Главная страница

Учебное пособие для студентов филологических факультетов педагогических вузов Рекомендовано учебно-методическим объединением высших учебных заведений Российской Федерации по педагогическому образованию Москва Издательство Флинта Издательство Наука


Скачать 1,92 Mb.
НазваниеУчебное пособие для студентов филологических факультетов педагогических вузов Рекомендовано учебно-методическим объединением высших учебных заведений Российской Федерации по педагогическому образованию Москва Издательство Флинта Издательство Наука
АнкорGilenson_B_A_-_Istoria_antichnoy_literatury_Kn(1).pdf
Дата13.05.2018
Размер1,92 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаGilenson_B_A_-_Istoria_antichnoy_literatury_Kn_1.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипУчебное пособие
#4787
страница5 из 34
Каталогid49786323

С этим файлом связано 413 файл(ов). Среди них: и ещё 403 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
42
Введение гообразное интенсивное влияние литературы древнегреческой на римскую — несомненно. Об этом с неизбежной благодарностью свидетельствуют сами римские писатели. И все же предстоит оспаривать мнение тех исследователей, которые, в сущности, отказывают римской литературе в оригинальности. Для них она не более чем бледная копия литературы греческой. Однако римская литература отмечена некоторыми специфическими идейно-тематическими и эстетическими особенностями. Какие черты самобытности в римской литературе выделяются с очевидной рельефностью
Во-первых, римская литература, писавшаяся на латинском языке, заметно тяготеет к жанрам, связанным с практической жизнью Эпос считался высоким жанром, он служил для прославления подвигов не только мифологических, но и исторических героев, а главное — для возвеличивания римской государственности. Так были задуманы Анналы Энния и, конечно же, знаменитая «Энеида» Вергилия с ее открытой тенденциозностью и заданностью в противовес гомеровской объективности. Театр несколько утратил активную воспитательную функцию, присущую ему в эпоху Эсхила, Софокла, Еврипида, Ари­
стофана. Он в значительной мере служил целям развлечения наряду с другими зрелищами и пышными празднествами, особенно в эпоху Империи. Вместе стем римская комедия, ориентируясь на греческие образцы (прежде всего на Менанд­
ра), была связана с римской смеховой культурой и фольклором особенно у Плавта). Интенсивное развитие получили в Риме красноречие и риторика входившие вкруг интересов римского аристократа, ориентированного на политическую карьеру, деятельность в сенате. Рим выдвинул немало блестящих ораторов. Среди них
Катон Старший, Юлий Цезарь, Цицерон последний по праву стоит рядом с Демосфеном как классик античного красноречия. Сам риторический элемент интегрировался в художественный стиль римской литературы примеры того Вергилий и Гораций, Овидий и Сенека, Ювенал и Апулей. Наконец, получает развитие историческая проза, восходящая к летописным хроникам для нее характерно воссоздание и ос- vienne уроков, вытекавших из пути, пройденного римским
43
В неденис государством (Катон, Саллюстий, Полибий, Непот, Юлий Цезарь, Тит Ливии, Светоний, Тацит).
Во-вторых, писатели Рима были органично связаны с греческой литературой и культурой, римское словесное искусство испытало процесс «эллинизации». Использовались как сюжеты, таки художественные формы греков об этом свидетельствует опыт
Плавта и Теренция, Катулла и Лукреция, Вергилия и Горация,
Овидия и Сенеки и других. Это было, однако не механическое подражание, но творческое освоение эллинского наследия использование его для решения римских национальных задач. Конечно же, римляне видели в греках учителей, выказывали свое восхищение ими. Гораций призывал читать их днем и ночью. В знаменитом Памятнике он видел свою заслугу в том, что первым приобщил песню Эолии к италийским ладам.
