Главная страница

Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея... В царствование алексия михаиловича современное сочинение григория котошихина


Скачать 1,86 Mb.
НазваниеВ царствование алексия михаиловича современное сочинение григория котошихина
АнкорКотошихин Г.К. О России в царствование Алексея.
Дата23.06.2018
Размер1,86 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаKotoshikhin_G_K_O_Rossii_v_tsarstvovanie_Alexeya.doc
ТипСочинение
#21967
страница14 из 22
Каталогid145169347

С этим файлом связано 110 файл(ов). Среди них: и ещё 100 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22
[115] руку, и один человек17 ис тех людей с царем бил по рукам и пошли к Москве все, а царь им за то не велел чинити ничего, хотя и было кем противитися. И послал царь к Москве ближнего своего боярина князя Ивана Ондреевича Хованского, и велел на Москве уговаривать, чтоб они смуты не чинили и домов ни чьих не грабили; а которые листы объявилися писаны о измене на бояр и думных людей, приедет он царь сам для сыску, того ж дни. И как Хованской приехав почал всем людем говорить, и ис тех людей многие отвещали: «что де ты, Хованской, человек доброй, и службы его к царю против Полского короля есть много, и им до него дела нет, но чтоб им царь выдал головою изменников бояр, которых они просят;» и Хованской говоря с ними поехал к царю. А на Москве в то время грабили дом одного гостя Василья Шорина, который собирал со всего Московского государства пятую денгу; и сын того гостя, лет в 15, пострашась убийства, скиня с себя доброе платье, вздел крестьянское, и побежал с Москвы в телеге, и те воры, которые грабили дворы, поимав его повели в город и научили говорить, чтоб он сказывал, что отец его побежал в Полшу вчерашняго дния, з боярскими листами; и приведчи в город собралося их воров болши 5000 человек, и пошли из Москвы с тем Шориновым сыном к царю в поход. А которые люди грабили отца его дом, послали бояре приказ стрелцов и велели их сечь и ловить и водить с поличным в город, и наловили тех грабелшиков болши 200-ть человек; и от того унялся грабеж. А как те люди с Шориновым сыном из Москвы вышли, и бояре Москву велели запереть по всем воротам кругом. чтоб никого не пустили в город и из города, и послали к царю все приказы стрелцов и салдатов нодворной полк, с 3000 человек со всею службою. И как те злые люди, которые от царя шли к Москве, встретились с теми людми, которые шли к царю с Шориновым сыном, собрався вместе пошли к царю. А пришед [116] к царю на двор силно, и привели того Шоринова сына перед царя, а царь в то время садился на лошадь, хотел ехать к Москве, и спрашивал того малого, и он ему бояся тех людей по приказу их сказывал, что отец его побежал в Полшу з боярскими листами, и царь велел его отдать за вахту; и они, по тем ево парневым словам, почали у царя просить для убийства бояр, и царь отговаривался, что он для сыску того дела едет к Москве сам; и они учали царю говорить сердито и невежливо, з грозами: «будет он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать сами, по своему обычаю». Царь видя их злой умысл. что пришли не по добро и говорят невежоиво, з грозами, и проведав, что стрелцы к нему на помочь в село пришли, закричал и велел столником, и стряпчим, и дворяном, и жилцом, и стрелцом, и людем боярским, которые при нем были, тех людей бити и рубити до смерти и живых ловити. И как их почали бить и сечь и ловить, а им было противитися не уметь, потому что в руках у них не было ничего, ни у кого, почали бегать и топитися в Москву реку, и потопилося их в реке болши 100 человек, а пересечено и переловлено болши 7000 человек, а иные розбежались. И того ж дни около того села повесили со18 150 человек, а досталнвм всем был указ, пытали и жгли, и по сыску за вину отсекали руки и ноги и у рук палцы, а иных бив кнутьем, и клали на лице на правой стороне признаки, розжегши железо накрасно, а поставлено на том железе «буки» то есть, бунтовщик, чтоб был до веку признатен; и чиня им наказания, розослали всех в далние городы, в Казань, и в Астарахань, и на Терки, и в Сибирь, на вечное житье, и после их по скаскам их, где кто жил и чей кто ни был, и жен их и детей поттомуж за ними розослали; а иным пущим вором того ж дни, в ночи. учинен указ, завязав руки назад посадя в болшие суды, потопили в Москве реке. А которые люди пришли в то село для челобитья дел своих до того смутного времяни, и люди их знали, и челобитные их сыскались: и [117] таких уволнили. А те все, которые казнены и потоплены и розосланы, не все были воры, а прямых воров болши не было что с 200 человек; и те невинные люди пошли за теми ворами смотрит, что они будучи у царя в своем деле учинят, а ворам на такое множество людей надежно было говорить и чинить что хотели, и от того все погинули, виноватой и правой. А были в том смятении люди торговые, и их дети, и рейтары, и хлебники, и мясники, и пирожники. и деревенские и гулящие и боярские люди; а Поляков и иных и иноземцов, хотя на Москве множество живет, не сыскано в том деле ни единаго человека, кроме Руских. И на другой день приехал царь к Москве, и тех воров, которые грабили домы, велел повесить по всей Москве у ворот человек по 5 и по 4; а досталным был указ таков же, что и иным. А гости и добрые торговые люди к тем вором не пристал ни один человек, еще на тех воров и помогали, и от царя им было похваление. А столником, и стряпчим, и двояном, и жилцом, и началным и дворовым людем, и подьячим, за их службу, что они против тех воров стояли и здоровье царское оберегли, давано ис царские казны жалованье, на платье камки и атласы и тафты, да по паре соболей, да по вершку бархатному, смотря по человеку, да к денежному и к поместному окладу придача; Глава та ж, статья 8, о плместных окладех. а стрелцом и людем боярским давано по киндяку, по вершку шапошному суконному, денег по 3 и по 2 рубли. А гостя, которого дом розграбили, пожаловал царь, не велел с него имать пятые денги, а довелось было с него взять болши 15,000 рублев, и сына ево ему отдали назад, потому что был невинен; а сам отец в то время от убийства ухоронился в Вышегороде, на боярском Черкаского дворе. И после того царь велел по всей Москве и в городех у всяких людей имати писма, которые умели писать, и складывали те писма с теми воровскими писмами; и не сыскалось против того воровского писма ни одно писмо. И видя царь, что в денгах почало быть воровство великое и много кровопролития учинилося, а те медные денги год от году подешевели, сперва ходили рубль против рубля, а потом почали ходить по 2 и по 3 и по 4 и по 5 и по 6 и по 7 и по 10 и по 15 и по 17 [118] рублев медных денег за серебряной рубль, а с торговых людей и с крестьян десятую и пятую денгу имали в казну серебряными денгами, а ратным людем давали жалованье медными денгами, против того как преж сего давано серебряными, и в государстве серебряными денгами учала быть скудость, а на медные было все дорого и многие помирали з голоду; и умысля царь, чтоб еще чего меж людми о денгах не учинилося, велел те медные денги отставить и не торговать, и приносить те медные денги в свою царскую казну, на Москве и в городех, и за рубль медных денег положено было платить серебряными по 10 денег. А кто медных денег не похочет давать в царскую казну, и тем денги велено сливать и переделывать в котлы и во что кто хочет; а кто учнет те медные денги держати денгами, и им учинен был заказ под смертною казнью, потому чтоб тех денег не посеребривали и не белили и с серебряными денгами не мешали, и те денги убогие люди переменивали, а богатые сливали. Также ис царские казны ратным людем почали давать жалованье годовое и кормовые денги серебряными, и от того тем денгам учинилось в торговле скончание. А людей за те денги как они ходили, за их воровство, что они делали и чинили смуту, казнено в те годы смертною казнью болши 7000 человек, да которым отсекали руки и ноги и чинено наказание, и ссыланы в сылки, и домы их и животы иманы на царя, болши 15,000 человек, Московских, и городовых и уездных всяких чинов людей; и много от того погибло честных и знатных и богатых людей. Да от того ж смутного времяни, как приходили воровские люди к царю и учинилася смута и кроворозлитие, царица от великого страху испужався лежала в болезни болши году.

