Главная страница
qrcode

Сеянтус - трагедия народная. Материалы научной... 27 ноября 1996 года в Аскинском районе состоялась научная конференция, посвященная 260-летию трагедии деревни Сеянтус. Она была организована Исполкомом Всемирного курултая башкир,


Скачать 341.5 Kb.
Название27 ноября 1996 года в Аскинском районе состоялась научная конференция, посвященная 260-летию трагедии деревни Сеянтус. Она была организована Исполкомом Всемирного курултая башкир,
АнкорСеянтус - трагедия народная. Материалы научной.
Дата13.10.2017
Размер341.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаСеянтус - трагедия народная. Материалы научной...doc
ТипКнига
#42533
страница1 из 5
Каталогid42403421

С этим файлом связано 33 файл(ов). Среди них: rami_1_tom.docx, rashit_sabitov_-_hungan_yondoz_yaqtyhy.pdf, Mify_Drevnego_Kazakhstana_Almaty_2006.pdf, Asfandiarov_A_Z_Bashkiria_posle_vkhozhdenia_v_sost.pdf, Сеянтус - трагедия народная. Материалы научной...doc, Samouchitel_bashkirskogo_yazyka.pdf, M_A_1185_mulla.pdf, M__1240_kht_1241_mov_Bash_1185_ort_telene_1187_antonimdar__1211_, Mari-Bernadett_Dyupyui_-_Sirotka.txt и ещё 23 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5



Сеянтус — трагедия народная

Стенограмма докладов

научной конференции,

посвященной сеянтусской

трагедии, и краеведческие

материалы

Уфа 1997

Сеянтус — трагедия народная. Материалы научно-практической конференции, состоявшейся 27 ноября 1996 года в Аскинском районе.

(Издано в Башкирском государственном университете -Уфа, 1997 -48 стр.) -ISBN 5-7477-0144-4

Книга посвящена трагедии деревни Сеянтус Лосинского района. Она представляет собой стенограмму докладов научной конференции, посвященной сеянтусской трагедии, и включает материалы краеведов.

Рецензенты: член-корреспондент АН РБ

Н.А.Мажитов, профессор Д.Ж.Валеев.

Подготовил к печати кандидат исторических наук

А.Г.Исмагилов.

Вступление

27 ноября 1996 года в Аскинском районе состоялась научная конференция, посвященная 260-летию трагедии деревни Сеянтус. Она была организована Исполкомом Всемирного курултая башкир, Академией наук Республики Башкортостан, Башкирским народным центром "Урал", администрациями Аскинского и Караидельского районов.

Конференцию с вступительным словом открыл и вел глава Аскинской районной администрации В.А.Кавардаков.

На конференции с докладами выступили кандидат исторических наук, доцент БГУ М.М.Кулыпарипов, доктор филологических наук, профессор С.А.Галин, кандидат исторических наук, доцент БГУ Р.Г.Буканова, член-корреспондент РАН, академик АН РБ Р.Г.Кузеев.

С заключительным словом выступил председатель Исполкома Всемирного курултая башкир, член-корреспондент АН РБ Н.А.Мажитов.

В настоящем сборнике публикуются эти доклады, заключительное слово Н.А.Мажитова, резолюция конференции, несколько статей и откликов местных краеведов.

ISBN 5-7477-0144-4

Башкирский государственный университет, 1997.

Вступительное слово

Владимира Кавардакова, главы администрации Аскинского района при открытии научной конференции, посвященной 260-летию трагедии деревни Сеянтус.

Уважаемые односельчане! Дорогие гости!

20 марта текущего года прошло учредительное собрание курултая башкир Аскинского района. Был избран исполком курултая, разработан перспективный план мероприятий. В выступлениях делегатов серьезное внимание было обращено изучению подрастающим поколением родного языка, культурного наследия своего народа, истории родного края. Наш край — особенный. В разные периоды истории у нас происходили события, которые требуют серьезного изучения и обобщения. Одно из событий, которое своей жестокостью потрясло разные слои населения России XVIII века, является карательная операция военных царского режима против повстанцев и мирных жителей башкирских деревень, находящихся на берегах рек Караидель, Тюй и Саре.

В октябре 1996 года администрация района обратилась в Исполком Всемирного курултая башкир с просьбой отметить 260-летие со дня трагедии башкирской деревни Сеянтус и нашла полную поддержку. Сегодняшнее наше мероприятие, думаю, можно считать началом разработки широкомасштабной программы, которая станет программой развития населенных пунктов района, находящихся вблизи рек Тюй и Саре, где происходили трагические события 260-летней давности, да и всего района.

Разрешите мне научную конференцию, посвященную 260-летию трагедии деревни Сеянтус, считать открытой.

Дикая расправа над населением

Марат Кульшарипов, кандидат исторических наук, доцент БГУ.