В-третьих, становление римской литературы, появление первых писателей (Ливии Андроник, Энний Невий) совпало с позднеэллинистическим этапом греческой литературы.-Класси­
ческая римская литература отразила более зрелый, по сравнению с греческой, исторический этап уже произошел распад гражданского коллектива, личность все активнее противостояла государству. Отсюда большее внимание к психологическому миру индивида Это нашло выражение, например, в разработке любовной темы у Катулла, Горация и особенно Овидия. Отсюда проистекает и внимание к бытовой конкретности, к подробностям в творчестве таких писателей, как Петроний, Марциал,
Апулей. Все эти особенности определили популярность римских писателей, особенно начиная с эпохи Возрождения. Данте избирает в Божественной комедии проводником по загробному миру Вергилия. Петрарка с увлечением штудирует Цицерона,
Овидия, Горация. Сюжеты Плавта находят отзвуку Шекспира,
Мольбра. Темы овидиевых Метаморфоз широко используются многими писателями, от Воккаччо до Гёте. Идеи Послания к Писонам» Горация питали эстетику европейского классицизма. «Овидиева лира была созвучна Пушкину, который сопоставлял свою судьбу впору южной ссылки с участью римского поэта, ставшего жертвой Августа. Своеобразное преломление получил Памятник Горация у Ломоносова, Державина, Пушкина. Горячим поклонником римской поэзии был Брюсов, от
Введение давший почти четверть века работе над переводом «Энеиды»
Вергилия. Влияние римских поэтов золотого века ощутимо в творчестве Иосифа Бродского. Образы государственных мужей и героев Рима, драматические перипетии римской истории, исполненные огромного драматизма, вдохновляли многих выдающихся писателей достаточно вспомнить Шекспира («Антоний и Клеопатра, Юлий Цезарь, «Кориолан»), Корнеля (Смерть Помпея»), Шоу (Цезарь и Клеопатра, Б. Брехта (Дела господина Юлия Цезаря) и других. Особое внимание привлекала личность Юлия Цезаря. Она также Цицерон, Катулл, Клеопатра — действуют в интереснейшем романе американского писателя Торн- тона Уайлдера Мартовские иды». Существуют разные подходы к периодизации римской литературы. В основном выделяют два главных этапа. Первый этап — это литература эпохи Республики. Здесь — три периода. Первый архаичный, или долитературный; он представлен образцами фольклора. Второй — ранняя римская литература (III — первая половина II в. до н.э.) отмечена появлением первых римских писателей, из которых нами будут рассмотрены комедиографы Плавт и
Теренций. Третий период — литература периода Гражданских войн сер. II в. до н.э. — 30 г. до н.э.). В это время творят мастера слова, работавшие в разных жанрах оратор Цицерон и поэт-лирик
Катулл, историк Юлий Цезарь и Лукреций, творец философского эпоса О природе вещей. Второй этап — литература эпохи Империи. Здесь также можно выделить три периода. Первый литература века Августа, так называемого золотого века. Он представлен целым созвездием блестящих имен, среди которых Вергилий, Гораций и Овидий. Второй период — это время I в. — начало II в, так называемый серебряный век, когда творили философ и драматург
Сенека, прозаик Петроний, автор романа «Сатирикон», баснописец Федр, а несколько позднее сатирик Ювенал, эпиграмматист Марциал.
45
Введение Вт ре т ь ем, заключительном периоде римской литературы, наиболее заметная фигура — Апулей, автор знаменитого романа Золотой осел. В целом же, при всех своих впечатляющих художественных достижениях, римская литература в лице ее лучших мастеров, творивших, о чем нельзя забывать, в иных условиях, в обстановке несвободы, особенно впору Империи, несла известную печать вторичности и уступает греческой в глубине эстетического анализа, масштабности и художественной конкретности.
8. Межпредметиые свя:ш Материал Введения может быть углублен и дополнен разделами Литература и жизнь, Проблема национальной самобытности литературного процесса, Традиции и новаторство, Эпигонство, Жанры ироды литературы (в курсе Теории литературы Воспитание и образование в античном мире»(в курсе История педагогики Проблема национальных особенностей характера (в курсе Психология Классификация языков. Романские языки (в курсе Теории языка Рабство в курсе Истории мировых цивилизаций Рим история и общество (в курсе Всемирная история.
