Главная страница
qrcode

Образцов, Богомолова. Криминалистическая психол... Виктор Александрович Образцов, Сапфо НиколаевнаБогомоловаКриминалистическая психология


НазваниеВиктор Александрович Образцов, Сапфо НиколаевнаБогомоловаКриминалистическая психология
АнкорОбразцов, Богомолова. Криминалистическая психол.
Дата28.09.2017
Размер2.24 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаObraztsov_Bogomolova_Kriminalisticheskaya_psikhol.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#39274
страница5 из 38
Каталогid233796089

С этим файлом связано 65 файл(ов). Среди них: Obraztsov_Bogomolova_Kriminalisticheskaya_psikhol.pdf и ещё 55 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
Виктор Александрович Образцов, Сапфо Николаевна Богомолова: «Криминалистическая психология»
21
К убийствам он вернулся 17 июня 1992 г. Подобрал стоящую на обочине женщину. Ею оказалась 26-летняя наркоманка Франс Эйлен, зарабатывавшая на наркотики проституцией.
Франс попросила его ехать по дороге, ведущей к роще, – она располагалась как раз за больницей, в которой лечился Трейвик. Именно здесь он и убил женщину, по привычке ударив ножом в горло. Затем изуродовал тело, нанеся 53 ножевых ранения. В кошельке убитой нашел фотографию ее шестилетнего сынишки. "Я не понимал, что случилось, – рассказывал он потом полиции, – мне было жаль этого маленького мальчика, у которого больше не было матери".
Подозрение в убийстве пало на бывшего мужа Франс Эйлен, но через двадцать пять дней его пришлось освобождать – Трейвик начал давать показания…
Это преступление включило механизм убийства, заложенный в Трейвике. Он принялся методично, изо дня в день преследовать женщин. Он колесил по городу в фургоне для перевозки мебели. "Я никогда, садясь утром в машину, не говорил себе: сегодня я что-то найду.
Но я всегда имел при себе нож, ружье, какую-нибудь веревку или шпагат". Впрочем, ружье у него было не настоящим: он его выстругал из дерева. "Убийство не было самоцелью.
Волновало сознание власти над жертвой и контроля ситуации. Я отдавал отчет в том, что делаю. Это мне нравилось".
На первом же допросе в полиции Трейвик, сообразуясь со своим убеждением говорить одну только правду, сознался в попытках нападения и в убийстве Стефании Гейч, присовокупив к нему все свои прочие злодеяния. Однако выдвинул поразительное условие: в обмен на признательные показания ему должна быть обеспечена казнь на электрическом стуле. Для пущей убедительности, чтобы наверняка дотянуться до вышки, он сказал, что изнасиловал
Гейч. Узнав о том, что для электрического стула вполне достаточно сопряженного с похищением убийства, Трейвик признание в изнасиловании забрал обратно. Через месяц после ареста он начал широкую "рекламную" кампанию: опубликовал в газетах несколько своих писем и дал множество телевизионных интервью. Особый интерес вызвало одно из писем,
направленное им в марте 1993 г. доктору Брайану Броуди, который занимался проблемой
СПИДа. Трейвик предлагал исследователю провести над ним, Трейвиком, все необходимые эксперименты, потому что все равно будет казнен. Броуди отказался от его услуг, сообщив в ответном письме, что опытов над людьми он и его коллеги не проводят.
Тогда многие думали, что жаждущий известности Трейвик требует казни, поскольку хочет выглядеть мучеником. Но он постоянно опровергал это мнение. При этом, когда речь заходила о совершенных им убийствах, он был предельно честен. Но чаще всего его публичные рассуждения концентрировались на недовольстве правоохранительной системой. Трейвик постоянно твердил, что если бы полиция и тюремный персонал в свое время больше внимания обратили бы на его болезнь, то он бы не дошел до убийства. "Я не преступник, – писал он, –
однако как психически неуравновешенный человек я опасен. В 70-е годы меня можно было спасти, а множество других людей избавить тем самым от угрозы… Государство не виновато передо мной. Оно виновато перед обществом, которое призвано защищать. Я прошу смертной казни потому, что государство, пренебрегая собственными интересами, хочет вернуть меня на улицы". Представ перед судом, Трейвик начал процесс с того, что передал судье письмо, в котором предупреждал, что если его не приговорят к смертной казни, то он убьет кого-нибудь в тюрьме…
Между тем, добиться электрического стула оказалось не просто. Судебное разбирательство, начавшееся в 1993 г., пришлось отложить почти на год: защита просила провести тщательное медицинское освидетельствование обвиняемого. Возобновившись,
процесс уложился в три дня. Психологи, выступающие на стороне защиты, долго и нудно описывали историю его болезни – дескать, "можно быть психически больным и подобно
Трейвику казаться вполне здоровым". Психолог, которого пригласило обвинение, был куда более краток: вменяем. Да и сам Трейвик разбил и без того шаткую позицию защиты,
постоянно утверждая: убивал, потому что нравилось, и никаких "голосов" он не слышал,
"видений" у него не было. Добили присяжных слова матери убитой девушки: "Я никогда не буду качать на коленях внука. За мной некому будет ухаживать, если я заболею. Моя дочь не заслужила такой участи. Я не заслужила таких мук. У меня отняли моего ребенка. Солнечный свет, спокойствие ушли из этого мира". Присяжные совещались час сорок минут. Десять

