Главная страница
qrcode

Зажигая потухший огонь реформации в славянских странах Реформация одно из крупнейших религиозных движений Европы, которое ныне стало отдельной ветвью христианства протестантизм


НазваниеЗажигая потухший огонь реформации в славянских странах Реформация одно из крупнейших религиозных движений Европы, которое ныне стало отдельной ветвью христианства протестантизм
АнкорDvizhenie Reformatsii i protestantizm v slavyanskikh stranakh.pdf
Дата16.10.2017
Размер0.68 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDvizhenie_Reformatsii_i_protestantizm_v_slavyanskikh_stranakh.pd
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#42825
Каталогpolitev

С этим файлом связано 50 файл(ов). Среди них: Informatsionno-psikhologicheskie_metody_vozdeystvi.pdf, Dvizhenie_Reformatsii_i_protestantizm_v_slavyanskikh_stranakh.pd, Os_Parizh-Berlin-Varshava-Moskva.pdf, Moravia__rodina_slavyanskoy_propovedi.pdf, Sila_Sibiri_kak_instrument_v_bolshoy_politike.pdf, Yugoslavizm.pdf, EM-Savosin_Denis-Bloging_kak_forma_sovremennykh.pdf, Umerla_li_ideya_vseslavyanskogo_edinstva.pdf, Izyskannye_blyuda_polskoy_kukhni.pdf, Obizhennaya_Imperia.pdf и ещё 40 файл(а).
Показать все связанные файлы

Зажигая потухший огонь реформации в славянских странах Реформация – одно из крупнейших религиозных движений Европы, которое ныне стало отдельной ветвью христианства – протестантизм. Количество протестантов в мире действительно велико. Традиционно считается, что именно немецкие реформаторы, такие как небезызвестный Мартин Лютер, являются первопроходцами в это нелёгком для католической Европы движении. Однако славянские страны продвигали эти революционные на тот момент идеи ничуть не позже немцев, распространяя эту идею совместно на всю Европу.
Чехия
Начиная с первой половины девятого века (время, когда на эти земли пришли проповедники с Греции, Валахии и Германии) Чехия была страной преимущественно с католическими традициями. Однако в XV веке, считающемся сегодня началом обострения социальных и национальных противоречий в государстве, начались нападки угнетаемого чешского крестьянства и обедневшей шляхты на мощную верхушку католической иерархии и чешского дворянства, которые почти сплошь состояли из немцев, итальянцев и других чужеземцев. Тут возможно первым делом придёт на ум небезызвестный Ян Гус. Но этот великий чешский патриот не первый поднялся в Чехии на борьбу против католической церкви. Народные массы уже неоднократно расправлялись с представителями ненавистной верхушки духовенства. Народные речи каждый раз направлялись против учения и организации католической церкви. Бюргерская оппозиция, выражавшая протест большинства недовольных горожан, во второй половине XIV века выдвинула целый ряд предшественников Гуса. Одним из таких примеров может послужить Конрад Вальдгаузер, который до приезда в Чехию был монахом водном из австрийских монастырей. В своих речах Конрад не призывал к революции или крупному бунту, но его речи изобличавшие тёмные стороны католичества толкали народна путь борьбы. Другим человеком, чьи проповеди находили самые горячие отклики у чешского народа был Ян Милич. Ещё в молодости Милич стоял близко к королевскому двору, но отказался от своего положения и богатства и стал проповедовать необходимость очищения развращённого церковью духовенства. Со всей своей красноречивостью Милич описывал мерзкую распущенность католического клира и призывал весь народ лишить церковников их имущества и власти. Папу он называл антихристом. Тем не менее Милич не требовал слома всего церковного здания. Он считал, что строжайшее соблюдение священного писания и церковной дисциплины сможет оздоровить церковь, избавиться от религиозной власти над людьми. Милич безусловно был замечательным оратором и пользовался огромной популярностью среди пражской знати и представителей простого народа. Свои проповеди он произносил на чешском и немецком языках. Несмотря на спокойную и умеренную деятельность (его проповеди небыли такими уж частыми) Милича, его выступления подрывали авторитет католической церкви. Ян был вызван к папе где его заставили отказаться от продолжения проповеднической деятельности. Папская булла прямо говорит, что чешский проповедник вовлекал многих не только в отвратительные заблуждения, но ив преступные действия. Эта оценка показывает, насколько опасным противником считала церковь Яна Милича.
