Главная страница
qrcode

Алистер Маклин Полярная станция Зебра


НазваниеАлистер Маклин Полярная станция Зебра
АнкорPolyarnaya stanciya Zebra .pdf
Дата23.04.2017
Размер1.51 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаPolyarnaya_stanciya_Zebra.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38294
страница16 из 17
Каталогdmakro

С этим файлом связано 77 файл(ов). Среди них: Anesthesia_Considerations_for_Cosmetic_Facial_S.pdf, Neurotoxins_in_Cosmetic_Facial_Surgery.pdf, Oncoplastic_and_Reconstructive_Breast_Surgery.pdf, Mini_Open_Brow_Lift.pdf, Use_of_Injectable_Fillers_in_Cosmetic_Facial_Su.pdf, atlasofminimallyinvasivehandandwristsurgery-140.pdf, Plastic_Surgery_Secrets_Plus.pdf, kuerers_breast_surgical_oncology.pdf, Brow_and_Forehead_Lifting.pdf и ещё 67 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
извлек кассету с пленкой и принес ее на станцию Зебра. Выслушаете меня, джентльмены?
Особенно один из джентльменов Я думаю, мы все внимательно вас слушаем, доктор Карпентер, тихо заметил коммандер
Свенсон. — Все до единого Прекрасно. К сожалению для наших друзей, майор Холлиуэлл и его коллеги тоже узнали, что спутник сбросил капсулу не забывайте, у них был специальный прибор для круглосуточного слежения за спутником. Они знали, что кто-то должен отправиться за пленкой,
но кто именно, не знали. Как бы тони было, майор Холлиуэлл оставил одного из своих людей дежурить. Ночь была кошмарная страшный холод, штормовой ветер с ледяной пылью. Но дежурный был начеку. Он засек, когда наш приятель возвращался с кассетой, или, вернее всего,
заметил свет в домике, проверил, что там происходит, и увидел, что наш приятель извлекает пленку. Вместо того, чтобы потихоньку доложить майору Холлиуэллу. дежурный, скорее всего,
зашел в домики напрямую обвинил русского агента в предательстве. Если это было так, то он совершил грубейшую ошибку, последнюю в своей жизни. Ответом ему был нож под ребро. -Я
поочередно взглянул на каждого из собравшихся. — Интересно, кто из вас это сделал Кто бы он ни был, он оказался неважным специалистом в этом деле. Нож сломался, лезвие осталось в теле убитого. Я обнаружил его там...
Я поглядел на Свенсона, но тот даже глазом не моргнул, хотя и знал, что это неправда он сам нашел лезвие в бензобаке. Но об этом еще будет время сказать поподробнее Когда дежурный не вернулся, майор Холлиуэлл встревожился. Что конкретно он думал, я
не знаю, да это и не имеет значения. Наш приятель со сломанным ножом теперь был настороже,
он понял, что кто-то за ним охотится.
Для него это был сильный шок он ведь полагал, что его никто нив чем не подозревает. Но теперь, когда майор послал еще одного человека, он не дал застать себя врасплох. Ему пришлось убить и второго, потому что в домике уже лежал один труп. Кроме ножа, у него нашелся и пистолет. Он воспользовался им.
Оба убитых пришли из домика, где жил Холлиуэлл. наш приятель догадался, что их послал майора значит, сам майор с оставшимся помощником немедленно придут сюда, если второй посланный не вернется обратно. Он решил не ждать этого, все равно все мосты уже сожжены.
