Главная страница

Военачальники Победы. Генерал-лейтенант Ф.Н. Ла... Военачальники Победы. Генерал-лейтенант Феофан Николаевич Лагунов


Скачать 72,99 Kb.
НазваниеВоеначальники Победы. Генерал-лейтенант Феофан Николаевич Лагунов
АнкорВоеначальники Победы. Генерал-лейтенант Ф.Н. Ла.
Дата15.11.2016
Размер72,99 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаVoenachalniki_Pobedy_General-leytenant_F_N_La.docx
ТипДокументы
#2891
страница1 из 3
Каталогid8489045

С этим файлом связано 35 файл(ов). Среди них: Svt_Ignatiy_Bryanchaninov_Sudba_naroda_russkog.pdf, Пресс-конференция про пушку.docx, IMG_0834.jpg, IMG_2638.jpg, antsiferovskie_chtenia_2015.pdf и ещё 25 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3

Логунова М.О.

Санкт-Петербург



Военачальники Победы.

Генерал-лейтенант Феофан Николаевич Лагунов.
Советский Союз, как правопреемник Российской империи, на протяжении всех лет своего существования был сильной и могущественной державой в основном благодаря таланту и возможностям тех людей, которые определяли политику государства. Государство своей силой обязано в первую очередь армии и флоту. Генерал-лейтенант Ф.Н. Лагунов был одним из тех военачальников, на которых держалась слава русского оружия в XX в.

Феофан Николаевич Лагунов родился в 1896 г. в г. Невель Витебской губернии. В семье было пятеро детей: две дочери и трое сыновей: Феофан (1896), Степан (1897), Иван (1904). Взросление молодых людей совпало с нелегким для страны временем войн: Первой Мировой и Гражданской, поэтому все три брата стали профессиональными военными. Национальность по документам – великороссы, родной язык – русский, социальное положение – служащие, образование домашнее, подтвержденное пройденными экзаменами. Точной регламентации написания фамилии нет, писали по-разному: то Лагунов, то Логунов, в одном документе могло быть два варианта написания. Однако, в дальнейшем, автор будет придерживаться варианта «Лагунов» для поколения, родившегося до 1917 г., хотя фамилия современных представителей рода с 1960-х годов закрепилась в написании «Логунов/Логунова».

Мой родной дед – Лагунов (Логунов) Степан Николаевич. К сожалению, факт семейственности не позволил полковнику С.Н. Лагунову получить генеральское звание, ибо в штабе Ленфронта уже был генерал с такой фамилией - его старший брат – Феофан Николаевич, однако, это не умаляет персонального вклада Степана Николаевича в формирование нашей победы в Великую Отечественную. С.Н. Лагунов прошел Первую мировую, состоял в Красной Гвардии в Финляндии в 1918 г., участвовал в боях на Западном и Южном фронтах в 1919-21, командир батареи. Учетная карточка члена ВКП (б) с 1919 г. сохранилась в ЦГАИПД1, по ней можно проследить его послужной список: Московский артиллерийский курс комсостава в 1919-20 гг., первый артдивизион 55 дивизии, далее через командные должности Правления Северо-Западной железной дороги к работе в органах Районного Военкомата Центрального района, Облвоенкомата Ленинграда, и штаба Ленфронта. В 1941 г. он руководил Отделом Укомплектования Штаба Ленфронта, на его ответственности было отмобилизование и оказание практической помощи и контроль за действиями Райвоенкомов и представителей войск. Среди его наград - медаль «За оборону Ленинграда», «За отвагу», «За боевые заслуги», ордена «Отечественной войны» 1 и 2 ст., два ордена «Красная звезда», одна за то, что работая начальником Отделения писем до июня 1943 г. провел огромную работу по розыску военнослужащих, несмотря на все трудности с этим связанные, отвечал на десятки тысяч запросов. В должности начальника отделения по работе органов местного военного управления и службе войск смог наладить учет военнообязанных, пересмотр брони предприятий и учреждений, изыскание и мобилизацию ресурсов военнообязанных для частей фронта2.

Младший брат – ст. лейтенант Лагунов Иван Николаевич (1904-?) служил в РККА с августа 1942 г., в боях Великой Отечественной был неоднократно ранен, на 2-м Белорусском фронте как дежурный офицер КПП отлично организовал работу своего подразделения, неотлучно находился на посту, разоблачил несколько десятков вражеских агентов и установил твердый порядок. Награжден орденами «Отечественной войны» 1 и 2 ст., «Красного Знамени», «Красной звезды», «Славы» 3 ст., медалями «За отвагу», «За боевые заслуги»3.