Другой яркой фигурой среди чешских предшественников Гуса были Матвей из Янова. Безусловно один из самых образованных людей своего времени, магистр Пражского университета и великолепный знаток церковной литературы, Матвей воплотил в себе блестящее знание наук с ненавистью ко всему католическому духовенству. Он написал пятитомный трактат, в котором обосновал свои взгляды, шедшие вразрез сучением католичества. В отличие от церкви, которая учила, что только прямолинейное, неукоснительное соблюдение всех обрядов может дать спасение души. Матвей же считал, что основой христианства должна быть вера. Он доказывал, что существование монашества и католичества не оправдывается евангелием и ни одной другой священной книгой. Папу он называл двурогим зверем, а церковников — служителями антихриста и смело изобличал продажность и разврат священников и монахов. Матвей писал, что оздоровление церкви может быть достигнуто лишь путём её власти и богатств. В тоже время, он том, что народ терпит на своём теле злокачественный нарост — католическую церковь, Матвей заявлял, что борьба против такой духовной, фактически безграничной власти над людьми неизбежна. В своём труде он использовал евангелие, словно духовный меч. Эксплуатацию Матвей считал несправедливой, а сословное общество средневековой Чехии называл изобретением дьявола. К сожалению, учение Матвея из Янова не могло проникнуть глубоко в сознание народных масс, так как Матвей писал на латинском языке. Его сочинения были очень большой редкостью и их хорошо знали только учёные-теологи того времени. Тем не менее церковь заставила Матвея из Янова торжественно отречься от его еретических взглядов. И, наконец, самый известный чешский реформатор, один из основателей мощного движения, которое называлось реформацией - Ян Гус.
Великий сын чешского народа Ян Гус родился в крестьянской семье в 1371 году. Родиной его было небольшое село Гусинец в южной Чехии. В 1391 году имя его уже встречается в списках студентов Пражского университета. Гус обучался на так называемом артистическом факультете. Живя в Праге и посещая лекции в университете, он имел возможность наблюдать всю остроту социальных контрастов и национальных противоречий, свойственных тогдашней Чехии. В 1393 году Гус окончил артистический факультет и вскоре получил степень бакалавра свободных искусства затем стал магистром Пражского университета. Несколько позднее Гус поступил на богословский факультет, который считался в средние века вершиной университетского образования, для зачисления на который предварительно необходимо было окончить артистический факультет. Сложное международное положение Чехии на рубеже XIV—XV веков ещё более запутывало и обостряло те острые социальные и национальные противоречия, в обстановке которых начиналась и развивалась деятельность Гуса, впервые выступившего в эти годы с проповедью перед народом. Первые выступления Яна Гуса относятся к началу XV века. В первых феодальных прериях Гус был на стороне королевской власти, которая отстаивала в ту пору прогрессивный путь централизации страны. Гус встречал сочувствие широких слоев пражского населения. Уже в этот период возникают основы будущей популярности Гуса.
Ещё с весны предыдущего года он начал свои проповеди в так называемой Вифлеемской часовне. В особенности возмущало Гуса положение в Пражском университете, который являлся центром культурных сил Чехии. Фактически господство в университете принадлежало иноземцам. В совете и во всех органах университетского самоуправления немцы захватили большинство мест. Но тем не менее Гус не ограничивал свою деятельность стенами университета. Он обращался со своей красноречивой пропагандой к широким слоям пражского населения, используя своё положение проповедника в Вифлеемской часовне. В его проповедях звучали патриотические мотивы. Гус подчёркивал в своих выступлениях, что чехи должны быть во главе, а не в хвосте, что они должны сами руководить своей землёй. В соответствии с условиями времени он объявлял, что немецкое преобладание в чешской земле противно божескому закону и церковным канонам. Вместе стем Гус был чужд шовинизма и неоднократно подчёркивал, что для него хороший немец ближе плохого чеха. Одновременно со всей своей разносторонней деятельностью Ян Гус уделял самое живое внимание и тогдашним политическим событиям. Гус горячо ратовал за дружбу славян.
