Главная страница
qrcode

Эмоции в лингвистике. 1. Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка попытка системного описания Вопросы языкознания 1995. С. 37 65


Название1. Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка попытка системного описания Вопросы языкознания 1995. С. 37 65
Дата12.10.2020
Размер17.6 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаЭмоции в лингвистике.docx
ТипДокументы
#159755
Каталог

1. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания – 1995. – № 1. - С. 37 –65.

Ю.Д. Апресян выделяет следующие типы лексики, которые выражают эмоции:

1) Базовая лексика

а) глагольные синонимические ряды, например, беспокоиться, бояться, сердиться, стыдиться, гордиться, удивляться, восхищаться, любить, надеяться, радоваться, грустить и другие;

б) ряды соответствующих существительных, прилагательных и наречий – беспокойство, радость, рад, тревожно, с тревогой, боязно, со страхом, в страхе и т.д.

2) Слова, не являющиеся обозначениями эмоций. Данные слова включают в свое значение указание на различные эмоциональные состояния субъекта, когда тот выполняет какое-либо действие или находится в каком-либо состоянии. Например, любоваться, заглядеться, засмотреться.

3) Слова, не называющие эмоции, но имеющие непосредственное отношение к выражению эмоций. В данном случае Ю.Д. Апресян говорит о метафоре, которая обозначает определенный физический симптом чувства. Например, блестеть, сверкать; покраснеть, побагроветь, зарумяниться и многое другое

2. Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. – Екатеринбург: Изд-во Уральского унта, 1989. – 130с

Л.Г. Бабенко выделяет 5 грамматических классов лексики, выражающей эмоции:

1) Эмотивные глаголы. По мнению Л.Г. Бабенко, данная часть речи наиболее приспособлена для выражения эмоций. Данная часть речи обладает огромными возможностями отображения различных чувств. «Эмоции передаются глаголами как состояние (грустить) и как становление состояния (влюбиться), как отношение (любить), и как воздействие (влюбить), а также как внешнее проявление эмоций (целовать, обнимать)» [Бабенко 1989: 65].

2) Эмотивные существительные. Субстантивная лексика, выражающая эмоции, относится к лексико-грамматическому разряду отвлеченных существительных. Но нужно отметить, что большую часть этой лексики составляют «мотивированные слова, различные номинализации, а также отглагольные и отадъективные слова, типа бешенство, ласковость, нежность» [см. там же с. 65-66]. Меньшая часть - «немотивированные слова типа беда, страх, печаль, страсть, мука, грусть» [см. там же с. 65]. Отглагольные эмотивные существительные обозначают эмоциональные состояния, отношения, действия: вдохновение, благоволение. Отадъективные эмотивные существительные являются в основном отвлеченными номинациями качеств: страстность, вспыльчивость, азартность. Среди конкретной лексики, которая включает эмоциональный признак, выделяют одушевленные существительные. Данные существительные обозначают субъект, то есть носителя эмоционального состояния, например, гордец, но также к данной группе относят существительные, обозначающие лицо, на которое направлено чувство, например, любимец. Из этого можно сделать вывод, что эмотивные существительные многофункциональны: «во-первых, они дают отвлеченное обозначение чувства, во-вторых, обозначают эмотивное качество в отвлечении от их носителя, в-третьих, называют лицо, испытывающее эмоции или являющееся объектом, источником эмоции другого лица» [Бабенко 1989: 66].

3) Эмотивные прилагательные, которые «благодаря их явной ситуативности семантически и функционально притягиваются к глаголу, а формально грамматически тяготеют к существительным» [Бабенко 1989: 67]. «Эмотивное прилагательное располагает комбинацией значений, передающих эмоцию как бытийное состояние (идентификатор «наполненный чувством»), каузацию состояния (идентификатор «вызывающий чувство»), выражение эмоционального состояния (идентификатор «выражающий чувство»), эмоциональное отношение (идентификатор «относящийся с чувством»)» [см. там же с.67-68].

4) Эмотивные наречия, выражая эмоции, ориентируются на «сопутствующие состояние, эмотивно характеризующие, разнообразные действия (грустно смотреть, грустно сказать) и признаки (грустно-томные глаза)» [см. там же с. 68]. Изображение эмоций наречиями имеет свою специфику. Нужно отметить, что эта специфика проявляется в особенности их сочетаемости: «грамматическая природа эмотивных наречий не позволяет им соотносить эмоции непосредственно с их носителем, поэтому соотношение с субъектом эмоций осуществляется в тексте опосредовано, через его действия или через адъективно - выраженные признаки» [Бабенко 1989: 68 - 69].

5) Эмотивные междометия. Л.Г. Бабенко определяет данный вид междометий, в силу их сложной природы, как «особый синкретический класс слов, тяготеющий и к эмотивам – номинативам, и к эмотивам - коннотативам» [Бабенко 1989: 70]. Данный класс слов она рассматривает как разновидность эмотивов – экспрессивов

3. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М.: Русское слово, 1996. – 411 с.

