Главная страница
qrcode

Сандлер А.М. (сост.) - Мир и фильмы Андрея Тарковского.-1990. Ю. Ханютин художник верен своей теме -андрей Тарковский сделал Солярис через четыре года после Космической Одиссеи. Но это были те четыре года, когда США объявили о сворачивании программы Аполлон. Когда пробле


Скачать 123.2 Mb.
НазваниеЮ. Ханютин художник верен своей теме -андрей Тарковский сделал Солярис через четыре года после Космической Одиссеи. Но это были те четыре года, когда США объявили о сворачивании программы Аполлон. Когда пробле
АнкорСандлер А.М. (сост.) - Мир и фильмы Андрея Тарковского.-1990.pdf
Дата21.11.2017
Размер123.2 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаSandler_A_M__sost__-_Mir_i_filmy_Andreya_Tarkovskogo_-1990.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#48541
Каталогid192303226

С этим файлом связано 86 файл(ов). Среди них: Zontag_S_-_Lyubovnitsa_vulkana_-2008.pdf, Vizionerstvo_Bleyka_i_mifosoznanie.pdf, Filosofia_magii_Zhana_Bodriyyara_Smit_Dzh.pdf, Zhizhek_S_-_Khrupkiy_absolyut_ili_Pochemu_stoit_bo.pdf, Sinkhronistichnost_akauzalny_obedinyayuschiy_pri.pdf, Fromm_E__Begstvo_ot_svobody.pdf, Мартин Бубер. Образы добра и зла.doc и ещё 76 файл(а).
Показать все связанные файлы
Ю. Ханютин ХУДОЖНИК ВЕРЕН СВОЕЙ ТЕМЕ -Андрей Тарковский сделал «Солярис» через четыре года после Космической Одиссеи. Но это были те четыре года, когда США объявили о сворачивании программы Аполлон. Когда проблемы экологии вышли на первый план, ученые разных стран в один голос объявили, что наша планета в опасности, и даже подсчитали, сколько лет понадобится на уничтожение естественной среды и истощение ресурсов. Когда стало реальностью не только создание искусственного разума, но и превращение человека в машину.
Фильм Тарковского не спорит с картиной Кубрика. Но картины эти диаметрально противоположны ив своих идеях, ив своих эстетических принципах.
Главный герой Кубрика - техника, воплощающая разум человека Тар­
ковского интересуют люди в условиях, созданных техникой будущего. Поэтому Кубрик тратит огромные силы и средства, чтобы показать технику двухтысячного года. А Тарковский отказывается от детального изображения техники будущего и стремится к психологической достоверности. Лишь на секунду мы видим контуры космической станции, облетающей планету Солярис, а ее коридоры и каюты интересны не своим устройством, а присутствием человека в них. Режиссер в будущем ищет островки неисчезнувшего прошлого старый деревянный дом, туманы над озером, такие же, как тысячу лет назад, дымок от костра. Живопись Питера Брей­
геля помогает героине, воссозданной Солярисом, познать людей. Пейзажи голландского художника помогают зрителю познать вечное и существенное - все, что человек должен сохранить в сердцевине своей цивилизации, хотя, естественно, она будет развиваться.
Как альтернатива этим человеческим ценностям предстает в фильме эпизод, снятый в Токио. Тоннельная бесконечность, сквозь которую мчатся, летят машины, чтобы, вынырнув из одного тоннеля, рвануть в другой, в бешеную круговерть, в которой нет начала и конца, нет смысла и нет выхода.
Закономерно различны и финалы картин Тарковского и Кубрика. Фильм Кубрика кончается посадкой на Юпитер и путешествием в беско­
нечность.
У Тарковского герой возвращается домой, пусть этот дом и создан океаном Соляриса - по чертежам человеческих воспоминаний, - но герой возвращается к тому, что он осознает как смысл своей жизни

Размышления. Исследования ющая быть роботом, игрушкой океана, жертвующая собой во имя Криса, этим поступком утверждает свою человечность. И не следование научной логике, а способность остаться человеком в нечеловеческих обстоятельствах обещает герою возможность контакта с океаном. Во всяком случае, финал фильма резко отличается от финала романа - не ужасные чудеса готовит герою Солярис, а родной дом, омытый теплым подмосковным дождем, дарит он Крису.
Тарковский против чрезмерных претензий науки на руководство человеческим поведением. Есть ситуации, говорит фильм, где ученый должен быть прежде всего человеком высокого нравственного долга и социальной ответственности. Научные доводы не должны противопоставляться моральным принципам.
Тарковский не верит во всесилие техники и безупречность и пригодность на все случаи жизни научной логики. При этом он не ставит под сомнение необходимость научно-технического прогресса вообще
Арсений Тарковский КОЛЫБЕЛЬ iАндрею Т.
Он а Что всю ночь не спишь, прохожий,
Что бредешь - не добредешь,
Говоришь одно и то же,

Спать ребенку не даешь?
Кто тебя еще услышит?

Что тебе делить со мной?
Он, как белый голубь, дышит В колыбели лубяной.
О н Вечер приходит, поля голубеют, земля сиротеет.
Кто мне поможет воды зачерпнуть из криницы глубокой Нету 1еня ничего, я все растерял по дороге;
День провожаю. Звезду встречаю. Дай мне напиться.
Он а Где криница - там водица,
А криница на пути.
Не могу я дать напиться,
От ребенка отойти.
Вот он веки опускает,
И вечерний млечный хмель 'Обивает, омывает И качает колыбель.
О н Дверь отвори мне, выйди, возьми у меня что хочешь - Свет вечерний, ковш кленовый, траву подорожник ...


перейти в каталог файлов


связь с админом