Главная страница
qrcode

Вальтер Беньямин Автор как производитель


Скачать 373.19 Kb.
НазваниеВальтер Беньямин Автор как производитель
АнкорБеньямин Автор как производитель.pdf
Дата11.10.2017
Размер373.19 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаBenyamin_Avtor_kak_proizvoditel.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#42031
страница1 из 3
Каталогid49054056

С этим файлом связано 72 файл(ов). Среди них: Kontrol_i_upravlenie_Internetom.pdf, Benyamin_Avtor_kak_proizvoditel.pdf, Voronin_A_A_-_Programma_obschego_chelovekovedenia_F_T_Mikhaylova и ещё 62 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3
Вальтер Беньямин Автор как производитель
1
[Выступление в институте изучения фашизма в Париже 27 апреля 1934 г Речь идет о том, чтобы привлечь интеллектуалов на сторону рабочего класса, заставив их осознать тождественность их духовных поступков сих уделом производителей.
Рамон Фернандес Вы помните, как Платон в проекте своего Государства поступает с поэтами. Он отказывает им во имя интересов сообщества в пребывании внутри него. Он обладал высоким пониманием власти поэзии. Однако он считал ее вредной, излишней – разумеется, в некоем совершенном сообществе. Вопрос оправе поэтов на существование нечасто ставился с тех пор с подобной силой однако он встает сегодня. Пожалуй, в такой форме он ставится лишь изредка. А всем вам он более или менее известен как вопрос об автономии поэта о свободе сочинять то, что ему угодно. Вы не склонны жаловать ему эту автономию. Вы полагаете, что современное общественное положение вынуждает его решать, на службу кому он хочет направить свою активность. Буржуазный развлекательный писатель не признает эту альтернативу. Вы доказываете ему, что он, не признаваясь в этом, обслуживает определенные классовые интересы. Писатель передового типа признаёт эту альтернативу. Его решение происходит на основе классовой борьбы, когда он встает на сторону пролетариата. Вот здесь-то и кончается его автономия. Он направляет свою деятельность на то, что является полезным для пролетариата в классовой борьбе. Обычно говорят, он следует некоей тенденции. Здесь вы слышите ключевое слово, вокруг которого давно ведется спор, хорошо вам известный. Он вам известен, а поэтому вы также знаете, насколько неплодотворно он протекал. Те. он несвободен от скучного с одной стороны-с другой стороны с одной стороны от работы поэта необходимо требовать верной тенденции, с другой стороны от этой работы мы вправе ожидать качества. Эта формулировка, конечно, будет неудовлетворительной до тех пор, пока не осознают, в чем собственно состоит связь двух факторов тенденции и качества. Естественно, можно эту связь декретировать. Можно провозгласить произведению, которое обнаруживает правильную тенденцию, ненужно более иметь качество. Эта вторая формулировка
1
Перевод с немецкого выполнен по изданию Benjamin W. Autor als Produzent. В Gesammelte Schriften. F/M.
1991. 2 Band. 2 Teil. S. 683—701. Переводчики Б. Скуратов, И. Чубаров.
Ср. английский перевод Walter Benjamin, "The Author as Producer," trans. by John Heckman, New Left Review
I/62, July-August 1970, http://www.situations.org.uk/_uploaded_pdfs/AuthorasProducer.pdf.
2
См Платон, Государство, 595 и след.
1
небезынтересна, более того она верна. Ясней согласен. Но, будучи согласным, я отказываюсь это декретировать. Это утверждение необходимо доказать. И вот попытка такого доказательства, для которого я обращаюсь к вашему вниманию.
– Это, – вероятно возразите Вы, – совершенно специальная, даже отдаленная тема. Ивы хотите таким доказательством способствовать изучению фашизма – У меня ив самом деле есть это намерение. Ибо как я надеюсь, я сумею показать вам, что понятие тенденции в обобщенной форме, в которой оно большей частью обнаруживается в только что упомянутом споре, является полностью непригодным инструментом политической литературной критики. Я хотел бы вам показать, что тенденция поэзии может быть верна политически только, если она также верна литературно. То есть, что политически верная тенденция включает некую литературную тенденцию. И сразу же добавлю эта литературная тенденция, которая имплицитно или эксплицитно содержится в каждой верной политической тенденции – она, и ничто иное, производит качество произведения. Поэтому, следовательно, верная политическая тенденция произведения включает его литературное качество, так как она включает его литературную тенденцию. Это утверждение – надеюсь, что я могу Вам обещать – вскоре прояснится. Пока же я вставлю, что для своего рассмотрения я мог бы выбрать и несколько другой исходный пункт. Я исходил из неплодотворного спора в каком отношении находятся тенденция и качество поэзии. Я мог бы, однако, исходить из еще более старого, ноне менее неплодотворного спора в каком отношении находятся форма и содержание, а именно в частности в политической поэзии. Эта постановка вопроса по праву пользуется дурной славой. Она считается хрестоматийным образцом попытки не диалектически, шаблонно подходить к литературным связям. Пусть так. Но как выглядит тогда диалектическое трактовка того же вопроса Диалектическая трактовка этого вопроса, и тем самым я подхожу к сути дела, вообще ничего не может сделать с устоявшимися, изолированными вещами произведением, романом, книгой. Она должна рассматривать этот вопрос в контексте живых общественных связей. Вы правомерно заявляете, что это неоднократно предпринималось в кругу наших друзей. Несомненно. Только при этом часто слишком высоко хотели
3
Под поэзией здесь имеется ввиду художественная литература, ее эстетический момент – Прим. пер.