9. Литература Справочные издания
Агбунов М Античные мифы и легенды. Мифологический словарь. М. 1994. Античная культура. Литература. Театр. Искусство. Философия. Наука. Словарь-справочник / Под. ред. В.Н. Ярхо. М. 1995.
Бикерман Э Хронология древнего мира / Перс англ. М, 1975. Зарубежные писатели. Библиографич. словарь Пол ред. Н.П. Ми- хал ьской М Ч. 1-2.
Ильинская Л С Античность. Краткий энциклопедический справочник. М, 1999
Лисовои И.А. Ревяко КА Античный мир в терминах, именах,
.шаниях / Пол ред. АИ. Немировского. Минск, 1996.
Введение
Лосев А.Ф. Словарь античной философии. М. 1995. Мифологический словарь / Под ред. ЕМ. Мелетинского. М. Мифологический словарь. Книга для учителя / Сост. МН. Ботвин­
ник, М.А.Коган и др. Л. 1993. Мифы народов мира. М. Т 1—2. Словарь античности / Перс нем. М, 1989. Христианство. Словарь / Под ред. Л.Н. Митрохина. М. 1994. Работы общего характера Античная литература. Рим. Хрестоматия. М, 1989.
Вардиман Е Женщина в древнем мире. М, 1980.
Велишский Ф История цивилизации. Быт и нравы древних греков и римлян. М, 2000.
Винничук Л Люди, нравы и обычаи в древней Греции и Риме / Перс польск. М, 1988.
Гиро П Частная и общественная жизнь римлян / Перс франц.
СПб. 1996. Древние цивилизации / Под ред. ГМ. Бонгард-Левина. М. 1989. Жизнеописания знаменитых греков и римлян / Переложение Плу­
тарха М.Н.Ботвинником, М.Б. Рабиновичем, ГА. Стратановским. М. 1987
Зелинский Ф.Ф. Римская империя / Перс польск. СПб. 1997 История Древнего Рима / Под ред. В.И.Кузищина. Изд. е перер. и доп. М. 2000. История римской литературы. М, 1959 — 1962. Т 1—2.
Кнабе ГС Древний Рим — история и повседневность. М. 1986.
Колпинский Ю.Д, Бритова Н.Н. Искусство этрусков и древнего Рима. М. 1983. Культура древнего Рима / Отв. ред. Е.С. Голубцова. М, 1985. Т 1, 2.
Куманецкий К История культуры Древней Греции и Рима / Перс польск. М. 1992. Мировые культуры. Древняя Греция. Древний Рим. М, 2000.
Немировский А. Ильинская Л. Уколова В История Древнего мира. Греция и Рим. М, 1996. Т 1-2.
Немировский АИ Этруски. От мифа к истории. М. 1982.
Немировский АИ Легенды древней Италии и Рима. М. 1997
Сергеенко М.Я. Жизнь древнего Рима. МЛ. Соколов Г.И.
Искусство Древнего Рима. М. 1971 Тройский ИМ История античной литературы. М. 1988.
Утченко С.Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи. М. 1969.
Шалимова О.А. Образ идеального правителя в Древнем Риме. М , 2000.
