Главная страница

(Автореф, 2006) Трансформация условий и структу... Трансформация условий и структур повседневной коммуникации пользователей информационных технологий (на примере мобильной телефонии )


Скачать 285,61 Kb.
НазваниеТрансформация условий и структур повседневной коммуникации пользователей информационных технологий (на примере мобильной телефонии )
Анкор(Автореф, 2006) Трансформация условий и структу.
Дата23.06.2018
Размер285,61 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаAvtoref_2006_Transformatsia_usloviy_i_struktu.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипАвтореферат
#11242
страница2 из 4
Каталогkarina_oz

С этим файлом связано 30 файл(ов). Среди них: Turmel_A_2008_A_Historical_Sociology_of_Childhood.pdf, Khatton_P_-_Istoria_kak_iskusstvo_pamyati.pdf, Romanovskaya_E_V_Fenomen_pamyati_Mezhdu_istoriey.pdf, Poshagovaya_likvidatsia.docx, Pedagogika_Mayakovskaya_Nastya_1383.docx, 730312.jpg, Bart_R_Izbrannye_raboty_Semiotika_Poetika_1.djvu, Altyusser_L_O_materialisticheskoy_dialektike_i.pdf, Nils_Kristi_Dvadtsat_sovetov_nachinayuschemu_avtor.pdf, Kochelyaeva_N_A_Vzaimodeystvie_mekhanizmov_pamyati.pdf и ещё 20 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4
Объектом исследования являются молодые (16-30) лет жители Петербурга, имеющие опыт пользования мобильными телефонами. Выбор исследуемой группы обусловлен тем, что эта возрастная когорта представляет собой наиболее активную группу пользователей мобильной телефонии.

8
Предметом исследования являются практики повседневного пользования мобильной телефонией жителями мегаполиса, а также социальные следствия инкорпорирования этих практик.
Цель диссертационного исследования заключается в социологическом описании рутинных практик пользования мобильной телефонией и анализе социальных следствий их массового инкорпорирования на уровне повседневной жизни. В рамках этой цели предполагается решение нескольких исследовательских задач:
- проанализировать особенности использования мобильного телефона в сравнении с другими информационно-коммуникационными технологиями и выявить его специфические социальные функции;
- произвести детальное описание повседневных практик и социальных правил пользования мобильной телефонией;
- проанализировать социальные следствия включения молодых жителей Петербурга в сети мобильной телефонии, отражающиеся в их повседневной жизни;
- проанализировать гендерную специфику пользования мобильным телефоном.
Теоретические основания исследования.Теоретически диссертационная работа находится в пространстве исследований, объединенных интересом к социологии практик. На концепции «практики» основаны многие современные теории социального действия. К числу социологических теорий практики относят конструктивистские и некоторые постструктуралистские концепции, принимающие постулат детерминации социального действия имплицитными, нерефлексируемыми («фоновыми») и надындивидуальными практиками как символическими порядками и диспозитивами действия (И. Ф. Девятко).
Понятие «повседневных практик» использоваться для обозначения рутинной деятельности индивидов – привычных способов обращения с другими людьми, вещами, символами, своим телом, языком, временем и пространством (В. Волков).
В настоящий момент социальная теория уже накопила богатый аналитический инструментарий, позволяющий осуществлять глубокие и основательные изыскания в области социологии повседневных практик. Работы французских исследователей М. Фуко,
М. де Серто и П. Бурдье, а также их английского коллеги – Э. Гидденса дают возможность при исследовании практик повседневного использования мобильной телефонии применить широкий спектр теорий, анализирующих рутину социального взаимодействия. Однако сферы эмпирического применения теорий упомянутых выше классиков сильно разнятся.
Использование их подходов в работе должно определятся, поставленным в ней исследовательским вопросом. Так, например, теория практик Бурдье кажется не очень релевантной как теоретическая рамка для исследования и анализа проблем, сформулированных в этой работе. Поскольку его аналитический фокус направлен на воспроизводимость и устойчивость «практического чувства», как некого механизма в производстве габитуса и не рассматривает возможности возникновения новых или радикальной перемены уже усвоенных практик. Но рассматриваемые в диссертации технологические инновации имеют очень короткую социальную историю и еще не были глубоко инкорпорированы в «практическое чувство», они не могут быть адекватно изучены с помощью аналитического аппарата Бурдье.
Теоретический потенциал, который накоплен в области социологии практик благодаря трудам Фуко и де Серто имеет значительно большее применение в рамках нашего исследовательского поля. Их работы фокусировались в основном на объективирующих и субъективирующих индивида практиках, связанных с властью. Разработанный этими авторами подход используется в качестве теоретической модели для анализа властных практик контроля, осуществляемого посредством мобильной телефонии. Фуко была разработана концепция власти, лишенной координирующего ее центра, дисперсной горизонтальной власти, которая выражается в практиках горизонтального надзора. М. де
Серто развил его концепцию, анализируя современные практики социального контроля и способы уклонения от него посредством «антидисциплинарных тактик». Мобильная

