенью повышения температуры тела, неопределенной длительностью. Извращенная (инвертированная) лихорадка проявляется более высокой утренней, в сравнении с вечерней, температурой тела. Рассматривая различные нозологические формы, сопровождающиеся лихорадкой, можно лишь в редких случаях на основании изолированного анализа температурной кривой высказать предположение о диагнозе заболевания. Вместе с тем характер лихорадки позволяет сузить круг причин, способных ее вызвать. Степень повышения температуры тела, как правило, совпадает с выраженностью синдрома общей интоксикации. Однако высота лихорадки не всегда определяет тяжесть состояния больного. Известно, что при I и II стадиях ИТШ после гиперпирексии температура тела может нормализоваться. Резкое падение температуры тела при шоке свидетельствует о крайне тяжелом состоянии больного. Важным проявлением синдрома интоксикации, наряду с лихорадкой, служит нарушение сознания.

Выделяют различные степени нарушения сознания. Сознание может быть ясным. Нередко на высоте интоксикации отмечается сонливость — снижение активности, замедленность течения психических процессов. При помрачении сознания больной как бы равнодушен к своему состоянию, безучастен, на вопросы отвечает медленно, но адекватно — стадия оглушения. Следующая стадия — оцепенения (ступор), сопровождается более глубокими нарушениями сознания: больной находится как бы в глубоком сне, из которого его можно с трудом вывести и в который он тотчас снова впадает, на вопросы отвечает неосмысленно. Отупение (сопор) — состояние, при котором больной совершенно безучастен к окружающему, на вопросы не отвечает, но рефлексы еще сохранены. Глубокая спячка — кома, характеризуется полной потерей сознания, чувствительности и волевых движений, сопровождается полным мышечным расслаблением, утратой рефлексов, сохранением только функций дыхания и кровообращения. Примером нарушения сознания в результате эндотоксикоза может быть тифозный статус при брюшном тифе, обусловленный действием эндотоксина возбудителя на ЦНС. Тифозный статус с нарушением сознания при сыпном тифе связан не только с общей интоксикацией, но и повреждением риккетсиями ЦНС и развитием менингоэнцефалита. В результате тяжелой интоксикации возможно развитие инфекционного психоза (делирия)

В диагностике инфекционных болезней важное значение могут иметь изменения состояния кожи и видимых слизистых оболочек. В первую очередь оценивается цвет кожных покровов. Хорошо заметно и обращает на себя внимание окружающих и самого больного желтушное окрашивание кожного покрова. Желтушность кожи, склер и слизистых оболочек свидетельствует о нарушениях функции печени, направляет диагностический поиск и, нередко, указывает на основании оценки интенсивности окраски на тяжесть течения заболевания (острые вирусные гепатиты, лептоспироз и др.). Желтуха при инфекционных заболеваниях преимущественно обусловлена поражением печени (вирусные гепатиты) или гемолизом (малярия) эритроцитов.

Гепатолиенальный синдром является частым признаком генерализованных инфекционных болезней. Следует оценить сроки появления и продолжительность увеличения печени и селезенки, соотношение степени их увеличения (преобладание увеличения селезенки, например, при малярии), характеристики их плотности (консистенции), болезненность при прощупывании. Увеличение размеров печени служит важным ранним диагностическим признаком при вирусных гепатитах, причем по мере развития заболевания на первый план выходят признаки нарушения ее функций. Генерализованные инфекции нередко сопровождаются реакцией периферических лимфатических узлов. При пальпации лимфатических узлов оценивают их величину, консистенцию, болезненность, подвижность, спаянность с кожей и окружающей клетчаткой.