Сеянтусская трагедия, связанная с крупнейшим
башкирским восстанием 1735—1740 гг., разыгралась в пределах
современного Аскинского района Республики Башкортостан, где с
древнейших времен жили башкиры племени балыксы (балыкчы).
В XVIII в. территория, занимаемая башкирами-балыкчинцами,
составляла Балыкчинскую волость Сибирской дороги. Следует
сказать несколько слов о происхождении этнонима или
самоназвания "балыксы". Одни исследователи считают, что этот
этноним связан своим происхождением с родом занятия башкир —
рыболовством, другие — древним тотемистическим

представлением о легендарном предке, которого якобы родила рыба — балык. Однако эти толкования этнонима "балыксы" по мнению этнографа Р.Г.Кузеева не совсем верны, ибо у древних тюрков рыболовство в хозяйстве не имело существенного значения1. Если обратиться к древнетюркскому языку, то это слово употреблялось в значении "город"2. Недаром некоторые древнеуйгурские города в своем названии имели слово "балык": Ханбалык, Бешбалык, Джамбалык и др. Отсюда ученые делают вывод, что этноним "балыксы" означал горожанина, или, как об этом пишет Р.Г.Кузеев, защитника города, крепости. Кстати, родовое подразделение "балыксы" имеется не только у башкир, оно зафиксировано у казахов, киргиз и туркмен. По видимому, тюрки-балыкчинцы переселились еще в глубокой древности на Южный Урал с района Алтая, как и некоторые другие башкирские племена. Но для нас важно то, что предки современных аскинцев принадлежали преимущественно древнему племени балыкчы и составляли неотъемлемую часть башкирского

Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. 1974. С. 351. 2 М.Кашгари. Туркий сузлар девони. Ташкент, 1960. С. 360.


4

5

этноса. Поэтому башкиры-балыкчинцы, древние защитники тюркских городов, всегда находились в первых рядах борцов башкирского народа против национального и колониального гнета.

Восстание 1735—1740 гг. является самым крупным и драматическим из башкирских движений XVII—XVIII вв. Недаром оно было единственным башкирским восстанием, по истории которого уже в дореволюционный период появилось специальное исследование. Речь идет о книге А.И.Добросмыслова "Башкирский бунт в 1735, 1736 и 1737 гг. (Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Вып.VIII. Оренбург, 1900.)" Как дореволюционные, так и советские историки, писавшие о данном восстании, не обходили вниманием трагические события, которые развернулись в Балыкчинской волости Сибирской дороги. Впервые злодеяния царского карателя, крещеного татарина Алексея (Кутлумухамета) Тевкелева нашли отражение в трудах видного русского историка XVIII в., очевидца описываемых событий Петра Рычкова. В дальнейшем все исследователи, занимающиеся изучением истории башкирских восстаний, особо выделяли кровавые деяния А.Тевкелева. Об этом писали в своих трудах по истории башкир лидер башкирского национального движения Заки Валиди, известный краевед, один из организаторов башкирского национального движения в 1917 г. Сагит Мрясов и др. Крупные работы по истории башкирского восстания 1735—1740 гг. создали наши современные исследователи Н.В.Устюгов и И.Г.Акманов. К сожалению, проблема Сеянтусской трагедии, в смысле увековечения памяти безвинно убиенных, нашей общественностью не поднималась. И я рад, что мы, наконец, собрались почтить память жертв кровавой трагедии.

Башкирское восстание 1735—1740 гг. вспыхнуло прежде всего в знак протеста против деятельности так называемой Оренбургской экспедиции, которая должна была заложить на юге Башкортостана новый город и построить Оренбургскую пограничную линию с целой системой крепостей. Притом город и пограничная линия строились с целью, как это было изложено в официальных документах, чтобы "своевольный башкирский народ на вечное время обуздать". Но самое главное — это мероприятие сопровождалось широким захватом башкирских вотчинных земель.

Дело заключалось и в том, что правительство не только не согласовало свое решение о строительстве города с башкирами, но даже не поставило их в известность относительно своего плана. В этих условиях башкиры сделали попытку получить официальный ответ о делах экспедиции и с этой целью направили своих представителей начальнику экспедиции обер-секретарю Сената И.К.Кирилову, автору проекта строительства г. Оренбурга. Однако Кирилов, наделенный большими полномочиями как главный администратор края, не только не выслушал посланцев башкир, а арестовал их, потом жестоко наказал, применив смертную казнь. Терпение башкир лопнуло и летом 1735 года начались волнения в башкирских волостях Ногайской дороги. В дальнейшем восстание охватило практически все четыре дороги Башкортостана.