Виктор Александрович Образцов, Сапфо Николаевна Богомолова: «Криминалистическая психология»
22
проголосовали за смертную казнь. Двое – за пожизненное заключение.
23 марта 1994 г. Трейвику объявили смертный приговор. Трейвик довольно улыбнулся.
У некоторых серийных киллеров садистские наклонности соседствуют с необузданным мазохизмом (по данным ФБР, около трети серийных убийц занимались самокалечением). Так,
"серийник-рекордсмен" Альберт Фиш проглотил тринадцать металлических иголок. Во время его казни на электрическом стуле возникло короткое замыкание. Психиатры подметили, что садизму нередко сопутствует ритуальное поведение. Поэтому не единичны случаи, когда серийные киллеры уродуют тела своих жертв, вырезают и сохраняют определенные куски или части тела, чтобы потом их "смаковать и дегустировать". Именно по этой причине они отдают предпочтение холодному оружию, которое позволяет им более тесно контактировать с жертвой.
(В литературе описан серийный киллер конца XIX века, который приказал построить замок,
начиненный капканами, чтобы иметь возможность в полной мере насладиться страданиями своих жертв.)
Отдавая дань отмеченным западными специалистами психологически точным закономерным особенностям криминального, пред– и посткриминального поведения серийных убийц, нельзя не обратить внимание на то, что с позиции только "чистой" психологии загадку их феномена во всей его полноте, степени сложности и противоречивости вряд ли можно объяснить надлежащим образом. Многогранная картина, механизм, движущие силы их поведения становятся, на наш взгляд, более понятными, если на них посмотреть еще и с биоэнергетической точки зрения. В этой связи нелишне вспомнить мысли, высказанные В.М.
Инюшиным, его оригинальное определение человеческой жизни как уникального термодинамического явления и объяснения актов истязания и убийств как способа и источника увеличения биоэнергетического потенциала кровавых маньяков. Не с проблемами ли еще и этого потенциала связаны прогрессирующее духовное опустошение, упадок сил, депрессия серийных убийц в межкриминальные периоды их жизнедеятельности?
Вполне возможно, что в соединении психофизиологических и биоэнергетических начал и содержится ключ к разгадке тайны феномена серийного убийцы и его поведения12.
Некоторые психологи, а вслед за ними и журналисты, характеризуя маниакальных убийц,
пользуются таким выражением: "Они питаются смертью". При этом подразумевается, что смерть жертв дает им сугубо эмоциональную, психологическую пищу, необходимую для удовлетворения амбиций, самоутверждения, получения эмоциональной разрядки и сексуального удовольствия. Все это, конечно, так. Однако с позиции концепции В.М. Инюшина указанная трактовка приведенного выражения может быть уточнена, если учесть, что смерть жертвы для серийного киллера является не только психологической категорией, но еще и биоэнергетическим фактором.
"Поглощая ("пожирая") биоплазмоид жертвы, – подчеркивает В.М. Инюшин, – убийца резко увеличивает свой биоэнергетический потенциал, "приобретает такие запасы психической энергии, которые долгие годы могут питать его невидимую агрессию".
Не от истощения ли упомянутых запасов психоэнергетического потенциала тянутся дополнительные нити к фантазматическим мечтаниям, выслеживанию и пыткам жертв, к невозможности добровольного отказа от преступного промысла и многому другому, что и составляет в совокупности типологический портрет и персонифицированные характеристики "героев" кровавых сериалов?
Признаки серийных убийств
Существует комплекс признаков, отличающих серийные убийства от других разновидностей преступлений с многочисленными жертвами:
12 С данным выводом корреспондируется точка зрения, высказанная российским криминалистом Е.Г.
Самовичевым, полагающим, что "запуск" криминальных программ серйных убийц "имеет сложную хронобиопсихологическую природу".