Он взял пистолет, отправился в домик майора Холлиуэлла и застрелили майора, и его помощника, которые в этот час лежали в постелях. Я это определил по расположению входных и выходных отверстий убийца стоял в ногах у постелей и стрелял в лежащих. Думаю, сейчас самое время сообщить, что моя настоящая фамилия не Карпентер, а Холлиуэлл. Майор
Холлиуэлл был мой старший брат О Господи — прошептал доктор Джолли. — О Боже всевышний Убийца понимал, что ему срочно надо сделать одну вещь замести следы. Для этого существовал только один способ сжечь тела, чтобы ничего нельзя было узнать. Он принес пару ящиков горючего с топливного склада, облил стены домика, куда перед этим перетащил тела убитых, и поджег. Для верности он поджег и сам топливный склад. Как видите, наш приятель большой аккуратист, ничего не оставляет на волю случая. Сидевшие за обеденным столом люди были ошарашены, сбиты столку, они плохо понимали, что происходит, и ничему уже не верили. Не верили потому, что преступление казалось им слишком чудовищным. Правда, так казалось не всем. — По складу ума я очень любопытен, — продолжал я. — Мне захотелось узнать, зачем больные, обожженные, обессиленные люди потратили время и остатки сил на переноску трупов в лабораторию. Видимо, потому, что кто-то высказал мнение, что это будет хороший, достойный поступок. На самом же деле, надо было просто отбить у кого бы тони было охоту заходить в этот дом. Я пошарил там под половицами — и что же я нашел Сорок элементов "Найф” в отличном состоянии, запасы пищи, шар-зонд с баллончиком водорода. Я
предполагал, что обнаружу в тайнике элементы «Найф», сидящий здесь Киннерд заверил, что запас их был очень велика в огне они сгореть не могли. Ну, слегка подгорели бы,
покоробились, ноне больше. Все остальное было для меня неожиданностью, но зато теперь практически все прояснилось до конца. Убийце не повезло в двух вещах его обнаружили, и испортилась погода. Именно погода поломала все его планы. Замысел был прост как только погода улучшится, он отправит пленку в небеса на шар-зонде, а русский самолет этот зонд подберет.
Одно дело ловить падающую из космоса капсулу и совсем другое почти неподвижный шар- зонд. Использованные, но еще пригодные элементы «Найф» наш приятель применял для поддержания связи со своими хозяевами ему надо. было предупредить их, когда погода улучшится ион соберется запустить зонд. Радио сейчас слушают все кому не лень, поэтому он пользовался специальным кодом, а когда код стал ему ненужен, он уничтожил его все тем же единственно пригодным для Арктики способом — огнем. Клочки обгорелой бумаги вмерзли в стену одного из домов, куда ветер отнес их от метеопоста, после того как наш приятель развеял пепел. Там я их и обнаружил.
Убийца позаботился и о том, чтобы для передачи SOS и связи с «Дельфином»
использовались дышащие на ладан элементы «Найф».
Он старался оттянуть наше прибытие на станцию до того дня, как погода улучшится и ему удастся запустить зонд. Вы сами могли слышать по радио, об этом сообщалось и во всех
британских газетах русские самолеты вместе с американскими и британскими прочесывали весь этот район сразу после пожара. Но если американцы и англичане искали саму станцию
«Зебра», то русские искали шар-зонд. Тоже самое делали ледокол Двина, который пытался пробиться к нашей станции несколько дней назад. Но сейчас русские самолеты перестали летать наш приятель передал своим хозяевам, что надежды на улучшение погоды нет а
«Дельфин» уже прибыли теперь ему придется забрать пленку на субмарину Минуточку, доктор Карпентер. — озабоченно прервал меня Свенсон. -Вы утверждаете,
что пленка находится сейчас на корабле Меня бы очень удивило, коммандер, если бы ее здесь не было. К слову, попытка задержать нас была предпринята еще в самом начале нашего пути сюда. Когда стало известно,
что именно Дельфин отправляется на поиски станции Зебра, в Шотландию был передан приказ вывести корабль из строя.
Когда-то Клайдсайд называли красным. Сейчас он не краснее любого другого портового района Британии, но коммунисты всегда найдутся практически на любой верфи, и чаще всего их коллеги об этом не знают. Разумеется, никто не собирался устраивать катастрофу с гибелью людей, тот, кто оставил крышку торпедного аппарата открытой, вовсе не рассчитывал на это.
Разведки всех стран в мирное время избегают прямого насилия. Кстати, именно поэтому наш здешний приятель вряд ли дождется похвалы от своих хозяев. Как наши, таки русские спецслужбы не постесняются использовать все законные и незаконные способы для достижения своих целей, но от убийств и они, и мы воздерживаемся. Убийства в планы советской разведки наверняка не входили. — Кто это сделал, доктор Карпентер? — чуть слышно проговорил
Джереми.
Ради Бога, скажите, кто это Здесь нас девять человек и. Вызнаете, кто он Да, знаю. Но подозревать можно не девятерых, а только шестерых.