Самым выдающимся представителем этой семьи стал, безусловно, старший сын – Феофан. В семье сохранился важный документ – «Именной список лиц, родившихся в 1896 г. и принятых на военную службу на основании именного Высочайшего указа 10 июля 1915 г.», отправленных со сборного пункта в 1-й пехотный запасный батальон, выданный на имя православного холостого мещанина Лагунова4 Феофана Николаевича. Он был призван из города Невель Витебской губернии 10 августа 1915 г. Феофан Николаевич получил свидетельство педагогического совета Гельсингфорской Александровской гимназии, подтвердившей его грамотность. До призыва он успел поработать на телеграфе, поэтому был зачислен рядовым в Свеаборгскую крепостную телеграфную роту в 1915 г., в начале 1916 г. попал в класс ускоренного обучения телеграфно-телефонному делу, через месяц обучение закончилось. 20 февраля 1918 г. отправлен в распоряжение народного комиссара почт и телеграфа и из списков роты исключен. Феофан Лагунов состоял в Красной армии с 1917 г., в партии с 1919. Время требовало на службу грамотных людей, и Ф.Н. Лагунов стал слушателем 1-х Рязанских пехотных курсов красных командиров, отбор в которые был весьма требователен, а командный и преподавательский состав в основном состоял из бывших царских боевых офицеров. В предвоенные годы он, как профессиональный связист, был начальником управления связи военного округа. Карьера Феофана Николаевича складывалась успешно, в 1940 г. ему присвоено воинское звание генерал-майора интендантской службы5, в 1942 – генерал-лейтенанта. Он занимал ответственные посты, участвовал в Финской войне. Во время Великой Отечественной войны Ф.Н. Лагунов – начальник Тыла – зам. командующего Ленинградского фронта6, затем начальник Тыла 3-го Прибалтийского и 2-го Белорусского фронтов. После войны - начальник Тыла - зам. командующего войсками Северной группы войск в Германии, начальник Тыла Главного командования войск Дальнего Востока. Заслуги Ф.Н. Лагунова перед Отечеством были высоко оценены государством. Среди его наград два ордена Ленина7, три ордена «Красного Знамени», Суворова І8 ст., Кутузова І9 и ІІ ст.10, «Красной Звезды», «Богдана Хмельницкого» 2 ст., «Отечественной войны» 1 ст., медали отечественные и иностранные награды11.

От обеспечения тыла во многом зависела боеспособность армии, Ф.Н. Лагунов всегда оказывался на самых трудных участках. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков писал: «Поистине титаническую работу проделали тылы фронтов, армий и соединений, к сожалению, у нас мало пишут о тылах, о работниках тыловой службы»12. Жуков был прав, подчеркивая, что без хорошо организованного и четко работающего тыла современные сражения успешно проводить нельзя13. «Без самой тщательной, основанной на точных математических расчетах, организации тыла, без налаживания правильного питания фронта всем тем, что ему необходимо для ведения военных операций, без самого точного учета перевозок, обеспечивающих тыловое снабжение, без организации эвакуационного дела немыслимо никакое сколько-нибудь правильное, разумное ведение больших военных операций», - говорил М.В. Фрунзе14.

С сентября 1941 по январь 1944 г. Ф.Н. Лагунов возглавлял Тыл Ленфронта, а в то время весь Ленинград стал, собственно, фронтовым тылом. Начальнику Тыла подчинялись15:

- штаб Тыла в составе двух отделов: организационно-планового и материально-технического, а также секретная часть и машинное бюро;

- интендантское управление в составе двух отделов – обозно-вещевого и продовольственно-фуражного (в период блокады продовольственно-фуражный отдел выделен в самостоятельное управление прод. снабжения);

- военно-санитарное управление;

- управление военных сообщений;

- автодорожное управление (в период блокады оно разделено на два самостоятельных управления – автотранспортное и дорожное;

- военной торговли;

- политическое управление;

- отдел снабжения горючим и смазочными материалами;

- квартирно-эксплуатационный отдел;

- ветеринарный отдел,

- отдел специальной укупорки (снарядные и патронные ящики);

- трофейный отдел;

- отдел военнопленных;

-отдел кадров;

- инспекция.

Кроме этого в непосредственном подчинении указанных управлений и отделов соответственно находились автомобильные полки и батальоны, склады продовольствия, вещевого имущества, материально-технического обеспечения, горюче-смазочных материалов, ремонтные заводы и мастерские и т.п.