Генерализованная лимфаденопатия (полилимфаденит) характеризуется вовлечением в патологический процесс не менее двух-трех групп лимфоузлов (при инфекционном мононуклеозе, бруцеллезе, ВИЧ-инфекции и др.). Кроме того, в соответствии с формированием первичного аффекта в месте внедрения инфекции закономерно возникает местная реакция регионарных лимфатических узлов. При синдроме тонзиллита, например, увеличиваются подчелюстные лимфатические узлы. При чуме и туляремии увеличение лимфатических регионарных узлов характеризует бубонную форму заболевания. Важное клиническое значение имеет увеличение регионарных мезентериальных лимфатических узлов (мезаденит) при таких инфекциях, как сальмонеллез, псевдотуберкулез, иерсиниоз.

Синдром диареи. Большая группа кишечных инфекций сопровождается синдромом диареи. Жидкий стул и частые дефекации у больных с синдромом общей интоксикации требуют в первую очередь исключения инфекционной природы заболевания. Характер стула определяется локализацией поражения кишечника. При оценке диареи следует установить сроки появления жидкого стула, частоту дефекации, объем испражнений, консистенцию каловых масс, их цвет, запах, наличие патологических примесей (кровь, слизь, гной).

Менингеальный синдром. При инфекционных заболеваниях нередко выявляется менингеальный синдром. Менингеальный синдром может быть результатом воспаления мягких мозговых оболочек — менингита, обусловленного бактериальными или вирусными инфекциями. При тяжелых инфекциях интоксикационный синдром может вызвать раздражение (без воспаления) мягких мозговых оболочек — менингизм. Менингеальный синдром включает общемозговые и собственно менингеальные симптомы. Характерна очень сильная, мучительная головная боль, рвота без предшествующей тошноты и не приносящая больному облегчения. К менингеальным симптомам относятся повышенная чувствительность органов чувств к раздражителям - гиперестезия (светобоязнь, реакция на звук, тактильная гиперчувствительность). При тяжелом течении характерна поза больного — больной лежит на боку, голова запрокинута назад, ноги приведены к животу. У маленьких детей выявляется симптом Лессажа («подвешивания»), при котором приподнимание ребенка за подмышечные впадины приводит к сгибанию ног в тазобедренных и коленных суставах, подтягиванию их к животу. У детей выявляется напряжение и выпячивание большого родничка. Важное значение в диагностике имеет обнаружение положительных менингеальных симптомов. Достаточно информативны ригидность затылочных мышц (затруднение при попытке наклонить голову больного к груди), симптом Кернига (затруднение и болевая реакция при попытке распрямить согнутую в колене и тазобедренном суставе ногу), симптомы Брудзинского верхний (попытка наклонить голову больного к груди приводит к сгибанию нижних конечностей в коленных и тазобедренных суставах), средний (надавливание на лобок приводит к такой же реакции) и нижний (максимальное пригибание согнутой в коленном суставе одной ноги к животу сопровождается автоматическим сгибанием другой ноги в коленном и тазобедренном суставах). Менингеальный синдром сопровождается изменением брюшных и сухожильных рефлексов — сначала их оживление, затем — снижение. Диагноз менингита подтверждается исследованием спинномозговой жидкости. В норме она прозрачная, бесцветная, содержит 3-5 (до 10 лимфоцитов в 1 мкл), вытекает при пункции спинномозгового канала каплями (60 в мин.). При воспалении увеличивается количество клеток в 1 мкл жидкости - при серозном — лимфоцитов, при гнойном — нейтрофилов. Жидкость становится мутной, вытекает частыми каплями или струёй, в ней увеличивается содержание белка, глюкозы. При инфекционных болезнях возможно развитие энцефалита, сопровождающегося общемозговыми проявлениями с разной степенью нарушения сознания и очаговых симптомов. Основные проблемы больного при менингите и энцефалите: сильная головная боль, рвота, повышенная чувствительность к любым раздражителям, нарушения глотания (невозможность самостоятельно принимать пищу), одышка, нарушение координации движения, судороги, мышечная слабость, психомоторное возбуждение, нарушение сознания и т. п.