9 телефония, рассматриваемая как инструмент микрофизической децентрализованной власти может интерпретироваться как технология, вызывающая переход контролирующих функций от государства и организаций к социальной сети (смещая вектор надзора с вертикального в горизонтальный).
В диссертации большое внимание уделяется изучению обыденных социальных процессов, практик рутинной, ежедневной коммуникации. Этому предметному полю больше соответствует подход Э. Гидденса, который в своей теории структурации сфокусировал исследовательский интерес на анализе социальных практик как действий упорядоченных в пространстве и времени. Гидденс видит причины для изучения рутины повседневности не только в объяснении механизмов усвоения арсенала того или иного набора практик (П.
Бурдье), не столько в декодировании властных диспозиций на уровне повседневной жизни
(М. Фуко, М. де Серто), но скорее в возможности анализа путей эволюции «практического чувства», руководящего нами в пространстве повседневности (Э.Гидденс). В его теоретическую модель входит не только анализ устойчивых и воспроизводящиеся практик, но и изучение «инновационного поведения», способствующего трансформации социального порядка (Э.Гидденс). В нашей работе практики пользования мобильной телефонией будут рассматриваться как «инновационное поведение».
Такая техническая инновация как мобильная связь позволяет вступать во взаимодействие с другими людьми, находясь в любой точке зоны покрытия. То есть, прежде всего, мобильный телефон позволяет избегать привязанности к локальным точкам в пространстве. Это соответствует тенденциям возрастающей мобильности в современных обществах. Э. Гидденс отмечает, что «в развитых странах индивиды позиционируются в пределах постоянно расширяющейся сферы зон – дома, на рабочем месте, по соседству, в городе, в государстве-нации и мировой системе – которые обнаруживают свойства системной интеграции, все в большей степени соотносящей несущественные детали повседневной жизни с социальным феноменом массового расширения пространства- времени» (Э. Гидденс).
Такое размывание пространственно-временного режима современных обществ порождает ситуацию, когда наиболее адекватным подходом к их изучению является сетевая перспектива. Описывая коммуникационные практики пользователей мобильной телефонии, мы будем определять социальную сеть как множественность точек (или членов социальной системы) и совокупность связей, изображающих взаимосвязь этих точек (Т. Берковиц, Б.
Уэлман). В исследовании мы фокусируем свое внимание на персональных сетях пользователей мобильной телефонии, что позволяет, с одной стороны, создать детализированную картину многообразных практик повседневного использования мобильного телефона. С другой стороны, сетевая перспектива открывает возможности для анализа мобильного телефона как средства по организации и поддержке социальных сетей пользователей сотовой связи.
Методологические основания исследования. Социология практик ориентируется на изучение социального взаимодействия на микро-уровне и эмпирически обычно осуществляется качественными методами, такими как включенное наблюдение и глубинные интервью. Выбор качественной методологии обусловлен тем, что, с одной стороны, особенности повседневного поведения слабо рефлексируются непосредственными участниками, поэтому они не могут быть адекватно описаны количественными методами, которые ориентируются на сбор данных не нуждающихся в множественной интерпретации и очевидных для участников социального взаимодействия (П. Бурдье). А с другой, инновационный характер исследуемого социального феномена, требует его детального изучения на микро-уровне, что в дальнейшем позволит структурировать исследования макро-процессов современных изменений в сфере коммуникации под влиянием распространения новых ИКТ.
Из достаточно широкого арсенала качественных стратегий исследования практик была избрана методологическая технология известная как «множественное исследование