Безусловно, Ленинградскому фронту повезло. В условиях, более чем экстремальных, складывалась система обеспечения тыла фронта, которой у нашей армии до времен Великой Отечественной не было. Невозможно не назвать имена людей, которые отвечали за работу Тыла Ленфронта, следовательно, и за судьбу самого города. В период 1941-45 гг. это генералы Ф.Н. Лагунов; начальник штаба Тыла фронта П.И. Новоселов; Г.М. Савоненков16; зам. нач. штаба Тыла фронта А.М. Шилов. Сын генерала П.И. Новоселова И.П. Новоселов, еще мальчиком прошедший со своим отцом все военные дороги отмечает, что не случайно богатый опыт этих людей сыграл огромную организаторскую роль в условиях блокады Ленинграда, когда на их плечи легли обязанности по эвакуации мирных жителей и раненых военнослужащих из осажденного города. «Кроме того, было необходимо обеспечивать этими же путями доставку в блокадный город продовольствия, боеприпасов, горючего, а также воинских контингентов и техники. И самое главное, что такую сложнейшую задачу приходилось решать впервые в мировой практике ведения боевых действий, причем это длилось не недели и месяцы, а 900 дней блокады!»17

Хорошо знавший начальника Тыла Д.В. Павлов18 вспоминал: «Одним из организаторов обороны города был начальник Тыла войск Ленинградского фронта генерал-лейтенант Ф.Н. Лагунов. Во время блокады мне приходилось ежедневно иметь с ним дело, видеть его в разной обстановке: в дни тяжелых потерь на фронте, в дни полного истощения материальных ресурсов, а также в радостные дни, когда наши боевые действия были успешными. Он всегда оставался самим собою: сосредоточенным, внешне спокойным, с ясным планом действий»19. Автор книги под значимым названием «Стойкость» отмечал, что на долю генерала выпало огромное количество сложных работ: строительство дороги на льду Ладожского озера, организация завоза продовольствия, боеприпасов, эвакуация людей из Ленинграда, развертывание госпиталей, восстановление мостов и дорог, поврежденных авиацией противника, обеспечение воинов передовых частей маскировочными халатами, лыжами. Даже такая, казалось бы, несложная задача превращалась в проблему, так как взять лыжи на складах невозможно, привезти из других мест в условиях блокады города немыслимо. И тогда Феофан Николаевич предложил обратиться к ленинградцам за помощью, просить передать имеющиеся у них лыжи военному ведомству, жители города откликнулись, вопрос был решен. Генерал Павлов отмечал, что от многочисленных и сложных поручений начальнику Тыла не трудно было и растеряться, «но Лагунов твердо держал рычаги руководства всеми службами тыла. Его часто можно было видеть в войсках при раздаче бойцам пищи, в госпиталях, на заводах, где выполнялись заказы фронта. Много времени уделял он организации завоза продовольствия в Ленинград…Лагунов личным примером поднимал дух товарищей по работе. Его уважали за трудолюбие, за заботу о войсках, за скромность и подчиненные и начальство. Жданов говорил: «Феофан Николаевич Лагунов правдив, честен, исполнителен, с таким начальником Тыла можно работать». Лагунов входил в основное ядро руководства обороной города, тянул тяжелый воз, но старался ничем не выделяться. Может быть, по этой причине его деятельность почти не нашла отражения в нашей литературе»20.

По свидетельству современников Ф.Н. Лагунов был в фаворе у Военного совета: его любили А.А. Жданов21, Кузнецов22 и Н.В. Соловьев23, отвечавший за тыл фронта, ему лично докладывал Лагунов. Они уважали друг друга. Б.М. Пидемский24 так охарактеризовал характер Феофана Николаевича: крут, но справедлив.

Безусловно, одним из важнейших дел, возложенных на начальника Тыла, было обеспечение связи осажденного города с Большой землей. Когда мы говорим о Дороге жизни, то, прежде всего, вспоминаем о трассе, проложенной по льду Ладожского озера. Это, безусловно, не вполне корректно, потому что так следует называть все коммуникации, связывавшие город со страной. Сначала отрабатывалась возможность переброски продовольствия и людей из Ленинграда и в Ленинград по воздуху. При воздушных перевозках использовались самолеты ПС-84 (с 1942 г. - ЛИ-2), которые могли перевозить от 120 до 200 т в сутки – это было мало. С 30 августа 1941 г. начался водный путь, который существовал до ноября 1941 г. И воздушный и водный способы соединения города с остальной страной находились в ведении начальника Тыла Ленфронта Лагунова. Сохранились документы и воспоминания, рассказывающие о том, как все происходило. Понятно, что не обходилось без проблем. Об одной из них, связанной с доставкой по воздуху в осажденный город спирта рассказал в своих мемуарах З.И. Кондратьев25. По долгу службы генералу Лагунову необходимо было поддерживать связь с многими видными деятелями страны, к которым относился и генерал А.В. Хрулев26. Однажды Ф.Н. Лагунов в разговоре по телефону с А.В. Хрулевым поблагодарил москвичей за помощь, однако в ходе разговора выяснилось, что посланные по воздуху медицинские ящики со спиртом, приходят в Ленинград без содержимого. Хрулев, получив такую весть, чувствовал себя ужасно, понимая, что каждый грамм спирта для раненных, голодных – это жизнь. Тот, кто воровал спирт, пил кровь своих товарищей. Кондратьеву и начальнику Гл. военно-медицинского управления Е.И. Смирнову было поручено расследовать позорное дело. Выяснилось, что спирт пропадал во время подвоза ящиков силами 14-й автобригады. С командирами и водителями побеседовали, и на третий день генерал Ф.Н. Лагунов сообщил из Ленинграда, что спирт получен.