Повстанческое движение в северо-восточном регионе в 1736 г. возглавили башкиры Киргиз-Табынской волости Ногайской дороги Юсуп Арыков, Куваканской волости Сибирской дороги — Бепеня мулла Трупбердин, Кудейской волости той же дороги — Тюлькучура Алдагулов. Они сумели сформировать крупные отряды повстанцев в северо-восточных волостях Башкортостана. Был составлен план разгрома команды А.И.Тевкелева вблизи р. Ай на стыке Балыкчинской и Мурзаларской волостей, где дорога пролегала по узким проходам между высоких гор, покрытых лесом. В операции должны были участвовать и жители указанных волостей. Но верные властям мгппари и татары заранее предупредили руководителей карательных отрядов о предполагаемых действиях повстанцев. Поэтому восставшие не сумели довести до конца задуманную операцию. JTcm временем 19 января 1736 г. команда А.И.Тевкелева, опередив отряды башкир, достигла деревню Сеянтус Балыкчинской волости. Узнав о причастности жителей деревни к вспыхнувшему волнению башкир Сибирской дороги, Тевкелев осуществил дикую расправу над населением аула. Очевидец этой жестокости, уже упомянутый историк П.Рычков, гак описал злодеяния палачей: "... все они (жители деревни — М.К.) были осаждены командою и близ 1000 человек с женами и детьми "их в оной деревне перестреляно и от драгун штыками, а от


6

7

верных башкирцев и мещеряков копьем переколото; сверх того 105 человек собраны были в один амбар и тут огнем сожжены. И понеже все сие ночью случилось и деревня вся сожжена была, то от великой их вопли и оружейной стрельбы самое ужасное было позорище". Он был удивлен мужеством башкир, которые находясь в горящем амбаре, продолжали сопротивляться: "причем всего удивительное, что многие из тех воров, будучи в огне, имевшиеся в амбаре копья со многими хульными и бранными словами на стоящих тут драгун выбрасывали и нескольких тем поранили. И таким образом, вся оная деревня Сеянтусы и жители с их женами и детьми от мала до велика через одну ночь огнем и оружием погублены, а жилища их в пепел обращены"3. Итак, каратели жестоко расправились не только с повстанцами но и с женщинами и детьми, которые ни в чем не были повинны. Как видно из общей численности жертв кровавой расправы, деревня Сеянтусы была для своего времени довольно большой. В ней проживало более 1000 жителей. Отсюда можно сделать вывод, что деревня состояла примерно из 250 дворов, сожженных дотла жестокими палачами. В конце января А.И.Тевкелев в одном из своих донесений циничным образом отчитывался о том, что он "с офицеры не щадя никого от большого до малого, как мужского пола так и женского искоренили и перекололи всех, а деревню Сеянтусы выжгли до основания"4.

Весть о злодеяниях карателей вызвала всеобщее возмущение в Башкортостане. Зверства команды Тевкелева не напугали народ, а, наоборот, привели к усилению вооруженной борьбы, которая приобрела ожесточенный, истребительный характер. Тевкелеву тогда не удалось прорваться в районы Зауралья. Не сумев продвигаться вперед, каратели, как об этом доносил А.Тевкелев, "... пошли для искоренения и выискивания воров в реченную Балыкчинскую волость и с чего может и то воспоследовать, что оные (т.е. жители указанной волости — М.К.)

3 Рычков П.И. История Оренбургская. Оренбург, 1986. С. 20.

4 Хрестоматия по истории Башкортостана, Уфа, 1996. С. 125.

откажутся от связей с Юсупом (Арыковым) и Тюлькучурой (Алдагуловым), могут прейтить в страх и в разделение, ибо принуждены будут своих жен и детей охранять"5 . Огнем и мечом прошелся затем Тевкелев по волостям теперешнего Караидельского и Аскинского районов.

В результате карательных акций Тевкелева и его сподручных в Балыкчинской, Унларской, Карт-Таныпской, Кыр-Кудейской, Белекей Кудейской и других волостях Сибирской и Осинской дорог был разорен и сожжен 51 аул, убито свыше двух тысяч человек взрослых и детей. Приведем некоторые данные о способах казни восставших и их предводителей. В 1740 г. под Оренбургом было собрано около 6 тысяч повстанцев и их семей, которые были подвергнуты публичной казни. 5 человек были посажены на кол, 11 повешены за ребра, 85 повешены, 21 обезглавлены, многие были четвертованы, т. е. сначала им отрубали руки и ноги, затем обезглавливались. У 300 повстанцев были отрезаны уши и носы, остальные розданы в крепостное рабство.6

Хотя это грандиозное движение и потерпело поражение, башкиры своей героической борьбой вынудили царизм отказаться от планов лишения их своих вотчинных прав на землю.

Башкирское восстание 1735—1740 гг., в том числе кровавые злодеяния А.И.Тевкелева, оставили глубокий след в исторической памяти народа, о чем свидетельствует башкирская народная песня "Тафтиляу". Великий башкирский поэт, активный участник башкирского национального движения 1917 г. в одном из своих стихотворений назвал род Тевкелевых "гадким и подлым".

"Тафкилев беззен тарихта сирканыс, малгун насап,

Шул тарихтан, айтегез, кемдар булыр мамнун (риза) ва шат ".