Виктор Александрович Образцов, Сапфо Николаевна Богомолова: «Криминалистическая психология»
23
• Серийный убийца никогда не ограничивается содеянным. Его криминальная агрессия периодически возобновляется, проявляясь в новых, очередных эпизодах сериала.
• Характерная особенность серийного убийства – "один эпизод – одна жертва" (это роднит серийные убийства с рядом других, обычных убийств). Очень редкие исключения (когда серийник убивает сразу членов одной семьи) лишь подтверждает это правило.
• Серийный убийца орудует в одиночку (без соучастников, свидетелей и очевидцев).
Крайне редки случаи, когда киллеры действуют парами (обычно это мужчина и женщина,
связанные сексуальными отношениями), в такой паре один из партнеров (мужчина) всегда выступает в роли лидера.
• Преступника с жертвой ничего не связывает. До момента преступления киллер не был знаком с жертвой. Нападение на незнакомую жертву совершается внезапно или предваряется мимолетным знакомством. Это обстоятельство наряду с кажущейся безмотивностью, то есть отсутствием очевидного мотива преступления (цель ограбления в серийном убийстве отсутствует), затрудняет расследование данной категории убийств.
• Для серийного убийства характерна избыточность насилия (так называемое "сверхубийство"). В отличие от убийств, являющихся средством достижения какой-либо другой цели (материальная выгода, устранение соперника, месть, сокрытие другого преступления),
серийное убийство совершается ради убийства и истязания жертвы, манипуляции с трупом.
• Для многих серийных убийц характерна высокая мобильность: к моменту обнаружения трупа он находится уже далеко от места преступления (часто в другом регионе страны). Это обстоятельство чрезвычайно затрудняет объединение преступлений в серию. Наряду с убийцами-"странниками" существуют и убийцы-"домоседы", весьма искусные в сокрытии трупов, что тоже не способствует расследованию. Поэтому некоторые серийники действуют годами и попадаются в руки правосудия чисто случайно.
• Важным признаком серийного убийства, отличающим его от убийства массового и цепного, является период эмоционального покоя или эмоционального остывания между преступлениями, который может быть очень длительным (до года, а иногда и более). В этот период преступник живет обычной жизнью добропорядочного гражданина, не вызывая никаких подозрений у окружающих. По окончании периода эмоционального покоя убийства обязательно возобновятся.
• Каждое преступление серийного киллера тщательно спланировано и подготовлено.
Преступник старается не оставить очевидных улик, указывающих на его личность.
Преступление им совершается без свидетелей (имеется в виду сам акт умерщвления жертвы).
• Отдельные эпизоды преступной деятельности рассредоточены во времени: интервал между последовательными убийствами может исчисляться неделями, а порой – годами.
• В обычной жизни серийный убийца совершенно не соответствует стереотипному образу душегуба. Это может быть почтенный отец семейства, примерный супруг, уважаемый гражданин, общественный деятель.
• Характерологические особенности серийных убийц (обаяние, умение манипулировать людьми, ум, лживость и изворотливость, опыт в совершении преступлений) часто позволяют им вводить в заблуждение полицейских и следователей и долго оставаться неуловимыми.
Приведенные данные, с одной стороны, характеризуют личность и поведение убийц исследуемой категории, с другой стороны, во многом определяют своеобразие форм, средств и методов раскрытия совершаемых ими преступлений и те многочисленные трудности, с которыми сталкиваются при этом сотрудники правоохранительных органов при поиске и изобличении сексуальных маньяков-убийц и близких к ним субъектов, родственных по духу и стилю криминальной активности.
1.3. Типология "героев" кровавых сериалов
Смертельное насилие многолико. Поэтому всегда возникает необходимость «…выделить