Ещё до Грюнвальдской битвы, где объединёнными силами поляков, русских, белорусов, литовцев и чехов был нанесён сокрушительный удар Тевтонскому ордену, Гус завязал отношения с польским королём Владиславом. Нужно отметить, что чешские феодалы выступали в большинстве на стороне ордена, но народные массы горячо сочувствовали делу общеславянской борьбы против тевтонского агрессора. Получив после
Грюнвальдской битвы специальное письмо от польского короля, Гус в ответном послании ему писало справедливой борьбе славян против захватчиков.

Гус был представителем бюргерской реформации. Он не отрицал необходимости церковной организации, догматов и таинств католической церкви. Критика феодализма в его произведениях никогда не доходила до призывов к уничтожению насильственным путём феодальной собственности и феодальной эксплуатации. Однако деятельность Гуса оказалась гораздо более широкой и действенной, чем этого можно было ожидать от представителя бюргерской оппозиции. Начав свою проповедническую деятельность с разоблачения отдельных пороков духовенства и защиты прав чешского народа против иноземного засилья, Гус в дальнейшем неуклонно приближался клевому, плебейскому крылу общенародного антикатолического движения. Общее положение католической церкви не на шутку начинало тревожить верхи феодального общества. С этой целью церковь решила прибегнуть к испытанному средству
— созвать общеевропейский собор. Местом работы собора был избран южноимперский город Констанц. Среди всех ересей наиболее опасной для господствующей церкви была, безусловно, ересь Гуса». Собор, подстрекаемый папой, занялся прежде всего разбором обвинений, выдвинутых против чешского реформатора. Уезжая на собор, Гус знал, что в Чехии остаётся много верных его последователей. В тоже время он понимал, что лично ему угрожает серьёзная опасность. Поэтому, покидая Чехию, он составил завещание, а в специальном послании к своим сторонникам призвал их быть твёрдыми и последовательными защитниками своих убеждений. На двадцать пятый день после приезда Ян Гус был арестован. Его заковали в тяжёлые железные цепи, а затем бросили в подвальную тюрьму. От Гуса требовали безусловного отречения от всех тех взглядов, которые клеветнически приписывались ему врагами. Но Гус считал, что такое всеобщее отречение означало бы признание справедливости выдвинутых ему обвинений. Он неоднократно заявлял, что готов отказаться от любого из действительно принадлежащих ему мнений, если будет доказано, что это ересь. Но католики менее всего хотели обсуждать на заседаниях собора обвинения, выдвигаемые им против церкви. Ему не давали возможности опровергать обвинения, оправдываться и даже вообще выступать. Сановники католичества орали, ругались, свистели, топали ногами при всякой попытке обвиняемого выступить по существу предъявленных обвинений. Мнения и взгляды Гуса злонамеренно искажались. Ему стали приписывать много такого, чего не было нив его произведениях, нив проповедях. Наконец, 6 июля 1415 года Гус был осуждён, лишён священнического сана и передан, как выражались инквизиторы, в руки светского правосудия. После окончательного отказа раскаяться Гус был передан в руки палачей. Но и это не повлияло на его решимость. Какими глазами взгляну я на небо, как подниму взор на всё многолюдство народа, — говорил Гус, — если по вине моей слабости поколеблются их убеждения Могу ли я ввести в соблазн столько душ, которым я проповедовал Так в последние минуты своей жизни великий чешский реформатор думало народе, взгляды и чаяния которого он выражал, которому он посвятил свои произведения и проповеди и которому отдал свою жизнь.
6 июля 1415 года Гус был выведен загороди сожжён живым. Он умер мужественно, сохраняя непоколебимую стойкость духа и верность своим убеждениям. Вместе с ним погиб и его верный соратник Иероним Пражский. Чешская реформация, являвшаяся подготовительным этапом ко всеевропейской реформации, была обезглавлена. Но
феодально-католическая реакция рано праздновала победу. Католики не могли задержать развитие мощного народного движения, которое назревало в Чехии. Напротив, гибель
Гуса была воспринята народными массами как сигнал к вооружённой расправе с ненавистным католическим духовенством, а заодно и со своими угнетателями-феодалами вообще. Не прошло и 5 лет после расправы феодально-католической реакции с Гусом и
Иеронимом, как Чехия оказалась ареной одного из величайших в истории крестьянских восстаний. В итоге крестьянское восстание гуситов, которое явно не одобрил бы Ян Гус, являющийся противником кровавых преобразований, было жестоко подавлено. Зажигать потухший огонь Реформации пришлось мирным чашникам. Множество деятелей протестантизма дала Чехия Западной и Центральной Европе и все они внесли свой вклад в те важные преобразования, которые в скором будущем изменили Европу и избавили её от тогдашнего католического ига.
