Главная страница
qrcode

Успокойся. Забудь об этом. Это было аж 2 месяца назад Годри осеклась


НазваниеУспокойся. Забудь об этом. Это было аж 2 месяца назад Годри осеклась
Анкорhttps://vk.com/ doc114114874 444607727
Дата05.01.2018
Размер34.6 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаCretaceousRunner.docx
ТипДокументы
#54726
Каталогmoderndrom

С этим файлом связано 17 файл(ов). Среди них: Opredelitel_mezozoyskikh_ptits_i_drugikh_krylatykh_dinozavrov.pd, Млекопитающие из эры динозавров.docx, Novaya_gipoteza_o_rodstvennykh_svyazyakh_dinozavrov_i_ikh_ranney, CretaceousRunner.docx, Sekvoyya_roaki2014.pdf, Маховые бугорки перьев у динозавра Velociraptor...docx, hishznie_dinozavri_mela_mongolii.pdf, Guanlong_wucaii.pdf и ещё 7 файл(а).
Показать все связанные файлы

Пролог

Дождь лил уже несколько часов. Сухая, спалённая Солнцем земля, так привычная обитателям плоскогорья, превратилась в грязь и покрылось лужами. Капли воды постоянно стучали по земле. Грохотал гром. Сверкали молнии. «Дождь, как дождь» - безразлично подумал Скилар.

Скилар, дромеозавр, сидевший под араукарией, постоянно вздрагивал. Со всех сторон его обдавало холодом. Даже несмотря на то, что его покрывали перья. Он едва ли не проклинал себя – ему довелось побывать на ледяном острове, и там он чувствовал себя чуть ли не великолепно. А здесь он, видите ли, зябнет от дождика! Что уж говорить о Годри и птенцах, которые сжались в комок возле корней дерева.

– Слушай, а погреть нас не хочешь?! – спросила Годри, поднимая голову. – Вон, птенцы окоченели. А папаше хоть бы хны!


– Это дохлый номер. – безразлично ответил Скилар. – Если ты их не обогрела, то чем тебе я помогу? Обогрею тебя, а ты их?

Годри недовольно рыкнула и снова свернулась кольцом. Скилар продолжал вглядываться в равнину – мало ли что, вдруг какой-нибудь тираннозавр без дела бродит. Тираннозавр…

Скилар сжался. Огромные серповидные когти на ногах ударили по почве. Забил из стороны в сторону хвост. Годри снова подняла голову. Она знала, чем вызвано такое поведение.

– Успокойся. Забудь об этом. Это было аж 2 месяца назад… – Годри осеклась.

Скилар кивнул.

– Да, ты права. Стоит забыть об этом. Забыть эти похождения… Забыть битвы… Забыть… семью…

По морде дромеозавра пробежала слеза и упала на землю. Он вспомнил родителей, сестёр и братьев. Всех тех, кто был так ему дорог… Годри поняла, что взболтнула лишнее и снова свернулась кольцом, пытаясь согреть детёнышей.

Лил дождь. А Скилар продолжал вглядываться вдаль. В его памяти всплыли воспоминания трёхлетней давности. Тогда-то всё и началось.

Тогда, 3 года назад, на материке Северная Америка, вернее, в прекрасной Кантере семья кантерских дромеозавров ждала появления детёнышей.

Часть 1

1

90 миллионов лет назад в прекрасной, зелёной Кантере самая обычная семья кантерских дромеозавров ждала появления детёнышей. Никто не знал точно, когда они появятся. Элизабет Хокинс не находила себе места от волнения. Чего не скажешь о Курте Хокинсе, который вёл себя относительно спокойно. Задача Элизабет – следить за гнездом, его задача – охранять участок. А расположились они в прекрасном месте – Альфредском лесу. Это была огромная лесная зона, лишь иногда прерываемая равнинами и реками. Семья Хокинсов жила практически на краю леса – совсем недалеко от Антонианской равнины. Это было тихое и спокойное место. Никто не вторгался в их владения. Дромеозавры – весьма дружный народ, если кто-то из них и нарушит чьи-то границы, то лишь с добрыми намерениями.