Да в том же Приказе ведомо железного дела завод, от Москвы 90 верст, под городом Тулою: и делают железо, и пушки, и ядра льют про царя. И те пушки и ядра посылаются по всем городом, а железо, которое остаетца от мушкетного и всякого царского дела, продают всяких чинов людем; и то железо в деле ставиться жестоко, не таково мяхко, как Свейского; а для чего понадобица царю Свейское железо, и то железо покупают [119] у торговых людей. А промыслу того железного одела бывают иных государств люди; а работники того города торговые люди и нанятые.

10. Болшой Приход; а в нем сидит околничей, да два дьяка. А доходы бывают в тот Приказ, на москве и с-ыных городов, с лавок, и з гостиных дворов, и с погребов и с меры, чем всякие товары и питья19 меряют, также и таможенные пошлины, и мыто, и перевоз, и мостовщина; и соберется тое казны в год болши 500,000 рублев. А куды той казне бывает росход, и то написано ниже сего: как бывают окрестных государств послы на Москве, также и Греческие власти, и Персидцкие и Греческие купетцкие люди, и им покупаетца всякой корм, хлеб и мяса, и конской корм, сено, и овес, и дрова, и даетца денгами; кормовым иноземцом и их женам вдовам и дочерям девицам, и переводчиком, и толмачем, и Черкасом, Запорожским казаком и Донским, поденной корм, по указу; Московским послом, и посланником, и гонцом, как их посылают в-ыные государства, жалованье в дорогу, и кому что вновь велят дати; на всякие судовые заводы, которые ходят по Москве реке и по Волге, для хлебного и рыбного и соляного и иного товарного промыслу, на тиоварную покупку, которую покупают и отвозят и продают у Архангелского города; на жалованье того Приказу подьячим, и работником судовым, и которые на соляном царском дворе.

11. Пушкарской Приказ; а в том Приказе сидит боярин, да два дьяка. А ведомы в том Приказе пушечные дворы, московские и городовые20, и казна, и пушкари, и всякие пушечные запасы и зборы; а городы в том Приказе ведомы неболшие, и собирается денег в год с пол-3000 рублев. а берут денги, на строения и на заводы, ис Приказу Болшие Казны. И будет пушкарей, и затинщиков, и мастеровых всяких людей с 600 [120] человек, на Москве, кроме городовых. А на строение пушечное медь привозят от Архангелского города и из Свейского государства, а иные пушки подряжаются делать Галанцы и Любченя и Амбурцы, и привозят к Архангелскому городу. А для порохового строения учинены на Москве и в-ыных местех дворы и мелницы; а мастеры у того дела бывают иных государств и Руские люди, а работники Руские ж люди.

12. Царская Мастерская Полата; а в ней сидит стряпчей с ключом, да дьяк, а тот стряпчей честию против околничих. а в думе не сидит. А ведомо в том Приказе его царское платье, и всякое одеяние, и мастеровые люди; а как царю на которой день платье и шапки всякие выдают, и в казну принимают назад осматривая, з запискою; а иных дел, окромь того, не бывает: да он же надсматривает над другими стряпчими. И в тое Полату, кроме самого царя и тех людей, входити никто не смеет.

13. Царицына Мастерская, а в ней сидит дьяк, да тот Приказ надсматривает казначея боярыни. А ведомо в том Приказе царицыно, и царевичей, и царевен платье, и мастеровые люди, против того ж что21 и в Царской Полате; да в той же Полате ведомо на Москве слобода Кадашеао, болши 2,000 дворов, да слобода ж Бреитово от Москвы с пол-300 верст, болши 1,000 дворов. И с тех слобод в тот Приказ денежных доходов нет никаких, а идут доходы, полотна, и скатерти, и убрусы, и иное22, по указу, на царской обиход, и на царицын и царевичам и царевнам; а платят те люди в царскую казну денги с торговли своей и с лавок; а для приему полотен зделан в слободе на Москве двор, и принимает те полотна и росправу меж теми людми чинит боярыни, вдова. А делают про царской обиход полотна мастеровые люди немногие. Руские и Поляки, а иные люди в свое место наймуют делать их же мастеров.