Возможно развитие различных симптомов и синдромов, отражающих локальные повреждения, обусловленные конкретными возбудителями (пневмония, нефроз, миокардит и др.).
Лабораторные методы диагностики

Неотъемлемым звеном в диагностике инфекционных болезней являются лабораторные исследования. Ценные сведения могут быть получены при анализе результатов неспецифических клинических анализов. Например, лейкоцитоз в клиническом анализе крови указывает на вероятность бактериальной инфекции, лейкопения типична для многих вирусных заболеваний, увеличение количества эозинофилов характерно для гельминтозов, выявление атипичных мононуклеаров характерно для инфекционного мононуклеоза. Анемия, редко встречающаяся в начальный период инфекционных заболеваний, развивается в более поздние сроки при малярии, лептоспирозе, сепсисе. Увеличение числа лейкоцитов в копрограмме может свидетельствовать об острой кишечной инфекции. Обнаружение уробилина в анализе мочи помогает в ранней диагностике вирусного гепатита, а массивная протеинурия заставляет думать о геморрагической лихорадке с почечным синдромом.
Заподозрить инфекционное заболевание позволяют и данные биохимического исследования крови. Так, значительное повышение активности аминотрансфераз — информативный тест при остром вирусном гепатите. Биохимические анализы помогают диагностировать и различные осложнения инфекционных болезней (острую печеночную недостаточность, острую почечную недостаточность и др.).
Специфические методы исследования.

Центральное место в лабораторной диагностике инфекционных болезней занимают специфические методы исследования, которые можно разделить на две группы: Методы прямого обнаружения возбудителя и его антигенов в материале, взятом от больного 1)бактериоскопический(микроскопия биоматериала),

2)бактериологический(Метод основан на культивировании (выращивании) микроорганизмов. Наиболее широкое распространение в практике получил предусматривающий выделение возбудителей с последующей их идентификацией при посеве исследуемого материала на специальные питательные среды., )

3)Паразитологический(
4)Вирусологический метод. При использовании вирусологического метода материал для исследования подвергают специальной обработке с целью очищения его от примесей слизи, клеток и бактерий. Культивируют вирусы (аденовирусы, вирусы гриппа, клещевого энцефалита и др.) в культуре клеток, на куриных эмбрионах с последующей идентификацией с помощью светового микроскопа.

5) Биологический метод. Для выделения вирусов можно применять и заражение лабораторных животных, т. е. биологический метод. Например, энтеровирусы выявляют при заражении мозга мышей-сосунков, вирусы простого герпеса — при интраназальном введении исследуемого материала кроликам. Однако такой способ культивирования слишком трудоемкий, дорогостоящий, требующий много времени, поэтому в диагностических лабораториях практически не используется. Биологический метод необходим для диагностики бактериальных инфекций (лептоспироз, бруцеллез, туляремия, чума). При этом заражают морских свинок, котят, крыс, мышей, а исследуемый материал (кровь больного, пунктат из не вскрывшегося бубона) животным вводят подкожно, внутрикожно, внутрибрюшинно или втирают в скарифицированную кожу. Применяется биологический метод и для обнаружения токсинов возбудителей, например, ботулотоксина.


Методы косвенного доказательства наличия возбудителя в организме больного. Например, серологический метод - выявляющий антитела в сыворотке крови, и аллергологический - с помощью кожных проб демонстрирующий изменение чувствительности к возбудителю заболевания. Материалами для специфических методов исследования при инфекционных болезнях служат: кровь, моча, кал, ликвор, мокрота, слизь из зева и носа, гной, пунктаты и биоптаты различных органов (лимфатических узлов, костного мозга, селезенки, печени и др.). Кроме того, могут быть исследованы рвотные массы, отделяемое из язв, соскобы и смывы со слизистых оболочек, содержимое везикул (пузырьков), корочки, органы погибшего человека или животного, насекомые, а также разнообразные объекты внешней среды (пищевые продукты, вода и т. п.), которые могут быть факторами передачи различных инфекций.