47
Часть первая ЭПОХА РЕСПУБЛИКИ АРХАИЧЕСКИЙ И РАННИЙ ПЕРИОДЫ Как уже отмечалось, в процессе длительной политической борьбы в Италии ее земли объединились под началом Рима. Это привело к тому, что языком италийской культуры сделался язык Рима — латинский. От языков других племен (этрусского, окского) памятников практически не осталось. Глава I. ФОЛЬКЛОР И ЕГО ЖАНРЫ Первые римские писатели появились сравнительно поздно. В архаический период памятники римской словесности представлены образцами устного народного творчества о которых мы можем судить подошедшим до нас скромным отрывками фрагментам В римском фольклоре получили развитие в основном те же жанры и формы, что ив греческом Вместе стем в устном народном творчестве римлян проявилась национальная самобытность. ПЕСЕННЫЙ ФОЛЬКЛОР Бытовали, например трудовые песни которые распевались вовремя тех или иных работ, гармонировали сих ритмом. До нас дошла всего одна строка из песни гребцов
Эйя, гребцы, пусть нам эхо отдаст наше гулкое эйя. Известны также колыбельные и детские игровые песни. Заметное место в фольклоре занимали религиозные гимны. Сохранились фрагменты гимна, популярного у братства пахарей, крестьянского сообщества, члены которого обращались к небесам о ниспослании дождя, солнечных лучей и т. д, всего, что способствовало бы плодородию. Дошла до нас и молигва,
Фольклор и его жанры адресованная богу Марсу, на тему очищения полей. В ней просьба отвратить от землевладельцев всяческие напасти недород, плохую погоду, ранние заморозки, даровать обильный урожай хлеба, винограда, фруктов, избавить пастухов и землепашцев от болезней и т. д. Отличались разнообразием обрядовые песни Среди них были заплачки, т.н. «нении», похоронные песни, которые исполнялись, например, под аккомпанемент тибии, духового музыкального инструмента, напоминающего свирель. Причитания и слезы хора плакальщиц считались необходимым элементом погребального обряда. Нении содержали неумеренные славословия в адрес усопшего и напоминали погребальные речи. О нениях можно судить и по стихотворным надгробным эпитафиям. Вот так оплакивалась преждевременная кончина молодой девушки Мать свою покинула В горе, плаче, во стенании. Злая смерть тебя похитила Девой чистой и несчастною, Светик мой, ты мать оставила. Вместе стем нарочитые выражения печали не поощрялись. Существовало правило Женам щек не царапать и воя на похоронах не поднимать. Это правило присутствовало в Законах
XII таблиц (Leges XII tabularum). Так именовался древнейший памятник римских правовых норм, созданный в 451—450 г. до н.э. специальной коллегией. Эти законы были записаны на специальных плитах и выставлены для всеобщего обозрения и изучения. Однако вовремя нападения галлов на Рим плиты погибли. В дальнейшем законы были реконструированы с помощью сохранившихся у поздних авторов цитат. Законы фиксировали многие положения, которые в дальнейшем легли в основу римского права, его многочисленных ответвлений Законы XII таблиц относятся к первым известным нам образцам римской прозы которая на ранних этапах представлена разного рода государственными документами. Получили развитие также пиршественные песни. В отличие от греков, римляне, религиозные воззрения которых небыли Эпоха Республики. Архаический и ранний периоды столь красочны и богаты, их исполняли на пирах песни не в честь богов или мифологических персонажей, а в честь исторических героев. Их подвиги и деяния естественно, обрастали особо пышными, нередко сказочными подробностями. Эти пиршественные песни — предтечи эпической поэзии Среди героев подобных песен были Ромул и Рем, легендарные основатели Рима, братья близнецы Горации (их подвиг положен в основу трагедии Корнеля Гораций, такие персонажи ранней истории государства, как Гораций Коклес, Брут, первый римский консул, и др. Среди тем пиршественных песен был подвиг римского юноши Муция Сцеволы. Рим был осажден войском этрусков, во главе которых стоял царь Порсена. В