Главная страница
qrcode

Кризис европейских наук и трансцендентальная фе... Удк 1 14 ббк г редакционная коллекция серии Классика философии


НазваниеУдк 1 14 ббк г редакционная коллекция серии Классика философии
АнкорКризис европейских наук и трансцендентальная фе.
Дата06.10.2017
Размер1.16 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKrizis_evropeyskikh_nauk_i_transtsendentalnaya_fe.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#40926
страница1 из 24
Каталогrekalovi

С этим файлом связано 56 файл(ов). Среди них: Проблемы психологии в трудах Карла Маркса.doc, ПРИНЦИП ТВОРЧЕСКОЙ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТИ.doc, agressiya_pri_rasstroystvah_1.pdf, Neokantianstvo_nemetskoe_i_russkoe.pdf и ещё 46 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

УДК 1/14
ББК Г Редакционная коллекция серии Классика философии»:
Сальников В. П. председатель, Анохин П. В, Глушаченко С. Б.,
Мушкет И. И, Ромашов Р. А, Сальников П. П, Степашин С. В.
Ответственный редактор Слинин Я. А.
Данное издание выпущено в рамках проекта «Translation при поддержке Института Открытое общество (Фонд Сороса) Россия и Института Открытое общество — Будапешт
Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 03-03-00268 д
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ЦЕЛЕВАЯ ПРОГРАММА КУЛЬТУРА РОССИИ»
(подпрограмма Поддержка полиграфии и книгоиздания России Издательство Владимир Даль, 2004
© Санкт-Петербургский университет
МВД России, 2004
© Фонд поддержки науки и образования в области правоохранительной деятельности Университет, 2004
© Д. В. Скляднев, перевод, 2004
© Я. А. Слинин, статья, 2004
© П. Палей, оформление, 2004
ISBN 5-93615-017-8
ПРЕДИСЛОВИЕ НЕМЕЦКОГО ИЗДАТЕЛЯ
«Кризис европейских науки трансцендентальная феноменология последняя большая работа Гуссерля. Главная рукопись датируется 1935–1936 гг.
1
Над проблемной областью Кризиса Гуссерль работал с 1934 по 1937 г. Внешним поводом к началу работы над сочинением было приглашение Венского культурного союза выступить с докладом, который Гуссерль прочел в Вене 7 мая г. и, следуя единодушному желанию публики, повторил мая. Доклад назывался Философия в условиях кризиса европейского человечества. В письме от 10 июля г. Гуссерль писал Р. Ингардену о своем венском выступ- лении:
«В Вене все вышло примечательным образом. Собственно,
я прибыл туда без готовой рукописи, чему виной слишком запоздалое решение выступить там, к тому же после отсрочки пражских докладов, а кроме того и другие препятствия. Я превозмог усталость и 7 мая говорил с неожиданным успехом.
В главном мне удалось высказаться. Философия и кризис европейского человечества. Первая половина философская идея европейского человечества (или европейской культуры, проясненная из телеологическо-исторических истоков
(из философии Хранится в Лувенском архиве Гуссерля под сигнатурами M III 5 III и M III 5 III 2.
Вторая часть основание кризиса, развернувшегося с конца века, основание несостоятельности философии и ее ветвей, современных частных наук их неспособности исполнить свое призвание свою телеологическую функцию):
дать нормативное руководство более высокому человеческому типу, который как идея должен был развиться в Европе исторически. Первая часть сама по себе оказалась завершенным докладом, на который понадобился целый час. Поэтому я хотел было закончить и извинился, что взял слишком пространную тему. Но публика во чтобы тони стало хотела, чтобы я продолжал, что я и сделал после небольшого перерыва и нашел живой интерес также и ко второй части. Этот двухчастный доклад мне пришлось еще раз повторить двумя днями позже,
1
снова при распроданных местах — и на это вновь ушло два с половиной часа».