2
прыгнуть, и вместе стем неизбежно также часто впадали в неопределенность.
4
Общественные отношения, как мы знаем, обусловлены производственными отношениями. И если материалистическая критика находила к произведению, то обычно она спрашивала, как это произведение относится к общественным производственным отношениям эпохи. Это важный вопрос. Но и очень сложный. Ваш ответ на него не всегда будет недвусмысленным. И я хотел бы предложить вам теперь более напрашивающийся вопрос. Вопрос, который скромнее, целит несколько ближе, но как мне кажется, предоставляет больше шансов на ответ. Те. вместо того, чтобы спросить как некое произведение относится к производственным отношениям эпохи, соответствует ли оно им, является ли реакционным или стремится к перевороту, является ли революционным – вместо этого вопроса или, во всяком случае, до этого вопроса я хотел бы предложить Вам нечто другое. Итак, прежде чем я спрошу как некое литературное произведение относится к производственным отношениям эпохи, хотел бы я спросить как оно пребывает в них.
5
Этот вопрос непосредственно ориентированна функцию, которой обладает произведение в рамках литературных производственных отношений некоей эпохи. Другими словами, он имеет ввиду непосредственно писательскую технику произведений. С понятием техники я связал то понятие, которое делает литературные продукты непосредственно общественными, доступными материалистическому анализу. Одновременно понятие техники указывает на диалектический отправной пункт, исходя из которого нужно преодолеть неплодотворное противопоставление формы и содержания. И далее, это понятие техники содержит указание о правильном определении отношения тенденции и качества, о чем мы вопрошали вначале. Итак, если раньше мы могли формулировать, что верная политическая тенденция произведения включает его литературное качество, потому что она включает литературную тенденцию этого произведения, то мы теперь определяем более точно, что эта литературная тенденция может состоять в некотором прогрессе или регрессе литературной техники. Наверное, это будет по-вашему, если я здесь, лишь на первый взгляд внезапно, перескочу в совершенно конкретные литературные условия. В русские. Я хотел бы обратить Ваш взгляд
4
Вариант перевода Только при этом часто стремились к великому, и при этом с необходимостью добивались смутных результатов.
5
Вариант перевода При оценке художественного произведения с позиций материалистической критики, мы задаемся вопросом - какое место произведение занимает в связи сего позицией по отношению к общественно-производстственным отношениям данного периода ... Поддерживает ли оно их - реакционно, или пытается свергнуть - революционно. Это важный, но. сложный вопрос. Я предложил бы близкую ему альтернативу. Перед тем, как спросить какова позиция литературного произведения относительно производственных отношений, я бы поинтересовался какое место оно занимает внутри них Этот вопрос затрагивает функцию произведения в рамках литературных отношений производства, литературную технику произведения.