Принципы терапии
Рациональное лечение инфекционного больного заключается в воздействии на все составляющие инфекционного процесса. В первую очередь необходимы терапевтические мероприятия, направленные на возбудителя болезни (бактерии, вирусы и т. д.), а также на ядовитые продукты их жизнедеятельности (токсины), которые выделяют эти возбудители. Второй важной задачей является нормализация нарушенного обмена веществ, усиление сопротивляемости организма и восстановление биологического равновесия с окружающей средой. Специфическое лечение Воздействие на возбудителя инфекции осуществляются с помощью специфических и неспецифических методов. Специфические методы лечения включают применение препаратов, действие которых направлена на единственный вид микроорганизма - лечебные сыворотки, иммуноглобулины и гамма-глобулины, иммунная плазма, бактериофаги и лечебная вакцина. Лечебные сыворотки содержат антитела к микроорганизмам (антимикробные сыворотки) или к бактериальным токсинам (антитоксические сыворотки - противоботулиническая, противогангренозная, противодифтерийная, противостолбнячная) и вырабатывается из крови иммунизированных животных. Сыворотка крови таких животных служит материалом для получения препаратов специфических гамма-глобулинов, содержащих очищенные антитела высоких титрах (противолептоспирозный, противосибиреязвенный, противостолбнячный, противочумный). Специфические иммуноглобулины получают из крови иммунизированных доноров или реконвалесцентов инфекционных заболеваний (антирабический, противогриппозный, противодифтерийный, противокоревой, противостафилококковый, противостолбнячный, противоэнцефалитный). Гомологичные иммунные препараты имеют преимущества – длительно циркулируют в организме (до 1 – 2 месяцев) и не обладают побочными эффектами. В ряде случаев применяют плазму крови иммунизированных доноров или реконвалесцентов (антименингококковая, антистафилококковая и др.). Бактериофаги. В настоящее время применяются в основном при кишечных инфекциях в качестве дополнительного средства лечения и в ограниченном масштабе. Вакцинотерапия. Как метод терапии инфекционных болезней направлена на специфическую стимуляцию защитных механизмов. Обычно вакцины применяют в лечении хронических и затяжных форм инфекционных болезней, при которых выработка иммунных механизмов в процессе естественного течения инфекций является недостаточной для освобождения организма от возбудителя (хронический бруцеллез, хронический токсаплазмоз, рецидивирующая герпесвирусная инфекция), и изредка при острых инфекционных процессах (при брюшном тифе, для профилактики хронического реконвалесцентного бактерионосительства). В настоящее время вакцинотерапия уступает более совершенным и безопасным методам иммунотерапии.