Солнечные лучи с трудом проникали сквозь плотные кроны араукарий. Тем не менее, какая-то их часть всё же доходила до подлеска, заставляя Элизабет жмуриться. День был жаркий, но здесь, в лесу, царила прохлада. Любой дромеозавр восхитился бы такой обстановкой. В других областях Кантеры сейчас царила жуткая жарища. Повезло тем, кто живёт возле рек, озёр или океана – они могут спастись от жары в воде.

Элизабет раскрыла глаза и вскочила – она только что услышала треск. Трещать могло что угодно (включая кости Курта), но этот треск был особенный. Это был треск скорлупы. Элизабет склонилась над гнездом.

– Курт! – позвала она мужа. – Иди сюда!

Курт перестал наворачивать круги вокруг гнезда и подошёл к жене. Родители внимательно следили за четырьмя яйцами. По всем четырём побежали трещины. Отваливались куски скорлупы. С писком просовывались мордочки птенцов, не покрытые перьями. Супруги замерли, их охватывали волнение и радость. Хотя, казалось, что Элизабет вот-вот охватит эйфория. Птенцы были самые обычные – маленькие, покрытые белым пухом вместо настоящих перьев. Ещё никто из них не отважился раскрыть глаза. И все они лежали. Все, кроме одного. Этот птенец старался подняться на ноги. Ему это удавалось с трудом, но он не терял надежды. Ход его первых мыслей был весьма прост: у меня есть ноги, так почему бы мне на них не ходить, если они больше всего удобны для ходьбы?

– Настойчивый. – сказала Элизабет. – Как же его назвать?.. Да ну к чёрту, назовём его Скилар! Не знаю, почему, но, по-моему, подходит.

Курт кивнул.


– Скилар. Как много… Чего?

Элизабет улыбнулась, но всё же предпочла толкнуть мужа в бок.

А маленький Скилар всё не оставлял попыток подняться на ноги. Он решил подняться на ноги и он это сделает!

2

Когда птенцам исполнилась неделя, Курт повёл семью на прогулку. Он решил, что птенцы должны увидеть свои владения. Молли, Хэйз, Кэти и Скилар шли рядом с Элизабет, которая преспокойненько шла за Куртом. Он то и дело оглядывался назад, проверяя порядок в шествии и всякий раз спокойно вздыхал – все на месте. Конечно, поводов для беспокойства не было, но таков был его принцип – постоянно следи. За чем угодно следи. Никто не знал, что когда-то в Скиларе пробудится эта черта характера.

Маленький Скилар ничем не выделялся среди брата и сестёр. Почти. Он шёл гораздо увереннее остальных, а потому прорвался вперёд и явно не собирался сдавать позиции. Мать смотрела на него с удивлением. Взгляд отца был напротив – полон гордости. Но Скилару было как-то по барабану. Он шёл быстрым шагом и не хотел останавливаться. Прямо перед ним тень постоянно сменялась светом. Он ещё не понимал, почему это происходит, ибо попросту не поднимал голову.

И вот расступились могучие араукарии. Перед Хокинсами было небольшое болото. Небольшое и безвредное. Но птенцов пугала зеленоватая вода и заросли рогоза. Скилар оказался самым смелым. Пока остальные прятались за матерью, он начал медленно двигаться к болоту. И тут он задумался, а чего ему бояться? Ведь он уже видел небольшой лесной родник, и он тоже состоял из воды. Не такой, конечно но всё же! Эта мысль придала птенцу уверенности, любопытство взяло верх над страхом и осторожностью. Он уже гораздо смелее пошагал к воде. Остановился. Дотронулся до неё серповидным когтём. Кругами пошла рябь. «Вода, как вода» - заключил Скилар. Он наклонился и сделал несколько глотков. Вода была слегка невкусная, но вытерпеть это можно было.