В ноябре того же года, по приглашению Cercle
Philosophique de Prague pour les recherches sur l'entendement
humain Пражского философского кружка по исследованиям
человеческого разума, Гуссерль прочел два доклада в Немецком и два — в Чешском университете Праги,
2
которые он позднее развернул собственно в работу о кризисе.
В первом номере журнала Philosophia, выпущенном в
Белграде Артуром Либертом, Гуссерль опубликовал в 1936 г.
начало работы о кризисе (части I и II).
3 7 января 1937 гон ВАЛЬТЕР БИМЕЛЬ
1
На самом деле Гуссерль повторил этот доклад 10 мая.
2
Первый доклад состоялся 14 ноября.
3
Появившийся в Philosophia текст Кризиса был снабжен Гуссерлем следующим вводным словом:
«В сочинении, которое я начинаю предлагаемой публикацией и намереваюсь завершить рядом дальнейших статей вделается попытка путем телеологическо-исторического осмысления истоков критической ситуации, сложившейся в нашей науке и философии, обосновать неукоснительную необходимость трансцендентально-феноменоло- гического поворота в философии. Оно становится, таким образом, самостоятельным введением в трансцендентальную феноменологию.
Это сочинение выросло входе разработки идей, составивших существенное содержание цикла докладов, которые я прочел в гостеприимных залах Немецкого и Чешского университетов Праги в ноябре 1935 г.,
следуя дружескому приглашению Cercle Philosophique de Prague pour les
recherches sur l'entendement humain».
получил чистовой экземпляр печати. Должна была выйти в свети третья, собственно центральная часть сочинения и IIIB), но Гуссерль придержал рукопись в целях ее переработки. Вплоть до августа 1937 г, когда разразилась болезнь, от которой ему предстояло умереть, он неустанно работал над Кризисом. По сохранившимся манускриптам эту работу можно проследить месяц за месяцем. И все же главный текст остался незаконченным. В эти годы у Гус- серля сложились очень тесные отношения с Эйгеном Фин- ком, его тогдашним ассистентом, который участвовал в подробном обсуждении работы и переписывал со стенограммы главный манускрипт. Финку принадлежит набросок продолжения работы, публикуемый в настоящем томе в приложении XXIX. Скорописная рукопись главного текста не сохранилась, поскольку Гуссерль, по-видимому,
уничтожил ее после того как она была переписана Финком.
От I и II части главного текста даже машинописная версия сохранилась лишь в отрывках, так как после опубликования в Philosophia Гуссерль использовал ее в качестве бумаги для черновиков.
Рукописи последних лет, все так или иначе связанные с проблематикой Кризиса, после смерти Гуссерля были собраны Х. Л. ван Бреда в группу K III. Это размещение никоим образом не носило систематического характера, а просто служило для однозначной архивной маркировки вновь найденных стенограмм 1934–1937 г, которые небыли учтены при упорядочении рукописей, предпринятом Фин- коми Ландгребе в 1935 г.
Речь здесь идет прежде всего о так называемых исследовательских рукописях. Уже в предшествующих изданиях указывалось, что гуссерлевские манускрипты можно разделить натри группы рукописи, которые Гуссерль сам определил к опубликованию рукописи, которые, подобно,
например, лекционным манускриптам, предназначались
7
ПРЕДИСЛОВИЕ НЕМЕЦКОГО ИЗДАТЕЛЯ
1
См. предисловие Х. Л. ван Бреда к первому тому «Гуссерлианы».
для третьих лиц, причем автор непосредственно не помышлял об их издании и наконец рабочие и исследовательские рукописи, которые Гуссерль писал для себя, стараясь прояснить какой-либо вопрос, поскольку он, как известно, привык всегда фиксировать свои размышления в письменном виде.
По легко понятным причинам руководство Лувенского архива приняло решение начать с опубликования первой группы манускриптов.