Этиотропное лечение

В качестве этиотропного лечения используются различные семейства и группы антибактериальных препаратов. Показанием к применению антибиотиков является присутствие в организме такого возбудителя, с которым сам организм не справится, или под влиянием которого возможно развитие серьезных осложнений. Воздействие на возбудителя заключается в назначении различных лекарственных препаратов: не только антибиотиков, но и химиопрепаратов. Это лечение направлено на уничтожение или подавление роста болезнетворных микробов. Существование большого количества антибактериальных препаратов обусловлено многообразием патогенных бактерий. Любой антибактериальный препарат применяется в какой-то мере вынужденно, иногда по жизненным показаниям. Главное, что мы ожидаем от назначения лекарства - это его действие на возбудитель.
Патогенетическая терапия Необходимо проводить также и патогенетическую терапию, направленную на устранение возникших в организме болезнетворных цепных реакций. В этой связи важным является восстановление нарушенных функций органов и систем, что означает воздействие на отдельные звенья патогенеза. Такое лечение включает в себя правильное питание, снабжение достаточным количеством витаминов, лечение противовоспалительными средствами, сердечными препаратами, лекарствами, успокаивающими нервную систему и т. д. Порой эта укрепляющая терапия играет ведущую роль в восстановлении сил больного, особенно, когда человек уже избавился от болезнетворного микроба. Показанием к лечению нарушенного обмена веществ (патогенетическая фармакотерапия) является такое изменение функций органов и систем, когда они не могут быть выправлены самим организмом с помощью общегигиенических и диетических назначений. Основным направлением патогенетического лечения является дезинтоксикационная терапия, которая в зависимости от степени тяжести интоксикационного синдрома может проводиться с помощью инфузионного, энтерального, эфферентных методов и их сочетаний. К патогенетическому лечению следует отнести и регидратационную терпию при сильных обезвоживаниях организма (холера, сальмонеллез, пищевые токсикоинфекции и др.). Инфузионный метод дезинтоксикационной терапии осуществляется с помощью внутривенного, реже внутриартериального введения кристаллоидных (глюкоза, полиионные, Рингера, физиологический, и др.) и коллоидных (альбумин, аминокислоты, реамберин, декстраны - рео- и полиглюкин, желатиноль, мафусол и др.) растворов. Принцип управляемой гемодилюции предусматривает наряду с введением растворов применение диуретических препаратов, обеспечивающих усиленное выведение токсинов с мочой. Регидратационная терапия предусматривает введение (внутривенное или энтеральное) солевых растворов в зависимости от степени обезвоживания. Энтеральный метод реализуется путем перорального (иногда через назогастральный зонд) введения кристаллоидных растворов, энтеросорбентов (активированный уголь, лигносорб, ионообменные смолы, полифепан, полисорб, энтеродез и др.). Эфферентные методы детоксикации проводятся как правило при наиболее тяжелых формах заболеваний с помощью экстракорпоральных способов лечения (гемодиализ, гемосорбция, плазмаферез и др.). Наряду с дезинтоксикацией осуществляется коррекция выявленных нарушений водно-электролитного, газового и кислотно-основного гомеостаза, углеводного, белкового и жирового обмена, гемокоагуляции, гемодинамических и нейропсихических расстройств. Повышение иммунобиологической резистентности достигается проведением комплекса мероприятий, включающего рациональный физический и диетический режим, назначение адаптогенов, витаминов и микроэлементов, а также физические методы лечения (например, лазерное или ультрафиолетовое облучение крови, гипербарическая оксигенация и др.). Широкое применение нашли бактерийные препараты - эубиотики, способствующие восстановлению нормальной микрофлоры человека (бифидум-, коли-, лактобактерин, бактисубтил, энтерол, нарине и др.). При атипичном течении болезни по показаниям применяют иммунокорригирующие препараты - донорские иммуноглобулин и полиглобулин, иммуномодуляторы (цитомедины - т-активин, тималин и тимоген, интерлейкины; бактериальные полисахариды - пирогенал и продигиозан; интерфероны и индукторы интерфероногенеза - циклоферон, неовир, амиксин и др.) или иммуносупрессоры (азатиоприн, глюкокортикостероидные гормоны, Д-пеницилламин и др.). Патогенетическая терапия часто сочетается с применением симптоматических средств — обезболивающих и противовоспалительных, жаропонижающих, противозудных и местноанестезирующих препаратов. Общеукрепляющее