3
на Сергея Третьякова
6
и на определенный и воплощенный им тип оперирующего писателя. Этот оперирующий писатель дает нам убедительнейший пример функциональной зависимости, в которой всегда и при любых обстоятельствах располагаются верная политическая тенденция и прогрессивная литературная техника. Однако только один пример от дальнейшего воздерживаюсь. Третьяков отличает оперирующего писателя от информирующего. Его миссия – не сообщать, но бороться не играть на публику, а активно вступать в бой. Он определяет это через сведения, которые раздобывает в своей деятельности. Когда в 1928 г, в эпоху тотальной коллективизации сельского хозяйства, был выдвинут лозунг писателей на колхозы, Третьяков поехал в коммуну "Коммунистический маяки взялся там вовремя двух продолжительных пребываний за следующие дела созыв массовых митингов сбор денег для задатка на тракторы убеждение единоличников вступать в колхоз осмотр читален создание стенгазет и руководство колхозными газетами отчетная корреспонденция в московские газеты внедрение радио и кинопередвижек, и т.д. Неудивительно, что книга „Feld-Herrn“
7
, которую Третьяков написал сразу после этого пребывания, должна оказать значительное влияние на дальнейшее усовершенствование колхозов. Вы можете ценить Третьякова и все-таки придерживаться мнения, что его пример в этой связи не слишком много значит. Вы станете, вероятно, возражать, что задачи, которые он там себе ставил, являются задачами журналистов или пропагандистов с поэзией все это имеет мало общего. Ну что ж, я намеренно привел первый попавшийся пример, Третьякова, чтобы указать Вам на то, откуда – как из обширного горизонта – необходимо переосмыслять представления о формах или жанрах поэзии при помощи современных технических данностей, чтобы прийти к тем формам выражения, которые представляют собой отправной пункт для литературных энергий современности. Не всегда в прошлом существовали романы, необязательно они будут всегда существовать не всегда существовали и будут существовать трагедии, не всегда великий эпос. Не всегда формы комментария, перевода, и даже так называемых подделок были игровой формой,
6
Сергей Михайлович Третьяков (1892-1937) – теоретик производственного искусства, писатель, поэт, драматург, ближайший сотрудники редактор газет и журналов левого искусства Творчество, Искусство коммуны, «Леф», Новый Леф». В гг. преподавал русскую литературу в Пекинском университете. В 1931 читал лекции в Берлине. Автор многих книги статей. Пьесы Третьякова ставил
Мейерхольд, Эйзенштейн, по ним сняты фильмы Соль Сванетии», «Элисо» и др. Был другом и переводчиком Б. Брехта. Репрессирован как японский шпион.
7
См Sergej Tretjakow, Feld-Herrn, Der Kampf um eine Kollektivwirtschaft, übers. von R. Selke, Berlin 1931. На русском языке книги с подобным названием Хозяева полей не существует. Немецкий перевод связан в основном с книгой Третьякова Вызов. Колхозные очерки (М, 1930), но также содержит части из книги Месяц в деревне. Июнь-июль 1930 г. Оперативные очерки (М, 1931). Ср. также его статью На колхозы, Новый Леф. 1928. № 11. Си статью на английском "Писатель и социалистическая деревня" (журнал October; Fall, 2006. № 118).
4
маргинальной для литературы они обрели свое место не только в философской, но также в поэтической словесности Аравии и Китая. Не всегда риторика была непритязательной формой, ибо она наложила свой отпечаток на большие области литературы в античности. Все это для того, чтобы ознакомить Вас с мыслью, что мы располагаемся в самой сердцевине мощного процесса переплавки литературных форм, в котором многие противоречия, в каких мы привыкли думать, могли бы утратить решающую роль. Позвольте мне привести пример неплодотворности таких противоречий и способа их диалектического преодоления. И опять мы согласимся с Третьяковым. Этот пример – газета. В нашей словесности, - пишет один автор левой ориентации, - имеются ставшие неразрешимыми антиномиями противоречия, которые в более счастливые эпохи подпитывали друг друга. Так, изолированно и беспорядочно отпадают друг от друга наука и беллетристика, критика и производство, образование и политика. Ареной этого литературного беспорядка является газета. Ее содержание (материал, отменяется каждой новой организационной формой, которая навязывает ей нетерпение читателя. И это не только нетерпение политика, ожидающего информацию, или нетерпение спекулянта, ждущего подсказки, но за этим тлеет и нетерпение индивида, исключенного из общества, полагающего, что он имеет право сам выразить в словах собственные интересы. Тем, что ничто так не привязывает читателя к газете как это нетерпение, ежедневно требующее новой пищи, издавна пользовались редакции, постоянно открывая новые разделы, посвященные вопросам, мнениям, протестам читателей. Итак, с неразборчивым усвоением фактов рука об руку идет неразборчивая ассимиляция читателей, которые моментально воображают себя возведенными на уровень сотрудников. В этом, однако, кроется диалектический момент упадок словесности в буржуазной прессе оказывается формулировкой ее восстановления в русско-советской. А именно пока словесность, расширяясь, приобретает то, что утрачивает в глубинном измерении, разделение между автором и публикой, которое буржуазная пресса поддерживает как условность, в советской прессе начинает исчезать. Читающий готов там в любое время стать пишущим, а именно описывающим, или же предписывающим. В качестве эксперта - пусть даже не по специальности, а, скорее, только по должности, обязанности которой он исполняет - он получает доступ к авторству. Работа сама дает ему слово. И ее выражение в слове становится частью навыков, которые требуются для ее выполнения. Как общественное достояние, литературная компетенция основывается
8
Имеется ввиду сам Беньямин. Ср. его статью «Die Zeitung» (газета Benjamin W. Gesammelte Schriften. Bd.