Первоначально планировалось продолжить эту работу лекционными рукописями, а в завершение опубликовать исследовательские. Публикация исследовательских рукописей ставит перед издателями особые задачи. Ход мысли здесь зачастую скачкообразен.
Гуссерль намечает проблему, однако, подготавливая разработку поставленного вопроса, позволяет увлечь себя ка- кой-либо скрытой проблеме, которая теперь становится центральной затем он приводит более обширные формулировки для того только, чтобы удержать в уме предыдущие размышления. Если при постановке какого-либо вопроса он заходит в тупик, нередко бывает, что он вновь и вновь возвращается к нему, повторяется, поправляет и критикует себя или попросту отвергает написанное.
Никто не станет отрицать, что такие тексты представляют интерес для того, кто изучает философию Гуссерля; вопрос лишь в том, способны ли они дать непосредственный доступ к феноменологии не приведут ли эти зачастую весьма разветвленные пути, эти различные, перекрещивающиеся способы постановки вопроса, это уклонение от главного намеченного пути и движение по заросшим травой окольным, скорее, к путанице, так что тот, кто следует за Гуссерлем, собьется с верного направления. Конечно,
имеется возможность путем компоновки и отбора составить из исследовательских рукописей в некотором смысле новые рукописи. Но это решение было отвергнуто руководством Гуссерлевского архива. Чтó при жизни Гуссерля и находясь в постоянном контакте с ним могли позволить
8
ВАЛЬТЕР БИМЕЛЬ
себе или даже исполнить по его просьбе его помощники,
нам сегодня уже не разрешено. Если уж публиковать исследовательские манускрипты, то только в их изначальном виде. Во всяком случае, можно сделать выборку из исследовательских рукописей и сгруппировать выбранное вокруг какой-либо определенной темы. В данном случае это и было сделано. Исследовательские рукописи публикуются во взаимосвязи с главным текстом, который был предназначен для издания Гуссерлем. Главный текст очерчивает те пределы, в которых удерживается гуссерлева постановка вопроса, относящаяся к соответствующему периоду исследовательские рукописи дополняют и обогащают изложение, ас другой стороны, заставляют отчетливее выступить те трудности, которые ему приходилось преодолевать.
Все же здесь следует подчеркнуть, что упорядочение исследовательских рукописей было предпринято издателем и что сам Гуссерль не имел намерения публиковать их в предлагаемом виде.
Поскольку объем исследовательских рукописей в данном случае оказался весьма значительным, их публикацию пришлось ограничить одной определенной группой, а именно группой K III. Выбор предстояло сделать даже из этой группы, охватывающей 32 рукописи, среди которых иные насчитывают свыше 200 страниц. Остается надеяться, что при последующем издании представится возможность опубликовать и другие манускрипты из этой группы.
Не нужно скрывать, что такой выбор является рискованным делом и отнюдь не стоит выше всякой критики. Во избежание того, чтобы при отборе стали слишком заметны издательские интересы, принцип его со всей определенностью извлекался из самогó главного текста, ив тексте каждой исследовательской рукописи, публикуемой в виде приложения, помещалась отсылка к тому параграфу (или параграфам) главного текста, с которыми он связан. Конечно, ссылки нельзя рассматривать как относящиеся исключительно к данному месту, скорее, такие указания
9
ПРЕДИСЛОВИЕ НЕМЕЦКОГО ИЗДАТЕЛЯ
лишь приблизительны. Чем дальше мы проникаем в гус- серлевскую постановку вопроса, тем отчетливее просматривается разветвленность проблематики и тем менее определенными оказываются ссылки на параграфы. Следует еще упомянуть, что были отобраны и такие манускрипты,
которые находятся в связи нес одним только текстом
«Кризиса», но и с развертыванием гуссерлевского философствования вообще.