Виктор Александрович Образцов, Сапфо Николаевна Богомолова: «Криминалистическая психология»
24
его отдельные типы, оценить их и попытаться бросить самый первый взгляд на его природу»13.
Научно обоснованные типологии лиц, совершающих преступления определенных категорий, имеют не только теоретическое, но и практическое значение. Они способствуют распознаванию признаков неизвестного преступника, построению и реализации его поискового портрета (мысленной модели, образа), определению тактики допроса подозреваемых и обвиняемых, решению других поисковых и познавательных задач в уголовном производстве.
Типологии и классификации
Существуют различные, полезные в практическом отношении типологии и классификации лиц, совершающих серийные убийства.
По половой ориентации среди серийных убийств выделяются натуралы и гомосексуалисты; по сфере криминальной активности (ареалу) – совершающие преступления в районе своего проживания (работы), в смежных районах, в рядом расположенных регионах, по определенному знакомому маршруту; по предпочтению возрастной принадлежности жертв –
педофилы и эфебофилы (предпочитают детей и подростков), геронтофилы (предпочитают людей пожилого возраста и престарелых), универсалы, или "всеядные", жертвами которых могут стать люди различного пола и возраста.
На западе популярны две типологии. Одна построена по территориальному признаку, а другая – по мотивационному. В рамках первой из них выделяются "локальный" и "странствующий" типы серийного убийцы.
«Локальный киллер» совершает преступления в определенном постоянном месте,
выбранном заранее, связанном с местом его работы или проживания. (Нередко таковым является его собственный дом.) Всемирно известные серийники-гомосексуалисты Джеффри
Дамер, Роберт Берделла, Денис Нильсен, Джон Гейси на протяжении ряда лет, не вызывая ни малейшего подозрения у окружающих, истязали, убивали и уничтожали останки своих жертв в своем жилище. На «личном счету», например Джона Гейси, числилось 33 убитых мальчика и юноши. В отличие от локального, «странствующий» серийник охотится за своими жертвами,
переезжая с места на место. Таким был, например, Тед Банди, оставивший кровавый след на территории пяти штатов.
В основу другой типологии положен ведущий мотив убийства. По этому принципу выделено четыре типа серийных убийц: визионер, миссионер, гедонист и тиран.
Тип киллера-визионера – самый малочисленный в отряде серийников. Убийцы этого типа совершают преступления под влиянием зрительных и слуховых галлюцинаций. В отличие от трех остальных типов это люди с не совсем здоровой психикой. У них бывают «видения», они порой «слышат» голос Бога или Демона, приказывающие убить того или иного человека или определенную группу людей.
Киллер-миссионер возлагает на себя миссию «очищения» общества от «нечисти» (чаще всего их жертвами становятся проститутки и гомосексуалисты). Исторический тому пример –
Джек-потрошитель, наводивший ужас на жителей Лондона в 1888 году. Примером современного типа таких «героев» служит австрийский поэт и серийный убийца Жак
Унтервегер, убивавший проституток в Австрии, Чехословакии и США (осужден в 1994 г.).14
Киллер-гедонист – самая массовая и самая изученная категория серийников. Он убивает потому, что сам процесс доставляет ему наслаждение. Ему нравится убивать. Именно среди убийц этого типа чаще всего встречаются различные формы сексуальных извращений,
расчленений, а также некрофилии, каннибализма. Гедонисты подразделяются на два подтипа.
Один из них называется кошером-сластолюбцем. Убийцы данного плана получают сексуальное удовлетворение от садистских манипуляций с жертвой и ее трупом. У них четко
13 Антонян Ю.М. Психология убийства. – М., Юристь, 1997. – С. 19.
14 Подробнее о нем см. в следующем параграфе.

Виктор Александрович Образцов, Сапфо Николаевна Богомолова: «Криминалистическая психология»
25
выражены все фазы серийного убийства: фантазия, в ходе которой культивируется желание убивать (оно часто формируется под влиянием порнографических книг и фильмов); охота за
«идеальной» жертвой, соответствующей сформировавшемуся в предыдущей фазе образу; сам процесс убийства и переживаемого в этот момент экстаза. Многие из убийц этого типа,
стремясь «продлить удовольствие», уносят с собой различные части тела жертвы, сувениры,
трофеи, напоминающие им о «счастливых мгновениях». После каждого преступления и пережитого на этой почве «озарения души» у них наступают депрессия, чувство неудовлетворенности, формирующие желание новых убийств.
Киллеру – «искателю острых ощущений» тоже нравится убивать, но по несколько иным причинам. Получение сексуального удовлетворения отступает здесь на второй план. Главное –
необычные ощущения, опасность, риск, словом, все, что вызывает выброс адреналина,
состояние экстаза. Для него убийство подобно наркотику: то и другое «затягивают» и требуют
«увеличения дозы». Вот почему серийный убийца так же неизлечим, как и наркоман, вот почему он будет стремиться убивать вновь и вновь.
Киллер-тиран, властолюбец, как правило, является человеком с низкой самооценкой, не получающий любви и признания, которых он, как ему кажется, заслуживает. Убийство для него служит способом самоутверждения, доказательством силы и состоятельности. Убийца наслаждается унижением и беспомощностью жертвы, ощущением своего всевластия и могущества. Жертва всецело в его руках. Он может сделать с ней все, что захочет: оставить ее в живых или убить. Все манипуляции с жертвой (в том числе и сексуального характера) имеют одну цель – демонстрацию неограниченной власти над жертвой.
Подробного анализа в силу ее особой практической значимости заслуживает типология,
предложенная специалистами Отдела поддержки расследования Национального центра по изучению насильственной преступности при Академии ФБР (США). Специалисты указанного отдела подразделяют серийных убийц на две категории: организованный несоциальный преступник и дезорганизованный асоциальный преступник.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

перейти в каталог файлов


связь с админом