Тех, кто дежурил на рации после пожара. Капитан Фолсом и близнецы Харрингтоны были практически полностью выведены из строя. На этом сошлись все. Итак, Джереми, остаются,
кроме вас, Киннерд, доктор Джолли, Хассард, Нейсби и Хьюсон. Умышленное убийство и измена. Приговор может быть только один. Ион вряд ли продлится дольше одного дня. А через три недели все вообще будет кончено. Вы очень умный человек, более того, вы очень талантливый человек.
Но боюсь, ваша дорога на этом закончена, доктор Джолли...
Сперва до них не дошло. Шли секунды, а они по-прежнему ничего не понимали. Слишком они были потрясены, выбиты из колеи. Они услышали мои слова, но их значение сразу воспринять не сумели. Однако постепенно они начали осознавать, что произошло, и, точно марионетки, управляемые кукловодом, медленно повернули головы и уставились на доктора
Джолли. Сам Джолли медленно поднялся и сделал два шага ко мне, глаза у него широко открылись, лицо исказилось, губы судорожно задергались Я. — В его низком, хриплом голосе прозвучало изумление. — ЯДа вы что. Вы сошли сума, доктор Карпентер? Ради Бога, старина...
И тут я его ударил. Сам не знаю, почему я это сделал, в глазах у меня поплыл красный туман, и, прежде чем я понял, что делаю, Джолли уже зашатался и упал на спину, зажав ладонями расшибленный носи рот. Думаю, если бы мне под руку попался нож или пистолет, я бы убил его. Я бы убил его, как гадюку, как тарантула, как любое другое злобное, ядовитое существо, без колебаний, без сожаления и без раздумий. Но тут же красный туман в глазах рассеялся.
Никто из собравшихся в кают-компании даже не шелохнулся. Никто не сдвинулся с места.
Джолли, болезненно кривясь, поднялся на четвереньки, потом встал на ноги и, прижимая к лицу
пропитанный кровью платок, тяжело упал в свое кресло. Воцарилась мертвая тишина Вспомните омоем брате, Джолли, — сказал я. — Омоем брате и остальных погибших на станции Зебра. Знаете, на что я надеюсь я помолчал. — Я надеюсь, что палач сделает что-то не такс веревкой, ивы будете умирать долго-долго, медленно-медленно...
Джолли отвел платок ото рта Вы сумасшедший, — с трудом проговорил он разбитыми, быстро опухающими губами. Вы сами не понимаете, что говорите Об этом будут судить присяжные. А пока, Джолли, я скажу только одно вот уже шестьдесят часов я слежу завами Что высказали сурово спросил Свенсон. — Высказали шестьдесят часов Я знал, что рано или поздно мне придется выдержать ваши гневные упреки,
коммандер... — Внезапно у меня закололо сердце, я почувствовал себя очень слабыми очень усталым от всех этих передряг. — Но если бы вы узнали, кто он, вы бы тут же посадили его под замок. Вы же сами мне это сказали. А мне надо было выяснить, куда ведут следы в Британии,
кто его сообщники и с кем он еще связан. Я собирался уничтожить всю шпионскую сеть. Но боюсь, след ведет в никуда. Он кончается здесь, на месте. Пожалуйста, выслушайте меня!
Скажите, вам не кажется странным, что, выбравшись из охваченного огнем дома, Джолли потерял сознание и долго не приходил в себя Он утверждает, что чуть не задохнулся от дыма.
Но ведь он не задохнулся в самом домике, он сумел выбраться оттуда без чьей-либо помощи. А
тут вдруг упал в обморок.
Очень странно. Свежий воздух обычно проясняет мозги. У всех — только не у Джолли. Он человек особой породы. Он хотел убедить своих коллег, что непричастен к пожару. А сколько раз он подчеркивал, что не принадлежит к людям действия. Уж если он не человек действия то кто же Вряд ли это можно назвать доказательством вины, — прервал меня Свенсон.