Всё это время Курт и Элизабет следили за действиями Скилара.

– Он храбрый. Он любопытный. – сказала Элизабет. – Весь в тебя.

Курт ударил хвостом по земле.

– А как ты хотела? – с гордостью сказал он. – Это же Хокинсы! А вот подумай, что было бы, если бы ты выскочила за Эйтона или Монтгомери. Это же был бы кошмар!

– Да, да я знаю, ты говорил это уже тысячи раз, если не триллионы, и я до сих пор не жалею, что выбрала тебя. – ответила дромеозавр, в её голосе не было ноток вранья или фальши, и её муж это превосходно чувствовал.

Хохолок перьев на макушке Курта слегка вздрогнул – так всегда было, когда он злился, волновался или же гордился своей персоной.

– Так, ладно! – заговорил он громким, командирским голосом. – А сейчас покинем лес и отправимся на равнину, к реке Челиз.


– Слушай, – прервала несостоявшийся монолог мужа Элизабет. – а для первого раза не многовато будет, а?

– Не дрейфь, всё будет «О ‘Кей», чтоб меня, мы – Хокинсы, мы – бегуны мелового периода!

Элизабет лишь кивала головой, а на её морде играла искренняя улыбка – эти слова Курт повторял уже тысячи раз, и в них не было лжи – Хокинсы действительно были быстрейшим кланом Кантеры, Расселы, к которым принадлежала Элизабет, были самыми тихими – в прямом смысле, Тревисы – самыми интеллектуальными и заумными, а Фротоны – самой водоплавающей. Каждый клан чем-то отличался. Но все эти кланы постоянно перемешивались, хотя и сохранялись гордые фамилии, и постоянно существовали дромеозавры и какими-то качествами, доставшимися им от предков, и эти качества сочетались в каждом новом браке между кланами. Благо, что кланы сами по себе были большие, и браков между дромеозаврами одного клана, но не родственниками, было столько же, сколько и браков между кланами – это была своеобразная доисторическая гармония.

Семья дромеозавров быстрым шагом ушла от болота – они направлялись в равнине. Шли они неторопливым шагом около 6 минут – и вскоре закончился лес. Недельный Скилар, как и другие птенцы, застыл в изумлении – они привыкли к лесам, к деревьям, а тут – на тебе, равнина! Тем не менее, всех их охватило любопытство, желание изучить это нечто новое взяло верх над инстинктами, и птенцы понеслись по траве, радостно визжа. Родители быстрым шагом шли за ними. Неожиданно Хэйз налетел на Скилара и сбил его с ног. Птенцы по инерции катились по земле 5 метров. Скилар вскочил, зарычал и кинулся на Хэйза, полосуя его когтями, и пух его «врага» взметнулся в воздух. Хэйз не мог ответить – слишком неожиданной и яростной была атака Скилара, слишком быстрыми были замахи. И, возможно, глупый Хэйз, не додумавшийся извернуться и убежать, попросту умер бы от потери крови, но ситуацию спасли родители. Они схватили птенцов за хвосты и оттащили друг от друга. Израненный Хэйз хныкал, прижимаясь к морде матери, а Скилар, громко крича, рвался к нему, и даже Курт поразился этой его

настойчивости. А Молли и Кэти просто стояли в стороне и наблюдали за происходящим, а когда Скилара и Хэйза разняли, то начали резвиться, но без когтей и зубов.

– И так. – сказал самому себе отец семейства. – Недельный Скилар не только встал на ноги раньше остальных, но и теперь отделал задиру Хэйза в два счёта. Кажется, не останови я их, они бы… не знаю, порвали друг друга что ли? Хотя нет, гоню, Скилар бы его порвал.

Семья двинулась дальше, но теперь Скилар перешёл на лёгкий бег, ибо ему попросту не хотелось видеть Хэйза – он был озлоблен на него и хотел разорвать его в клочки. Хэйз же, потупив голову плёлся рядом с матерью, а в его мозгу твёрдо усвоился закон: никогда не обижать Скилара. Но вот Молли и Кэти всё было по барабану.