этот момент среди осажденных появился знатный юноша Гай Муций, который был оскорблен тем, что римляне, не раз побеждавшие этрусков, пребывают в тяжелой осаде. Он решил отомстить врагам каким-то отчаянным поступком, проник в их лагерь, но по ошибке вместо царя Порсены убил писца. Схваченный Муций был приведен к царю, которому он бесстрашно объявил, что вышел на него как на врага, намеревался его убить, а теперь готов принять смерть. После того как царь велел развести костер, Гай Муций положил правую руку в огонь, который был зажжен на алтаре. Он держал ее, таким образом демонстрируя стойкость и презрение к боли, что вызвало удивление царя, велевшего оттащить юношу от алтаря. Порсена признал, что тот безжалостнее к себе, чем к царю. Желая почтить редкостную доблесть, Порсена отпустил юношу на свободу. Муций же за потерю правой руки был наречен Сцеволой что означает левша. После этого Порсена отправил к осажденным послов, через которых предложил условия мира. В пиршественных песнях вырабатывался национальный стихотворный размер, т.н. сатурнинский стих основанный на тоническом принципе (в отличие от греческого гекзаметра, базирующегося на принципе метрическом «Сатурнинский стих взяли на вооружение ранние римские поэты (Ливии Андроник, Не-
вий); в дальнейшем же он был вытеснен гекзаметром. Правда, он еще долгое время использовался в эпитафиях. САТУРНАЛИИ. Песни, сопровождавшие игровые представления, содержали зачатки римской драмы Эти игры были приурочены к празднику Сатурналий и были названы так в честь римского бога Сатурна покровительствовавшего земледельцами урожаю. Он считался богом справедливыми добрым, принесшим на землю золотой век, подарившим людям равенство и счастливое существование. В период Сатурналий как бы снима-
Фольклор и его жанры лась разница между рабом и господином рабы наслаждались свободой, сидели за пиршественным столом вместе с хозяевами. На Сатурналиях реальные жизненные ситуации оказывались как бы в перевернутом виде господа могли за столом прислуживать собственным рабам. Сатурналии являлись разновидностью карнавала на них торжествовала комическая стихия решительно проявлялась народная смеховая культура. Это была своего рода римская параллель к греческим празднествам в честь бога Диониса Участники Сатурналий дарили друг другу свечи, керамические украшения и глиняные изделия, обменивались шутливыми стихами, в которых могли звучать колкости и насмешки. Это были т.н. «фесценнины»: в них присутствовал элемент диалога как зерно будущего драматического произведения (об этом пойдет речь в главах, посвященных римской комедии, Плавту и Теренцию). ТРИУМФАЛЬНЫЕ ПЕСНИ. В обстановке неугасающих военных конфликтов в Риме сложилось особое торжество в честь полководца-победителя. Оно провозглашалось решением сената в ознаменование крупной победы, когда было истреблено не менее 5000 врагов. Обычай этот был заимствован у этрусков, вначале носил религиозную окраску, а потом вылился в действо, апофеоз победителя, в триумф. Триумфальное шествие обычно начиналось на Марсовом поле и шло через весь Рим, мимо форума и заканчивалось на Капитолии. Во главе процессии шли высшие должностные лица, везли трофеи, а затем уже на триумфальной колеснице, сидящий в курульном кресле сам триумфатор, полководец, одетый в пурпурную тогу, расшитую золотом, с лавровым венком на голове. Общественный раб держал над его головой золотую корону, говоря при этом Смотри назад, те. оглянись на прожитую жизнь, не возгордись обретенным счастьем, ибо все — преходяще. К колеснице, которую везли красивые белые кони, были привязаны звонок и бич, символ того, что и триумфатор не застрахован от превратностей судьбы. Рядом шли его боевые товарищи, солдаты, а также пленные. Солдаты, получившие от полководца денежные подарки и почетные награды, распевали триумфальные песни в которых содержались не только хвалы, но и шутки и незлобные 'мешки по адресу триумфатора в духе фесценнин.