14. Иноземской Приказ; а ведает тот Приказ тот же [121] боярин, что и Стрелецкой Приказ, а с ним товарыщи, дворянин да два дьяка. И ведомы в том Приказе иноземцы всяких чинов служилые люди, и верстают их за службы ис чину в чин которых мочно без царского указу не верстают; а кормовое жалованье дают им помесечно, в Болшом Приходе и в-ыных Приказех. А в тот Приказ доходов бывает неболшое, толко на приказные росходы.

15. Рейтарской Приказ; а ведает его боярин тот же, что и Стрелецкой и Иноземской Приказ, а с ним товарыщи, дворянин да два дьяка. А бывает рейтаром збор из дворян, и из жилцов, и из детей боярских, малопоместных и беспоместных, и из недорослей, и из волных людей; а жалованье им дается из Рейтарского ж Приказу. Зри глава 9, статья 2.

А собирают тем ратным людем нажалованье денги, как бывает збор со всего государства для войны.

16. Приказ Новогородцкая Четверть; а ведает тот Приказ посолской думной дьяк, да дьяк. А в том Приказе ведомы городы: Великий Новгород, Псков, Нижней Новгород, Архантелской город, Вологда, и иные Поморские и пограничные городы с23 Свейской границею; и с тех городов с торговых людей денежных доходов, и таможенных, и кабацких, и с соляных, и з жедезных и с-ыных промыслов, соберется в год со 100,000 рублев, кроме того что изойдет в тех городех на всякие росходы. А росход тем денгам бывает на жалованье бояром, и ближним ллюдем, и иным чином по их окладом, также и в-ыные роздачи куды прилучится. Зри об окладех глава та ж, статья 8.

17. Приказ Устюжская Четверть; а в нем сидит боярин, да два или три дьяка. А ведом в том Приказе город Устюг Великий, со всякими податми с посацких людей и с волостных и уездных крестьян, и с кабаков, и с таможень, и со всяких откупов; а соберется тех доходов в год болши 20,000 рублев. [122] А роздают те24 в росход на Зри глава та ж, статья 8. жалованье бояром и иным чином, которые посылаются на всякие службы, по окладом их, и началным людем рейтарским и салдатцким.

18. Приказ Костромская Четверть; а в нем сидит думной дворянин, а с ним дьяк. А ведомо в том Приказе городы Ростов, Ярославль, Кострома и иные; и доходу с тех городов, с посадцких людй, и таможенных, и кабацких, и иных будет с 30,000 рублев;

Зри статья 16. а росход бывает против того ж что и в Новгородцкой Четверти, на всякие росходы.

19. Галицкая Четверть; а в нем сидит боярин, да два дьяка. А ведом в ней город Галич с уездом, во всяких доходах; а бывает приходу на год блиско 12,000 рублев, а росход бывает против того ж, что и в Костромской и в Новгородцкой Четверти.

Зри статья 1725 и 16.

20. Приказ Новая Четверть; а сидит в том Приказе околничей и оружейничей, да два дьяка. А ведомо в том Приказе Московской и многих городов и волостей и сел кружечные дворы, на вере и на откупу; и тех кабацких доходов бывает в год болши 100,000 рублев, кроме того что в-ыных приказех ведомы кабацкие дохооды, и роздают те денги во всякие росходы. что и из-ыных Приказов, куды прилучится. Да в том же Приказе ведомо привод, кого приведут с продажным винм, кто продавал воровски. сверх царского указу, тайно, также и с табаком: и им за то указ и наказание бывает в том же приказе, т о том писано подлино в Судебной Книге.

Зри о винной и о табачной продаже в Уложенной Книге.

21. Оружейной Приказ; а ведает тот Приказ то же околничей что и Новую Четверть, а с ним диак. А ведомо в том Приказе двор. где делают ружье, и казенная оружничья полата, и стволного и ложного и замочного и иного дела мастеры. А емлют к тому делу мастеров на москве и из городов и из монастырей [123] кузнецов, и всяких того дела промышленных людей, погодно, по переменам, и дают им за работу поденной корм ис царские казны; а уголье на то дело, и на Денежной и на Кормовой дворы, емлют Московского уезду с монастырских и вотчинниковых крестьян, по указу; а на завод того дела, и на всякой росход, и на жалованье мастеровым людем, денги емлют из Новые Четверти; да ружье же, карабины, и пистоли с олстры, и мушкеты, и банделеры, на царской обиход покупают в-ыных государставх, где прилучитца.

22. Приказ Золотого и Серебряного Дела; а ведает тот же околничей что и Новую Четверть, а с ним дьяк. И емлют в тот Приказ на Москве и из городов добрых мастеров, в вечную службу, и дают погодное жалованье; а делают они про царской обиход суды всякие и церковные утвари; а на завод того дела серебро и золото емлют ис Приказу Болшие Казны и с Казенного двора.

23. Аптекарской приказ; а в нем сидит боярин тот же что и в Стрелецком Приказе, да дьяк. А ведомо в том Приказе аптека, и докторы, и лекари, иных государств люди, да для учения Руских людей с 20 человек; а будет тех докторов и лекарей с 30 человек, и жалованье идет им, годовое и месечное, погодно, по зговору26.

24. Монастырской Приказ; а в нем сидит околничей, да два дьяка. А ведомо в том Приказе всего Московского государства всякой духовной чин, митрополиты, и архиепископы, и епископы, и монастыри, и попы, во всяких делах, и со властелинских и с монастырских крестьян подати к царю27; и соберется тех податей в год болши 20,000 рублев; а росход тем денгам бывает против того ж куды понадобица, что и из иных Приказов, и куды царь роскажет.