Беларусь На территорию нынешней Беларуси идеи реформации пришли главным образом из Литвы. В г. Литву посетил известный в то время повсюду друг Гуса - распространитель его учения Иероним Пражский. Хотя мельчайшие подробности его пребывания и деятельности в Литве и при дворе Витовта нынешним историкам неизвестны, тем не менее, судя по его деятельности в других местах, где он рьяно восставал против римско-католической церкви, можно предположить, что в Литве он действовал таким же образом. Выражая полное сочувствие православному населению Литвы и Беларуси, Иероним Пражский, можно думать, старался ещё более воспламенить издавна существовавшую здесь вражду православия с латинством; среди католиков же он возбуждал недовольство римско-католическою церковью. Реформация распространялась многими методами путешествия дворянства Великого Княжества Литовского по Западной Европе, модный тогда обычай приглашать для своих детей в качестве учителей учёных немцев, большей частью уже рьяных последователей реформации, а также книги и брошюры, в которых проводились и защищались реформационные идеи. Это был один из сильнейших способов пропаганды реформации. Этим путём пропаганда шла из Польского королевства, где уже в х годах XVI в. так сильно был распространен катехизис Лютера, что вызвал ограничения духовной власти, и особенно большой приток книг в протестантском духе был из Пруссии. Альберт, герцог Прусский, принявши сам протестантство и ставши главным покровителем его, в политических видах заботился также об ознакомлении с протестантством Польши и Литвы. Эпоху цветущего состояния реформации в Беларуси можно назвать эпохой Радзивилов. Эту эпоху, особенно время деятельности Н. Радзивила Черного, можно назвать кульминацией реформационной эпохи в Литве. Протестантские писатели яркими красками изображают личность Николая Радзивила Черного, указывают на его гражданские и военные доблести, на его высокие душевные добродетели. Они изображают Николая Радзивила Черного первым апостолом ВКЛ, первым просветителем ее истинной веры, положившим начало борьбы за истинную веру в Великом Княжестве Литовском. Принятие Николаем Радзивилом Черным кальвинского исповедания было чрезвычайно важно для судьбы кальвинства в Беларуси. Пример могущественного магната заразительно действовал на литовское и белорусское
дворянство. Начался массовый переход его в кальвинство. Шляхта переходила в новую веру, часть по религиозному увлечению, отчасти из угождения могущественному патрону, желая снискать его благоволение и покровительство. В короткое время в рядах последователей кальвинского исповедания находились следующие литовско-русские фамилии Ходкевичи, Кишки, Воловичи, Глебовичи, Сапеги, Вишневецкие, Войны, Пацы, Абрамовичи, Дорогостайские, князья Пронские, Пузыны, Гружевские, Горские итак далее. Переход высшего дворянства в кальвинское исповедание уже значительно облегчало его распространение и способствовало его укреплению. Паны строили протестантские храмы, наделяли их землями и угодьями, назначали к нему духовенство. В своем поместье тогдашний литовско-белорусский дворянин был полным владыкою во всех делах, не исключая дел веры он мог уничтожить католический костел, превратить его в протестантский збор или даже в сектантскую молельню. Все зависело от убеждений и расчетов шляхтича-помещика. Он произвольно распоряжался своими крестьянами- крепостными, безгласными рабами по отношению к нему, они беспрекословно должны были исполнять его волю ив делах веры и совести. Решившись распространить и утвердить кальвинское исповедание в литовско- белорусском государстве, Николай Радзивил Чёрный должен был употребить соответствующие этой цели средства. Главным средством для этого у него и обратившегося к новой вере дворянства служило устройство реформатских зборов (так назывались по-польски и по-белорусски кирхи) и призыв учёных протестантских проповедников и пасторов. Кроме виленского збора, Николай Радзивил Чёрный устроил реформатские зборы во всех своих обширнейших владениях. Его примеру также следовал Николай Радзивил Рыжий. На территории Литвы и Беларуси начинают появляться протестантские школы в Брест-