10
случаев» (collective case approach – А. Стросс). Очевидным достоинством метода кейс-стади является возможность получения более глубокой информации о латентных процессах, скрытых механизмах социальных отношений. Метод множественного кейс-стади определяет необходимость работать более с конкретными вещами, нежели со сконструированными типами, что обеспечивает лучшее понимание социальных процессов, подчеркивает уникальность каждого объекта и, в то же время, позволяет выделить общие черты социального феномена для дальнейших обобщений (И. Козина).
В диссертационном исследовании применялась пока еще редкая для российской социологии методологическая триангуляция. Данные по каждому из исследованных случаев собирались посредством совокупного применения методов глубинного интервью, спровоцированного дневника «повседневной коммуникации» и анализа документов повседневной жизни. Исследовательская процедура заключалась в том, что сначала информант давал глубинное слабоструктурированное интервью, затем неделю заполнял
«дневник коммуникации», где отмечал все свои повседневные контакты в течение недели, потом проводилось второе лейтмотивное интервью по материалам дневника и данным записной книжки мобильного телефона.
Форма дневника представляла собой таблицы, где информант должен был в течение недели фиксировать все значимые контакты, отмечать время, продолжительность, место и содержание контакта.
Второе интервью фокусировалось на интерпретации коммуникативных практик, зафиксированных в интервью, а также на анализе композиций социальных сетей информантов, которые реконструировалась с помощью данных дневников и материалов записных книжек мобильного телефона. В заключении информант размещал членов своей персональной сети в схеме «кругов близости» (М. Лонкила), где 1 кругу соответствовали наиболее эмоционально близкие отношения, а к 7-му кругу относили наиболее отдаленных альтеров.
Таким образом, исследование проводилось качественными методами в русле стратегии множественного кейс-стади. Основной акцент в работе делался на анализе отдельных случаев. Каждый случай детально изучался посредством глубинного двухстадийного интервью, при помощи «дневникового метода» и анализа документов повседневности (Н.Н. Козлова, И. И. Сандомирская), которыми в данном случае являлись записные книжки мобильных телефонов.
Основные критерии отбора информантов были продуманы заранее. В исследовании было проанализировано 9 женских и 9 мужских случаев. Информанты (от 16 до 30 лет) принадлежали к разным экономическим, образовательным и профессиональным группам.
Информанты имели различный семейный статус. Среди них были коренные жители
Петербурга и мигранты.
Также, в рамках исследования проводился анализ контекста, в который были вписаны исследованные случаи. Состояние рынка сотовой связи, количество операторов, работающих в городе, характер и стоимость их услуг имели большое значение как рамка интерпретации индивидуальных нарративов, поскольку исследованные практики напрямую коррелируют с развитием рынка услуг и возможностями технологий дистанционной коммуникации. В ходе исследования был проведен качественный контент-анализ газетных и интернет материалов, касающихся темы развития отрасли мобильной связи в России с 2003 по 2006 гг.
Эмпирическую базу исследования составили:
1) тексты, посвященные развитию российской и петербургской мобильной телефонии, среди которых можно выделить две группы материалов: а) газетные и журнальные статьи и б) аналитические и статистические данные, размещаемые на профильных порталах в интернете. Анализировались материалы за период с 2003 по 2006 год.
2) устные личные свидетельства. Основная их часть – двухстадийные глубинные интервью, собранные на протяжении 2003-04 гг. в Петербурге. Всего было исследовано 18 случаев. Основной массив данных был собран на протяжении 2003 года и ограничивается 14