А Солнце почти и не сдвинулось с середины неба, и по-прежнему стояла жара. Но родители были довольно-таки выносливы, а птенцы и не замечали жажды, поскольку неслись, как угорелые.

И вот впереди показались горы. Они постепенно приближались. Но Скилар не видел гор, а потому он прибавил скорости – ему хотелось поскорее добраться до них. Та гора, что была слева от него была выше и казалась куда более загадочной. Скилар, не обращая внимания на остальных, повернул к ней. Но его остановили лапы матери, которая схватила его и потащила к горе, которая была пониже. Недовольный птенец забился, и мать сказала ему строгим голосом:

– Скилар, запомни раз и навсегда! Эта гора, к которой я тебя не пустила, гора Террен-Топ жутко опасна. Немало дромеозавров сложили на ней головы, но никто не знает её тайны. Никогда, никогда не ходи туда, даже если твоей жизни угрожают! Ты понял меня, сын?

Скилар, внимательно слушавший мать, кивнул, и Элизабет осталась удовлетворена таким ответом. В голове Скилара отпечатался новый закон: гора Террен-Топ – опасна, держись от неё подальше. Немало жизненных законов заучил Скилар за неделю своей жизни, но он помнил их все.

3

Когда Скилар увидел реку Челиз, его глаза округлились, а сознание отключилось. Теперь он хотел только одного – исследовать этот гигантский родник! Остальные побежали вместе с ним – их охватило такое же любопытство, присущее птенцам. Именно благодаря этому самому любопытству они познают окружающий мир, им также помогают в этом родители, и дромеозавры вырастают уже с удвоенными знаниями, затем передают их следующему поколению… и знания растут экспоненциально.

У края реки, у самой воды Скилар замер. Это была та же самая вода, но не такая прозрачная, как в роднике. На ней плясали солнечные блики, слышались клёкот и журчание, и Скилар видел своё размытое, постоянно искривляющееся отражение. Эта пародия в конце концов разозлила его, и он со всей силы долбанул по ней лапой, холодные брызги попали ему на морду, но отражение никуда не делось. Скилар смирился с этим, наклонился и проверил воду на вкус – она оказалась холодной и весьма вкусной – не хуже воды из речного родника! Из горла маленького дромеозавра раздалось урчание – явный признак удовлетворённости. Остальные птенцы медленно подошли, но к тому моменту Скилар уже вовсю поглощал эту вкусную и прохладную новую воду; наблюдая за ним, птенцы тоже захотели пить и принялись поглощать прекрасное жаждоутоляющее.

– Они быстро учатся, они любопытные, они умные. – с восхищением говорила Элизабет, не сводя взгляда с детёнышей. – Они вырастут умными и прекрасными.

Курт просто кивал, он не мог подобрать слова к тому, что видел. Это было и не нужно – птенцы просто знакомились с рекой Челиз – ничего удивительного, он и сам так делал в свои первые недели. Элизабет заметила безразличие на лице мужа и толкнула его. В такие моменты он попросту не понимал её – детёныши развиваются нормально, чему уж тут восхищаться. Хотя… Скиларом восхищался даже отец.

Внезапно начало темнеть – исчезал свет полудневного Солнца. Дромеозавры взглянули вверх и увидели причину глобального потемнения – небо закрывали тучи. Повеял ветер, стало прохладно.

– Так. – тихо сказал Курт птенцам. – Сейчас будет бом-бом. Все домой в лес!

Птенцы тут же сообразили, что к чему, и начали набирать скорость. Родители сначала шли рядом с ними, а потом взяли по паре птенцов в лапы и побежали. Начал лить дождь, огромные капли больно хлестали по морде, спине и бокам, попадали в глаза, а далее 30 метров пропадала вся видимость, но для дромеозавров это было не впервые. За несколько

минут они пересекли равнину и оказались под гигантским щитом из крон деревьев. Там они отпустили детёнышей, и семья дружно отряхнулась, брызги полетели в стороны, а перья взъерошились, и это вызвало улыбку у Хэйза.