25. Хлебной Приказ; а в нем сидит дворянин да дьяк. [124] А ведают в том Приказе городы и волости и села, и кабаки, и таможни, з доходы и с податми после боярина Никиты Ивановича Романова; и соберетца с тех городов и волостей и сел с торговых людей и с крестьян, и с кабаков, и с таможень, с 20,000 рублев, кроме запасных доходов; да в тех же городех устроены пашни на царя, и для досмотру хлеба и росправы установлены приказщики, дворяне; а что того хлеба в году ни уродитца, отдают на Житенной двор. Зри о Житенном дворе глава 6, статья 15.

26. Ямской Приказ; а в нем сидит боярин, да думной дворянин, да два дьяка. А ведомо в том Приказе всего Московского государства ямщики, и даеься им царское жалованье по 20 рублев и болши человеку на год, а лошадей держат они для гонбы по 3 лошади у всякого человека. указное, а у иных по 6, кто за сколко служит; да им же дается из царские казны за всякую езду прогоны, на 10 верст по 3 денги, кто с чем ни едет и что ни везет, своего или царского, а ездят они под гонцами, и под всякими людми, и под извозом, по царским подорожным грамотам. А собираются ямщиком на жалованье денги со всего Московского государства с крестьян, что и стрелцом, по указу, по чему на кого

Зри о стрелцах, глава та ж, статья 5. положено, а соберется тех денег на год блиско 50,000 рублев; а в городех, в Великом Новегороде, и во Пскове, и в Смоленске, и в Казани, и в Астарахани, и в-ыных болших городех, ямщиком денги собирают с тамошних уездных крестьян, и дают жалованье против того ж что и Московским. А устроены ямские слободы дворов по 30 и по 40 и по 50 и по 80 и по 100, а слобода от слободы по 30 и по 40 и по 60 и по 90 и по 100 верст и болши.

27. Каменной Приказ; а в нем сидит столник, или дворянин, да два дьяка. А ведомо в том приказе всего Московского государства каменное дело и мастеры; и для какого царского строения понадобятца те мастеры, и их собирают изо всех городов, и дают им ис царские казны на поденной корм денги, чем им сытим быть мочно. Да на Москве ж ведомы в том Приказе известные и кирпишные дворы и заводы; а где белой камень родится и делают известь, и те городы податми и доходы [125] ведомы в том Приказе. А соберется тех доходов с 5000 рублев в год; а камень белой, тесаной и неочищеной, привозят к Москве ис тех городов уездные крестьяне, на кого сколко в году положено поставить вместо иного оброку.

28. Челобитенный Приказ; а в нем сидит околничей, да два дьяка. А ведомо в нем челобитные: которые люди подают царю в походех и на празники, и тех челобитен царь слушает сам и бояре, и по которой челобитной доведется быти указу, или отказу, и на тех челобитных подписывают думные дьяки; и слушав царь тех челобитен, отсылает в тот Приказ, а ис Приказу посылают те челобитные с подьячими, велят им честь их на площади перед царским двором всем людем, и отдавать имянно тем людем, чья та челобитная будет, а иные люди емлют свои челобитные в Приказе, и кто о чем бил челом, смотря по подписи, ходят в те Приказы, куды подписано будет и где дело его. Да в том же Приказе ведомы судом приказные люди, дьяки и подьячие, и сторожи, и ходаки; и доходы денежные с судных дел, неболшие.

29. Приказ Малые Росии; а сидит в нем тот же боярин что и в Галицкой Четверти, а с ним дьяк. А ведомо в том Приказе Малая Росия, войско Запорожское казаки и городы Киев и Чернигов, с товарыщи, с того времяни как отлучилися они от Полского короля и учинилися в подданстве под царскою рукою. А доходов с тое Малые Росии не бывает ничего, потому: как царь принимал их под свое владенье в подданство, и он обещался им и чинил веру на том. что им быти под его владеньем в вечном подданстве по своим волностям и привилиям, как были они в подданстве у Полского короля, ни в чем не переменяя и волностей их не отнимая. А приговорено войску быти всегда готову против его царских неприятелей, и для оберегания городов, по 60,000 человек; а собирати тому войску на жалованье денги с тамошних городцких посадцких и уездных людей. И ис той Малой Росии для всяких дел присылаются посланцы, от гетманов полковники, от полковников сотники и ясаулы и казаки, по 20 и по 30 и по 50 и по 100 человек, и дается им на Москве корм и питье царское и конской корм и дрова, поденно; [126] а у царя они бывают у руки, и подносят листы от кого присланы, и те листы переписывают и потом указ и отпуск чинят; а на отпуске у царя бывают они у руки против того ж что и на приезде, и грамоты к гетманом и к полковником и к сотником посылаютца за болшою государственною печатью, всереди титла царская пишетца короткая чернилом. А на отпуске дается им жалованье: полковником на платье по сукну да по отласу, или по камке, по 40 соболей во 100 рублев сорок, пара соболей на шапку в 20 рублев, денег 50 рублев; сотником, и атаманом, и ясаулом, по сукну да по тафте, по 40 соболей в 50 рублев сорок, на шапки по паре по 10 рублев пара, денег по 20 рублев; казаком по сукну, по паре соболей по 5 рублев пара, денег по 5 рублев; и в дороге им корм бывает против того ж что на москве; а бывает таких присылок в году от гетманов и от всех полковников с 20. а всех полков болши 20. Также за службу посылается к гетманом и к полковником подарки, и к началным людем, сукна и камки и тафты и соболи, с столники, немалое число. Да с ними ж приезжают бити челом тех городов чернцы, и попы, и всякие люди, о вотчинах и о мелницах и о лугах и о церковном строении, вновь, или по старине, и им дают на то жалованные грамоты, а на церковное строение денги и церковное одеяние; да им же идет корм и питье и даетца жалованье, смотря по человеку; а даетца им жалованье и поденной корм для того. что еще они учинились в подданстве внове, и тем бы их к вечному подданству постояннее приманить, а как в подданстве позастареют, и им такой чести и жалованья убудет.