Предлагаемый том разделен на две части главный текст и дополнительные тексты. Из дополнительных текстов самостоятельные статьи были в свою очередь отделены от приложений. Статьи призваны прояснить становление проблематики Кризиса, хотя, конечно, и здесь при публикации приходилось действовать экономно, чтобы не нарушить равновесие между главным текстом и дополнениями. Первая статья относится ко времени между 1926 и гг. В ней рассмотрена проблема идеализации, которой в Кризисе придается особая важность. Вторая, написанная около 1930 г. (предположительно между 1928 и 1930 гг.),
посвящена различию естественнонаучной и духовнонауч- ной установок, которое образует центральный пункт II части Кризиса. Третья статья содержит текст Венского доклада г ВАЛЬТЕР БИМЕЛЬ
1
Структура шестого тома «Гуссерлианы» имеет следующий вид публикация основного (титульного) текста предварена Предисловием издателя далее следует текст самого Кризиса, в классическом делении натри части, из которых последняя имеет два подраздела (III A и III B); дальнейшее содержание озаглавлено Дополнительные тексты [Ergänzende Texte], которые, в свою очередь, подразделены на две части Статьи [Abhandlungen] и Приложения, обоснование этих текстов как рази содержится в издательском предисловии завершается том Критикой текста [Textkritischer
Anhang], содержащей текстуально-критические примечания (варианты и конъектуры) к основному тексту, к дополнительным текстам, а также именной указатель и указатель соответствующих страниц оригинала.
Кроме того, в целях кодификации опубликованного текста в академическом издании «Гусселианы» применена построчная нумерация как в главном тексте, таки в дополнительных. Поскольку первое издание тек

* * Да будет позволено высказать некоторые замечания и о содержательной стороне работы. Это первое из опубликованных сочинений, где Гуссерль открыто занимает позицию по отношению к истории и вообще тематически обсуждает вопрос об историчности философии. Определенное понимание истории лежит уже в основе Венского доклада.
11
ПРЕДИСЛОВИЕ НЕМЕЦКОГО ИЗДАТЕЛЯ
ста Кризиса на русском языке не ставило перед собой академических задач, переводи публикация Дополнительных текстов небыли предусмотрены. Решение ограничиться одним только основным текстом может быть лучше всего мотивировано рассуждениями немецкого издателя, содержащимися в публикуемом Предисловии. Прежде всего это касается Приложений. Они, несомненно, очень важны для понимания хода авторской мысли, но, по всей видимости, не могут рассматриваться в качестве неотъемлемого, самим автором для этой цели предназначенного

комментария к основному тексту, и потому текст Кризиса (хотя они остался неоконченным по другим причинам) вполне можно считать самостоятельным без ссылок на Приложения. Из указаний Бимеля видно, что он не имел ввиду жесткую связь определенных фраз или параграфов титульного сочинения с выбранными им в качестве «Приложений»
рукописными текстами, при которой эти фразы, эти параграфы требовали бы необходимого для их смысла комментария, а, скорее, наоборот, определенные места из обширного рукописного наследия Гуссерля, относящегося к периоду работы над Кризисом, были поставлены в примерное соответствие к параграфам основного текста. В силу этого Приложения действительно имеют отношение не только к титульному тексту, но,
как справедливо говорит немецкий издатель «Гуссерлианы», к развертыванию гуссерлевского философствования вообще, и могут отчасти рассматриваться тоже как самостоятельные тексты, подобно, например,
знаменитым Началам геометрии (Приложение III») Мы надеемся, что в дальнейшем, после опубликования и обсуждения перевода основного текста, издание Кризиса в России может быть расширено публикацией также и дополнительных текстов, относящихся к его проблематике, в первую очередь — «Приложений».