– Поскорее бы уже этот дождь кончился! – сердито буркнул Скилар и сел. Но ему была по барабану реакция родителей – у Элизабет отвалилась челюсть, а Курт непонятно как завернул глаза. Скилар бы так и не увидел этого, если бы Кэти неожиданно не посмотрела на родителей и не залилась бешеным хохотом. За ней последовали Молли, Хэйз и даже сердитый Скилар. В конце концов и Курт повалился на землю и задёргался от смеха.

– Чего вы ржёте?! – непонимающе и обиженно крикнула мать. – Никого не волнует, что недельный Скилар взял и заговорил?!

– Что-а?! – завопил Скилар, выпучив глаза и открыв пасть на все 180 градусов. Элизабет посмотрела на Курта испепеляющим взглядом – так делал только он, причём практически в любой ситуации. Очередной приступ смеха был подавлен страхом перед бешеной женой и намерением побыстрее свалить. Но Элизабет оказалась быстрее, и уже в следующую секунду 2 дромеозавра закатались по земле. А птенцы продолжали смотреть на эту картину и хохотать, пусть дождь и продолжал лить.

4

Из-за горизонта поднялось Солнце, заливая утреннюю Кантеру золотистыми лучами, свет и тепло начали постепенно будить её обитателей. Но двое уже бодрствовали. На краю леса стояли Курт и похожий на него подросший Скилар.

– Ну что ж. – сказал Курт Скилару, возвышаясь над ним. – Тебе уже год, и я хочу, чтобы ты, как самый старший и смелый, прошёл экзамен на зрелость. Ты готов?

Скилар кивнул.

– Тогда дойди вон до тех гор. – Курт указал на горы возле реки Челиз. – И добеги назад. Хотя знаешь, лучше просто беги и без остановки – до гор и назад. Я сам так делал. Ну что, готов?

Скилар опять кивнул.

– Раз, блин, два, блин, три! ПОМЧАЛСЯ!!! – закричал дромеозавр, и Скилар стрелой рванулся с места. Он нёсся по равнине, под ним шуршала трава, а ветер гремел в ушах. Покрытые перьями лапы были прижаты к телу, шея выгнута, хвост-балансир-руль, вытянутый вверх, качался из стороны в сторону, а ноги ритмично стучали о землю, толкая его вперёд. Скилар был вынослив и быстр – любой хороший бегун (а среди дромеозавров других и не было) обладал этими качествами.

Несколько километров Скилар осилил за какую-то пару минут. Впереди маячили горы реки Челиз. «Ещё немного» – раздавалось в голове дромеозавра. За несколько секунд он достиг горы, резко развернулся и ещё быстрее побежал назад. Над ним пролетали птицы, соревнуясь в скорости. Скилар их не видел – всё его внимание было сосредоточено на трассе для бега и на экзамене. Он дышал резко и ритмично, ноги так же ритмично колотили по земле. Любой другой дромеозавр был бы восхищён бегущим Скиларом. Недаром их клан прозвали Хокинсами – это были быстрейшие дромеозавры Кантеры, в беге подобные орлам.

И вот Скилар стремительно приблизился к отцу, непоколебимой скалой стоявшему возле леса, и начал тормозить. Повороты и манёвры замедления дались ему с трудом, и Скилар уже с трудом держался на ногах от усталости – не столько бег, сколько торможение вымотало у него силы. Курт окинул взглядом сына – это был вылитый он – высокий, крепкий, покрытый зеленовато-серыми перьями с коричневыми пятнами, взгляд постоянно мечется по сторонам.

– Ты молодец. – сказал отец сыну. – Ты справился с этим заданием. А теперь ты должен… поплавать в речушке.

– Мне что, опять до Челиз бежать? – безразлично спросил дромеозавр.