К сожалению, в недалеком прошлом наша история была

Акманов И.Г. Башкирское восстание 1735-1736 гг. Уфа, 1977. С. 62. Акманов И. Г. Башкирия в составе Российского государства в XVII пер. пол. XVIII вв. Свердловск, 1991. С. 135, 136.


8

9

предана забвению, мы были лишены возможности ее изучения в общеобразовательных школах. Наши дети лучше знали древнегреческих Антеев и Прометеев, но не имели элементарного представления о своей истории, культуре, происхождении, не говоря уже о национальных героях. Из-за этого дело дошло до того, что целая группа башкир стала забывать даже свою национальную принадлежность, поддавшись целенаправленному наступлению и давлению более изворотливых соседей, которые ради достижения своих целей идут на грубое искажение истории башкир. Здесь я имею в виду измышления некоего В.Имамова, автора насквозь лживой книги "Запрятанная история татар" (Набережные Челны, 1994), где он пытается выдавать башкирские восстания за татарские. Кстати, наш историк профессор И.Г.Акманов подверг аргументированной критике взгляды В.Имамова в работе "За правдивое освещение истории народов" (Уфа, 1995). Все это делает чрезвычайно актуальным знание своей история. Мы не должны быть манкуртами — этого требует намять безвинно погибших жертв национально-освободительной борьбы. Поэтому я полностью поддерживаю инициативу башкирских общественно-политических организаций, районной администрации об установлении памятной стелы на месте сожженной деревни Сеянтус. Пусть эта стела станет напоминанием нам, что мы не оторвались от своих исторических корней и свято чтим память своих предков, проливавших кровь за родную землю. Пусть эта стела станет предупреждением, что нет альтернативы дружбе и взаимопониманию между народами.

Один из тех, кто портил дело Петра

Р.Г.Буканова, кандидат исторических наук, доцент.

Особой жестокостью при подавлении башкирского восстания 1735—1740 гг. отличился крещеный касимовский мурза Алексей Тевкелев. Им было сожжено более пятидесяти деревень. Одной из первых пострадала деревня Сеянтус Балыкчинской

волости Сибирской дороги: 1000 жителей были убиты, заколоты штыками и копьями, 105 человек — старики, женщины, дети — заперты в сарай и сожжены живьем...

В 1735—1736 гг. вся территория Башкирии была поделена
на зоны действия правительственных войск. На юге и юго-востоке
края действовали И.К.Кирилов и П.Бахметьев. Их ставка
находилась в г. Самаре. В центре и на северо-западной части
Башкирии действовал казанский губернатор А.Румянцев, который
расположился в Мензелинске. На северо-востоке Башкирии
подавлением восстания руководили В.Н.Татищев и А.И.Тевкелев.
Все они вошли в историю одного из самых кровавых восстаний
России первой половины XVIII века, хотя представляли разные
ведомства. Например, И.К.Кирилов был направлен в Башкирию
Сенатом, А.Румянцев отчитывался прежде всего перед Военной
Коллегией, А.Тевкелев представлял Коллегию иностранных дел, а
В.Татищев — Берг-Коллегию. Действуя от имени российского
правительства, каждый из них пытался представить свою
деятельность как продолжение дела Петра Великого. Но это не
так. Известный русский историк В.О.Ключевский о преемниках
Петра I писал так: "Они учились делу среди самого дела, на ходу,
без подготовки, не привыкнув вдумываться в общий план дела и в
его цели"1. Характеризуя "выдающихся дельцов той эпохи", он
добавляет: "Дело Петра эти люди не имели ни сил, ни охоты ни
продолжать, ни разрушить; они могли его только портить"2.
Действительно, анализ внутренней и внешней политики России на
юго-восточной окраине страны в первой половине XVIII в.
показывает, что как в русско-казахских, так и в русско-
башкирских отношениях не было четко продуманного плана
действий, какой-либо основополагающей стратегической задачи. В
результате отсутствия четких политических задач,

несогласованности действий, непомерных амбиций царских чиновников пострадал не только башкирский народ,, но и те, кто обрел в Башкирии вторую родину.

Об обер-секретаре Сената, известном географе и политическом деятеле первой половины XVIII в. И.К.Кирилове написано много. Он был организатором Оренбургской экспедиции, главной целью которой было оживление торговых отношений


10

11

России с восточными странами. И.К.Кирилов хотел повторить подвиг Колумба: "открыть Индию" с материка. Соответственно, и методы, избранные им, были похожи на конкистадорские — только преждевременная смерть И.К.Кирилова спасла башкир от полного уничтожения.