В разделе статей Бимелем были помещены три небольшие работы
Гуссерля: 1) Наука реальности и идеализация. Математизация природы) Естественнонаучная и духовнонаучная установка. Натурализм,
дуализм и психофизическая психология и 3) Кризис европейского человечества и философия Примеч. ред
История понимается здесь как преодоление естественной
(естественно-практической) установки, в которой рассматривается непосредственно данное, и как развертывание философской qeorÏa, которая, в понимании Гуссерля,
представляет собой своего рода эпох в отношении изначально заинтересованной жизни, а в позитивном аспекте постижение сущего в его целостности. С этим притязанием на тотальность только и возникает вообще идея бесконечного, имеющая решающее значение для западного человечества. Этот поворот, с которым, согласно Гус- серлю, происходит одновременно и преодоление мифического, впервые создает возможность для возникновения европейских наук, которые в дальнейшем все более выходят на передний план и перестают сознавать свою связь с философией.
Здесь нет места попыткам критиковать то, как Гуссерль понимал историю или, скажем, суть греческой античности важнее, быть может, понять, отчего Гуссерль склонен рассматривать античность определенным образом и почему сущность истории раскрывается ему так, как это явствует из сочинения о кризисе и из исследовательских рукописей соответствующего периода. В центре гуссерлевского вопрошания стоит вопрос каким образом при столь великолепном развитии новых наук дело все же могло дойти до их кризиса, который знаменует одновременно и кризис европейского человечества Ради этого он с особой тщательностью прослеживает возникновение науки Нового времени у Галилея. Хотя впервой редакции части II Галилею был посвящен всего один параграф, при доработке рукописи он разросся настолько, что составил половину этой части 9). Вслед за Галилеем Гуссерль подробно рассматривает
Декарта, поскольку находит у него соединение двух направлений физикалистского объективизма и трансцендентального субъективизма которым, по их позднейшем разделении, предстояло сыграть роковую роль в философии. Вторая часть работы таки называется «Прояснение
12
ВАЛЬТЕР БИМЕЛЬ
истоков возникающей в Новое время противоположности между физикалистским объективизмом и трансцендентальным субъективизмом. Важны для истолкования Декарта и публикуемые в приложениях пояснения Гуссерля.
В изложение всей европейской философии Нового времени (с особым вниманием к английской философии, которое всюду нацелено на выявление оснований несостоятельности новоевропейской науки, здесь нет смысла углубляться ведь речь идет только о том, чтобы очертить масштаб гуссерлевского вопрошания. Во всех этих размышлениях Гуссерлем постоянно руководит тайное прозрение относительно того, что телос, явившийся европейскому человечеству с началом греческой философии телос, сообразно которому оно хочет стать человечеством на основе философского разума и может пребыть только в качестве такового оказался утрачена сними смысл философии как развертывающегося в истории выявления универсального разума, врожденного человечеству как таковому. Снова сделать этот телос зримым, показав, как науки,
отбирающие место у философии, неизменно оказываются несостоятельными, поскольку от них остается (и не может не остаться) скрытым их собственный смысловой фундамент, поскольку иссякает их притязание на тотальность в объяснении сущего это составляет собственную основную задачу Гуссерля.
В эту эпоху его мышления Гуссерля вновь и вновь занимает проблема онтологии жизненного мира, те. мира, который всегда уже доступен нам прежде всякой науки, так что сама наука может быть понята только исходя из некого превращения жизненного мира (в смысле его идеализации. В противоположности между жизненным миром и
«по-себе-истинным миром (миром науки) вес с научного постижения сущего как якобы истинного мира следует перенести на жизненный мир. Не затем, однако, чтобы просто ограничиться выявлением структур жизненного мира, а потому, что входе становления жизненного мира
13
ПРЕДИСЛОВИЕ НЕМЕЦКОГО ИЗДАТЕЛЯ
можно ясно увидеть работу трансцендентального ego. Собственно говоря, раскрыть эту работу и дать доступ к ней должна была психология. Однако последняя не смогла этого сделать, поскольку ее всюду понимали по образцу естественных науки потому сущность субъекта не могла даже предстать перед нею.