Литовске,Вильне,Пониовцах и других местах княжества. Двигатели реформационного дела в литовско-белорусском государстве ясно сознавали, что для упрочнения его полного успеха недостаточно основания зборов и школ, что кроме них необходимы типографии, которые снабжали бы зборы литургическими книгами, школы - учебниками, а для всего вообще населения государства доставляли бы популярные сочинения полемического характера, посредством которых унижалось бы католическое исповедание и пропагандировалось реформаторство. Множество книг подобного рода доставлялось в Польшу, Литву и Беларусь из Пруссии и Германии. Но подобным источником получения книг, написанных в реформатском духе, пользоваться было не совсем удобно, и, во всяком случае, нельзя было им ограничиваться. Такое средство добывания протестантских книг было несколько затруднительным вследствие издававшихся законов, по которым строго воспрещался ввоз во владения Польского королевства книг еретического содержания. Поэтому в самом начале цветущей поры реформация в польско-литовском государстве основываются типографии, из которых выходит очень много книг в протестантском духе, брошюр, полемических сочинений, направленных главным образом против католической церкви. Между множеством книг, отпечатанных в Брестской типографии, в числе которых немало было весьма капитальных трудов, на первом плане должна быть поставлена Библия
1563 г. В литературе она известна под именем то Радзивиловской, то Брестской (по месту издания, то Пинчовской (по месту перевода, так как перевод сделан в Пинчове). Для польских кальвинистов составляло насущную потребность иметь Библию на польском языке, которою они бы могли пользоваться для подтверждения своего учения. Радзивил
решил удовлетворить этой потребности. Он пригласил в Литву известнейших ученых реформатского исповедания и поручил им перевести на польский язык всю Библию, - Ветхий Завет с еврейского языка, а Новый Завет - с греческого языка. Перевод вскоре был сделан, и Библия роскошно была отпечатана. Издание ее обошлось весьма дорого - 10.000 золотых, - сумма для того времени очень большая. Николай Радзивил Черный посвятил эту Библию Сигизмунду Августу. Перевод отличается чистотой польской речи. В тексте есть изменения в кальвинском духе в примечаниях ясно уже высказываются не только кальвинские заблуждения, но иногда и социнианские. Так, например, говоря в примечаниях о Едином Боге, переводчики не упоминают здесь ни о Божестве Иисуса Христа, ни о Божестве Святого Духа, ни о Святой Троице. Поэтому не только католики считали Радзивиловскую Библию еретическою, но даже у самих кальвинистов она была в подозрении. Сыновья Н. Радзивила Черного, перешедши опять в римско-католическое исповедание, заботились об уничтожении этой Библии. В этом отношении особенной ревностью отличался Георгий Радзивил, виленский епископ, и старший его брат Николай
Христофор Радзивилл, известный под именем Сиротки, который купил на 5.000 червонных золотых кальвинских сочинений, в том числе множество экземпляров радзивилловской Библии , и все эти книги сжег посреди виленского рынка. В Брестской типографии печаталось весьма много книг в духе протестантского исповедания здесь печатались сочинения Базилика Киприана, Ивана Ласского, Фомы
Фалькония и многие другие. Таким образом земли Беларуси и Литвы испытали огромное влияние идей реформации и протестантизма. Трудности и гонения, которым подверглись первые реформаторы со стороны иезуитского ордена, не пропали даром. Развивалась культурная жизнь, увеличивалась грамотность населения, новые идеи стали глотком свежего воздуха для интеллигенции и дворянства ВКЛ. Белорусско-литовским землям, совместно с Польшей, предстояло стать крупнейшим оплотом реформации в Восточной Европе.