30. Земской Приказ; а в нем сидит думной дворянин что и в Костромской Четверти, а с ним два дьяка. А в нем ведомо Московские посадцкие люди, и городы неболшие. Да в нем же ведомы на Москве и в городех дворовые места, белые и черные, и слободы, продажею и мерою, также и улицы мостят и чистят, а собирают мостовщину со всякого чину жилецких людей; а как царю бывает выход, или поход, и для чищенья улиц устроены земские метелщики, человек с 50. А доходов в тот Приказ [127] с московских торговых людей, и з городов, и з записки продажных дворов и мест, с 15,000 рублев в год; а росход бывает во всякие статьи. Да в том же Приказе ведомо Московские разбойные, и татиные, и всякие воровские приводные дела.

31. Холопей Приказ; а в нем сидит столник да дьяк. А ведают в том Приказе боярских и ближних и всяких чинов людей дворовых их, кабалных, и даных, и записных служилых людей: и кто холоп кому бьет чнлом во двор, и его запишут в книги, и дают на того холопа вечные служилые кабалы, и даные, и на урочные годы записи. тем людем, кому они бьют челом; и з записки тех людей емлют записные пошлины, и в год соберется тех пошлин с 500 рублев. А будет от кого боярина и всякого чину человека люди воруют, и бегают, и смуты чинят, и тем людем указ в том же Приказе, по Уложению. А дают на тех кабалных людей кабалы вечные, будет бьет челом кому во двор, на ево имя самого, или жены его, или детей, по их век, а не на урочные лета; а посадцким людем, и слушкам монастырским, и попом, и холопем боярским, дается на служилых людей записи на 5 лет, а болши 5 лет держати им у себя не велено. Также кто кому должен чм, а заплатить будет нечим, и таких отдают в слуги, заслуживать за тот долг урочные лета; или кто кого окупити похочет, тому и холоп вечной, по ево живот, или жены его и детей. а какие чины велено отдавать за долги в слуги, и тому подлинно росписано в Уложенной Книге.

Зри о холопех; подлинно написано в Уложенной Книге.

32. Два Приказа Судные: Московской, Володимерской, а сидят в них по боярину, да по столнику, да по дьяку и по два. А ведомы в тех Приказех судом во всяких делех бояре, и околничие, и думные и ближние люди, и столники, и стряпчие, и дворяне, и всякие помещики и вотчинники. А доходов нет никаких, кроме пошлин судных дел, и того с 500 рублев в год, во всякой Приказ.

33. Печатной Приказ; а ведает тот Приказ посолской думной дьяк, да дьяк. А печатают в том Приказе грамоты и памяти, которые посылаются всего Московского государства в городы, [128] по указу царскому, также и по челобитью всяких чинов людей; и собирают с челобитчиковых грамот и памятей, со всяких чинов людей, кроме28 бояр и думных людей, печатные пошдины, по указу, с челобитья, и з денег, и з животов, которые будут в грамотах и в памятях писаны, также кому будут даны грамоты на воеводства и по приказом, и кому будут даны поместья и вотчины, с четвертей з земли, по указу ж, как о том подлинно писано в Уложенной Книге, с кого что и с чего взяти

Зри о печатных пошлинах в Уложенной Книге. пошлины; и собирая тое пошлину записывают в книги, и тое записку закрепляют дяки; а соберется тех пошлин на год тысеч по 7 и по 8000 и по 10,000 рублев29, каков лучится год, и роздаются те денги во всякие ж росходы. А бывает та печать у думного дьяка беспрестанно повешена на вороту, и в дому; а вырезано на той печати орел двоеглавой, всереди царь на коне победил змия, около подпись царская титла самая короткая; а величиною та печать будет немного болши ефимка Любского кругом.