Верным помощником И.К.Кирилова в организации Оренбургской экспедиции был переводчик Коллегии иностранных дел, крещеный касимовский мурза Алексей Иванович Тевкелев. О происхождении и ранних этапах деятельности А.Тевкелева известно мало. Я.В.Ханыков, бывший в первой половине XIX в. оренбургским гражданским губернатором и написавший первое исследование о происхождении и службе А.Тевкелева, считал его "осколком татарских мурз Уфимской губернии"3. Известный русский историк И.Попов о А.Тевкелеве сообщает следующее: "Сам татарского происхождения, сын и внук выезжих ордынцев, имевших кормовые поместья в Касимовском, Владимирском и Керинском уездах..."4. А. С. Пушкин считал Тевкелева "природным башкирцем". В работах некоторых современных исследователей нашла отражение точка зрения казанского историка прошлого столетия Шигабутдина Маржани, который выводит род Тевкелевых от чингизида Ырыс-хана . Документы, обнаруженные нами в Российском Государственном архиве древних актов в Москве и Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге вносят некоторую ясность в оценку личности А.И.Тевкелева. "Дело об определении Касимовского мурзы Мамета Тевкелева в Посольскую канцелярию переводчиком турецкого и татарского языков" содержит данные о начале служебной карьеры М.Тевкелева. В своем личном прошении он писал:

"Державнейший царь, Государь милостивейший!

В прошлом, 1716-ом году, в июне месяце, когда по Вашему Царского Величества указу отправлен был в Хиву и другие тамошние области, от гвардии господин капитан князь Александр Бекович- Черкаской и проездом от Москвы к Астарахани взял меня, нижеимянованного к делам Вашего Величества — турецкого и татарского языков за переводчика, при котором я был за морем на Красных водах и в Тюк-Краганской пристани с вышеписанного

июня по апрель месяц 1717 году. И в том апреле, по возвращении ево из тех мест, паки в Асгарахань, отправил господин князь Черкаской меня в Перейду к господину посланнику Артемию Петровичю Волынскому с письмами. И те письма господин Волынский приняв, удержал меня при себе, где я по моей должности Вашему Царскому величеству служил со усердием до самого его, господина посланника Волынского возвращении в Россию.

Всемилостивейший государь, прошу Вашего Величества, вели, Государь, за мои вышеобъявленные верно усердные и прилежные службы и труды быть в Вашей Государственной посольской канцелярии турецкого и татарского языков переводчиком и учинить Вашего Царского Величества жалованье против других переводчиков.

Вашего Величества нижайший раб, касимовский мурза Мамет Тевке-лев. 1719: генваря в... К сему прошению Маммет Гяфкелев руку приложил"6.

Тевкелев называет себя "касимовским мурзой", что, к сожалению, не позволяет точно определить его этническую принадлежность. Среди касимовских татар могли быть представители и других тюркоязычных народов. Приведенный документ отражает период, связанный с переходом А.Тевкелева на государственную службу в канцелярию Коллегии иностранных дел. В нем подробно освещены заслуги самого А.Тевкелева, но ни слова не говорится о его происхождении. Нет таких сведений и в остальных документах, приложенных к делу. Зато упоминаются его братья Муртаза и Рамазан Тевкелевы. Муртаза Тевкелев считался одним из знатоков восточных языков. Ему и было поручено проэкзаменовать тогда еще не крещенного Мухаммета Тевкелева7. Тевкелевы, очевидно, принадлежали к той категории российских чиновников петровской эпохи, которые выдвинулись исключительно благодаря своим личным качествам. Что касается их родовитости, то чуткий к этому вопросу восточный мир не принял Тевкелева: ни в башкирских, ни в казахскртх источниках нет никакого упоминания о его предках. Во всяком случае, при жизни Тевкелева, такой вопрос не поднимался. В то же время


12

13

крещеные А. Бекович- Черкасский и А.Урусов, действительно происходившие из знатных родов, во всех источниках называются князьями.

Восхождение А.И.Тевкелева по служебной лестнице было связано с активизацией юго-восточной политики Российского государства. В 1730 г. по инициативе хана Младшего Казахского жуза Абулхаира начинаются переговоры о присоединении Казахстана к России. Посредником выступил знатный башкир Бурзянской волости Алдарбай Исекеев8. Казахское посольство, возглавляемое Кутлумбетом и Сеиткулом, в июле 1730 г. прибывает к Алдарбаю и находится в его волости, пока уфимский воевода бригадир Бутурлин не присылает для сопровождения казахских послов в Уфу уфимских дворян. Из Уфы они отправляются в Москву. В составе посольства, кроме уфимских дворян и казаков, находились и знатные башкиры Алдарбай Исекеев и Таймас Шаимов со своими людьми. В 1731 г. вместе с казахскими послами для получения дополнительной инсрормации и предварительных переговоров о присоединении казахов Младшего жуза к России посылается переводчик Коллегии иностранных дел А.И.Тевкелев. Хорошее знание языка и психологии тюркских народов, а также огромная поддержка на первых порах со стороны башкир помогли ему добиться успеха. Но главный секрет успеха, безусловно, заключался в его личных качествах: усердии, трудолюбии, умении заводить и использовать личные связи, благодаря чему он за короткий срок сумел сделать головокружительную карьеру. В своем усердии он не пренебрегал ничем: ни зверской жестокостью при подавлении восстания башкир, ни шпионской деятельностью, ни доносами против своих же соратников.