лечение. Применение витаминов у инфекционных больных несомненно полезно, но оно не вызывает решающего перелома в течении инфекционной болезни. На практике ограничиваются применением трех витаминов (аскорбиновой кислоты, тиамина и рибофлавина) или больным дают поливитаминные драже. Осложнения лекарственной терапии инфекционных больных Лечение инфекционных больных может осложниться побочными эффектами лекарственных средств, а также развитием лекарственной болезни в виде дисбактериоза, поражений иммуноаллергического (анафилактический шок, сывороточная болезнь, отек Квинке, токсико-аллергический дерматит, васкулит и др.), токсического (гепатит, нефрит, агранулоцитоз. энцефалопатия и др.) и смешанного генеза, обусловленных индивидуальной или извращенной реакцией пациента на данный препарат или продукты его взаимодействия с другими медикаментами. Лекарственная болезнь наиболее часто возникает в процессе этиотропного лечения специфическими и химиотерапевтическими препаратами. Наиболее опасным проявлением лекарственной болезни является анафилактический шок. Сывороточная болезнь развивается в случаях повторного введения аллергена (обычно лечебных сывороток, гаммаглобулинов, реже иммуноглобулинов, пенициллина и других медикаментов). Она характеризуется воспалительным поражением сосудов и соединительной ткани. При повторном введении антигена в организме вырабатываются антитела различных классов и видов. Они образуют циркулирующие иммунные комплексы, которые откладываются на участках сосудистой стенки, активируют комплемент. Это приводит к повышению проницаемости сосудов, инфильтрации сосудистой стенки, сужению или закупорке просвета кровеносных капилляров почечных клубочков, миокарда, легких и других органов, поражению сердечных клапанов и синовиальных оболочек. Через 3- 7 дней после появления антител в крови иммунные комплексы и антиген удаляются, наступает постепенное выздоровление. Осложнения сывороточной болезни в виде полиневритов, синовиитов, некрозов кожи и подкожной клетчатки, гепатита наблюдаются редко. Дисбактериоз как одна из форм лекарственной болезни развивается обычно вследствие применения антибактериальных препаратов, преимущественно антибиотиков широкого спектра действия. Дисбактериоз подразделяют по характеру нарушения биоценоза: кандидозный, протейный, стафилококковый, колибациллярный, смешанный. По степени изменения микрофлоры выделяют компенсированный, суб- и декомпенсированный варианты, которые могут протекать в виде локализованного. распространенного и системного (генерализованного или септического) процессов. Наиболее часто развивается кишечный дисбактериоз. Нарушение кишечной микрофлоры приводит к расстройству процессов пищеварения, способствует развитию синдрома нарушения всасывания, обусловливает появление эндогенной интоксикации и сенсибилизации к бактериальным антигенам. Кроме того, может служить причиной вторичного иммунодефицита, воспалительных процессов в различных отделах пищеварительного тракта. Кишечный дисбактериоз в большинстве случаев проявляется учащенным жидким или полуоформленным стулом, болями или дискомфортом в животе, метеоризмом, на фоне которых постепенно развиваются снижение массы тела, признаки гиповитаминоза в виде глоссита, хейлита, стоматита, сухости и ломкости кожи, а также астения и анемия. У многих пациентов дисбактериоз служит ведущей причиной длительного субфебрилитета. При ректороманоскопии можно выявить воспалительные и субатрофичные изменения слизистой оболочки прямой и сигмовидной кишок. В случае колонизации кишки анаэробами Cl. difficile выявляется псевдомембранозный колит, при кандидозном дисбактериозе на слизистой оболочке кишки обнаруживаются крошковидные или сливающиеся наложения белого цвета и полипозные образования. Орофарингеальный (ротоглоточный) дисбактериоз проявляется дискомфортом и ощущением жжения в полости ротоглотки, нарушением глотания. При осмотре обнаруживаются гиперемия и сухость слизистой оболочки ротоглотки, глоссит, хейлит, а в случае кандидоза определяются творожистые налеты. Питание инфекционных больных Соответствующие диеты при инфекционных заболеваниях входят обязательным компонентом в комплексную терапию больных. Это особенно важно знать, когда лечение осуществляется в домашних условиях. Полноценное и сбалансированное питание является существенным дополнением к лечению инфекционных больных, т.к. у них наряду с нарушением многих функций организма практически всегда страдает белковый, жировой, углеводный, минеральный и витаминный обмены.

перейти в каталог файлов


связь с админом