В основе классификации базовых эмоций у А. Вежбицкой лежат некоторые семантические категории.

1) Первую группу эмоциональных концептов в этой классификации объединяет общая идея того, что происходит с нами или с другими людьми, плохое или хорошее, эмоции и состояния.

2) Вторая группа сообщает о том, что делают люди, опять же, хорошее или плохое.

3) Третья группа, - есть представление о том, что мы думаем о себе и что другие люди думают о нас.

4) Четвертая группа обозначает эмоциональное отношение к другим людям (любовь, ненависть, уважение, зависть).

Таким образом, «самые явные параметры, которые составляют мысли человека в его эмоциональных переживаниях и которые лежат в основе разъясняющей классификации эмоциональных концептов в языке и культуре, - это плохой, хороший, происходить, делать, хотеть, не хотеть, я и кто-то (или все)» [Вежбицкая 1996: 339]. Особое положение в ряду базовых эмоций занимают эмоции удивления и изумления. Исследуя специфику данных эмоции, А. Вежбицкая говорит об их «неполярности». Это отражается в толкованиях эмоций удивления и изумления: в них отсутствуют признаки типа «хороший / плохой».

4. Шаховский В. И. Экология эмотивного языка: теоретические и практические аспекты // Экология языка и коммуникативная практика. 2013. № 1. С. 233–245.

В. Шаховский выделяет две категории эмотива: аффективы и коннотативы. Аффектив – это слова и выражения, эмоциональное содержание которых является их единственным лексическим (денотитивным) значением [Коростова 2010]. Таким образом, обсценная и сниженная лексика, междометия, адресативы («солнышко», «зайчик») считаются аффективами, поскольку выражают эмоциональную реакцию говорящего и не называют конкретный объект [Шаховский 2013]. Например, восклицания «Вау!» и «Ого!» выражают удивление, они не выполняют никаких функций, кроме передачи эмоции, в их семантике нет дополнительных компонентов. Некоторые исследователи относят к аффективам также эмоционально-оценочные прилагательные, поскольку они остаются эмотивными вне контекста, например, красивый, страшный [Исхакова 2009]. От эмоционально-оценочных прилагательных часто образуются интенсификаторы – «языковые средства, служащие для усиления высказывания или его части», которые влияют на экспрессивность высказывания [Моисеева 2015]. Интенсификатором в выражении «жутко грустный» будет являться слово «жутко».

Коннотативы, в отличие от аффективов, привносят дополнительное значение (коннотацию) в существующее понятие (денотацию) и помогают говорящему выразить собственное отношение к объекту или событию с помощью имеющихся в языке концепций. Так, например, в выражении «Ну ты и лиса» коннотативом является метафора ХИТРЫЙ ЧЕЛОВЕК – ЛИСА. В русском языковом сознании слово «лиса» приобрело негативную коннотацию благодаря фольклорной традиции, вследствие чего стало ассоциироваться с хитростью. Обычно, называя человека лисой, говорящий даёт ему отрицательную оценку и выражает разочарование. Однако даже в подобные метафоры человек может привнести свою индивидуальность: например, если сам говорящий считает хитрость положительным качеством, то из его уст фраза «Ну ты и лиса» будет звучать как похвала и иметь позитивную коннотацию. Наряду с метафорами, коннотативами считаются сравнения, оценочные лексемы (выражающие одобрительное/неодобрительное отношение к объекту высказывания), сленговые слова (например, «капуста» для обозначения денег) и архаизмы.

5. Горошко Е. И. Гендерная проблематика в языкознании //Введение в гендерные исследования. – 2001. – Т. 4.

6. Пушкарева Н. Л. Гендерная лингвистика и исторические науки / Н. Л. Пушкарева // Этнографическое обозрение. – 2001. – № 2. – С. 31–40

7. Кирилина, Алла Викторовна, and Мария Томская. "Лингвистические гендерные исследования." Отечественные записки 2 (2005).

8. Lakoff, Robin, and Robin Tolmach Lakoff. Language and woman's place: Text and commentaries. Vol. 3. Oxford University Press, USA, 2004.

9. Lakoff G., Johnson M. Metaphors we live by. University of Chicago press, 2008.

10. Lakoff G., Kövecses Z. The cognitive model of anger inherent in American English // Cultural models in language and thought. 1987. P. 195–221.

11. Wierzbicka A. Human emotions: universal or culture‐specific? // American Anthropologist. 1986. Vol. 88 (3). P. 584–594.Patients with Chronic Pain // Pain Research and Management. 2018.

12. Wierzbicka A. The “history of emotions” and the future of emotion research // Emotion Review. 2010. Vol. 2 (3). P. 269–273.

Типы метафор: антропоморфная, зооморфная, флористическая и натурморфная.
перейти в каталог файлов


связь с админом