Прибытие российского посольства взбудоражило всю казахскую степь. Начались волнения. Хану Абулхаиру и его сторонникам стоило неимоверных трудов успокоить недовольных старшин. "При чем и бывшие с ним, Тевкелевым, башкирские старшины не малую верность ко успокоению того своевольного народа старание прилагали, а особливо Таймас-батыр, будучи у киргис-кайсак славным башкирским наездником (или

богатырем)", — писал П.И.Рычков9. Тевкелев со своими людьми оказался в заложниках. Лишь благодаря влиянию Таймаса Шаимова часть посольства смогла вернуться в Россию.

Только в январе 1733 г., когда уже перестали надеяться на благополучный исход русско-казахских переговоров, Абулхаир отпускает А.И.Тевкелева в Россию. Вместе с ним прибыли ханский сын и казахские старшины, которые 10 фревраля 1734 г. были представлены императрице. Это положило начало пересмотру всей юго-восточной политики России. А.И.Тевкелев становится одним из главных действующих лиц в русско-казахских отношениях.

После прибытия Оренбургской экспедиции в Башкирию и закладки г. Оренбурга И.К.Кирилов отправляет Тевкелева в Зауралье. Ему было поручено заготовить провиант в сибирских слободах и отправить по р. Яик в новостроящуюся крепость. Часть башкирских старший, пытаясь воспрепятствовать строительству г. Оренбурга, напала на провиантский обоз, направляющийся к Верхнеяицкой пристани. А.И.Тевкелев, забыв о своей главной задаче, начинает борьбу с башкирами. Судя по мнению башкирских старшин, именно он спровоцировал расширение территории восстания, вскоре перекинувшегося на всю Башкирию. Действия Тевкелева вызвали протест не только всего башкирского населения, но и казахов Младшего и Среднего жузов. В частности, хан Абулхаир в одном из писем российской императрице возмущался тем, что мурза, присланный наладить торговые отношения с Казахстаном, занялся искоренением башкир и крещением их жен и детей. Между тем в оставленном без продовольствия Оренбурге около 700 казаков и солдат погибли от голода...

Прибыв в юго-восточную часть Башкирии А.И.Тевкелев попал в подчинение начальника горных заводов В.Н.Татищева. Василий Никитич Татищев был одним из "птенцов гнезда Петрова", который многое сделал для процветания России. Но как администратор, горный инженер, выдающийся историк и географ он состоялся на Урале. Во время первого пребывания здесь в 1721 —1722 гг. он основал город Екатеринбург, построил


14

15

ряд горных заводов, разработал горный устав, словом, заложил основы горной промышленности на Урале. В августе 1734 г. он снова в должности начальника горных заводов направляется в Екатеринбург. Эта его поездка на Урал совпала с началом деятельности Оренбургской экспедиции. Ему было поручено материальное и продовольственное обеспечение Оренбургской экспедиции за счет ресурсов подведомственной ему северовосточной части Башкирии. В.Н.Татищев среди башкир успел снискать славу строгого, но справедливого человека. А.И.Тевкелев в декабре 1735 г., направляясь из Оренбурга в Екатеринбург, в своем письме Татищеву писал: "В пути моем от пристани и слобод выезжали ко мне повседневно Сибирской дороги знатныя и первыя люди башкирцы, которые особливую Вашего Превосходительства милость и во всем им благосклонность премного благодарствуют. И правда. Государь, как я от них слышал, достохвальное Вашего превосходительства искусство, которое между сими азиатическими лехкомысленными народы мудре управляете, а паче, что добрым людем справедливость, а ворам страх чистою рукою чинить изволите, наипаче их нриласкивает и в подданническую верность и страх приводит и, говорят, что Вашему Превосходительству в милости подобного командира не бывало"10.

В.Н.Татищев также оказался вовлеченным в борьбу с восставшими башкирами. Как представитель царской администрации, он, безусловно, тоже несет долю ответственности за кровавые злодеяния карательных войск в Башкирии. Но личного участия в массовых казнях башкир он не принимал. Напротив, возглавив после смерти И.К.Кирилова Оренбургскую экспедицию, он всеми доступными средствами пытался успокоить взбунтовавшихся башкир и навести порядок в управлении краем. Он распорядился освободить незаконно арестованных главарей восстания, предотвратил запланированную на лето 1737 г. крупную военную операцию, вскрыл многие злоупотребления должностных лиц. В частности, освободил от должности и отдал под суд уфимского воеводу Шемякина за крупную недостачу денег в кассе Оренбургской экспедиции, 12 дней продержал в карцере бухгалтера (будущего историка) П.И.Рычкова.