34. Розбойной Приказ; а в нем сидит боярин, или околничей, да столник, или дворянин, да два дьяка. И в том Приказе ведомы всего Московского государства розбойные, и татиные, и приводные дела, и мастеры заплечные; а будет тех мастеров на Москве с 50 человек, и даетца им годовое жалованье. Также и в городех для разбойных и татиных дел устроены приказные губные избы, и ведают такие дела выборные дворяне, за верою и крестным целование, которые за старостью полковых служеб служити не могут; и устроены для всяких воров тюрмы, и на Москве у тех тюрем и в Приказе бывают сторожи, выбраны из Московских слобоцких людей, а в городех подьячие и сторожи и неделщики бывают выбраны из городцких и уездных людей чей кто нибудь, за верою и крестным целованьем и за поруками; а в палачи на Москве и в городех ставятся всякого чину люди, кто похочет. И какова чину нибуди князь, или [129] боярин, или и простой человек, изыман будет на розбое, или в тадбе, или, или в злом деле в смертном убийстве, и в пожоге, и в-ыных воровских статьях, и приведут его на Москве в Розбойной или в земской Приказ. а в городех в Приказы ж и в губную избу: и кто будет был на розбое и учинил убийство, или пожог и татбу, а таварыщи их розбежались и не пойманы, и таких злочинцов в празники и в-ыные дни пытают и мучат без милосердия, для того что вор и сам. не избирая дней, воровства свои и убийства делает, да и для того чтоб по их скаске сыскать и товарыщев их. Так же и иных злочинцов потомуж пытают, смотря по делу, одиножды и двожды и трижды, и после пыток указ чинят, до чего доведется. А на которых они людей скажут и станы свои укажут, и тех людей сыскав всех поставят с очей на очи, и тех воров пытают накрепко, впрямь ли те люди, на которых они говорят, с ними в том воростве товарыщами или становщиками и оберегалщиками были, и не напрасно ль на них говорят, по насертке: и будет с пыток скажут, что впрямь те люди их прямые товарыщи и становщики или оберегалщики, и тех всех потомуж начнут пытать. А устроены для всяких воров пытки: сымут с вора рубашку и руки его назади завяжут, подле кисти, веревкою, обшита та веревка войлоком, и подымут его к верху, учинено место что и виселица, а ноги его свяжут ремнем; и один человек палач вступит ему в ноги на ремень своею ногою, и тем его отягивает, и у того вора руки станут прямо против головы его, а из суставов выдут вон; и потом ззади палач начнет бити по спине кнутом изредка, в час боевой ударов бывает тритцать или сорок; и как ударит по которому месту по спине, и на спине станет так слово в слово бутто болшой ремень вырезан ножем мало не до костей. А учинен тот кнут ременной, плетеной, толстой, на конце ввязан ремень толстой шириною на палец, а длиною будет с 5 локтей. И пытав его начнут пытати иных потомуж, и будет с первых пыток не винятся, и их спустя неделю времяни пытают вдругорядь и вътретьие, и жгут огнем, свяжут руки и ноги, и вложат меж рук и меж ног бревно, [130] и подымут на огнь, а иным розжегши железные клещи накрасно ломают ребра; и будет и с тех пыток не повинятца, и таких сажают в тюрму, доколе по них поруки будут. что им вперед за худым делом не ходити и вперед худого ничего не мыслити никому, и будет будут поруки, и их свободят; а как они в тюрме отсидят года два и болши, а порук не будет, и таких ис тюрем свобождают и ссылают в далние городы, в Сибирь и в Астарахань, на вечное житье; а которые винятся, и таких потомуж сажают в тюрму, и смотря по делу указ чинят, до чего доведется. А которые воры бывают на розбое, хотя и двожды поиманы, а убийства смертного и пожогу не учинили: и таких бив кнутом по торгом, за первую вину отрезав левое ухо сошлют в сылку. а за другую вину, как будет поиман в таких же делах, бив кнутом, отрезав и правое ухо, сошлют в сылку ж, а за иные вины потомуж бывает наказание и казни, по разсмотрению, кто чего будет достоин. А в середних и малых винах бывает наказание, бьют кнутом и батогами. смотря по вине, а потом свобождают. А бывают мужскому полу смертные и всякие казни: головы отсекут топором за убийства смертные и за иные злые дела, вешают за убийства ж и за иные злые дела; живого четвертают, а потом голову отсекут за измену, кто город здаст неприятелю, или с неприятелем держит дружбу листами, или и иные злые изменные и противные статьи объявятся; жгут живого за богохулство, за церковную татьбу, за содомское дело, за волховство, за чернокнижество, за книжное преложение, кто учнет вновь толковать воровски против Апостолов и Пророков и Святых Отцов с похулением; оловом и свинцом заливают горло за денежное дело, кто воровски делает, серебреником и золотарем,

Зри глава та ж, статья 9 о денежных мастерах. которые воровски прибавливают в золото и в серебро медь и олово и свинец; а иным за малые такие вины отсекают руки и ноги, или у рук и у ног палцы, ноги ж и руки и палцы отсекают за конфедерацство, или за смуту,

Зри глава 2, статья 14; потом зри в Уложенной Книге. которые в том деле бывают маловинни, а иных казнят смертию; также кто на царском дворе, или где нибудь, вымет на кого саблю, или нож, и [131] кто чем замахиваетца бить на отца и матерь, а не бил, таковы ж казни; за царское бесчестье, кто говорит про него за очи бесчестные, Зри в Уложенной Книге. или иные какие поносные слова, бив кнутом вырезывают язык. Женскому полу

Зри в Уложенной Книге. бывают пытки против того же, что и мужскому полу, окромь того что на огне жгут и ребра ломают. а смертные казни женскому полу бывают: за ьогохулство ж и за церковную татьбу, за содомское дело жгут живых, за чаровство и за убойство отсекают головы, за погубление детей и за иные такие ж злые дела живых закопывают в землю, по титки, с руками вместе т отоптывают ногами, и от того умирают того ж дги или на другой и на третей день. а за царское бесчестье указ бывает таков же что мужскому полу. А которые люди воруют с чюжими женами и з девками, и как их изымают, и того ж дни или на иной день обеих мужика и жонку, кто б каков ни был, водя по торгом и по улицам вместе нагих бьют кнутом.

35. Панафидной Приказ; а в нем сидит дьяк. А ведомо в том Приказе поминание по мертвых прежних великих князех, и царех Росийских, и царицах, и царевичах, и царевнах: и которого дни прилучитца по ком творити память, на Москве и в городех, и в монастырех по церквам, указы посылаются ис того Приказу.

36. Счотной Приказ; а в нем сидят два дьяка, и ведают и делают дела всего Московского государства, приход, и росход, и остаток по книгам, за многие годы. А приход в него бывает остаточные денги30, которые в котором году с кого не взяты в царскую казну, также в котором году за росходом что осталось в остатке; а собирая такие денги, на Москве и из городов. в росходы ни в какие не даются, без царского указу.

И всего на Москве, кроме городовых и патриарших Приказов и таможень, 42 Приказа; а дьяков в тех Приказех, и по городом с воеводами, со 100 человек, подьячих с 1000 человек. А устроены Приказы на царском дворе: Тайных Дел. Приказ Болшого Дворца, Мастерские Полаты, Оптекарской, Серебряного [132] и Золотого Дела, Оружейной, Монастырской; а досталные все Приказы устроены от царского двора поодаль, на площади за церквами.

37. А кому лучитца о чем бити челом, или на ком чего искати судом: и таким людем о всяких своих делех бити челом, и искати всяких сыскных и кабалных и иных дел указано, кто под которым Приказом в ведомости написан и судим.