— Я жене представляю суду улики, — устало произнеся Я просто обращаю ваше внимание на некоторые детали. Это была деталь номер один. А вот деталь номер два. Вы,
Нейсби, мучились оттого, что не смогли добудиться ваших друзей, Фландерса и Брайса. Вы бы могли их трясти целый час — и все равно они бы не проснулись. Вот он, Джолли, использовал эфир или хлороформ, чтобы обезвредить их. Это уже после того, как он убил майора Холлиуэлла и трех его помощников, но перед тем, как занялся игрой со спичками. Он учел, что после пожара может пройти много времени, пока подоспеет помощь, и чертовски хорошо позаботился, чтобы не помереть с голоду. Вот если бы все вы умерли от истощения — что ж, вам просто не повезло.
Но Фландерс и Брайс лежали в буквальном смысле слова между ними запасами пищи. Вас не удивило, Нейсби, что вы и трясли их, и кричали, а они хоть бы хны Причина могла быть только одна они были одурманены. А доступ к лекарствам имел только один человек. И еще, высказали, что Хьюсон, ивы сами чувствовали себя точно пьяные. Ничего удивительного. Домик очень маленький, пары эфира или хлороформа подействовали и на вас. Вы бы и сами почувствовали запах, когда проснулись, — если бы вонь горящей солярки не перебила бы все остальные запахи. И снова, как я понимаю, это не улика...
Третья деталь. Я спросил сегодня утром капитана Фолсома, кто дал приказ перенести всех мертвецов в лабораторию. Он ответил, что сам отдал такой приказ. Но потом вспомнил, что именно Джолли предложил ему сделать это.
Привел какие-то чисто медицинские доводы мол, надо убрать трупы, чтобы они не действовали гнетуще на живых.
Четвертая деталь. Джолли сказал, что неважно, как возник пожар.
Явная попытка сбить меня столку. Джолли также, как и я, знает, что этот вопрос
решающий. Кстати, я полагаю, Джэлли, что перед тем, как зажечь огонь, вы специально испортили все огнетушители, до которых сумели добраться. Насчет пожара, коммандер.
Вспомните, вы подозревали Хьюсона, потому что он сказал, что емкости с горючим взорвались только тогда, когда он уже бежал к жилому дому. Он говорил чистую правду. Джолли использовал не меньше четырех емкостей со склада, чтобы поджечь домики, а уж потом загорелся и сам склад. Ну, что скажете, доктор Джолли?
— Это просто кошмар какой-то! — тихо проговорил он. — Это кошмар!
Богом клянусь, я не имею с этим ничего общего Деталь номер пять. По какой-то, пока неизвестной мне причине, Джолли постарался оттянуть возвращение Дельфина. Он прикинул, что лучший способ сделать это заявить, что
Болтон и Браунелл, которые сильно пострадали и оставались пока на станции Зебра, не выдержат переноски на Дельфин. Но вот загвоздка на корабле есть еще два врача, которые могут заявить, что больных можно транспортировать. Тогда он попытался, и довольно успешно,
вывести нас из строя.
Сперва Бенсон. Вам не показалось странным, коммандер, что с просьбой разрешить уцелевшим полярникам присутствовать на похоронах Гранта и Миллса обратились сначала
Нейсби, а потом Киннерд? Между тем, старшим из них по должности, после капитана Фолсома,
который пока еще слишком болен, является Джолли, и было бы естественно ожидать такой просьбы именно от него. Однако ему не хотелось привлекать к себе внимание. Уверен, что он вскользь бросил такое предложение и устроил, что кто-то другой обратился к капитану. Джолли учел, что борта паруса обросли льдом, стали гладкими и скользкими, и постарался при возвращении на борт пристроиться сразу же за Бенсоном. Вы должны помнить, как тогда было темно — но для Джолли вполне хватило фонаря на мостике, чтобы различить очертания головы
Бенсона, когда тот достиг верхнего конца троса, за который мы все держались при подъеме.
Быстрый рывок троса в сторону — и Бенсон потерял равновесие. Казалось бы. он должен свалиться наголову Джолли. Нонет Через долю секунды после падения Бенсона я услышал громкий и резкий звуки решил, что это Бенсон ударился головой о лед. На самом же деле это
Джолли изо вех сил лягнул его ногами по голове...

Вы себе пятки не отбили, Джолли?