– Не-а, искупаешься здесь. – и Курт головой указал Скилару на равнину за ними. – Марш туда!

Дромеозавры рванулись с места. За полминуты они достигли речушку. Курт застыл в ожидании, а Скилар с разбегу плюхнулся в реку, подняв тучи брызг. Он поднялся и оставил на поверхности голову, после чего начал толкаться ногами и грести лапами, используя хвост для поворотов. Курт смотрел на него и кивал, как бы подбадривая сына. Скилар начал чувствовать, как его сносит течением, и стал сильнее толкаться ногами. Когда он пересёк поток, его мышцы были жутко напряжены, но ещё надо было плыть назад. Развернувшись, Скилар начал с яростью болтаться, попутно проклиная поток, но всё же выбрался на берег. Он был готов свалиться от усталости, но всё же удержался на ногах – отец бы не одобрил этого.

– Ты поражаешь меня своей выносливостью, сын. Но теперь беги со мной до края леса.

Скилар рыкнул, выпрямился и рванулся к лесу. Курт, хмыкнув, побежал за ним. На бегу он объяснил следующее задание:

– Теперь ты должен показать себя в прыжках.

Скилару не потребовались разъяснения. Он направился к опавшим деревьям, так любезно снесённым аламозаврами. Уже с разбегу он запрыгнул на высокий пень, с него перескочил на дерево, валявшееся под углом в 45 градусов, но метрах в четырёх от пня, оттуда на другое… Эти прыжки были полны точности и грациозности, которые Скилар оттачивал месяцами. Так он обскакал все пни и все опавшие деревья, после чего спустился на землю и начал переводить дыхание. Но по взгляду отца он понял, что это ещё не всё.

– А теперь… – как будто смеясь, заговорил отец. – иди и поймай тесцелозавра.

«О, боже, только не это…» – подумал Скилар. Тесцелозавры – травоядные, несущиеся чуть ли не со скоростью света, и поймать их – неимоверный труд. Поэтому дромеозавры предпочитали охотиться на гадрозавров. Но тесцелозавры из-за своей скорости идеально подходили для экзамена.

Скилар, шатаясь, поднялся, хотя его ноги и дрожали, но, тем не менее, твёрдым шагом направился на равнину. Проблема состояла в том, что тесцелозавры имели зеленоватую

окраску, и на фоне травы их различить трудно, но можно. Пригнувшись к земле, он пошёл вперёд, как вдруг его окликнул отец:

– И ещё, я решил набавить пафоса. Я пойду к гнезду, и мы будем ждать твоей добычи. – словно почуяв удивление-недовольство сына, он добавил. – Ладно тебе, сам так делал.

Скилар услышал его, но всё его внимание было сосредоточено на равнине, от которой зависел конец экзамена. Трава, в которой скрылся дромеозавр, не особо-то и мешала обзору, и через несколько минут ходьбы он увидел трёх тесцелозавров. Теперь он шёл медленно и спокойно, почти бесшумно, ни единого лишнего движения или звука, уж лучше меньше дышать, чем упустить экзаменационную добычу. Он не спускал с жертвы глаз, внимательно прислушивался, приподнял огромные серповидные когти на ногах. Всё шло по плану.

Именно шло. До тех пор, пока один из тесцелозавров не принюхался и не учуял Скилара. Он громко запищал, оповещая остальных об опасности, но на него тут же налетел дромеозавр и опрокинул на спину. Острые когти вонзились в плоть, мощные, усаженные похожими на ножи зубами челюсти схватили шею тесцелозавра. Раздался хруст, смерть произошла мгновенно, и тесцелозавр повис в зубах Скилара. Остальные уже давали драпу со всех ног, но Скилару не было до них дела. Он уже получил то, что хотел. Опьянённый радостью, он забыл про семью и вырвал из бока тесцелозавра кусок мяса, который тут же проглотил, после чего блаженно потянулся. Он чувствовал вкус мяса и крови – вкус пищи. «Пора звать остальных!» – твердил ему разум, но Скилар не устоял и проглотил ещё один кусок.