Гуссерль убежден в том, что этот существенный недостаток, находящий свое выражение как разв раздвоении на объективизм и субъективизм, преодолевается только трансцендентальной феноменологией, входе высвобождения изначального телоса, который можно разглядеть после обнаружения трансцендентального ego. Развитие метафизики Нового времени может быть понято, по его мнению, только как развитие в направлении к феноменологии. Поэтому работа о кризисе, которая должна, таким образом, выявить основания европейского жизненного кризиса, задумана в тоже время как введение в трансцендентальную феноменологию. В рассмотрении этого комплекса вопросов феноменология, собственно, и должна утвердиться как фундаментальная философия, те. как осущест- вительница притязаний на универсальное знание как универсальная наука.
Эта направляющая функция работы о кризисе отчетливо выражена в заголовках разделов Аи В части III: Путь в трансцендентальную феноменологию от жизненного мира и Путь в трансцендентальную феноменологию от психологии».
1
Это означает непросто, что на этот путь можно ступить со стороны жизненного мира или психологии, но что феноменология только и дает доступ к тому,
чтó, собственно, подразумевается под жизненным миром и чем, собственно, должна быть психология. От понятых таким образом жизненного мира и психологии естественный путь ведет далее к феноменологии. Мы должны, сле-
14
ВАЛЬТЕР БИМЕЛЬ
1
Аутентичные гуссерлевские наименования разделов выглядят несколько иначе (см. Оглавление Бимель дает их сокращенную формулировку, не меняющую сути дела Примеч. ред
довательно, стать на почву феноменологии, чтобы сначала составить себе понятие о жизненном мире и психологии, а затем, исходя из них, обратить свой взор к самой почве
(т. е. к феноменологии. С достижением подлинного понимания жизненного мира выявляется и то основание, на котором, не видя его, всегда уже стоят науки. Феноменология способствует, таким образом, обретению науками понимания самих себя ас достижением подлинного понимания психологии, которое состоит в раскрытии трансцендентальной субъективности, она дает возможность по-новому понять отношение между субъектом и сущим,
преодолеть роковой разрыв между объективизмом и субъективизмом. Все это, по замыслу Гуссерля, должно в конце концов привести к тому, чтобы вновь воскресла вера в человеческий разум, которая впервые заявила о себе угре- ков, а в эпоху Возрождения господствовала среди людей, и тем самым — вера в философию как область самоосуществления разума. Ибо в этом аспекте философия исторически представляет собой движение человеческого разума к самому себе, в ней исполняется ответственность человеческого рода перед самим собой. Отсюда вытекает и этическая функция философии указывать человечеству, чем оно должно быть.
Работа о кризисе осталась незаконченной. Предусмотренная в наброске Финка часть IV — Идея возвращения всех наук в единство трансцендентальной философии не была разработана. Зато хорошо сохранились многочисленные записи, в которых Гуссерль характеризует существо философии именно во взаимосвязи с историей. Одна из них, содержащая также всеобъемлющий обзор проблемы,
помещена в конце сочинения (§ 73), многие другие разработки приводятся в виде приложений. Если, таким образом, текст Кризиса заканчивается высказываниями, в которых Гуссерль предстает наследником великих рационалистов, то это не должно тем не менее давать повод к тому, чтобы рассматривать его в односторонней перспек-
15
ПРЕДИСЛОВИЕ НЕМЕЦКОГО ИЗДАТЕЛЯ
тиве. Правильнее будет, зачастую даже вопреки собственным формулировкам Гуссерля, как раз увидеть и понять скрытую многогранность его мышления, чтобы благодаря этому дело его принесло плоды. Быть может, этому поспособствует и публикация исследовательских рукописей,
предпринимаемая здесь впервые.
Кельн, декабрь 1953 г.
Вальтер Бимель
ВАЛЬТЕР БИМЕЛЬ
Часть КРИЗИС НАУК КАК ВЫРАЖЕНИЕ РАДИКАЛЬНОГО
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

перейти в каталог файлов


связь с админом