Взыскательность и крутой нрав В.Н.Татищева напугала многих. Льстивый и коварный Тевкелев стал собирать досье на В.Н.Татищева, и, по его доносу, в январе 1739 г. В.Н.Татищев был освобожден от должности главного командира Оренбургской комиссии. На его место прислали князя В.А.Урусова, при котором кровью десятков тысяч казненных башкир были смыты следы преступной деятельности И.К.Кирилова и А.И.Тевкелева.

Кровавые злодеяния царских чиновников в Башкирии бросили тень и на В.Н.Татищева: этот период его биографии не получил должной оценки. И напрасно. Потому что, где бы он ни находился и чем бы ни занимался, В.Н.Татищев оставался ученым, историком, географом. Следовательно, он руководствовался прежде всего здравым смыслом и пытался совместить несовместимое: интересы чиновничье-бюрократической России с интересами башкир, стремящихся к независимости. В этом был драматизм его личности: при жизни он успел пажить немало врагов, а после смерти многие его заслуги были приписаны другим. В частности, до сих пор ему было отказано в праве считаться основателем г. Екатеринбурга, а основателем г. Челябинска стал А.И.Тевкелев, который, выполняя распоряжение В.Н.Татищева, в сопровождении башкирских старшин всего лишь на несколько дней прибыл на место основания крепости, но успел зафиксировать этот факт в своем донесении11.

А.И.Тевкелев, П.И.Рычков и другие чиновники, прибывшие в Башкирию в составе Оренбургской экспедиции, превратились в крупных землевладельцев, заводчиков и крепостников. Так, А.И.Тевкелеву в 1736—1737 гг. из Комиссии башкирских дел были даны в качестве крепостных крестьян "башкирские женки и малолетние ребята" в количестве 38 человек. От жестокого обращения 26 из них умерло и к 1740 г. осталось только 12 человек. Среди его крепостных крестьян было немало и татар, целыми деревнями переселенных из Казанской губернии12.

В данной статье мы осветили - некоторые стороны деятельности только двух представителей царской администрации — тех, кто имел непосредсвенное отношение к Сеянтусской


16

17

трагедии. Итоги подавления башкирского восстания 1735—1740 гг. были катастрофическими для башкирского народа. Была полностью разрушена экономика края, усилилась христианизация нерусского населения. Башкирское общество, никогда прежде не знавшее, что такое крепостное право, в XVIII в. впервые столкнулось с самыми уродливыми его формами. Одновременно усилилось наступление на ислам, одним из следствий которого являлось циничное назначение в XIX в. на должность муфтия мусульман внутренней России потомка крещеного мурзы Салимгарея (Александра) Тевкелева. После расправы с башкирами наступила очередь тептярско-бобыльского населения, среди которых было немало татар, чувашей, мари и других. Во второй половине XVIII в. они были превращены в крепостных крестьян и стали использоваться для выполнения самых тяжелых работ на горных заводах и рудниках.

ПРИМЕЧАНИЕ.

1 Ключевский В.О. Сочинения. Т. 4. Курс русской
истории. Ч. 4. М. 1989. С. 232.

2 Там же. С. 234.

3 См.: Ханыков Я.В. Сведения о роде Тевкелевых и о
службе генерал-майора А.И.Тевкелева. Временник императорского
московского общества истории и древностей российских. М. 1853.
Вып. 23. С. 19.

  1. Попов Н. Татищев и его время. М. 1861. С. 171.

  2. См.: Давлетбаева Г.Б. О родословной дворян Тевкелевых. История края и судьбы людей. Тезисы докладов и сообщений Второй научно-краеведческой конференции. Уфа, 1994. С. 34—36.

  3. РГАДА. Ф. 158. Оп. 3. Д. 33. Л. 1.

  4. Там же. Л. 1 об. - 2.

  5. ГАОО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1. Л. 114-114об.

  6. Рычков П.И. История Оренбургская. Оренбург, 1700. С. 6.




  1. РГАДА. Ф. 248. Оп. 17. Кн. 1133. Л. 154-154об.

  2. РГАДА. Ф. 248. Оп. 126. Кн. 1534. Л. 80.

  3. РГАДА. Ф. 248. Оп. ПО. Д. 180. Л. 1-2; РГИА. Ф. 1329. Он. I. Д.81.

Башкирские восстания XVIII века и народные песни.

Галин С.А., доктор филологических наук, профессор.

Суть и содержание многочисленных башкирских исторических песен XVIII века можно понять только на фоне бесчисленных трагических событий того периода в Башкортостане, когда башкирский народ в течение нескольких поколений вел непрерывную борьбу против колониальной политики царизма и открытого геноцида . Достаточно вспомнить крупные восстания 1662—1664, 1682—1684, 1705—1710, 1735—1740, 1755, 1773— 1775 годов, которые были жестоко подавлены. Только за 1739— 1740 годы было сожжено более 700 деревень, в ходе восстания 1735—1740 годов башкиры потеряли убитыми, казненными и сосланными около 60 тысяч человек. В итоге к концу XVIII века численность башкир стала намного меньше, чем в начале века.