Эпоха Республики. Архаический и ранний периоды Например, когда Юлий Цезарь вернулся из победоносного похода против Галлии, солдаты исполняли песенку, в которой были такие слова Горожане, жен храните, снами лысый любодей, Всю добычу приблудил ты, в Риме деньги взял взаем. Солдаты, конечно, любили славного полководца, нов этой песенке были точно уловлены некоторые детали то, что стройный, спортивный и мужественный Цезарь горько сетовал на свою неумолимо редеющую шевелюру то, что был страстно увлечен женщинами, не пропускал ни одной юбки наконец, то, что, устраивая дорогостоящие празднества в честь народа, влезал в огромные долги. Это поношение на триумфах, конечно, не носило характера серьезной критики или обличения, а было скорее обрядовым. Победителю, буквально обожествляемому, напоминали, что он — тоже человек, несвободный от обычных человеческих слабостей. Кроме того, критическое начало, заключенное в фесценнинах, в песнях на сатурналиях, отражало особенность римской общественной жизни на раннем ее этапе тот, кто совершил проступок, мог стать объектом порицания. А стало быть, мог и исправиться. ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ. Важным жанром римского фольклора были пословицы и поговорки В них ярко сказывались и присущая латинскому языку лаконичность, сжатость выражения, афористичность. Отразились в пословицах также здравый смысл, наблюдательность и проницательность римлян. Пословицы отличались ритмической организованностью, образностью. Обычно двучленные в композиционном плане, они охватывали широкий круг жизненных явлений. Вот некоторые из послоТвиц, касающиеся общих вопросов мироздания, человеческого бытия Каждый день следует упорядочить как последний Во вселенной есть закон, предписывающий рождаться и умирать Плохо живет тот, кто не умеет хорошо умереть. Были пословицы, относящиеся к року, судьбе и счастью Трудно вернуть представившийся случай Глупо боятся того,
Фольклор и его жанры чего не можешь избежать Фортуну легче встретить, чем удержать, Каждому его судьбу лепят его нравы, День бывает то матерью, то мачехой. Отразились в пословицах проблемы бытия, жизни и смерти Изгони страх смерти, ибо глупо на все то время, когда боишься смерти, терять радость жизни Кто боится смерти, теряет и то, что дает жизнь. Отношение человека к обществу, власти, друзьями врагам — тема многих пословиц Раздор делает более долгим согласие Ожидай от другого того, что ты делаешь другому Когда жаждут твои поляне поливай чужих Самое близкое родство — духовное единение Не имей спутником в дороге подлеца Обвиняя других, помни, что никто не живет без вины. Тема мудрости, разума — одна из главных в римских народных пословицах Мудрый — повелитель своей души, глупый — ее раб Зрелым размышлением постигается мудрость Любить и быть мудрым вряд ли доступно и богу Последний день — ученик предыдущего Плохо решение, которое нельзя изменить. Блага материальные и духовные — излюбленная тема немалого числа пословиц Полна жизнь того, кто живет хорошо, а не того, кто живет долго Лекарство от нужды — умеренность Скупого деньги возбуждают, а не насыщают Когда убеждает золото, речь бесполезна. Мужество, трусость, безрассудство — проблематика, не обойденная вниманием в пословицах Никогда нельзя победить опасность, не подвергаясь опасности Великие дела не делаются сразу Жестоко упрекать при неудачах Не постыден шрам, порожденный доблестью. Такая специфическая, но столь важная для римлян сфера, как искусство слова присутствует в пословицах Речь — образ души каков муж, такова и речь Лучший учитель красноречия — необходимость Не умеет молчать тот, кто не умеет говорить Никому не повредило промолчать, вредило быть говорливым. Назовем и некоторые народные сентенции, которые были собраны и отредактированы Дионисием Катоном (II в. до н.э.), составившим сборник двустиший, под названием Краткие правила Полезнее приобрести достойных друзей, чем царство То, что осуждаешь, не делай сам.
Эпоха Республики. Архаический и ранний А это уже излюбленный дистих Никогда не осмеивай слово или.дело другого, дабы другой, последовав примеру, не осмеял тебя. Народная поэзия получившая развитие в долисьменную эпоху, явилась благодарной основой для творчества многих писателей Вергилий опирался на легендарные предания об Энее при создании «Энеиды»; Овидий — на народные поверья при написании поэмы «Фасты». Образы римского фольклора присутствуют в баснях Федра, в романах Петрония («Сатирикон»),
Апулея (Золотой осел, в комедиях Плавта. Сенатские речи вместе с триумфальными песнями и фесценнинами стали фактором формирования римской словесности в ее письменном виде. Очень важным моментом в этом процессе стала деятельность Аппия Клавдия (Appius Claudius)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

перейти в каталог файлов
связь с админом