38. А судити куазано а Приказех бояром, и околничим, и столником, и дворяном, и дьяком, кому в котором Приказе ведати приказано, всем вместе и без единаго и единому без всех, в правду, по святой еуангелской заповеди Христове, не стыдяся лиц силных, понеже по Писанию божественному вкупе богат и убог, и другу не дружити, а недругу не мстити ни для чего, и по посулом и по поминком не делати; а кто будет судья возмет посул и дело учнет делать по посулом, а про то сыщется, и о таких судьях о наказании подлинно писано в Уложенной Книге. Зри о судех и о судьях31, имянно написано в Уложенной Книге. Однако ж хотя на такое дело положено наказание, и чинят о тех посулах крестное целование з жестоким проклинателством, что посулов не имати и делати в правду. по царскому указу и по Уложению: ни во что их есть вера и заклинателство, и наказания не страшатся, от прелести очей своих и мысли содержати не могут и руки свои ко взятию скоро допущают, хотя не сами собою, однако по задней леснице чрез жену, или дочерь, или чрез сына и брата, и человека, и не ставят того себе во взятые посулы, бутто про то и не ведают. Однако чрез такую их прелесть приводит душа их, злоиманием, в пучину огня негасимаго, и не токмо вреждают своими душами, но и царскою, взяв посулы облыгают других людей злыми словами, и не стыдятца того делати потому: кто может всегда блиско приходити к царю и видети часто от простых людей? но и сами они судии видают времянем, и ретко когда прилучат говорити с ним о делех. [133]

39. А будет которой ответчик учнет бити челом на кого судью, что тот судья ему недруг, или с ним есть какое дело, и ему в том Приказе отвечати и искати не мочно: и ему велено бити челом до суда царю, и по тому его челобитью велят судити их в-ыном Приказе иным судьям, и по судному делу указ и вершенье что ни будет, тому так и быти; а сверх того суда в том деле, по которому будет указ учинен, иному суду нигде не быти. А кто в котором Приказе учнет искати на ком чего нибудь, а ведая себе в том Приказе судью или подьячего недруга, а царю о том наперед до суда не бил челом, а суд был, и дело вершено по правде, а не по недружбе и не по посулам; и после того учнет на противника своего, на судью, бити челом, что тот судья ему недруг и судил неправдою: и тому его челобитью верить не велено, и другому суду не быти, а быти по тому первому суду, потому, ведая себе судью недруга, а преж суда не бил челом, и тот ему суд учинится по ево доброй воле.

40. А кому на ком чего и искати, и о том пишут и подают в Приказех судьям приставные памяти: и дьяки те памяти закрепляют и записывают в книги, и посылают по ответчиков приставов, велят сыскав посавить в Приказе самого ответчика, или жену его, или сына, или человека, которой ходит за делами. А как ответчика или его людей сыщут, и в Приказе по исце и по ответчике соберут поручные записи, что им к суду обеим стать, на указной срок, на которой судьи положат, или они меж себя истец с ответчиком сами изберут день. А будет по исце порутчиков не будет, и ему на ответчика суда в долговом деле не дадут; а будет по ответчике порутчиков не будет, и его держат в Приказе скована, доколе поруки будут или судное дело скончитца, или его отдадут в бережение приставом на руки32. А будет истец, или ответчик, учнут бити челом, что им на указной срок за чем стати не мочно: и им срок учинят стати к суду дале прежнего, [134] смотря как мочно. А будет они на тот указной срок, истец или ответчик, не станут, и его тем обвинят без суда: и истец будет не станет, лишен иску своего. а ответчик не станет, виноват без суда и исцов иск доправят весь сполна, для того что они тот срок полюбовно сами изберут, а не станут.

А будет у кого с ем будет суд, и с суда по исце и по ответчике соберут поручные записи. что им до вершенья судного дела с Москвы не сьехать: а сьедут истец или ответчик, и истец иску лишен. а пошлины царские по судному делу возмут на порутчиках его; а будет сьедет ответчик, и за ответчика исцов иск и пошлины доправят на порутчиках его, хотя б истец или ответчик прав был, однако не дождався указу и не бив челом царю с Москвы не сьезжай. а будет по судному делу ответчик будет виноват: и на нем денги велят взять или доправить, и отдать исцу, да на ннем же ответчике возмут на царя пошлины, сверх исцова иску, с рубля по 10 денег, да на нем же доправят исцовы проести и волокиты и убытки, и отдадут исцу. А которому ответчику исцова иску заплатить будет нечем: и таких, бив на правеже, отдают тому исцу в слуги, заслуживать за те денги урочные годы, по указу, а царские пошлины возмут на самом исце; а указ тем людем, сколко кому за что заслуживать, писан подлинно в Уложенной Книге. Зри в Уложенной Книге. А отдаючи таких людей долги заслуживать, приказывают тем людем, чтоб они тех своих людей держали в домех своих не голодом и небезодежных, и наругателства б и побой напрасно никаких не чинили, чтоб от них челобитья не было; а тем виноватым людем потомуж приказывают. чтоб они у тех своих господ за вину свою служили верно, и дурна никакого не чинили и были во всем послушны, как годитца рабу пред господином. А будет тот отданой слуга учнет бити челом на господина своего, что он над ним много делает наругателства, и бьет без вины. или напиваючись, неведомо за что, или над женою его и над детми учинит какое злое дело: и по сыску у такова господина того человека возмут назад, безденежно. А будет он господин тому человеку учинить наругателство, с серца [135] переломит руку, или ногу. или глаз выколет, или губы, или нос, или уши и иное что обрежет: и ему против того ж будет указ учинен самому рука за руку. нога за ногу. глаз за глаз, и иное против того ж; да на нем же возмут тому его увечному человеку, за увечье, из животов, по указу. А будет тот его увечной человек Зри в Уложенной Книге.

от его наругательства умрет: и того господина самого казнят смертью, а жене того умершаго и детем возмут того господина из животов на прожиток по указу ж, кто б ни был. Таким же обычаем меж всяких господ и подданных их, дворовых людей и крестьян, указ во всем против того же и ни в чем не рознитца; а в блудном деле указ на патриарше дворе, или у митрополитов и у архиепископов и у епископов.

А которой человек учнет на господина своего бити челом ложно, или затеет на господина своего какое воровское государственное дело, не хотя у него служити: и по сыску такому человеку бывает наказание кнутом, и отдадут тому господину назад в слуги, не бей челом и не затевай на господина своего ложно.