Польша
Реформация проникла ив Польшу с Литвою, где в середине XVI в. даже установилась самая широкая религиозная свобода. Однако, ни одному протестантскому исповеданию не удалось вытеснить католицизм, или, по крайней мере, сделаться единственным видом реформации в стране. Лютеранство в Польше принималось почти исключительно немецким населением городов, в то время весьма значительным.А в Великой Польше распространилось учение братьев чешских (гуситство); в Малой Польше ив великом княжестве Литовском преобладание досталось кальвинизму, в котором, однако, почти с самого же начала произошел раскол. Лишь одна Мазовия не была затронута движением, да ив других частях государства народная масса оставалась верною католицизму (а в белорусских землях – православию. Вообще протестантизм принимался среди поляков только магнатами и шляхтою, которые вводили его в своих имениях, не обращая ни малейшего внимания на верования своих крестьян. Во второй половине XV и начале XVI в. польское рыцарство добилось господствующего положения в государстве. Другие сословия на сейме небыли представлены, и это позволило шляхте подчинить себе все классы общества. До XVI века города в Польше были малоразвиты, а жители их были преимущественно немцы и евреи. Шляхта не допустила горожан до участия в сейме, не дала свободно развиться их торговле и исключила их из права владеть землей. Наконец, никто, кроме шляхты, не имел права
занимать высшие церковные должности. Но зато и у духовного сословия были привилегии, которые очень не нравились шляхте, в особенности церковная десятина и суд по многим делам светского характера. Шляхта была недовольна также изъятием духовенства из обязанности служить государству и помышляла об обращении церковных земель на государственные потребности. Все это и толкало шляхту в реформацию. Помещики, принимавшие протестантизм, захватывали участки земли, приписанные к приходским церквами овладевали десятиной, платившейся их крестьянами. Кальвинизм, допускавший участие в управлении церковными делами светских старшин (сеньоров, особенно нравился шляхте именно тем, что в церковном устройстве дозволял ей занимать господствующее место. В середине XVI в. даже католическая шляхта охотно выбирала послами на сейм протестантов, потому что на сеймах этого времени шла горячая борьба против десятины и судебных прав духовенства. Эти сеймы нередко требовали у короля реформы церкви. Успехи протестантизма обусловливались и слабостью отпора со стороны епископов. Высший клир энергично отстаивал свои привилегии и имущества, ноне особенно ревностно защищал веру. Среди епископов были даже люди, мечтавшие о национальной польской церкви, которая, не отторгаясь от общения с Римом и оставаясь по догматам католическою, управлялась бы собором местных епископов и пользовалась бы польским языком в богослужении некоторые даже думали о браке священников и о чаше для мирян. Наибольшего развития достигает польская реформация при Сигизмунде II Августе (1548 –
1572), вообще отличавшемся нерешительностью. В это время протестантизм распространялся в Польше беспрепятственно, но королевская власть совсем не воспользовалась этим движением, чтобы усилить себя союзом с реформацией, как это произошло в других странах. При названном короле протестантская партия на сеймах стремилась провести и ряд государственных реформ, между прочим, добивалась подчинения сеймиков сейму и решения дел на сеймах большинством голосов, но ив этом отношении ей ничего не удалось сделать. Реформация в Польше была более пассивной нежели в ВКЛ главным образом за счёт бурной деятельности католической церкви и ордена иезуитов. В новых прогрессивных идеях крупные представители господствующего духовенства видели опасность для католического влияния в Восточной Европе в общем ив Польше в частности. Однако протестантизм оказал большое влияние на дворянство и привёл ко многим положительным политическим изменениям в Польше того времени. На сегодняшний день идеи протестантизма распространились по всему миру. Реформация оказала действительное огромное влияние на страны Европы и не только. Роль же славянских стран в этом действительно велика. Многие чешские, польские, белорусские деятели протестантизма заслуженно признаются современными историками отцами реформации.
Источники Рубцов Б.Т., Гуситские войны Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, М. 1953, стр. 34.
Кареев - Учебная книга Новой истории - Реформация в Польше В. Плисс - Исторический очерк проникновения и распространения реформации в Литве и Западной Руси Источники Рубцов Б.Т., Гуситские войны Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, М. 1953, стр. 34.
Кареев - Учебная книга Новой истории - Реформация в Польше В. Плисс - Исторический очерк проникновения и распространения реформации в Литве и Западной Руси.

перейти в каталог файлов


связь с админом