Разработка способов соединения города со страной продолжилась по водной магистрали, шедшей через Ладожское озеро и также подчинявшейся начальнику Тыла Ленфронта. О том, как все начиналось, Ф.Н. Лагунов кратко рассказал в статье «Сквозь блокаду», появившейся в сборнике «На Дороге жизни» уже после смерти генерала27. Он говорил, что с падением Шлиссельбурга обстановка на Ленфронте стала тяжелой и трасса через Ладожское озеро стала единственно возможной связью с Большой землей. Сначала создаваемая фронтовая магистраль находилась в распоряжении нескольких организаций: Управления тыла фронта, Управления СЗРП28 и ЛВФ29, причем каждая организация, подчинявшаяся своему начальнику, отвечала только за свой участок работы. Необходимо было соединить все нити управления в единых руках. В августе 1941 г. под руководством адмирала флота И.С. Исакова сплачивались караваны судов и подбирались экипажи, большего сделать было нельзя. Положение было печальным, но с помощью военных строителей заброшенные пристани Гостинополье, Новая Ладога, бухта Осиновец стали преображаться. По документам выходило, что речных барж, например, около 100, но все ветхие, из 29 озерных – только 7 держались на плаву. Первая фронтовая навигация на Ладоге началась 12 сентября 1941 г., к этому времени в наличии было 5 озерных буксиров, 7 канонерских лодок, несколько буксиров-«ижорцев», и это при условии обычной штормовой погоды в это время. За два с половиной месяца навигации от штормов и бомбежек потеряли 45 барж и 6 самоходных судна. Буксиров не хватало, темпы работы замедлялись. Но, благодаря самоотверженному труду речников и моряков во время первой фронтовой навигации в Ленинград доставили десятки тысяч тонн продовольствия, тысячи тонн боеприпасов и горюче-смазочных материалов, по озеру перевезено (в оба конца) 34 254 человека. Несмотря на кажущуюся незначительность этих цифр для тогда трехмиллионного города, появилась уверенность в правильности найденного пути. Близилась зима, Военный совет фронта понимал, что скоро прорвать блокаду не удастся. Путь через Ладогу давал возможность вывезти из города людей, в городе накапливать продовольствие и боеприпасы. И это в условиях постоянных артобстрелов и бомбежек! Военный совет возложил на Тыл (следовательно, в первую очередь на его руководство) ответственность за организацию, оборудование и эксплуатацию трассы. Ф.Н. Лагунов никогда не говорил «я», он всегда говорил «мы». И в рассказе об организации Дороги жизни, он ограничивается констатацией фактов: создана система управления подвозом, дополнительные перевалочные базы – до 22, сформированы 6 дорожных полков и мостовых батальонов, автотранспортная бригада. Привлекли к обслуживанию два автотранспортных завода, санный гужевой полк, рабочие батальоны. Удалось организовать защиту: зенитную артиллерию, истребительную авиацию, связь, санитарную службу и многое другое.

После того как стало ясно, что привоз продовольствия в город воздушным путем недостаточен, а водный путь через Ладогу уже наметился, начальник Тыла подал Военсовету фронта идею о дороге по льду. Лагунов побеседовал с местными рыбаками о возможности прокладывания зимников через озеро. Рыбаки рассказали, что они ездят на лошадях на восточный берег за сеном, но обычно не раньше января, и то, если штормовой ветер не взломает лед. О том, чтобы кто-нибудь по льду Ладоги проехал на машине, рыбаки никогда не слыхали, да и вряд ли это возможно. Обследовав местность и взвесив все «за» и «против», 13 ноября 1941 г. генерал Ф.Н. Лагунов подписал «Приказ по Тылу Ленинградского фронта об организации строительства ледовой дороги по Ладожскому озеру мыс «Осиновец» - маяк Кареджи»30. Именно эту трассу стали называть Дорогой Жизни, официально по приказу начальника Тыла она получила название в открытой переписке «Военно-Автомобильная дорога № 101 (ВАД 101)»31. 19 ноября А.А. Жданов вызвал Ф.Н. Лагунова, начальника 3-го отделения Автомобильно-Дорожного отдела упр. Тыла фронта воен. инженера 3 ранга Б.В. Якубовского и начальника Автомобильно-Дорожного отд. воен. инженера 1 ранга В.Г. Монахова32. Они доложили о ситуации, и в тот же день был подписан приказ войскам Ленинградского фронта «Об организации автотракторной дороги через Ладожское озеро»
  1   2   3

перейти в каталог файлов
связь с админом