2. S. 628-629.
5
уже не на специализированном, нона политехническом образовании. Словом, именно литературизация жизненных условий начинает господствовать над иначе неразрешимыми антиномиями. И арена безудержного унижения слова — стало быть, газета — является ареной, на которой готовится его спасение».
Надеюсь, что этим я показал, что изображение автора как производителя должно досягать до прессы. Ведь в прессе, во всяком случаев советско-российской, мы узнаём, что мощный процесс переплавки, о котором я только что говорил, не только обходит стороной конвенциональные разделения между жанрами, между писателем и поэтом, исследователем и популяризатором, но что он даже подвергает ревизии разделение между автором и читателем. Для этого процесса пресса является решающей инстанцией, и поэтому каждое рассмотрение автора как производителя нужно доводить до нее. Но здесь пресса пока не такова. Ведь в Западной Европе газета, конечно, пока не представляет собой пригодное орудие производства в руках писателя. Она еще принадлежит капиталу. Так как нынче, с одной стороны, газета, технически говоря, представляет важнейшую писательскую точку зрения, нос другой стороны, эта точка зрения находится в руках противника, тоне может удивлять, что сознание писателя в его общественной обусловленности, в его технических средствах и политических задачах должно сталкиваться с огромнейшими трудностями. К решающим процессам последних десяти лет в Германии относится то, что значительная часть ее продуктивных умов под давлением экономических условий претерпела революционное развитие в смысле настроя, без того, чтобы одновременно быть в состоянии действительно революционно продумать свой собственный труд, свое отношение к средствам производства, свою технику. Я говорю, как вы видите, о так называемой левой интеллигенции, ограничиваясь при этом левой буржуазией. В Германии важнейшие политико-литературные движения последнего десятилетия исходили от этой левой интеллигенции. Я выделяю из нее два направления активизм и новую вещественность, чтобы на их примере показать, что политическая тенденция, сколь бы революционной она ни желала казаться, действует в тоже время контрреволюционно, когда писатель следует только своим убеждениям, но как производитель не испытывает солидарности с пролетариатом. Лозунг, в котором резюмируют себя требования активизма, называется "логократия", по- немецки господство духа.
9
Aktivismus - пацифистское движение в Германии, основанное писателем Куртом Хиллером (1885-1972) в
1914 г. В ежегоднике этого движения «Das Ziel» печатался Беньямин.
10
Neue Sachlichkeit - течение в искусстве Веймарской Германии
Его имеют обыкновение переводить как господство духовных людей (Herrschaft der
Geistigen)
11
. Фактически же понятие духовных людей распространилось в лагере левой интеллигенции, и оно царит в ее политических манифестах от Генриха Манна до
Дёблина
13
. Относительно этого понятия можно сразу же заметить, что оно используется без всякого учета положения интеллигенции в процессе производства. Хиллер, теоретик активизма, даже хочет понимать под духовными людьми не принадлежащих к определенным профессиям, но представителей известного характерологического типа. Этот характерологический тип как таковой, разумеется, располагается в промежутке между классами. Он охватывает произвольное количество частных жизней, не предлагая ни малейших критериев для их организации в единое понятие. Когда Хиллер формулирует свою отповедь партийным вождям, то он все-таки многое за ними признаёт; пусть даже они по сравнению с ним лучше знают важные вещи, говорят более понятным народу языком, храбрее сражаются, нов одном он уверен их мышление имеет больше дефектов. Вероятно это так, но что толку – Ведь в политическом смысле – как однажды выразился Брехт – решающим является искусство думать головами других людей. Активизм предпринял замену материалистической диалектики неподдающимся классовому определению величием здравого человеческого рассудка Духовные люди активизма являются представителями в лучшем случае некоего сословия. Иными словами принцип этого образования коллектива в себе реакционен неудивительно, что воздействие этого коллектива никогда не могло быть революционным. Однако пагубный принцип такого формирования коллектива продолжает оказывать влияние. С этим можно было бы разобраться на примере вышедшей три года назад работы
Дёблина Знать и изменять. Эта статья, как известно, была опубликована как ответ некоему молодому человеку – Дёблин называет его господином Хокке – который обратился к этому знаменитому писателю с вопросом Что делать Дёблин приглашает его примкнуть к делу социализма, но при внушающих подозрение обстоятельствах. Социализм – это, по мнению Дёблина – Свобода, спонтанная сплоченность людей, отвержение всяческого давления, возмущение против несправедливости и угнетения,
11
По сути, под Geistigen имеются ввиду люди умственного (духовного) труда, интеллектуалы и интеллигенты (прим. пер.
12
Манн, Генрих (1871-1950) — немецкий писатель.
13
  1   2   3

перейти в каталог файлов


связь с админом