А как те виноватые люди у господ своих за долги урочные лето отслужат: и тем их господам указано бывает, после выслуженых урочных лет тех людей приводити в Приказ, откуды им их дадут, а крепити им тех людей за собою, болши тех указных лет, никому не велено; а ис Приказу тех людей отпущают на волю, кто где жить похочет.

41. А будет судное дело о бесчестии, а не о долгах: и по такому судному делу на ответчике за безчестье исца правят денги против жалованья, что ему идет царского жалованья на год; а будет от обесчестит чюжую жену и детей, и за бесчестье жены на виноватом правят денги против мужня бесчестья, вдвое, а за сыновне гулящаго, которой не в службе, вполы отцова бесчестья; и доправя денги отдадут тем людем, кого они обесчестят, а царю до тех денег дела нет. А иным людем, которые не в царской службе, о бесчестье положено потомуж, с розверстанием, кто какого чину и чести. А которым людем бесчестья [136] платить нечим, и таким, смотря по чести того человека, кого обезчестят, бывает наказание кнутом.

42. А как истец и ответчик станут которого дни к суду, и истец подаст судье челобитную, и судья высмотря челобитные спросить у ответчика, что он готов ли отвечать: и будет не готов, и ему дадут срок; а челобитные исцовы ему не прочтут и в руки не дадут; а будет ответчик скажет, что он отвечати готов, и ему исцову челобитную вычтут и велят против того отвечать. И как то судное дело начнетца, и то дело записывают подьячие, а как суд отойдет, и исцу и ответчику велят к судному делу, к записке речей их приложить руки; а которые грамоте не умеют, и в их место велят приложить кому иному и кому они верят; и потом дадут их на поруки. И после того подьячей из судного дела выпишет коротко, кто что говорил, и выписав по которому мочно судьям указ чинить, негораздо в великих делах, и они то дело вершат, и виноватого обвинят и без царского ведома; а будет которого дела вершити им за чем не мочно, и то дело взнесут пред царя и пред бояр, и что по тому делу будет царской указ, и по тому так и быти.

Также и всякие государственные и земские дела велено им приказным людем делати, по царскому указу и по Уложению, в правду; а чего не мочно им будет делать, велено спрашиватца з бояры, и з думными людми, и с самим царем.

43. А дается во всяких в денежных, и в заемных, товарных, и иных делах, суд по кабалам и по записям; а у кого кабал нет, или утеряются, или подерутца и иная какая нибудь шкода учинитца, и в бескабалных делах суда не даетца и верить не велено ничему, хотя б на какое дело дватцать человек свидетелей было, все то ни во что без крепостей. А велено всяким людем долгов своих всяких денежных и иных, искати но кабалам и по записям и по иным крепостям в 15 лет; а по 15 летех хотя один день перейдет за лишек, всякие крепости поставлены ни во что и суда не даетца.

44. А которые люди учнут искати всяких своих дел, на [137] ком нибудь, на Москве в Приказех или в городех, где кто судим: и им велено во всяких делах суды давати, без задержанья; и после судного дела не выходя вон похочет ответчик искати на исце совем какого нибуди дела, встречно, и ему ответчику на исца велено суд, или два и три, по розным челобитным, давать не выходя вон ис Приказу; а дела судного з другими судами примешивать и сверстывать не велено.

45. А окроме царских Приказов, которые выше сего написаны, и окромь городов, и царских дворцовых сер и волостей, и патриарших и митрополичих и архиепископлих и епископлих Приказов, нигде никаким людем судов и росправы ни в чем не бывает. А бывают у патриарха и у властей судные дела, в духовных статьях и смертях и в-ыных во всяких делах, против того ж что и в царском суде. всякому чину мужскому полу и женскому, кроме розбойных и татиных и пожегных дел; а кого у них за духовные дела в воровских статьях осудят на смерть, кто какую казнь заслужит, и они из дела выписав приговор свой посылают с теми осуждеными людми в царской суд, и по тому их приговору ис царского суда велят казнити без задержанья, кто чего достоин; а у самих у них властей таких людей, бес царского ведома, не казнят ни за что.

46. Да в тех же Приказех учинены, для розсылки всяких дел и для приставных памятей и поручных записей, в Посолском Приказе толмачи, во Дворце трубники, а в-ыных во всех Приказех дети боярские, неделшики, деншики, пушкари; и будет тех людей с 500 человек. А указано им, кроме царского жалованья, с-ысца и с ответчика хоженого по 10 денег с человека, да пожелезное.

47. А которых людей на Москве и в городех, воров, розбойников и татей, и в-ыных злых делах приводят и сажают их в тюрму: и тех людей, у кого есть отцы и матери, или иные сродичи и жена и дети, кормят их сами, своим. А у которых нет продичей и кормитися нечим, и ис тех воров, которые в малых винах сидят, на всякой день ис тюрем выпущают по 2 человека. скованых, с сторожами, собирати по людям по [138] торгом и по дворам милостиню, денгами и хлебом; а что они которого дни соберут, мало или много, и то меж себя делят с товарыщи все вместе, и тем себя кормят.

А которые люди ищут на ком долгов своих, или иного чего нибудь, и посадят их в Приказех в крепи, а кормитися тем людем будет нечем, и их велят кормити приставом, до тех мест как дела тех людей вершатца: и будет кто будет виноват. истец или ответчик, за корм тех людей денги приставом возмут на виноватом, а истец его до совершенья дела своего кормити неповинен, хотя з голоду умрет.

48. А во всяком Приказе, з городов и с посадов, и с волостей и с сел и з деревень, и с таможень и с кабаков, и со всяких откупов, денежные всякие доходы, которые городы и слободы и волости и села в котором Приказе ведомы, принимают и роздают подьячие, добрые, помесячно.

И всего денежных доходов, на всякой год в царскую казну приходит во все Приказы, со всего государства, кроме того что исходит в городех, з десять сот с триста с одиннатцать тысеч рублев, окром Сибирские казны33.


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22

перейти в каталог файлов
связь с админом