— Вы сошли сума как заведенный, повторил он. — Это все несусветная чушь. Но даже если бы это была правда, вы ничего не можете доказать Посмотрим. Джолли утверждает, что Бенсон свалился прямо ему наголову. Он даже сам полетел вниз по склону и стукнулся головой, чтобы его история казалась правдоподобной.
Наш приятель, как мы знаем, старается не допустить даже самой малой оплошности. Я нащупал у него на голове небольшую шишку. Нов обмороке он не был, он притворился. Слишком быстро и легко он пришел в себя, едва попал в медпункт. И вот тогда-то он совершил свою первую ошибку, ошибку, которая навела меня на его следи заставила остерегаться нападения. Выпри этом присутствовали, коммандер.
— Значит, я что-то упустил, — горько отметил Свенсон. — Вы хотите окончательно подорвать мою репутацию Когда Джолли якобы пришел в себя, он увидел лежавшего тут же Бенсона.
Но он мог видеть только одеяло и забинтованный затылок. Джолли не мог знать, кто передним лежит когда это все случилось, было темно. А что он сказал Я помню его слова абсолютно точно. Он сказал Да, конечно, конечно. Да, так оно и было. Он свалился мне прямо на голову,
верно?» Он даже и не подумал спросить, кто это, то есть не задал самый естественный вопрос.
Однако ему ведь и не надо было спрашивать. Они так это знал Он это знал. Свенсон внимательно посмотрел на Джолли холодными, суровыми глазами
теперь он больше не сомневался в его вине. — Тут я с вами согласен, доктор Карпентер. Он знал А потом ему надо было вывести из строя и меня. Разумеется, доказать этого я не могу.
Но он присутствовал, когда я спросил вас, коммандер. где хранятся медицинские запасы, и,
скорее всего, опередив нас с Генри, проскользнул вниз и ослабил фиксатор крышки люка.
Правда, на этот раз все вышло не так удачно для него. И все равно он попытался убедить нас. что
Болтон слишком слаб и болен. Однако вы, коммандер, взяли ответственность на себя Я был прав относительно Болтона, — сказал Джолли. Он выглядел теперь на удивление спокойным. — Болтон умер Да, он умер, — согласился я. -Он умер потому, что вы убили его, и уже одним этим вы заслужили, чтобы вас повесили. По неизвестной мне причине Джолли все еще старался задержать корабль. Хоть как-то замедлить его возвращение. Думаю, ему требовались всего час или два. Ион решил устроить небольшой пожар, не особенно опасный, но достаточный, чтобы припугнуть нас и заставить на время остановить ядерный реактор. Для пожара он выбрал механический отсек — единственное место на корабле, где он мог что-то ненароком уронить.
Что-нибудь такое, что могло, никем незамеченное, лежать там часами в этом нагромождении труби прочей машинерии. Он состряпал в медпункте какую-то химическую смесь, которая загоралась не сразу и давала больше дыма, чем огня существуют десятки таких смесей, а наш приятель в этом деле собаку съел. Теперь Джолли требовался только повод прогуляться в машинное отделение, когда там тихо, спокойно и почти нет народу. Скажем, в полночь. Он учел и это. Он все учитывает, этот наш приятель. Он действительно очень умен и изобретателен, да к тому жене знает жалости. Поздно вечером, незадолго до пожара, наш костоправ отправился проведать своих больных. Я увязался с ним. Одним из его пациентов был Болтон, который лежал в дозиметрической лаборатории, а чтобы попасть туда, надо, естественно, пройти через машинное отделение. За больными присматривал матрос, которого Джолли предупредил, чтобы его вызвали в любое время, когда больному станет хуже. И его таки вызвали. Мыс командой машинного отделения после пожара все проверили досконально. Инженер был на вахте. еще двое находились в посту управления, но один матрос, который проводил обычный осмотри смазывал механизмы, видел, как Джолли проходил через двигательный отсек примерно в ночи. По вызову матроса, дежурившего у больных.
Проходя мимо люка в механический отсек, он сумел уронить туда небольшой сверточек со своей адской смесью. Но кое-что не учел его игрушка упала на пропитанную смазкой теплоизоляционную обшивку корпуса турбогенератора по правому борту, и от сильного огня эта обшивка загорелась.