Рассказ об исторических песнях XVIII века необходимо начать с классической песни "Урал", хотя в своей первоначальной основе она восходит к событиям XVI века, связанным с вхождением башкир в состав Русского государства. Однако по своему содержанию песня "Урал" отражает кровавые события именно XVIII века.

Песня "Урал" первоначально была создана в связи с принятием башкирским народом русского подданства.

Обратимся к истории песни: "В старину, говорится в предании, когда башкиры не сеяли хлеба, не косили сена, в поисках летних пастбищ и зимних тебеневок кочевали из одного джяуляу на другой, когда из-за земель и вод один род враждовал с другим, из-за кочевий на Урале и тебеневок на Ирандыке род на род совершал набеги, захватывал стойбища, уводил скот, женщин и детей, и от этого было тяжко всем, среди народа объявились седобородые аксакалы и сказали: "Люди, хоть и из разных родов, но все мы одной крови. Не станет ли нам легче, если прекратим раздоры?" Слушали аксакалов воины, не прерывая их, не пропуская ни слова, — и были вонзены в землю боевые копья.


18

19

Сидели люди, кто с травинкой в зубах, кто, голову вниз склонив, в долгой задумчивости. И стали они обсуждать меж собой слова аксакалов, и признал народ, что они правы. И, сомневаясь в том, что сильный род будет нападать на слабых и в будущем, договорились направить послов к московскому царю. Потом аксакалы поговорив со своими сородичами, снова собрались держать совет. Посоветовавшись, они решили послать к царю Ивану Грозному от рода бурзян Иске бия, от рода усерган Бикбау бия, от рода кыпсак Карагужак бия, от рода тамьян Шагали Шакман бия.

Когда посланцы приехали в Москву, царь собрал своих санатов, генералов и угощал гостей, расспрашивал биев об их житье-бытье. Бии подробно рассказали царю о просьбе народа. Царь сказал: "Все вы одновременно покоряйтесь мне одному, все ваши земли и воды повелеваю делить между вашими родами, и чужие ханы не посмеют ступать ногой на вашу страну". Тогда аксакалы снова стали держать совет и, посовещавшись решили: "Чем для разных ханов ясак да подношения собирать, не лучше ли в одни руки отдавать? Нечего здесь сомневаться, покоримся". И сказали об этом царю. Царь заставил всех их поклясться, получив их заверения, что покорится вся страна, для гостей устроил большой туй (свадьбу), показал им все свои дворцы, угощал их несколько дней, одарил их большими подарками, вручил тарханские грамоты. Потом были определены пределы земель и вод башкирских родов; и чтобы покончить раздоры между ними, решил царь прислать своих санатов, после чего бии отправились домой.

Вернулись бии и едва успели поговорить с народом о своей поездке, тут как тут оказались и царские посланцы. Когда подъехали санаты, посланные царем, со всех семи родов стал съезжаться народ на поляну Тараул, там и устроили большой туй. На этом туе от каждого рода боролись между собой башкиры, состязались всадники, а стрелки в меткости мерялись. Это был большой праздник у подножия Уралтау: сэсэны кубаиры сказывали, певцы песни пели. А кураисты в память о том событии и в честь родного Урала, который соединил воедино семь родов башкирских, сложили эту песню:



Мотив объединения и единства союза семи племен, как форма государственности башкир и символ единства всех башкирских племен, существовал в XIII—XVI веках в юго-восточном Башкортостане, без сомнения составляет первооснову песни.

Приняв башкир в свое подданство, Иван Грозный своими жалованными грамотами подтвердил их права на вотчинное владение землей. Более того, он возвратил башкирам и те земли, которые были ранее захвачены татарскими и ногайскими феодалами. На жалованные грамоты Ивана Грозного башкиры смотрели как на высокоавторитетные документы, дорожили ими, тщательно оберегали. Поэтому вполне естественно, что факт присоединения к Русскому государству башкиры приняли положительно и, собравшись на большой йыйын (съезд, собрание) организовали большие празднества и сложили песню об Урале.

Безусловно, вхождение башкир в состав Русского государства в целом было явлением прогрессивным. Главным итогом было то, что башкиры окончательно освободились от ига Сибирского, Ногайского, Казанского ханств, в Башкортостане была ликвидирована политическая раздробленность. Русские власти на первых порах после присоединения башкир не вмешивались в их внутренние дела. Башкиры управлялись своими биями, позже старшинами, определенные значения имели и народные собрания — йыйыны, запрещенные царским указом с 1736 года. Не подвергалась преследованию и мусульманская религия.

Однако после смерти Ивана Грозного (1530—1584)

  1   2   3   4   5

перейти в каталог файлов


связь с админом