Это пиршество прервали 2 пронзительных крика. Скилар повернулся к лесу и вздрогнул – на мгновение ему показалось, что к нему движутся 2 дромеозавра. Но это были не дромеозавры, это были троодоны, родственники дромеозавров – тоже длиной 2 метра, тоже с серповидными когтями на ногах. Но на этом кончались все сходства. Троодоны были шире в плечах и выше, но медленнее и имели тёмно-зелёный окрас. Они обитали в Кванселе – стране на полуострове, граничившей с Кантерой. Квансель составляли редкие леса и равнины, и там мало кто обитал, и троодонам часто приходилось охотиться в Кантере, но здесь им мешали кантерские дромеозавры. Это послужило причиной их давней вражды.

И сейчас 2 троодона увидели одинокого однолетку Скилара и, убедившись, что рядом никого нет, решили убить его. К тому же, они очень сильно хотели есть. С яростным визгом они кинулись на Скилара, который слишком поздно осознал, кого видит. Дромеозавр поднял голову к небу и издал смесь рычания и щебета – сигнал о помощи. «Бесполезно, они не успеют» – твердил ему разум. Что ж, драться, так драться. Скилар выгнул спину и раскрыл «крылья» на лапах, встав в боевую позу, и встретил врагов шипением. Троодоны на секунду замерли, но затем продолжили наступление, даже не думая медлить. Это и пугало Скилара – троодоны явно были больше него, плюс наступали, как одержимые. Но тут в дромеозавре проснулся боевой дух далёких и не очень предков, и он кинулся вперёд, напружинив ноги. С первого же прыжка он сбил одного троодона и запрыгнул на второго, острые зубы впились в хребет и начали сокрушать его. Троодон взвыл и начал метаться из стороны в сторону, пытаясь скинуть с себя Скилара, но дромеозавр держался крепко, а под его зубами хрустела шея врага. Усилия дали свой результат – хрипящий противник быстро повалился на землю. Оставив его, Скилар занялся вторым. Этот троодон был взбешён гибелью сородича, и его атаки стали яростными и стремительными, но Скилар легко уклонялся от когтей и зубов и сам успевал наносить удары.

К этому времени до места битвы добралась семья дромеозавров.

– Может, поможем? – обеспокоенно спросила Элизабет.

– Нее-е-т. – ответил Курт. – засчитаем это, как преждевременный экзамен. Это его бой.

Элизабет кивнула, не сводя глаз с сына.

А Скилар, не замечая семью в пылу битвы, продолжал царапать противника, то приближаясь, то уходя от него, и троодон, ослеплённый яростью, не мог сосредоточиться. У Скилара кончилось терпение, он в прыжке сбил противника с ног, прижал к земле и схватил за шею. Раздался хруст, и троодон перестал двигаться. Он был мёртв. Скилар брезгливо отошёл от него. «Недаром мама всегда говорила мне – не связывайся с троодонами» – думал он, осматривая себя и поправляя перья. Вдруг он заметил семью, поклонился отцу и молча подтащил к семье тушу тесцелозавра. Но молчание продлилось недолго.

– Да ты молодец, Скилар! – хвалил его отец.

– Да, это было… было… супер! Как ты их уделал! – подхватили инициативу сёстры.

– Сына, зараза, если бы ты проиграл!? – заорала на него мать.

– Спокойнее, ты же говорила, что Хокинсы – значит победители! – попытался успокоить её Скилар.

– Хм, действительно. – поддержал его отец. – Хотя, в чём-то она права. Ты – годовалый самец, и тебе, наверное, просто повезло – эти уродцы оказались тупыми и медлительными. Но ты. Всё же, молодец. Считай эту победу сдачей преждевременного экзамена.

Скилар фыркнул, улыбнулся и принялся за еду. Остальные тут же присоединились к нему. Теперь у семьи появилась ещё одна опора.
перейти в каталог файлов


связь с админом