Свенсон пронзил Джолли угрюмым взглядом, повернулся ко мне и покачал головой Тут что-то не сходится, доктор Карпентер. Этот вызов к больному, это же случайность. А
Джолли — не тот человек, чтобы полагаться на случай Они не полагался, — подтвердил я. — Нив коем случае В медпункте, в холодильнике, я припрятал прекрасную улику для суда. Кусочек алюминиевой фольги с прекрасными отпечатками пальцев доктора Джолли. На фольге осталось и немного мази. Эту фольгу Джолли наложил на обожженную руку Болтона, а потом сверху все забинтовал. Он сделал это ночью,
когда ввел Болтону обезболивающее, потому что тот сильно мучился. Но перед тем как нанести мазь на фольгу, Джолли подсыпал туда кое-что еще хлористый натрий, то есть самую обыкновенную соль. Джолли знал, что обезболивающее будет действовать три или четыре часа,
он также знал, что к тому времени, как Болтон придет в себя, мазь под действием температуры тела растает, и соль попадет на обожженное место. Он знал, что, придя в себя, Болтон станет кричать от боли. Вы только представьте себе почти вся рука обожжена, там и кожи-то почти не
осталось и на живое мясо попадает соль. Когда вскоре после этого Болтон умер он умер от болевого шока. А наш лекарь. Какой он добрый, какой заботливый, правда?..
Вот и все, что касается Джолли. Кстати, неправда, что он героически вел себя вовремя пожара, он, как и все мы, просто старался спастись и выжить.
Но действовал похитрее. Когда он в первый раз попал в машинное отделение, там было слишком жарко и неуютно на его вкус, тогда он просто лег на палубу и позволил вытащить себя в носовые отсеки, где воздух был посвежее. А потом Он оказался без маски, — возразил Хансен. .
— Да он просто сбросил ее Вы ведь сможете задержать дыхание на десять-пятнадцать секунда он что — хуже А потом он начал демонстрировать свое геройство — когда в машинном отделении условия стали получше, а в других отсеках, наоборот, гораздо хуже.
Кроме того, отправляясь в машинное отделение, он мог получить кислородный прибор. Так что Джолли, в отличие от нас, почти всю ночь дышал чистым воздухом. Он не против обречь кого-то на страшную смерть, носам не расположен страдать нив малейшей степени. Он сделает все. чтобы избежать неудобств, не так ли, Джолли? На этот раз он промолчал Где пленка, Джолли?
— Яне знаю, о чем выговорите тихими ровным голосом произнес он. Клянусь Богом,
мои руки чисты А как насчет отпечатков пальцев на фольге со следами соли Любой врач может допустить оплошность О Господи Оплошность. Так где же она, Джолли? Где пленка Ради Бога, оставьте меня в покое, — устало откликнулся он Что ж, теперь ваша очередь действовать, — я повернулся к Свенсону. У вас найдется безопасное место, где можно запереть эту личность Конечно, найдется, — угрюмо отозвался Свенсон. — Я сам его туда отведу Никто никого никуда не отведет, — произнес Киннерд.
Он смотрел прямо наменяно мне было наплевать, как именно он смотрел.
Мне было наплевать и на то, что он держал в руке очень неприятную штуку грозно отсвечивающий «люгер». Он держал пистолет твердо, как привычное орудие производства, и дуло было нацелено точно мне между глаз
Глава 13
— Ах, этот умненький-разумненький Карпентер! Ах, этот грозный охотник за шпионами — с ироническим пафосом продекламировал Джолли. — Увы, фортуна бойца переменчива, так-то, старина. Но вам не стоит очень уж удивляться. Вы не раскопали ничего действительно стоящего, но наверняка сообразили, что ив подметки своему противнику не годитесь. Только, пожалуйста, без глупостей.
Киннерд один из лучших стрелков, каких мне когда-либо доводилось встречать.
Кроме того, вы можете оценить, как удачно он устроился в стратегическом плане:
практически каждый в этой комнате у него на мушке.
Джолли осторожно погладил носовым платком все еще кровоточащий рот, встал, подошел ко мне сзади и быстро ощупал руками мою одежду Нет, вы только подумайте — сказал он. — Даже не прихватил с собой пистолет Вы действительно неготовы к настоящей борьбе, Карпентер.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

перейти в каталог файлов


связь с админом