11
случаями 20-30-летних пользователей мобильной телефонии. В ходе развития исследования в 2004 году были также взяты четыре дополнительных интервью с молодыми людьми и девушками 16-17 лет, чтобы выделить специфику пользования мобильной телефонией тинэйджерами, которые включились в сети сотовой связи с детского возраста. Кроме этого, в массив собранных данных входит одно экспертное интервью с представителем одного из крупнейших операторов сотовой связи в России.
3) письменные личные свидетельства - материалы недельных «дневников коммуникации». Было собранно 14 дневников.
4) документы повседневной жизни – данные, хранимые в записных книжках мобильных телефонов (14 шт.)
Научная новизна исследования состоит в том, что:
1) впервые на отечественном материале проводится эмпирическое исследование роли мобильной телефонии в трансформации повседневной жизни его пользователей;
2) впервые на отечественном материале реализована теоретическая задача приложения теории практик к изучению коммуникативного процесса (следствия распространения мобильной телефонии анализируются через социально-структурные категории);
3) работа методически инновационна, поскольку в ней применялся принцип триангуляции методов исследования, что позволило верифицировать и более точно интерпретировать полученные данные.
В исследовании эмпирически проверяется, выдвинутая гипотеза о том, что массовое распространение нового средства дистанционной коммуникации – мобильного телефона, обладающего рядом специфических свойств по отношению к другим средствам коммуникации, способно привести к серьезным трансформациям повседневной жизни пользователей и внести серьезные изменения в процесс социальной коммуникации. С целью ее эмпирической проверки проведена серия глубинных интервью и собран корпус дневников повседневной коммуникации, фокусирующийся на повседневных коммуникативных практиках молодых людей и девушек, проживающих в мегаполисе.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Молодые жители Петербурга в среднем в 2,5 раза чаще общаются посредством
ИКТ, чем встречаются «лицом к лицу». Это говорит о том, что ИКТ играют принципиальную роль в современных практиках коммуникации.
2. Из коммуникационных средств наибольшее распространение в исследуемой группе, получил мобильный телефон. Им чаще всего пользуются для дистанционной коммуникации.
Сразу за мобильным по частоте использования - стационарный телефон, потом, с большим отрывом, электронная почта, а традиционной почтой и факсом молодые люди и девушки пользуются совсем редко.
3. Мобильный телефон применялся пользователями для организации шести различных типов социального действия. В исследованных случаях мобильный телефон чаще всего используется как инструмент социальной координации. Второй по частоте тип социального действия, осуществляемого посредством мобильного телефона, касается эмоциональной поддержки внутри социальной сети с помощью особого типа «ухаживающих звонков». Кроме того, мобильный телефон применяется, как инструмент контроля, но также является гарантом безопасности. Функционально мобильный телефон может использоваться и как рабочий инструмент, и для рекреативных целей. Имея столько направлений практического использования, мобильный телефон становится важным агентом социальных изменений.
4. В исследованных социальных сетях выявлено четыре типа социальных процессов, вызванных широким распространением технологии мобильной связи: 1) мобильная телефония приводит к смещению контролирующих функций от государства и организаций к социальной сети, вызывая тем самым структурные социальные изменения; 2) мобильные телефоны сужают диапазон отношений, в которые включен человек, до близкого круга

12
«значимых других» в ущерб широкой публичной коммуникативной практике; 3) распространение мобильной телефонии приводит размыванию границ публичного и приватного пространства; 4) включение людей в ряды пользователей мобильной телефонии приводит к появлению нового «темпорально прерывистого» режима повседневной жизни.
5. Практики пользования мобильной телефонией в исследованных 18 случаях значительно большей степени различаются на уровне поколений пользователей, чем между мужчинами и женщинами. Мобильный телефон можно считать гендерно нейтральной технологией: не обнаружено специфически мужских или женских практик пользования мобильными телефонами.
6.
Постепенное накапливание непреднамеренных следствий широкого распространения мобильной телефонии приводит к трансформации социального порядка и появлению новых правил социального взаимодействия.
Научная и практическая значимость работы определяется возможностями ее использования для разработки учебных курсов по социологии коммуникации и социальной истории постсоветской повседневности. Наряду с этим результаты исследования могут быть использованы компаниями, предоставляющими услуги мобильной связи, для практической оптимизации их деятельности. Эмпирические данные, собранные при подготовке диссертационной работы могут быть применены в дальнейших исследованиях социальной роли информационно-коммуникационных технологий.
Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены в опубликованных статьях автора и выступлениях на российских и международных конференциях (конференция «Гендерные практики: традиции и инновации» на базе Северо- западной академии государственной службы, (СПб.), 2005; семинар «Пространство и повседневная жизнь современного города» на базе Центра социологического образования и
ЦНСИ (Москва), 2005; международная конференция «Меняющаяся молодежь в меняющемся мире: невидимая повседневность» на базе НИЦ «Регион» и ЦНСИ (Тольятти), 2005; международный семинар «Politics of Nature» на базе факультета социологии и политических наук Европейского университета и Centre de Sociologie de l'Innovation, Ecole Nationale
Superieure des Mines de Paris, (СПб.), 2004 и др.).
Структура диссертации. Диссертация, состоит из введения, четырех глав с выводами по каждой из них, заключения, списка литературы и двух приложений (содержат примененные в исследовании формы дневников повседневной коммуникации, формы записи информации о персональных сетях респондентов, базовые данные о респондентах, принявших участие в исследовании и их персональных сетях. Также в приложениях помещены таблицы с данными о специфике пользования респондентами различными ИКТ в разных сегментах социальных сетей).
Диссертация изложена на 159 страницах машинописного текста, включает 14 таблиц,
3 схемы и список литературы из 220 наименований.
1   2   3   4

перейти в каталог файлов
связь с админом